Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Увлечение детства иногда становится призванием. В горе щебенки у дороги было удивительно найти в обычном серо-зеленом граните гладкие, блестящие кубики пирита, похожие на золото. 

Пирит Березовское месторождение. Средний Урал

Восхищение красотой и совершенством этих камушков, вероятно, стало первой точкой отсчета для выбора будущей профессии. Дальше был Северный Казахстан, где жила бабушка, недалеко от курорта Боровое (островок леса, чистых озер и гор среди степей).

Дымчатый кварц

Гранитные горы скрывали и месторождения, в которых встречались разные цветные камни: халцедоны, кварцы, пегматиты, яшма – и множество других. Собранные камни красовались дома, радовали глаз, хотя коллекцией это было трудно  назвать – скорее, собранием красивых камней, которое традиционно было у всех детей того времени.

 

Яшма. приполированный образец Сибайское месторождение. Южный Урал
Читать полностью

Становление

Позже был кружок «Юный геолог» (от клуба «Глобус») в свердловском Дворце пионеров. Преподавали здесь замечательные, очень увлеченные и чуткие в плане педагогики люди. Появилась возможность быть ближе к камням. Мы часто выезжали на копи, это были настоящие походы ночевками у костра. Находили камни и минералы, и мы постепенно научились различать и узнавать их, гранат, эпидот, гематит, яшма, пирит – все они стали будто живыми.

гранат. Фото Евгения Тамплона

Когда в природе находишь красивый камень – это поражает и приносит большую радость. В кружке преподавали азы кристаллографии и химии, мы начинали понимать, из чего состоят камни, какие из них твердые, а какие мягкие и так далее. Со временем мы стали более внимательными к окружающему миру, по-другому смотрел вокруг и, что называется, «под ноги». Общение и песни у костра – это что-то особенное, в городе такое невозможно, детям полезно и интересно быть на природе. Настоящим учителем была Людмила Михайловна Коврижных. Она могла подчеркнуть красоту камня, рассказать о его происхождении, не акцентируя внимание на его материальной ценности и не превращая поход в лес только в увеселительную прогулку, чтобы ученики могли ценить дары мира природы. И у нас появлялся определенный идеал, то есть те ценности, которые на всю жизнь.

Яшма Учалинское проявление Башкирия

В геологическом кружке была и своя мастерская, где дети учились работать с камнем. В мастерской работал хороший мастер, профессионал из «Уралгеологии», он  показывал, как полировать камень. Там было всего два рабочих места, дети стояли в очередь к станкам. Но когда из камня, взятого из дикой природы, получалась обточенная граненая красота, это увлекало еще больше! Мы гордились своей работой и радовались.

Мадахит., приполированный срез, Меднорудянское месторождение. Средний Урал

Вот, к примеру, набрали мы под Нижним Тагилом малахита,  на станке отшлифовали… И перед нами совершенно другой камень – гладкий, с проявленным рисунком. Так для нас происходила гармонизация окружающего пространства.

Романтика геологии

Перед поступлением в Горный институт было полезно поработать на заводе имени Калинина, приобрести рабочую специальность токаря (стать мастеровым человеком). Была возможность сравнить работу на заводе и в геологической разведке, в пользу геологии, конечно. Потом была служба в Германии, в военно-воздушных силах, работал планшетистом на контроле южного воздушного коридора, ведущего к Берлину. Вернувшись из армии, удалось восстановиться в Горном институте. И  снова позвала геология.  Мы сразу начали ездить за камнями, кайло и лопата были нашим оружием. Днем я работал на заводе, вечером учился в Горном, а все выходные пропадал на месторождениях области, мы находили красивейшие экземпляры агатов, гранатов, родонитов, яшмы.

Моховой агат. Северный Казахстан

А нашей «библией» на тот момент был седьмой том Александра Ферсмана, посвященный цветным камням: там была масса привязок к месторождениям. Иногда ехали наугад, и всегда что-то находили. Это был период получения опыта, обретения новых связей, изучения новых мест, отличное и доброе время.

Вообще, если говорить последовательно о работе, то первыми  идут геологи-съемщики. В то время, когда мы учились, съемщики считались самыми крутыми спецами, своего рода элитой. Они работали в очень тяжелых условиях, шли по неизученным маршрутам, то есть были первопроходцами. В этом есть романтика и поиск. Именно они составляли геологическую карту страны и регионов. Вообще, в этой профессии есть прекрасный элемент свободы, воли, приключений. И, конечно, большого интереса к  камням. Но вообще, кроме самих минералов, нас интересовали  разные геофизические штучки, и мы с приятелем тоже сделали простой самодельный радиометр, который мерил уровень радиации. Несмотря на простоту прибора, он фиксировал радиацию, показывал цифры. В полевой геологии, в разведке этот интерес пригодился, когда занимался уже с профессиональными приборами. Например, в практике были работы в Вишневых горах, в Челябинской области, где мы занимались разведкой металла ниобий – редкоземельный металл, которым легируют сталь.

Пирит сросток кристаллов на друзе кварца Березовское месторождение. Средний Урал

По окончании Горного института настала другая эпоха: работа в производственном объединении «Уралкварцсамоцветы», входившем в состав «Союзкварцсамоцветов», она была создана в 1936 году для добычи кварцев,  которые использовались в радиотехнике: из бездефектного кварца делали пластинки, которые были стабилизаторами радиочастот. Чтобы добыть кварцы, проводились экспедиции. Начались поездки по всей стране: это Средняя Азия, Казахстан, Урал. Все это происходило до начала 90-х, до развала СССР. Добывали цветные и коллекционные камни на разных месторождениях страны, сейчас ездим за кварцами на Приполярный Урал.

Ручей Листапендшир. Окрестности поселка Саранпауль

Время 90-х

В непростых 90-х годах  удалось получить опыт преподавательской работы в архитектурной академии. Страна развалилась, предприятия закрывались. Но в Архитектурной академии представилась возможность работы с камнем на кафедре художественной обработки металла и камня.  Работа в институте давала возможность на два месяца уезжать с командой на Приполярный Урал.  Читал студентам лекции по свойствам камня, рассказывал, как их обрабатывают и используют.

Снежинкав шахте. Месторождение Додо

Делал флорентийские мозаики из поделочного камня, объемную резьбу, участвовал в конкурсах и выставках, много общался с художниками. Студенты мои защищали курсовые и дипломные работы по работе с камнем.

 Многообразие камня

 У камней, как и у людей, разное происхождение, характеры и судьбы.  Среди них  нет одинаковых, каждый из них уникален. Их находят, с ними работают, они увлекают и радуют глаз и душу. Чем настоящее месторождение отличается от случайного проявления камня? Месторождение, собственно говоря, это место, где находится скопление полезного компонента, и здесь можно добывать камень. А проявление – это выход камня. И не факт, что его там будут добывать, но некоторые проявления становятся месторождениями.

Например, популярный и красивый поделочный камень яшма. Существует  великое множество ее разновидностей: орская, калиновская, калканская. Последнее, правда, уже выработано и ровного зеленого оттенка калканской яшмы  сейчас уже не встретишь. Но есть очень похожий на эту яшму материал,  на месторождении Казах-Чиккан Казахстане. Северо-калиновская яшма тоже хороша, она яркого, желто-коричневого оттенка.  Если быть точным, то яшма – это не минерал, а горная порода, подводно-вулканического происхождения, из комплекса пород спилиты. Ее необычные рисунки, которые так завораживают нас, – следствие сложных геохимические процессов. Окраска и рисунок зависит от условий кристаллизации, от примесей. На Урале яшму можно найти во многих местах: под городом Реж – месторождение Глинское, на Приполярном Урале, в том числе и красивейшие яшмоиды, под Североуральском и Красноуральском, интрузивная полоса тянется по всему Уралу.

Яшма пейзажная Гора Полковник Южный Урал

Есть  также крупное колыванское месторождение яшмы на Алтае. Там в XVIII веке был построен знаменитый камнерезный завод, один из трех заводов, которые Петр I основал в годы своего правления, это были Санкт-Петербургский, Екатеринбургский и Колыванский заводы. Как человек использует яшму? Люди любят ее давно и по-разному применяют в искусстве и хозяйстве. Это очень популярный поделочный камень, из него создают красивейшие вещи: от ювелирных вставок до огромных ваз, как, например, знаменитые вазы в Эрмитаже, сделанных из алтайской яшмы. Использовали ее и в фармацевтике – в ступках из яшмы перетирали лекарственные смеси, у нее инертный состав, и, в отличие от мрамора, например, она не перемешивается с составом лекарства.

Участие в проекте геологоразведочных работ по яшме от производственного объединения «Уралкварцсамоцветы» в северной Башкирии обогатило бесценным опытом. В этих краях более 200 проявлений яшмы хорошего качества, например, тунгатаровское, маломуйнаковское, и они расположены достаточно близко друг от друга. Там есть и ситцевая,  и пейзажная яшма.  Самые известные из месторождений отрабатывались еще в царской России, начиная с XVIII века. Добывали ее в основном государственные люди. Хотя жесткого контроля и не было, но все равно месторождения охранялись. Такая категория камней, как яшма и родонит,  шли всегда под контролем государства. На Екатеринбургской гранильной фабрике, например, после отмены крепостного права начались большие проблемы: люди уходили, труд в забоях был тяжелый. И появилось множество мастерских на дому,  народ начал сам добывать, обрабатывать и продавать изделия из камня. Яшма интересна тем, что даже с одного месторождения она абсолютно разная, очень отличается друг от друга, и каждое проявление имеет свои, характерные особенности.

Берилл (аквамарин ), сросток призматических кристаллов. Супруновское месторождение, Прибайкалье

С  изумрудами, прекрасными гостями уральского подземелья, тоже удалось познакомиться достаточно близко. Мой шеф, кандидат геологических наук Владимир Иванович Жернаков, занимался изучением минералогии изумрудных жил, у Горного института был заключен договор с Малышевским рудоуправлением для проведения научных исследований. И в ходе работы на руднике мы рассматривали, какие сопутствующие минералы и как распределены в изумрудной жиле. И можно ли определить по ним места, где можно добывать изумруд, искали минералогические закономерности. Отбирал пробы, документировал забои. Однажды при мне был найден очень большой изумруд – около 800 грамм, шестигранная призма. Вообще, цвет изумруда в породе отличается от того, что огранен. Он не сверкает, а похож на темно-зеленую бутылку. И случайный человек не поймет, что это драгоценный камень. Изумруд используется для ювелирных украшений. Но проходчикам в 70-е годы изумруды были не нужны,  тогда их нельзя было продавать открыто. И на Малышевском руднике были другие задачи: из руды извлекался берилл, а из него – редкоземельный металл бериллий. Он применялся в авиации, для легирования сплавов, в атомной промышленности.

Родонит, приполированный образец. Бородулинское месторождение. Средний Урал

Родонит – тоже красивейший камень, с прекрасным необычным розовым оттенком. (фото 15) Его используют для декоративных работ и иногда, не в промышленных масштабах, иногда для извлечения марганца – его черные вкрапления – это марганцевая руда. Станция метро «Маяковская» в Москве – в ее оформлении присутствует родонит. Самое известное месторождение на Урале – это Малое Сидельниковское, недалеко от Кургана. Беседка в храме Спас-на-Крови в Санкт-Петербурге была заново сделана в конце 70-х годов XX века из уральского родонита с этого месторождения. Потом было открыто месторождение Бородулинское, недалеко от поселка Шабры. Удалось побывать и в  Башкирии, на Файзулинском месторождении, где кроме яшмы, тоже были проявления родонита, он шел для изготовления ваз.  На Урале вообще известны три самых крупных месторождений родонита: Кургановское, Малоседельниковское и Бородулинское. Но сейчас они не действуют, практически все выработано.

Змеевик

Змеевик, или серпентенит, залегает по всему Уралу. Характерный для нашего края камень цвет варьируется от черного до светло-зеленого. На Баженовском месторождении  отличного качества змеевик, из него делают декоративные предметы – вазочки, яйца, подставки. Есть также еще разновидность благородного змеевика под названием офит. Известно также Южно-Шабровское месторождение змеевика, из него, кстати, делают еще и камины.

Очень красив кварц-волосатик, его много на Приполярном Урале. Прозрачный кварц, с вкраплениями тонких золотистых нитей рутила. Вообще, каждый красивый камень – это аномалия, ведь природа стремится к энтропии,  к равномерному распределению, а красивый камень, по сути, своей уникален и неповторим, «штучный материал». И, конечно, эти свойства диктуют бережное к нему отношение.

Редкие находки

За годы поездок на Приполярный Урал у нас сложились очень хорошие отношения с местными специалистами по полярному кварцу в  городе Саранпауль.

Окрестности поселка Саранпауль

Они нас знают и всегда поддерживают, это крепкие дружеские отношения. Работа в геологии, как правило, сливается с увлечением. Однако здесь есть один момент: поехать в далекие, труднодоступные края можно только с теми, кто профессионал высокого уровня и кого хорошо знаешь и дружишь. Такие геологи, как Владимир Сладков, с которым мы работаем уже 40 лет, уникальны. Это редкий человек, и по качествам характера, и по геологическим знаниям. В геологии действительно иногда встречаются своего рода «штучные» люди».

В условиях поездок в сложные и труднодоступные места вымывается все лишнее, как это происходит при отмывании золота. Остаются только близкие по духу люди, и вот они умеют дружить и знают, что такое взаимовыручка. Крепкие люди, дружба и связь с миром камня – в этом, возможно, просвечивает характер настоящих геологов. Когда удается найти хороший образец, появляется ощущение, что только ты и больше никто в мире видишь сейчас эту красоту. Оно совершенно неповторимое. Однажды в Сибири, в 150 километрах под Нижнеангарском, мы нашли огромный аквамарин.

Берилл (Аквамарин), призматические кристаллы на кварце. Борщевский кряж, Иркутская область

То есть вначале мы вырубили ступень в скале и там  обнаружили крепкий столб аквамарина, высотой в два метра.  Правда, из этого столба ювелирного камня было всего около пяти килограмм. Замечательной красоты, потрясающие цитрины  мы находили на Приполярном Урале, на проявлении Парнук. Ольховские цитрины, с Северного Урала, например, обладают очень глубокой окраской. Такие находки всегда вдохновляют на новые поиски и поездки за камнем,  в этой увлеченности проявляется связь человека и  нашей удивительной,  интересной и необычной планеты.

Цитрин, друза кристаллов. Ольховское месторождение, Северный Урал

Возможно, всем нам стоит получить опыт работы геологами. Ведь тогда мы  узнаем цену настоящей дружбы вдали от «благ» цивилизации. Мы ощутим  гармонию отношений природы и человека.  И, преобразившись, перестанем величать себя «венцом природы». Вот какие приобретения, это ли не благо?

Гранат фото Евгения Тамплона

Вернуться в Содержание журнала  


Эту горделивую и осторожную птицу встретить не просто. Места гнездования ее находятся лишь в безлюдных прибрежных участках кормовых водоемов. Их можно заметить и на пролете в Гаринском,  Сысертском, Каменском районах Свердловской области.

Орлан-белохвост в полете

Этот редкий вид включен в Красную книгу Международного союза охраны природы и Красную книгу России. Орлан-белохвост самая крупная из хищных  птиц, гнездящихся в нашем крае. Вес самцов этих хищников может достигать 5,5 кг, а самок – до семи килограммов (самки у орланов, как и у многих других хищных птиц, крупнее самцов).  Размах крыльев орлана-белохвоста достигает до двух с половиной метров.

Самка орлана на гнезде

Грозный вид орлана способствовал тому, что люди часто преследовали этих птиц, обвиняя их в истреблении водоплавающей дичи и рыбных ресурсов. Отстрел орланов, уничтожение старых, крупных деревьев (где они гнездятся), а также посещение людьми мест гнездования привели к резкому сокращению численности этих удивительных птиц. Отличить от других хищных птиц орлана-белохвоста легко. У него длинные, очень широкие, «прямоугольные» крылья, относительно маленькая голова и короткий, клинообразный хвост белого цвета. От орлов орланы отличаются отсутствием оперения на цевке лап (у орлов лапы оперены до самых пальцев).  У орланов также огромный клюв желтого цвета (у молодых особей клюв темный).

Орлан – величественная и гордая птица. Тот, кому посчастливилось наблюдать эту птицу в природе, надолго запоминает эту встречу.  Орланы-белохвосты прилетают к местам гнездовий рано, еще до вскрытия рек и озер. Это очень осторожная птица, она избегает мест, посещаемых людьми. Брачные игры орланов очень красивы и эффектны. Птицы в полете сцепляются лапами и, кувыркаясь, падают почти до самой земли, потом расцепляют когти и снова взмывают вверх. В это время можно услышать и их брачные крики.

Гнездо орлана-белохвоста

 

Гнездо орланы делают обычно на высоком дереве, растущем  около реки или озера. Гнезда эти очень большие, диаметром около двух метров и высотой от одного до полутора, а иногда и двух метров. Гнездо орланы выстилают травой и шерстью. Откладывают от одного до трех яиц. В насиживании участвуют и самка, и самец. Кормят птенцов орланы тоже вместе. Гнезда используются много лет подряд не только птицами, его построившими, но и их потомками.  Известны случаи, когда одно гнездо птицы занимали  почти тридцать лет подряд. В Исландии было отмечено гнездо орланов, в котором птицы гнездились 150 лет.

Самец орлана несет добычу птенцу

Пары у орланов-белохвостов, по-видимому, постоянны. Гнездиться эти птицы начинают только в возрасте 56 лет. Основу питания орланов составляет рыба. Орлан облетает водоем и, увидев плывущую около поверхности рыбу, стремительно падает на нее, вытянув вперед лапы с мощными когтями. Часто орланы ловят рыбу, зараженную гельминтами и снулую, чем оздоравливают ихтиофауну водоема. Иногда они ловят уток, зайцев, даже косуль. Но обычно это бывают раненые или больные животные. Не брезгуют  орланы и падалью.

Подросший птенец уже почти не отличается по размеру от матери.

Живут орланы постоянными парами, но могут собираться небольшими группами в период кочевок и зимовки. Улетают на юг орланы-белохвосты, когда начинают замерзать водоемы.  Часть птиц остается зимовать у нас в южных и восточных районах области, питаясь подранками, падалью  и не найденной охотниками дичью. Живут они около двадцати пяти лет. Известен случай, когда в неволе орлан прожил и 42 года. Главные факторы сокращения численности этого вида вырубка старых высоких деревьев, пригодных для устройства гнезд. Для сохранения численности этого вида птицы необходимы меры по охране мест  гнездования орланов и изготовление искусственных гнездовых платформ в пригодных для гнездования местах.

Птенец орлана

 

Вернуться в Содержание журнала  


На карте Свердловской области, в 26 километрах от Каменска-Уральского, на берегу реки Синары, стоит небольшой поселок с необычным названием Новый Быт. Образовался он в 1930-е годы как поселение рабочих щебеночного карьера на Багарякском месторождении строительного камня. Местный известняк шел на строительство Уральского алюминиевого завода. Добыча камня велась до 1990-х годов. К этому времени были вскрыты две залежи. На месте одной из них (Южной) образовался большой и глубокий карьер, который при прекращении водоотлива быстро заполнился водой, другой карьер, на Северной залежи, не достиг уровня грунтовых вод и остался сухим. Месторождение было заброшено не только из-за изменения экономических условий, но и по вполне объективным причинам. Южная залежь была полностью отработана, а на Северной пласт качественного известняка ушел на большую глубину и проведение крупномасштабных вскрышных работ было экономически нецелесообразно.

Карьер Багарякского месторождения
Читать полностью

Сейчас Южный карьер представляет собой живописный глубокий водоем с чистой водой. Его высокие борта, окрашенные в различные тона охры благодаря присутствию окисла железа, придают рукотворному озеру необычный вид. Даже в пасмурную погоду он выглядит ярко и привлекательно. Карьер представляет интерес не только для любителей отдыха у воды, но и для начинающих геологов. Здесь можно найти хорошие кристаллы и щетки медового кальцита, натечные арагонитовые образования, встречаются окаменелости и отпечатки обитателей древнего моря возрастом порядка 250 миллионов лет.

Арагонит, срез натечного образования

Южный борт карьера находится вблизи левого берега реки Синары. Известняковая залежь, по сути, является продолжением береговых скал, идущих вдоль реки на протяжении нескольких километров. Совпадают и уровни воды в карьере и в реке. Здесь же, но уже на правом берегу Синары, находится самый известный на реке известняковый массив — Селиванов камень. От него до борта карьера по прямой не более 300 метров, но, чтобы добраться до скал, нужно либо вброд пересечь неглубокое русло, либо ехать в объезд через автомобильный мост в селе Окулово.

Скала Селиванов Камень на реке Синаре

Селиванов Камень представляет собой каменную гряду высотой до 10 метров. В скалах есть две неглубокие пещеры и каменная арка. Из-за этой арки скалу называют иногда Воротным Камнем. Выше Селиванова Камня, на правом берегу Синары, раскинулся обширный луг. В летнее время это излюбленное место туристов для проведения различных слетов и соревнований.

Карьер Багарякского месторождения

Добраться до карьера очень просто. Выработка находится на западной окраине поселка Новый Быт, рядом с асфальтированной дорогой, идущей в сторону села Багаряк.

Координаты (Селиванов Камень): 56°10’57″N  —   61°54’20″E

 

Вернуться в Содержание журнала 


Хребет Уреньга пересекаешь каждый раз, когда проезжаешь по М5 мимо города Златоуста.

Самый протяженный (почти 70 км) хребет в Челябинской области. Несколько раз откладывал по тем или иным причинам знакомство с Уреньгой, а в августе этого года, вдохновленный прочтенными на просторах Интернета материалами о хребте, я решил – едем.

Читать полностью

Маршрут с другом выбрали следующий: на Вторую сопку через село Веселовка. Там нас ждали места, где по легендам проходил путь скифов, а затем и Емельяна Пугачева.

Хорошая погода и тропа на хребет, доступная по сложности даже для начинающих туристов, позволили нам без затруднений в кратчайшие сроки оказаться на Второй сопке – самой высокой точке хребта высотой 1198 м.

На вершине нас встретили великолепные виды на окружающие хребты и горы. Были видны Таганай, Иремель, Нургуш, озеро Зюраткуль, а также и другие вершины.

Останцы на хребте были по форме похожи на книги с окаменевшими страницами, как будто кто-то из старых людей оставил их здесь для будущих потомков. Но книги так и не были прочитаны.

Дождавшись заката на сопке и проводив солнце за уральские хребты, мы начали спуск по сумеречной тропе. Сохранив свои эмоции на кадрах фотоаппарата, мы надеемся, что в будущем ещё вернёмся сюда.

 

Вернуться в Содержание журнала  


Он и Она обменялись фотографиями, уходя на фронт. И договорились, кто выживет, тот сохранит фотографию друга… Молодой штурман и юная военврач, командир санроты.

Тайна на 70 лет

14 июля 1944 года. Граница СССР. Жители белорусской деревни Антоново, что под Брестом, с тревогой наблюдали за ночным боем бомбардировщика Ил-4 с атакующими Мессершмиттами-110. Наш самолет загорелся. От него отделилась черная точка, вторая, третья… Пылающий бомбардировщик ушел в пике.

ИЛ-4
Читать полностью

Прибывшие к месту падения партизаны отряда имени Чернака и жители деревни увидели дымящийся самолет, ушедший частично в землю, а рядом погибшего летчика с нераскрывшимся парашютом с запутавшимися стропами. Деревенские бабушки до сих пор помнят его имя –Костя. Было установлено: командир экипажа, Герой Советского Союза Николай Краснов и стрелок-радист Андрей Терехов спаслись, стрелок Константин Циркунов погиб. Но где же четвертый член экипажа – штурман Тагиров? Найти его не удалось.

Вышедшие к партизанам капитан Николай Краснов и сержант Терехов дали показания. После приказа командира «Прыгать!» Тагиров не покинул самолет. Выравнивая из последних сил пылающую машину своим, штурманским комплектом, он спас жизнь товарищам – они успели выбраться из самолета до его ухода в крутое пике… Кашфею было 27 лет.

На родине

Поскольку тело не было найдено, в далекое село Старокучербаево Благоварского района Башкирии ушло извещение: «…гвардии лейтенант Тагиров Кашфей Шакирович, штурман звена 10 гвардейского Сталинградского Краснознаменного авиаполка 3 гвардейского авиакорпуса дальнего действия, пропал без вести». А вдогонку пришло письмо от однополчан, и семья плакала, читая, как героически их Кашфи спасал товарищей.

Бомбардировщик Ил-4

 

Савие, потрясенной гибелью уже второго брата (год назад на Кубани погиб 19-летний Ханиф), было 20 лет. Невыносимо тяжело было матери. Завидев любой самолет над деревней, теряя разум, она бежала вслед, размахивая платком: «Не улетай, сынок!»

Боевой вылет

 

Савия Шакировна, став математиком, директором Старокучербаевской школы после моего деда и дяди, потом одним из руководителей Благоварского района республики, суровая и веселая, все силы отдавала людям, так и не обзаведясь своей семьей. Всю жизнь она стремилась больше узнать о любимом брате. Собирала и берегла его письма и документы, вела переписку с военкоматами, музеями, пытаясь узнать точное место гибели Кашфи. Но после её ухода из жизни в 2005 году архив пропал.

Штурман дальней авиации

Дальняя авиация – элита авиации, выполняет боевые задачи в глубоком тылу врага. В то время, когда войска вермахта вели полномасшабные наступления на территории СССР, бомбардировщики Ил-4 через их головы, на высоте в 8 тысяч метров, перелетали в тыл Германии! Экипаж, в котором служил Тагиров, наносил удары по военным заводам Инстербурга, Кенигсберга… Попали под удар и объекты Хельсинки… Полеты изнурительные. Летчик пилотировал самолет 10-13 часов вручную. Порой его заменял штурман, но ведь у него были и свои прямые обязанности. Их встречали сотни зениток перекрестным огнем, аэростатные заслоны. Штурман открывал люки, и от взрывов бомб военные заводы, склады с техникой и горючим вспыхивали морем огней.

Это был «гостинец» шефу Люфтваффе Г. Герингу в ответ на его слова: «Ни одна бомба не упадет на Германию!» Это была расплата за Севастополь и Сталинград, за Ленинград и разрушенные города и села, которые Тагиров с товарищами с болью видели сверху.

Кроме полетов в Германию, экипаж Тагирова разыскивал в лесах или болотах условные сигналы, десантировал людей и грузы в тыл врага, эвакуировал раненых на Большую землю, подавлял средства ПВО, точными бомбовыми ударами создавал заторы на железных дорогах. В ночное время они выслеживали самолеты люфтваффе, возвращавшиеся с задания, и в моменты их приземления, когда пилоты люфтваффе на секунды включали фары, бомбили стоянки самолетов.

 

Штурман Дальней авиации Кашфей Тагиров

 

Грозовые фронты, обледенение (за бортом минус 50 градусов на высоте в восемь тысяч метров и жуткий холод в салоне), попадание в перекрестье вражеских прожекторов… в таких сложнейших «условиях штурман Тагиров никогда не терял ориентировки», – так сказано в наградных листах.
В небе над Сталинградом и Курской дугой, Ленинградом и Севастополем он только на 23 февраля 44-го года налетал 667 боевых часов.

За исключительное боевое мастерство штурман дальней авиации Кашфей Тагиров награжден орденами Ленина и Красного Знамени, медалью «За оборону Сталинграда».

Потрясающая новость из Белоруссии

Позвонил Ильдар Зинурович Бикбаев – основатель поискового движения Башкирии: «Видели сегодня сайт Солдат.ру?» Зашла и ахнула! Командир отряда «Авиапоиск» из Белоруссии Владимир Бухта обращался к поисковикам Башкирии – разыскать родственников штурмана, поднятого под Брестом. «Тагиров Кашфей Шакирович, 1917, Благоварский р-н, Кучербаевский с/с. Дата призыва 10.1937. 10 Гвардейский авиаполк, гвардии лейтенант».

Уфимский поисковик Ильдар Гайнанов (наши с ним матери – из того самого села Кучербаево!) оперативно установил имена сестер штурмана – Савия Шакировна, 1918 г.р., и Фагима Шакировна, 1928 г.р. Я онемела: тетя Савия – подруга моей мамы, тетя Фагима – одноклассница моего дяди!
Семьи Тагировых и Усмановых были близки многие десятки лет. Мой дед – Галимьян Усманов – основатель и директор Старокучербаевской школы, где выучились все Тагировы. Звоню дяде – Риму Галимьяновичу Усманову, он тоже был директором школы до Савии Шакировны.

Вы помните Тагировых?

Конечно! Родители Шакир-бабай и Нахар-эби и их дети два сына и две дочери. Характером все очень прямые… О героически погибшем Кашфи я писал статью в газете.

Помните его внешне?

Ну, как же! Очень стройный, высокий, собранный, шинель на нем офицерская ладно сидела. Лейтенант. Глаза его смотрели серьезно очень, но иногда весело. Был очень талантлив в математике, а для штурмана это очень важно. Я был ещё маленьким, он после уроков приходил к нашему дому в школьном саду, чтобы увидеть Фариду, маму твою. Потом, из штурманского училища приезжая в отпуск, стремился к нам.

– ?

Кашфи был влюблен в Фариду. Твою маму. Но война помешала.

Фарида Усманова

Я потеряла дар речи. Мы немедленно отправились с Ильдаром Бикбаевым к дяде Риму, единственному человеку на свете, кто помнит Кашфи, записали его на видеокамеру, дядя достал республиканскую газету «Кызыл Тан» за 1987 год с его статьей, и мы увидели, как выглядел штурман Тагиров. Вскоре мы вылетели в Белоруссию.

Его поляна

Владимир Бухта вел нас с Бикбаевым одному ему изведанной тропой. Под шелест леса и пенье птиц, по высокой траве мы доходим до солнечной поляны с огромной ямой, наполненной водой. Она образовалась от падения тяжелого бомбардировщика далекой летней ночью. Рана земли так и не зажила. Тихо. Поют птицы. Солнце освещает памятный знак и надпись на нем, гласящую, что здесь погибли члены экипажа Ил-4 штурман Кашфей Тагиров и стрелок Константин Циркунов. Мгновенно настигает дрожь. От волнения мысленно обращаюсь к Кашфи: «Эта земля приняла тебя. Это твое место, где долгие годы пролежал здесь без вести пропавшим, тебе пели птицы, деревья 71 раз осыпали тебя осенними листьями. Ни мама, ни сестра Савия, так тосковавшие по тебе, искавшие тебя, так не узнали, что ты был здесь все это время. И никакая машина времени не вернет меня в детство и юность, чтобы рассказать им, где я сейчас…» Трагизм выбора на войне – ценой возможности матери видеть тебя, – отдать свою жизнь ради спасения боевых товарищей.

Владимир Бухта и его команда «Авиапоиск»

Вся жизнь Владимира Бухты прошла рядом с Брестской крепостью. Военком Малоритского района Брестской области Олег Шишацкий сказал нам: «Бухта не может успокоиться, стремится увековечить всех павших в нашей области авиаторов».

За два года поисковики собрали мельчайшие детали самолета Ил-4 (ДБ-3Ф), разлетевшиеся на 300 метров той ночью – 14 июля 1944 года. «Но в 1948-1950-х годах из ямы было выдернуто все, годившееся в послевоенных хозяйствах, – рассказывает Владимир. – Копать глубже не давала возможности вода. После долгих месяцев поиска, тупой копни и тщательного просеивания многих центнеров и тонн грунта, глины и жижи я решился выпросить экскаватор, но для него надо прокладывать просеку в лесу (!)… «Надо ли это? – говорили мне. – Это ж целая эпопея, а какие траты…»

В дни безысходности Владимир приезжал в лес один. Он садился на край ямы и разговаривал с Кашфи… Об этом стараются не говорить, но у поисковика устанавливается состояние некоей связи с тем, кого поднимаешь… И он знал, что Кашфи здесь.

Кобура и пряжка поясного ремня парашюта

Помощь пришла от 52 отдельного поискового батальона Минобороны Беларуси, РВК Малоритского района, мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», райисполкома города Малорита. «И лучшей награды для нас не было, когда третий ковш из глубины в два с половиной метра (носовая часть фюзеляжа) поднял останки штурмана. Рядом остатки кобуры от пистолета и портупеи».

Последний полет штурмана Тагирова

Руководителями Следственного комитета и Районного комиссариата Малоритского района Брестской области Республики Беларусь были соблюдены все юридические процедуры, и Бикбаев, и автор этих строк официально приняли останки штурмана Кашфея Тагирова. Взволнованный Владимир Бухта провожал нас на родину словами: «Штурман Тагиров уходит в последний полет».

Бесценные находки в районном музее

22 июня 2015 года. Перед митингом в райцентре Языково Благоварского района Башкирии в честь штурмана Тагирова нас принимает глава района Юрий Коземаслов. С большим знанием дела расспрашивает дорогого гостя из Белоруссии Владимира Бухту об обстоятельствах гибели экипажа ИЛ-4 и о Бресте: «Я там присягу в армии принес». И приглашает нас в историко-этнографический музей, где мы сразу видим отличную фотографию Кашфея! «Откуда она у вас? – обратился Ильдар Бикбаев к директору музея, – мы не могли найти!» «Из личного альбома фронтового хирурга, капитана медицинской службы Фариды Усмановой, – ответила Анна Апсаликова. – Он был влюблен в неё, у нас статья есть. Когда началась война, Кашфи приехал прощаться к Фариде. И они, 23-летний штурман и 22-летняя военврач, командир санроты, уходя на фронт, обменялись фотографиями: кто выживет, тот сохранит фотографию друга…

Белорусский и башкирский поисковики Владимир Бухта, Ильдар Бикбаев

«И Бухта, и Бикбаев, и я стояли потрясенные. Я ведь никогда этого не знала! А Бикбаев положил руку мне на плечо: «Вот её дочь». В глазах Анны Ивановны показались слезы, и она тут же принесла нам статью Назиба Гайсина – известного в районе учителя, директора музея Старокучербаевской школы. Но нас ждал ещё сюрприз! В музее сохранилась статья Павла Фролова – заслуженного учителя Литовской ССР. Директор музея боевой славы школы №37 города Вильнюса специально приезжал из Литвы в Старокучербаево! Он искал тех, кто помнил Кашфея Тагирова, о котором он собирался писать в своей книге! И, оказывается, Фролов собрал у себя в Вильнюсе архив по Тагирову! В перестройку 90-х архив, как и весь музей, с собранными за десятилетия бесценными документами, исчез. Я разыскала в Германии дочь директора музея Павла Фролова, ей было очень тяжело вспоминать, как отец метался, не зная, куда пристроить уникальные документы, которые стране стали не нужны…

Вот, Кашфи, ты и дома

В селе Старокучербаево встретить и проводить Кашфея Тагирова вышли все. И стар, и млад… Старики вспоминают: «…вон там, на горке, был дом Тагировых», школьники стоят в карауле, читают стихи. Звучит троекратный салют…

Наступает минута молчания. Взволнованные лица: племянники героя Рафаэль Рафиков и Римма Арсланова, их двоюродная сестра Мамдуда Биглова, глава Благоварского района Юрий Коземаслов, дорогой гость из Беларуси Владимир Бухта, руководитель отделения Посольства Беларуси в Уфе Денис Тимохин, руководитель поисковиков Башкортостана Ильдар Бикбаев… Сельчане, начальство, журналисты, местные историки, учителя и дети… Много детей.

2022-05 Последний полет
Фарида Усманова на фото 1941 года Выпускницы мединститута

А я все думала… Когда Кашфи мальчишкой был влюблен в мою маму, мог ли он представить, что придет война и они оба уйдут на фронт: она – хирургом, он – штурманом. И одно время даже служить будут в одних краях, под Ленинградом. Так Фарида, подняв голову, могла бы увидеть в какой-то момент его самолет в небе. Потом он июльской ночью пылающей точкой уйдет в пике… Она будет тяжело ранена, доставлена с передовой в госпиталь, где ее раны будут признаны несовместимыми с жизнью, ее откажутся оперировать и отнесут в морг… Но примчатся на попутках однополчане и, угрожая автоматом под ответной угрозой трибунала, заставят врачей взять ее на операционный стол. Однополчане вскоре погибнут в бою… Она выживет и дойдет до Праги, выполняя обязанности старшего врача полка. Через много лет у неё родится дочь, и случайно именно её дочь (!) привезет его из дальнего Бреста сюда… на родину.

Удивительно, как бывает: личность Кашфи не давала покоя учителю Павлу Фролову из Вильнюса, Литвы, потом журналисту Риму Усманову из Уфы, потом учителю Назибу Гайсину из Кучербаево, другим людям. Каждый в одиночку, они подхватывали имя героя, не давая ему уйти в небытие. И в итоге невероятная вера и упорство белорусских поисковиков отряда «Авиапоиск» Владимира Бухты вернули героя на родину.

 

Вернуться в Содержание журнала  


Вятская губерния, излюбленное место ссылки в царской России, имела давние связи с Польшей и приняла немало поляков еще в начале XIX века, которые образованностью и деловитостью улучшали местные нравы.

Отец, пройдя в войну через Польшу, не вернулся в родные донские края, а приехал к моей матери в Поволжье. Я учусь в музыкальной школе, папа раз за разом просит сыграть Полонез Огинского «Прощание с Родиной» и прелюдию Шопена. И плачет. В 52 года он умрет от разрыва аорты. А у меня останется рубец на сердце вместе с пленительной музыкой великих поляков. Позже растрогает душу баллада Александра Дольского:  «Здравствуй, Польша! Сколько лет я мечтал об этой встрече! И небес неяркий свет, и костелов старых свечи будят память крови древней, и всплывают лица, речи, жесты, платья, кружева манишек…»

 

Малгожата Станьчик
Читать полностью

Эти образы встали перед глазами, когда пришел запрос из Польши от Малгожаты Станьчик о судьбе ее родственника, судьи Феликса Дионисьевича Кульвеца, служившего в Сарапуле в XIX веке. Малгожата, 45 лет занимающаяся поиском своих предков, выйдя на пенсию, поселилась с мужем в крошечной деревне на западе Польши с собакой и кошкой, зимой роется в архивах, а летом ходит в лес за грибами и работает в саду. Когда-то она жила в Варшаве, занималась внешней торговлей, бывала в Москве, Санкт-Петербурге, Уфе. Ею собраны документы почти о трех тысячах персоналиях рода Кульвец.  

Мы погрузились в историю, зарылись в архивах, в генеалогию, геральдику, подключили местных краеведов и раскопали немало интересного. С каждым новым документом семья Кульвец, оказавшаяся вдали от Родины, все отчетливее проступала сквозь время. Но одно цепляло другое, и как часто бывает, когда плывешь в иррациональном потоке времени,   появились из векового тумана фигуры других поляков, – земцев, писателей, врачей, служивших в Вятской губернии и уездном Сарапуле, – и умоляли рассказать о них.

Эмилия Кульвец, жена Виктора

 

Вспомним историю

Русская культура вобрала в себя и усвоила уроки европейских цивилизаций, буквально в столетье проходя путь нескольких веков. Польша была главным каналом западного культурного импорта в Россию до эпохи Петра I, открывшего прямые торговые пути в Балтийском море. Польский вклад в российскую науку, политику и культуру должным образом не оценен. «И Стендаль пришел в Москву через Варшаву», – пел Дольский. Разносторонние русско-польские контакты были постоянны и непрерывны. Среди выдающихся русских деятелей науки и культуры немало носителей польских фамилий. Изначально фамилии с окончанием -ский, -цкий носила преимущественно польская аристократия. Большинство представителей фамилии Чайковский относились к польской шляхте. Грибоедов был родом из польских дворян Гржибовских. В Польше весьма распространена фамилия Циолковский с родовым гербом «Ястржебец», как свидетельство его дворянского происхождения. Польские корни есть у Гоголя и Некрасова, Бунина и Андреева, Ходасевича и Пяста, Паустовского и  Короленко, Олеши и Александра Грина (Гриневского). Крупнейший композитор-новатор двадцатого века Стравинский – поляк по отцу. Танцовщики Нижинский и Ксешинская, художники Врубель и  Малевич, актеры Дворжецкие, Стржельчик, Янковский, Роллан Быков имели польских предков, поэт Роберт Рождественский – сын поляка Петкевича.

Поэты, писатели, художники, композиторы и исполнители, актеры, врачи, ученые и философы, военачальники и политические деятели – не счесть персоналий с польскими корнями, вошедших в золотой реестр российского общества. Князь Петр Вяземский, служивший в Варшаве переводчиком при императорском комиссаре в Царстве Польском, слыл полонофилом и обожал польский язык: «Обворожительным дурманом/ Щекотит голову и грудь/ Того, кто воздухом Варшавы /Был упоен когда-нибудь…» Пушкин дружил с Мицкевичем: «Мы встретились, и были мы друзья, /Хоть наши племена и враждовали».

 

Поляки, особенно старшее поколение, славились учтивостью, деликатностью и доброжелательностью. У них до сих пор жив старосветский обычай целовать даме руку. Не отошла в прошлое и манера приподнимать головной убор при встрече. Не слушайте тех, кто хает польский язык за обилие щипящих. Борис Акунин любуется его цветом, вкусом и запахом:  «Русскому уху он очень мил. Особенно когда по-польски говорят женщины – его звучание тогда настолько сладко, что все время хочется улыбаться». В  русском языке более сотни полонизмов, заимствованных у поляков слов: знак, вензель, мещанин, рынок, мужчина, рыцарь, шляхта, гонор, бутылка, шпага, музыка, танец и др.

Польские полонез и мазурка были весьма популярны и привлекательны в России среди аристократии XIX века. Удаль, блеск и грация отличали мазурку. Галантный и торжественный полонез, которым начинали балы, известен был с петровских времен и звучал как неофициальный российский гимн. Полонез, написанный графом Михаилом Клеофасом Огинским, репрессированным участником восстания Костюшко в Речи Посполитой, стал визитной карточкой польской музыки, он исполняется на выпускных вечерах в польских школах.

Дадим слово Малгожате Станьчик: «Для небогатого польско-литовского дворянства самое важное было: конь, дворянская мантия, сабля, усы и вера в то, что «благородство обязывает». Ничего, что «наследственным имуществом» часто была хижина с одним дымоходом, два коровьих хвоста, а в поле трудились не крепостные крестьяне, а сам “благородный” со своей семьей. Важны были герб, социальный статус, землевладение и дворянские привилегии. Конечно, были и богатые ветви с 200-300 десятинами земли, десятками крестьян, что позволяло хорошо жить, выдать замуж дочерей и отправлять сыновей в школы. Довольно много среди массы моих предков тех, кто овладел искусством письма и иностранными языками, окончили хорошие школы и занимали важные должности».

Миловский С.Н. смотритель 1895 год.

Издавна «польский вопрос» о судьбе Польши, ее двухвековая борьба за независимость будоражила умы корифеев русской литературы: Герцена, Вяземского, Достоевского, Толстого. Бунин был поклонником таланта Сенкевича, переводил поэзию Мицкевича и писал: «Польская нация сочетает в себе ценные черты европейской славянской культуры и единство с ней для нас особенно ценно». Мережковский, глубоко тронутый трагической судьбой польского народа, считал, что духовное сближение Польши с Россией может стать спасением для обоих народов: «Судьба великого польского мученичества – гуманитарная Голгофа. Россия страдала за Европу; Польша страдает из-за России».

Поляки в «стране зимы»

Вятская губерния, излюбленное место ссылки в царской России, имела давние связи с Польшей и приняла немало поляков еще в начале XIX века. Разные пути привели их в Вятскую губернию: кто-то искал лучшее место службы, иных сослали как мятежников в российскую глубинку.

Чужая страна, жесткий климат, приближающийся к сибирскому, неблагоустроенные дороги создавали для поляков образ нецивилизованного мира, ассоциировались с дикой Азией. Общественный деятель и меценат Август Иванский, пробывший в вятской ссылке около двух лет, писал о «суровом, нездоровом вятском климате с постоянными и часто меняющимися ветрами», о «немощёных улицах с деревянными тротуарами, напоминающими клавиши». Польский демократ Генрих Каменьский в письмах сестре Лауре описывал сугробы, доходящие до плеч, называя Вятку «страной зимы». Нынешняя небывало снежная зима в нашем регионе – как иллюстрация к этим словам. Поляки назвали себя «сухими листьями, которых разметал ветер судьбы». Польские изгнанники стремились сохранить религиозное единство. Подлинным центром польской культуры стал основанный в Вятке Александровский костёл, преобразивший облик города и до сих пор остающийся зримым символом Вятской Полонии.  

Польский костел в Вятке. Начало 20 века
Польский костел в Вятке. Современный вид.

Вятка заразилась свободолюбием от хлынувшей волны в тысячу политических ссыльных поляков. Губернатор Аким Середа даже просил министра внутренних дел присылать сюда побольше политических ссыльных, которые образованностью и деловитостью улучшали местные нравы. Многие поляки остались здесь навсегда, пополнив культурную и торговую элиты города. Вот лишь некоторые имена, внесшие значительную лепту во все области науки, культуры и хозяйственной деятельности Вятского края. Уроженцы Царства Польского Александр Немылянский, Ромуальд Шенкаржевский, Луциян Шарецкий, объединив последние свои деньги, открыли кожевенную мастерскую. После освобождения из-под надзора Шенкаржевский стал купцом 2-й гильдии и владельцем лесопильного завода, Лев Миштовт – содержателем питейного заведения в Слободском, а Казимир Биллинг – владельцем кафе-ресторана в Вятке.

Станислав Якубовский

Ссыльные поляки принесли на Вятку традиции своих «коварен», где пекли хлеб и сдобы. Вдохновленный успехом поляков-кожевенников, впервые в Вятке Станислав Якубовский начал варить леденцы и шоколад, открыл булочную, кондитерское и пряничное заведение, семь хлебных лавок, музыкальный магазин и сапожное производство.  Якубовский организовывал музыкальные вечера с выставкой-продажей роялей, пианино и фисгармоний.

Кондитерская и булочная Якубовского
Главный дом усадьбы Якубовского

.Другой кондитерский магазин неподалеку принадлежал ссыльному поляку, кондитеру Тимофею Франжоли, и здесь было место встречи революционеров.  Сын кондитера, Владимир Франжоли, стал редактором самой крупной либерально-демократической газеты «Вятская речь». В магазине «шоколадного короля» Якубовского служил ссыльный Степан Гриневский, отец будущего автора «Алых парусов» А. Грина.

Тимофей Франжоли с дочерью

Живописный берег и вятскую пристань запечатлел ветеран наполеоновских войн, выдающийся польский художник Эльвиро Андриолли, проживший в Вятке три года. Совместно с В. Васнецовым он расписал городской Кафедральный собор и яркий, с пальмами, занавес театра. Не он ли вдохновил Грина стать моряком и писать о дальних странах? Талантливый фотограф Владислав Бишевский в 1853 году открыл первое фотоателье в Вятке и запечатлел на века виды губернского города.

Эльвиро Андриолли

Не только ссылка приводила в Вятку поляков. Циолковский, отец основателя ракетостроения, был переведен с семьей из Рязани в Вятку столоначальником Лесного отделения, когда сыну, Константину, было 11 лет. В Вятке «странник по звездам» провел семь лет, учился в мужской вятской гимназии, конструировал и изобретал.  

Константин Циолковский, 5 лет, 1862 г

Выпускник Петербургской военно-медицинской академии Антон Юлианович Левитский был назначен младшим врачом вятского военного лазарета ввиду отъезда доктора Х.И. Чудновского. Христофор Иванович представил своего протеже, молодого худощавого юношу, как отличного врача, «который далеко пойдет, меня не только заменит, но преуспеет во всем». Так и оказалось. Внимательное и сердечное отношение к больному, безотказность, удачные результаты лечения скоро создали Левитскому громадную популярность даже вне пределов Вятки.  

Антон Юлианович Левицкий

Он построил необычный, похожий на красное знамя, трехэтажный дом напротив губернаторского (сейчас здесь кофейня) по проекту Эмиля Нюквиста. После выхода в отставку он остался работать врачом, заведовал железнодорожной больницей. Больные к нему приезжали даже из Сибири, так как больница по своему уровню соответствовала лучшим столичным клиникам. Почти весь заработок врача шел на благотворительность, так что хоронили любимого доктора, собирая деньги «по подписке».

Постепенно поляки-изгнанники полюбили живописные окрестности Вятки, прелесть русской весны и короткого лета, рыбалку, охоту. Г. Каменьский, прощаясь с Вяткой, в своих последних письмах признаётся: «…я сохраню искреннюю симпатию к её жителям и обществу, в котором встретился с самым сердечным гостеприимным приемом».

 

Вернуться в Содержание журнала  


Не помню точно как, но появилось у меня непреодолимое желание сделать снимки ледохода. Недолго думая, я обратился с этой идеей к своему старому другу, моему школьному учителю, Сергею Смирнову – владельцу крестьянского хозяйства на Чусовой, в устье реки Серебряная.

Берег поселка Кын в период ледохода

 

Читать полностью

Он сразу согласился помочь мне в этом деле, но была одна проблема: последние пять лет на Чусовой ледохода не было. Вода промывала большие полыньи, и постепенно лед опускался на дно, где и завершал свое существование. Не будучи специалистом, спрогнозировать вскрытие рек и как это произойдет в этом году, он не мог. Можно было просто выехать на место и ожидать этого события, но всех нас держит работа, которую трудно бросить на продолжительный срок. Исходя из этих обстоятельств, Петрович договорился со своими друзьями в поселке Кын, чтобы ему сообщали о состоянии реки. И мы стали ждать.

лед на Чусовой у поселка Кын

Едва достаточно морозный, нисколько не внушающий доверия март перешагнул в апрель, все понеслось как будто под уклон. С первых апрельских дней температура воздуха стала поражать, побивая собственные рекорды. Почти не подтаявший за минувший месяц снег уменьшался прямо на глазах. К десятому числу уже было видно, что поля почти освободились от снежного покрова… И вскоре мне позвонил Сергей Петрович.  «Коля, завтра надо ехать! Все начинается!» – услышал я в трубке. Такие события я ожидал только дней через пять, поэтому пришлось сильно напрячься в плане работы, и на день позже предлагаемого срока у нас наконец получилось покинуть город.

Поселок Кын. Бывший Кын-завод 18 века с пристанью на Чусовой на карте

Кын встречал нас ярким весенним солнцем, которому радовалось все живое. Над прошлогодней травой можно было видеть уже проснувшихся порхающих бабочек и жужжащих над цветами мать-и-мачехи шмелей. Природа радостно встречала весну!

камень Красная горка

Но мои затянувшиеся сборы, увы, оказалось почти фатальны. За минувший день, как говорят местные жители, река «ушла». Растолкав ледяные глыбы по берегам, чусовская вода еще несла отдельные куски льда, создавая большую опасность для лодок; но нас это не беспокоило. Загрузившись в глиссер, мы отчалили от берега и полетели навстречу остаткам ледяного панциря. (фото 4) Аэролодка не плывет в массе воды, а скользит по поверхности благодаря специально спроектированной форме и высокой скорости; и именно это преимущество позволяет без каких-либо проблем передвигаться по любой поверхности, будь то снег, вода или идущий по реке лед, – все зависит от опытности рулевого. Благодаря удачному сочетанию всех этих качеств через полчаса мы уже выгружались на берег, у устья реки Серебряная.

Смывая остатки вчерашних событий, Чусовая несла обломки льда полосой в половину русла. Вдоль берегов лежали глыбы, сверкая бирюзовым холодом в лучах не по-апрельски теплого солнца. Хоть пейзаж был весьма интересен, меня такой расклад мало устраивал… И лишь только, когда я увидел Серебряную, настроение резко поднялось. Река почти полностью была покрыта льдом, а это означало, что все еще может быть, но, когда она «пойдет», никто не знал.

Устье Серебрянки камень Ростун

Серебряная значительно меньше Чусовой. Это та самая золотоносная река, по которой войско атамана Ермака начало подъем в Уральские горы. На мой взгляд, речка нисколько не уступает Чусовой по красоте, хотя, конечно, скалы на ее берегах не столь величественны. Если кто-то еще не знаком с этими берегами, всем рекомендую, вы точно получите удовольствие.

Несколько воодушевившись ледовой ситуацией, мы спокойно провожали первый день нашей экспедиции. В безоблачном теплом небе апреля падало за лес огромное красное солнце, а мы пили чай вприкуску со свежим весенним воздухом и наслаждались тишиной, которой так не хватает в вечно гудящих городах. Только когда совсем стемнело, уже обсудив планы на завтра, мы отправились спать.

на заднем плане камень Ростун

В пейзажной фотографии самое главное – свет. Если вы хотите сделать хороший пейзажный снимок, то вам нужно просто выйти на рассвете или к закату, в «режимное время». Жесткий дневной свет делает картинку «плоской» и неинтересной; но что делать, если нужно снять событие, которое длится неопределенный отрезок времени, и, когда оно произойдет, никому не известно? Этот вопрос очень беспокоил меня, и ответа на него у меня не было. Не ломая сильно голову над данной задачей, я решил подождать ледохода и действовать по обстановке. А вдруг повезет и лед пойдет как раз в конце дня.

Устье серебряной пошел лед

Лед пошел после обеда, часа в четыре. Не было предполагаемого треска или грохота. Плавно нарастающий шум для меня, городского жителя, был почти не заметен, и, только когда он стал заглушать ветер, я рванул к реке. Серебряная шла полным ходом, волоча на себе остатки ледовых переправ, обрывая прибрежные кусты ив и вталкивая на берега крупные бирюзовые куски с белой корочкой снега. Поток серебрянского льда выходил в Чусовую, занимая почти все ее ширину. Я бегал по берегу, безуспешно пытаясь поймать в видоискатель камеры объем этого события.

Почти все русло Чусовой заполнилось льдом с реки Серебряная

Неожиданность ледохода затмила все разговоры и планы. Я забыл все, что мы обсуждали накануне, и только рев двигателя нашего аэробота вернул мне память. Сергей Петрович мастерски вывел глиссер в центр потока, упрощая мои задачи.

Часа через полтора плотность льда стала заметно меньше. Только тогда, успокоившись, я, присев на удобную скамеечку на берегу, еще долго смотрел на уже ослабший ледоход.  К вечеру поток совсем поредел, таща уже только отдельные льдины. Так заканчивался второй день моего приключения, наполненный невообразимыми эмоциями.

Утро последнего дня нашей авантюры наступило как обычно. Позавтракав, спокойно собравшись, мы выдвинулись вверх по Серебряной, с целью найти интересные виды для съемки. По реке все так же шли крупные отдельные льдины, периодически с шумом налетая друг на друга. С середины русла вид был весьма впечатляющим, и иногда мы, останавливаясь для осмотра местности, двигались дальше, вверх по течению.

К вечеру проплывали только отдельнве льдины

Управление аэролодкой достаточно сложное, и нередко можно попасть в экстремальную ситуацию, особенно если отвлечься. Петрович, желая показать мне все красоты реки, пытался разделить управление с обзором местности. Лодку немного занесло…. Выходя из заноса, Сергей сделал  резкий маневр, вследствие чего глиссер сильно накренился и…

р. Серебряная в последний день

И вскоре аэробот снова стоял на правильном курсе, а я принимал прохладные весенние ванны среди плывущего к Чусовой льда.

Из-за резкого маневра устройство сидения не выдержало моего веса и я нырнул. Имея достаточный опыт в подобных ситуациях, я с легкостью избежал каких-либо проблем со здоровьем, а вот камера, находящаяся в поясной сумке, перенесла все намного тяжелее. Еще хуже пришлось объективам, которые вернулись к жизни только после сервисного обслуживания. Грязная весенняя вода оставила частицы песка на линзах, которые невозможно было убрать, не вскрывая оправу.

Выход Серебряной в Чусовую

Домой мы возвращались утром четвертого дня. В город я вез с собой не только подмоченную фототехнику, но и несколько гигабайт отснятого материала, а еще полученный новый опыт, как в плане фотосъемки, так и в обращении с фототехникой в экстремальной ситуации. Теперь в подобных случаях буду использовать только герметичные кофры или гермомешки. Насколько хорошо мне удалось запечатлеть ледоход, судите сами, а у меня уже впереди подготовка к новой весне, к следующему апрелю.

 

Вернуться в Содержание журнала  


– Как начать ходить в походы?

 Мне этот вопрос задают регулярно. Чаще всего он исходит от людей, которых в детстве по какой-то причине миновала радость пойти в поход с классом, друзьями или семьей, развести свой первый костер, испечь картошки в углях, заночевать в палатке, почувствовать себя взрослым от возложенных на тебя походных обязанностей.

 

 

У многих такие воспоминания чуть ли не самые яркие за все детские годы, но у кого-то их вовсе нет. И сейчас, насмотревшись на фотографии друзей, выкладывающих себя счастливых где-нибудь в горах, с палатками и рюкзаками, с улыбкой до ушей, они невольно тоже задумываются: а что, может, в самом деле в этом туризме что-то есть? Может, и мне стоит попробовать? Попробовать однозначно стоит!

Читать полностью

С чего начать?

Для начала стоит разобраться в том, что вообще такое «поход». Трехнедельное автономное путешествие на плато Путорана с полным отрывом от цивилизации, восхождение на Казбек, сплав на байдарках, велотрип по Золотому кольцу, однодневная прогулка к заброшенной церкви в лесу неподалеку от города – каждое из этих мероприятий можно назвать одним емким словом «поход».

 

 

Таким образом, легко заметить, что походы бывают очень разные: по сложности, продолжительности и географии. Сложные походы требуют хорошей физической подготовки, опыта предшествующих более простых походов, специальных навыков и снаряжения, но в простой поход вы сможете пойти при желании уже завтра. Другими словами, как и в любом новом деле, начинать лучше с чего-то попроще, а именно – с походов выходного дня. Это такие маленькие походы, которые умещаются в обычные выходные, но при этом организованы они могут быть в точности, как и любой большой поход.

 

 

Всего за пару дней вы в полной мере почувствуете все прелести и трудности походной жизни, а также многому научитесь, но это не будет прыжком в омут с головой, как если сразу пойти в долгий поход. Более того, в подобном коротком формате можно познакомиться с самыми разными видами туризма: сходить в пеший поход, затем в вело-, еще через неделю попробовать сплав на байдарках, а следующие выходные посвятить отработке горной техники. Большинство опытных туристов регулярно ходят в походы выходного дня, так как двух больших походов в год однозначно не хватает.

 

«Я же никогда раньше не ходил в походы, даже костер разводить не умею – как я пойду?»

 Такой вопрос закономерно одним из первых возникает у всех начинающих туристов. Если никогда никуда не ходить, то опыт так и не появится, но как приобрести этот опыт – тут варианты могут быть разные. Можно обложиться учебниками по туризму, самостоятельно изучать виды рюкзаков, палаток и костров, принципы построения маршрута, планирования раскладки и множество других походных аспектов, но намного интереснее и эффективнее будет найти единомышленников – какой-нибудь турклуб, где более опытные товарищи научат вас всем основам.

 

 

Многие вещи лучше один раз увидеть, чем сто раз о них прочитать, а в случае с походами сухая теория вовсе не работает: можно сколько угодно смотреть видео о том, как развести костер типа «нодья», но пока вы собственными руками несколько раз это не сделаете, навыка разведения этого важного костра у вас не будет. Другими словами, первый раз идти в поход лучше с опытными людьми, найти которых сейчас совсем нетрудно. Турклубов много, почти у всех есть сайты, а походы проводятся буквально каждые выходные.

 

 

Еще один «плюс» – это наличие у турклуба всего необходимого снаряжения. Например, чтобы попробовать сплав на байдарках, вам потребуется купить или арендовать байдарку, весла, спасжилеты, гермобаулы, и это помимо прочего общетуристического снаряжения: спальника, коврика, палатки, котелков и т.д. А еще нужно уметь всем этим пользоваться, знать, как управлять байдаркой, спланировать маршрут, где встать лагерем и многое-многое другое. В походе с турклубом вам выдадут все необходимое снаряжение, покажут, как его использовать, и научат основам походной жизни. На большинство «новичковых» вопросов вы получите ответы уже в первом походе с турклубом. Таким образом, можно попробовать походы без больших вложений и под чутким руководством опытных инструкторов по туризму, которые «помешают» вам заблудиться и утопиться в болоте. И самое главное, в походе с турклубом автоматически решится вопрос «куда?», потому что у опытных походников всегда есть в репертуаре множество интересных маршрутов.

 

Безопасность в походе

Даже если вы идете в свой первый поход с кем-то опытным, то знать эти правила все равно будет не лишним.

  1. Никогда не ходите в поход в одиночку.  Мы не рассматриваем в данном контексте прогулки по парку. Если же вы идете именно в поход, который по определению подразумевает некий маршрут по более-менее дикой местности и существование в условиях автонома, то одному лучше в такое путешествие не отправляться, как бы романтично это ни казалось. На этот счет постоянно ведутся споры – кто-то поддерживает соло-походы, а кто-то их порицает. Но если отбросить всю демагогию и посмотреть фактам в лицо, то в случае любой травмы средней тяжести (например, упали на склоне оврага и сломали ногу) в одиночку вы не сможете выползти даже из подмосковного леса, не говоря уже о тайге или горах.
  2. Расскажите кому-то о своих планах. Кому-то, кто остается в городе (родителям, другу, жене и т.д.). И не просто «я пошел в поход на выходные», а с точным указанием места («иду в поход по такому-то маршруту») и временем возвращения («вернусь в воскресенье вечером»). А затем не забудьте следовать этому плану, чтобы не получилось, что сказали об одном месте, а сами пошли в другое.
  3. Позаботьтесь о связи. Мобильный телефон должен быть полностью заряжен. Если ходить в походы вам понравится и в будущем вы будете это делать на регулярной основе, то имеет смысл завести себе «походный» телефон – старый, кнопочный, неубиваемый и с аккумулятором большой емкости. Современные смартфоны разряжаются очень быстро и еще быстрее замерзают (и отключаются). Телефон хорошо носить выключенным во внутреннем кармане, так аккумулятор будет в тепле и не будет зря расходоваться. Также стоит помнить, что даже вблизи больших городов в некоторых местах может не быть сотовой связи.
  4. Изучите географию похода. Даже если вы начинающий походник, пока не умеете читать топографическую карту и идете в свой первый поход с опытным наставником, то Яндекс или Гугл-картами вы наверняка когда-нибудь пользовались. И этого уже достаточно. Откройте на Яндекс-картах местность, куда вы отправляетесь в поход. Посмотрите на ваш маршрут и его ключевые точки. Особенно обращайте внимание на линейные ориентиры: реки, просеки ЛЭП, шоссе и железные дороги. С какой стороны Екатеринбург или любой другой крупный город? В какую сторону ближе всего сходить с маршрута (до ближайшего линейного ориентира)? Куда потом двигаться вдоль этого линейного ориентира? Задав себе несколько таких вопросов и найдя на карте ответы, вы обеспечите себе еще один уровень безопасности в будущем походе. Так делали всегда и делают до сих пор все опытные и здравомыслящие путешественники – перед тем, как отправиться в незнакомую местность, внимательно изучают карту этой местности. В идеале взять карту с собой (даже если это Яндекс-карта – просто распечатать).

 

Базовый набор снаряжения для похода выходного дня

Независимо от того, в какой поход вы собрались, это снаряжение вам пригодится.

  • КЛМН – кружка, ложка, миска, нож

Не стоит брать из дома стеклянную тарелку и кружку! Лучше поищите на кухне пластиковый пищевой контейнер – отличная походная тарелка. Кружку тоже лучше раздобыть пластиковую или металлическую, так как стеклянная наверняка разобьется. Ложка подойдет самая обычная «городская», а вот вилку брать не стоит – не самая полезная в походе вещь. В качестве походного ножа брать кухонный тесак также не нужно, лучше поискать в шкафу небольшой складной ножик. В крайнем случае в своем первом походе обойдетесь без собственного ножа – главное, чтобы он был у кого-то из группы. Если дома ничего нет, то в любом спортивном или туристическом магазине можно купить готовый набор походной посуды в пределах 300 рублей.

 

  • Коврик-сидушка 

С таким ковриком вы сможете комфортно отдыхать на привале в любом месте в любую погоду, будь то мокрые камни, стволы деревьев, просто голая земля или даже лед Байкала. Коврики бывают разной толщины и плотности – лучше брать максимально толстый и плотный. Продается в любом туристическом магазине.

  • Рюкзак

Руки должны быть всегда свободны, а поэтому идти в поход с пакетом/сумкой/мешком – не вариант. Для самого первого однодневного похода, при условии, что вашего личного снаряжения, а также общественного снаряжения группы будет мало, может подойти и обычный городской рюкзак. Но во всех других случаях лучше завести себе настоящий походный рюкзак – и вы не пожалеете! В такой рюкзак всё точно поместится, а нести снаряжение и провиант будет удобно!

  • Налобный фонарик

Вещь, которая может вам и не пригодиться, особенно в однодневном походе в летний период. Но тем не менее лучше, чтобы она лежала в одном из карманов рюкзака. Китайский налобный фонарик можно купить в туристическом или хозяйственном магазине за 200-400 рублей, и совсем не обязательно он будет одноразовым, вполне возможно, что такой фонарь верно прослужит вам несколько лет. Если есть желание приобрести себе сразу заведомо надежный фонарь на долгие годы, то стоит присмотреться к продукции фирм Led Lenser, Petzl, Black Diamond и подобным.

  • Термос или бутылка с водой

Если на улице летний зной, то, пожалуй, можно обойтись и без термоса, просто возьмите с собой обычную питьевую воду в пластиковой бутылке 1-1,5 литра. В походе пить воду прямо из реки можно только высоко в горах, а во всех остальных случаях ее необходимо кипятить, что требует времени. Поэтому лучше еще дома позаботиться о запасах воды на первое время, а затем пополнять запас на родниках, колодцах или вечером в лагере. Но в прохладную погоду значение термоса сложно переоценить! Кружка горячего ароматного чая на привале придает сил и энергии, даже если вокруг стеной льет дождь. Впрочем, горячий чай неплохо утоляет и жажду.

  • Личная аптечка и предметы личной гигиены

Даже если вы идете в поход организованной группой и с инструктором, у которого есть групповая аптечка, ремнабор, компас, карта, навигатор и ответы на все вопросы, все равно стоит иметь при себе небольшую личную аптечку с привычными вам лекарствами. Если же вы знаете, что у вашего организма есть ряд особенностей, например, при долгой ходьбе у вас начинают болеть колени, а от изжоги помогает только Гастал – возьмите с собой и привычные вам средства для устранения болей в коленном суставе, и Гастал. Также стоит заранее предупредить об этом инструктора. Рядом с аптечкой положите репеллент – средство от комаров и клещей, а также предметы личной гигиены: влажные салфетки, туалетную бумагу, зубную щетку, небольшое полотенце, мыло.

Если идем в поход выходного дня с ночевкой

В таком случае вам понадобятся еще два элемента снаряжения (как правило, при походе с организованной группой палатки и костровое снаряжение предоставляет турклуб, поэтому здесь их не рассматриваем):

  • Спальный мешок

Тема выбора спального мешка заслуживает рассмотрения в отдельной статье, а здесь мы выделим только несколько тезисов:

  • неплохой вариант в свой первый поход спальник арендовать или попросить у друзей.
  • не стоит покупать самый дешевый спальник-одеяло за пару тысяч – в дальнейшем вы им пользоваться не будете.
  • не стоит покупать пуховый спальник (особенно в качестве первого спальника), для несложных походов намного удобнее и практичнее синтетический.
  • не стоит покупать спальник формы «одеяло», лучше купить сразу формы «кокон».
  • если вы нечасто ходите в походы, то лучше приобрести спальник сразу с запасом по температуре комфорта. Другими словами: сразу достаточно теплый спальник. С таким вы сможете ходить в походы и летом, и весной, и осенью, и не придется покупать по спальнику на каждый сезон. Жарко в таком спальнике не будет – раскрыться, если что, не проблема.
  • Коврик

Для комфортной ночевки на природе одного спальника будет мало – понадобится еще изолирующий коврик, который подстилается под спальник на дно палатки. С ковриком можно комфортно и безопасно спать даже на снегу. По конструкции современные коврики бывают самые разные и стоят, соответственно, тоже сильно по-разному. Классическим, самым надежным и недорогим ковриком является знаменитая пенка – вы наверняка ее не раз видели. Купить пенку можно в любом туристическом магазине за 500-700 рублей. Выбирать лучше потолще и поплотнее, с запасом по длине и ширине. Современные надувные коврики более комфортны в обращении – спать на них будет помягче, но они имеют два существенных минуса: цена и большая вероятность проткнуть (даже при наличии фирменного ремнабора вы рискуете остаться без подстилки). Поэтому любители надувных ковриков обычно носят с собой еще и тонкую пенку, чтобы подстилать под надувной коврик.

  • Одежда

С вероятностью 99% у вас уже есть вся необходимая одежда для похода выходного дня в теплое время года. Вопрос скорее в другом – не жалко ли вам надеть вашу любимую ветровку в лес, таскать в ней дрова и рисковать прожечь искрами костра? Поэтому в поход лучше надевать старые вещи или завести себе отдельный комплект походной одежды.

  • На ноги

Для похода в теплое время года подойдут практически любые легкие кроссовки. Если вы ходите в походы на регулярной основе, то имеет смысл завести себе легкие треккинговые ботинки. Кто-то треккинговым ботинкам предпочитает берцы – это на любителя. В любом случае, эксперименты по разнашиванию различных видов обуви лучше проводить заранее, перед походом.

Помимо основных «ходовых» ботинок или кроссовок, с собой имеет смысл взять что-то на смену, например, кроксы или еще одни легкие кроссовки. За день основная обувь может промокнуть и вечером в лагере ее лучше сразу снять и поставить сушиться (для этого с собой можно прихватить пару листов сухой газеты), а самому переобуться в сухое.

Носки можно использовать самые обычные «городские», а можно купить и специальные треккинговые. Главное – взять с собой несколько пар на смену.

  • На голову

В походе лучше всегда использовать головной убор, он защищает от перегрева, от попадания в волосы различного древесного мусора и клещей, а также в особо жаркие дни не дает поту попасть в глаза. В роли головного убора может быть практически что угодно: панама, шляпа, кепка, бандана и т.д.

  • Штаны и куртка

В жаркий летний день велик соблазн надеть короткие шорты, но в походе по пересеченной местности почти всегда удобнее использовать длинные штаны, они защищают ноги от царапин, клещей и комаров. Это могут быть любые легкие и удобные штаны, не сковывающие движения.

В теплое время года почти наверняка весь поход вы проходите в футболке, но на вечер и на всякий случай стоит взять с собой флисовую кофту и ветровку (ветро-влагозащитную куртку).

Также стоит обратить внимание на одну важную особенность современной походной одежды – почти вся она сделана из высокотехнологичных синтетических материалов. Во многих случаях, например, в горных походах, такая одежда себя полностью оправдывает – она легкая, очень удобная, дышит, отлично защищает от различных внешних факторов: дождя, снега, ветра, ультрафиолета, холода и т.д. Но в классическом лесном походе, где каждый день вы будете проводить по несколько часов около костра, на котором будет готовиться пища и сушиться одежда – «суперфункциональная и инновационная» современная одежда проигрывает обычному х/б костюму типа «Горка» или любому другому подобному. Такой костюм, в отличие от мембранной куртки, можно спокойно сушить у костра – искры его не прожгут и он не испортится, а от лазания по бурелому, переноски дров и прочей лесной работы он не порвется. То же самое относится и к современным треккинговым ботинкам – почти все они «боятся» сушки у открытого огня.

Другими словами, для классических «лесных» походов имеет смысл использовать старую одежду, которую не жалко, или отдельный комплект «лесной» одежды (например, костюм «Горка»). В дорогой гортексовой куртке и штанах, в которых вы ездили в Непал, не стоит идти в лес в поход выходного дня, если вам не хотелось бы испортить эту одежду.

  • Дождевик

Стоит дешево, места в рюкзаке не занимает и практически нисколько не весит, но когда-нибудь может сослужить хорошую службу! Поэтому пусть лежит в одном из карманов рюкзака.

 

Вернуться в Содержание журнала   

 


Загрузка...
Перейти к верхней панели