Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Брут М. – Перплексус – 48

 

Почти все в Доме Сенекс сохраняли ясность ума, были начитаны и остроумны, обладали жизненным опытом и являлись интересными собеседниками, но было нечто, что выделяло Виама Даалевтина среди всех остальных. Обсуждая между собой постояльцев Дома, сотрудники не раз говорили, что странно ощущают себя при общении с ним, испытывая подчиняющее разум ощущение.

Действительно, тембр его голоса обладал редким, похожим на гипнотический, эффектом. Используемые им речевые обороты заставляли слушателей с увлечением внимать его монологам и всегда соглашаться с приведёнными стариком аргументами, о чём бы ни заходил разговор. Казалось, он мог дать ответ на любой вопрос по любому предмету, кроме, разве что, информации о… самом себе. Всегда общительный и открытый, он тут же становился угрюмым и замкнутым при любой попытке узнать подробности о его прошлом.

 

Люди, не имеющие доступа к архивам, списывали это на нежелание откровенничать или неприятные воспоминания. Имеющие же доступ… думали то же самое. На его личном деле, конечно, не было массивной сургучной печати или цепей с кодовым замком, но его полный профиль, в отличие от досье на других постояльцев, показывал только общие факты биографии, которые не давали никакого представления о его способностях, навыках, увлечениях или особенностях.

Окружающие субъективно воспринимали старика, как пазл с идеально подходящими друг к другу частями, у которого нет решения – как ни крути, он неизменно будет собран правильно, но всегда неверно.

Другими словами, о нём никто ничего не знал.

 

Молодой сотруднице нравилось общаться с ним. Она получала удовольствие от его внимания, их бесед, обсуждений прочитанных книг или прослушивания историй, больше напоминавших мудрые наставления и уроки жизни.

Она смотрела на него и представляла совершенное сочетание превосходной физической формы и высокого уровня интеллекта. Её пленял этот ум и эрудиция, влекла невозможность узнать его ближе. В своём воображении, девушка видела его молодым, полным сил и голодным до свершений, и там же эти образы поглощались сожалениями о беспощадности времени и скоротечности жизни. Да, для своих лет выглядел этот человек прекрасно, но, к сожалению, был лишь тусклой тенью себя прежнего.

 

Девушка взяла с его кресла плед, подобрала книгу, трость, и тихо подошла к старому буку. Укрывая сзади плечи пожилого человека, она едва слышно сказала:

– Господин Виам, через час будет подан ужин. Вас ожида… – но закончить не успела.

– Благодарю, Перси́я. Я приду чуть позже, – перебил её старик устало звучащим голосом. Повернувшись в пол оборота, он взглянул в её глаза, принял трость и грустно улыбнулся, – Благодарю.

Она тоже улыбнулась в ответ и удалилась так же незаметно, как и пришла.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Написано хорошо – и в литературном, и в эмоциональном плане. Небольшие замечания по набору текста: набирая красные строки, стоит их делать всё-таки каким-то заметными, а не в пару миллиметров глубиной (при таком наборе, что есть красная строка, что нет – почти незаметно; к чему тут экономия?)
    Затемни к чему делать отбивки между частями текста, которые не имеют сюжетного разрыва (разрыв по времени повествования, разрыв при смене сцены повествования и т.п.) – это сбивает с толка и реально мешает читать.
    Как заверяет автор, это – первая глава из романа, но она является законченной в сюжетном отношении новеллой. Конечно, это может рассматривать отдельным произведением, но вот вступление в таком случае, которое даётся здесь, относится к роману в целом, а перед текстом отдельной новеллы такое вступление совершенно неуместно. Поэтому, если подавать эту новеллу как отдельное произведение, то вступление следует удалить.
    Теперь самое главное: я, пожалуй, приму этот «рассказ» в журнал за его философичность и эмоциональность, но хотелось бы посоветовать автору вот что: не пытаться никогда таким образом создавать произведения, которые автор хотел бы считать «фантастикой». Дело в том, что произведение можно относить к жанру «фантастика» только в одном случае: если базовая сюжетная идея строится именно на фантастической компоненте. Т.е., если мы убираем «фантастические моменты», то произведение рассыпается.
    В данном же случае все «фантастические атрибуты», которые вставлены в текст (виртуальный дворецкий, заменяемые текстуры вида дома престарелых и т.п.), являются лишь искусственно вживлёнными в него элементами, от убирания которых ничего не изменится. Заменяем виртуального дворецкого просто неким служащим дома престарелых, который дружит со стариком, убираем текстуры внешнего вида усадьбы, убираем окунание якобы в виртуальную реальность в конце рассказа, заменяя погружением героя просто в собственные воспоминания – и ничего не изменится по сути в сюжете. Потому что главное в данном сюжете – не упомянутые компоненты, вставленные исключительно для придания «антуража фантастичности», а размышления старика о прожитой жизни, т.е., штука совершенно не фантастическая, а самая что ни на есть обыденная.Если же произведение заявляется как «социальная фантастика», то именно базовым в плане «фантастичности» должен являться социальный элемент. Здесь же социальная составляющая (размышления одинокого старика о прожитой жизни) уж точно совершенно не фантастическая.
    Возможно, в целом роман, из которого взята данная новелла, и можно будет отнести к жанру «фантастика» (я роман не читал, ничего тут сказать не могу). Но данная новелла, взятая в отдельности, если отбросить с неё «фантастическую мишуру, является всего лишь обычной, хотя и очень хорошей прозой, на которую автор попытался зачем-то накинуть покрывало с надписью «социальная фантастика».
    Тем не менее, я приму рассказ к публикации в нашем журнале именно за хороший литературный язык, за философичность и эмоциональность, а также за, в общем-то, очень умелое навешивание фантастической «мишуры». Надеюсь, среднестатистический читатель и не заметит, что это, по большому счёту, совсем не «фантастика».
    Ну и, разумеется, указывать, что это фантастика «социальная» мы не будем, потому что если просто за «фантастику» произведение ещё может как-то с грехом пополам сойти, то за «социальную» – явно никак. И лучше поставим этот рассказ в раздел «Координаты чудес» – так (ярлыком «мистичности», а не НФ) проще оправдать «фантастичность» данного произведения.

Добавить комментарий для Борис Долинго Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru