Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Бахтина Н. Стрельников В.-Простое совпадение – 19

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

«Что будет, если написать текст без пробелов и знаков препинания? Например: «Каждыйохотникжелаетзнатьгдесидитфазан». В принципе, прочесть можно. С некоторым напряжением глаз и неудовольствием. А ведь на Руси так писали издревле! Вплоть до XVI-го века. Причём отнюдь не из-за желания сэкономить бумагу. Массово перерабатывать целлюлозу в Московии научились только при Иване Грозном. Но уже задолго до этого веками царапали буквицы одну возле другой на кусках бересты. Благо берёз хватало. Про папирусы Древнего Египта и таблички Месопотамии даже говорить не стоит. Там тоже особо не разгуляешься. Хотя на глине писать всё же легче.

Отсутствие пробелов — это элементарный способ сокрытия информации. Шифрование. Незамысловатое, но… А если ещё и буквы переставить? Вроде: «Жжакйтохьдфзитаныскинодиаелагедзтанте». Тут вообще читай, как хочешь!»

Примерно так думал молодой человек заурядной внешности с необычным именем Евгений, возвращаясь после тяжёлого рабочего дня. Коллега по «Центру исследования мозга иных существ» с ужасом повинилась, что при приёме ответного сообщения ксенороссов случайно включила программу рандомного преобразования. Вместо долгожданной мудрости чужих получилась офигенная анаграмма! Две страницы текста, почти пять килобайт… И все символы на случайных местах. Теперь эту мешанину не разгадать. Пытаться перебрать варианты — дохлый номер. Факториал числа «сто» представляет собой умопомрачительное значение: десять в сто пятьдесят восьмой степени. А тут целых пять тысяч символов! Притом что число атомов во вселенной – «всего-то» десять в восьмидесятой. Это сколько же придётся переставлять, чтобы получить, к примеру, два листа энциклопедии Брокгауза и Ефрона? Как теперь прикажете налаживать контакт с ксенороссами?

На объездной дороге Марсополиса Евгения подрезал зелёный ровер. Нахально воткнулся между ним и идущим впереди пикапчиком. Молодой учёный еле успел надавить на тормоз. «Кво вадис, инфекция!»[1] — сквозь зубы процедил он и резко просигналил. Наглец с квадратной смешливой мордой высунулся в окно и показал неприличный жест, после чего нарочно сбросил скорость, не давая обогнать. «Вот же зараза!» — Евгений начал нервничать. До сеанса связи осталось каких-то полчаса, а при таком темпе он не успеет доехать до домашнего портала. Пользоваться же придорожной кабиной не хотелось. Слишком велика вероятность, что сообщение перехватят. А информация была сверхсекретной. «Уничтожить до трансляции!» — как мрачно шутил про себя.

Но что это, сзади? Точно такой же ровер. Оба — и передний, и задний – мигают правыми поворотниками. Требуют пристать к обочине. «Влип, очкарик!» — спокойно и даже весело подумал он, прижимаясь к бровке.

Водители обоих электрокаров синхронно открыли дверцы и не спеша выбрались на дорогу. Одновременно, чётким шагом, направились к Евгению, поигрывая воронкообразными предметами с раструбами холодного стального оттенка. «Шрот! Шрот, шрот, ШРО-О-О-Т! Это же накопители!! — панически пронеслось в мозгу. — Как так могло получиться?! Ведь даже эта клуша, Кринджднокла Баттхертовна, убеждена, что именно она включила рандом!..»

Мужчина деланно-растерянно улыбался приближающимся бугаям, а рука уже сама тянулась к красной кнопке на брелке катапультирования сознания.

* * *

         Десять дней спустя. Земля.

— Как вы умудрились упустить такого важного свидетеля?!!!

— Мы же не знали, что он может катапультироваться в Правь! У нас нет подобной технологии. Знаем лишь, что до Броска с этим экспериментировали альтеррианцы. Но мы-то думали, что Евгений землянин! Обычное задержание. При сопротивлении — поместить сознание в накопитель, до высочайшего рассмотрения… Однако вины с себя не снимаю! — говоривший  повинно склонил голову, левым глазом наблюдая за реакций собеседника.

О косоглазии боевого адепта Имперского Благочиния Монтескью ходили легенды. Его правый зрачок мог быть направлен вбок, а левый и вовсе смотреть в потолок. Но при этом он самым внимательным образом следил за реакцией неподготовленного визави. Не понимая, в чём дело, тот начинал нервничать и запинаться. Тут-то обычно Монтескью и задавал коронный вопрос, в стиле ложной пресуппозиции. Вроде: «Вы уже перестали подвергать сомнению истинность идеи Империума?» Допрашиваемый полностью терял контроль, начинал мяться и заикаться. Ни «да», ни «нет» ответить нельзя. А заявлять, что утверждение некорректно, значит — препираться почти с самой Инквизицией…

— Монтескью, что вы слышали о так называемом бароне Форзициусе с Альтерры? — неожиданно сменил тему Его Высокопреосвященство Микрон де Рогелиус, архиепископ Марсианский и всея Солнечныя Системс.

— Плут и мошенник! — уверенно ответил доктор магических наук. — Был награждён Академией Наук Метрополии за разработку голографического метода коррекции сознания. Именно он разработал метод для перевоспитания энергетических паразитов.

Адепт позволил себе лёгкую саркастическую улыбку, так как несколько лет назад, по приказу тогда ещё лишь благочинного Микрона, лично разрабатывал талантливого учёного-альтеррианца:

— Sancta Simplicitas![2] Легко и приятно работать с людьми знания. Стоит только направить их усилия в нужное русло, якобы для «счастья всего человечества». А потом просто воспользоваться плодами труда. Но — наоборот.

— Да, ты прав. Обычная практика. Но этот проходимец всех перехитрил! Ему выделили специальный грант, с почти неограниченными ресурсами. А он в ходе исследований втихомолку открыл способ перемещаться через Правь. И даже не поставил никого в известность! А теперь ищи ветра в поле… Тем более оно вовсе даже не пространственное, а комплексно-темпоральное.

Когда-то святой отец Микрон де Рогелиус прослушал курс лекций по физике и метафизическим основам магии в Сорбонне и теперь при случае не упускал возможности похвастать багажом знаний. Монтескью знал об этой невинной слабости архиепископа и не преминул воспользоваться:

— Ваше Высокопреосвященство, в последний раз, когда вы читали лекцию для неофитов о способах обращения язычников, я не имел возможности присутствовать. Был на особо сложном задании. Но очень хочу ознакомиться с записью вашей речи! По понятным причинам, в широком доступе её нет. Нельзя ли, в порядке исключения, выдать мне мандат в Хранилище знаний?

— Ты же знаешь, дружок, право на это имеют только Посвящённые! А ты ещё не прошёл соответствующий обряд инициации… Но, учитывая преданность и рвение в деле Служения, в данном случае я, пожалуй, возьму на себя такую смелость… Хорошо, скажу архивариусу. Но и вы постарайтесь поймать этого, как его там, побыстрее! Крайне важно знать, что замыслили ксеносы на планете Росс… А, вспомнил — «Евгений»! Странное какое-то имя. Как название древней лженауки.

— Слушаюсь, ваше Высокопреосвященство!!

* * *

«Тишина  — это музыка Бога. Всё остальное — лишь неудачное переложение Его мелодии». Кто так сказал? Да, собственно, не важно. Но не исключено, что физики, создававшие теорию струн, были знакомы с этим высказыванием. Звуки тончайших чутких нитей вселенной, переплетённые в одиннадцатимерии самым прихотливым образом, порождают музыку сфер, которая не слышна в пространствах усечённых и сокращённых. Мельчайшие элементарные частицы и супермассивные чёрные дыры вокруг — всё поёт одновременно в попытке создать симфонию для струнного оркестра. На выходе получается либо гармония, либо какофония. Впрочем, гораздо чаще второе.

В каждой вселенной — а их без числа в многомерии, — на планете или даже в одной стране очень трудно достичь согласия всех составных частей. Да что там! Отдельно взятый разумный, будь то ядовитая сколопендра суперземли Глизе в созвездии Скорпиона или представитель Homo Sapiens, часто борется сам с собой. Не в силах победить, но и не желая сдаваться.

Что касается странного места, куда катапультировало Евгения, здесь всё звучало в унисон. Он пробирался среди камней и экзотических кустов, которыми Учитель в изобилии окружил свой дом на планете Поющего Мха в Рукаве Лебедя. От Метрополии его отделяли два аналогичных отростка Млечного Пути, что давало убежищу известную гарантию безопасности — редкий звездолёт долетит до середины Рукава Центавра, не то что до Лебедя, самого внутреннего в галактике.

Все камни и кусты выводили свою, свойственную только им мелодию. В саду барона музыка валунов и растений звучала особенно пленительно и затейливо, нежно лаская слух невольного свидетеля рождающейся на его глазах — нет, не на глазах, а в ушах! — чудесной гармонии. «Как он умудряется сочетать эти создания? Нужно уметь выделить их среди всеобщей какофонии и расположить так, чтобы не противоречили, а дополняли друг друга! Но где же дом? В прошлый раз он был вон за тем кустом багрового можжевельника…»

— Куст пришлось перенести, мой молодой друг! Он звучал в диссонансе во-о-он с тем камешком, у вас под ногами. Да не топчитесь как слон! Вы мне всю примулу перемнёте, — из-за дерева с кокетливой раскидистой кроной появился сам барон Форзициус в своей любимой домашней куртке, расшитой павлинами и фазанами. Подкрученные усы, как всегда, вразлёт, а длинные волосы собраны в пучок. Вот только при прошлой встрече в них проблескивала седина. А сейчас моложавый Учитель выглядел лишь чуть старше Евгения.

— Я что, разговаривал вслух?

— Конечно, нет. Но ваши поверхностные мысли прочесть не сложно, мой юный друг. Даже без мыслеуловителя. С более глубокими посложнее. Вижу, что-то вас не на шутку встревожило. Как дела в Метрополии? Вы прекрасно внедрились в ЦИМИС[3], находитесь на переднем крае последних разработок! Так что же заставило явиться сюда, не дожидаясь вызова?

— Если бы я дожидался вызова, барон, то уже отдыхал бы в подвале Его Высокопреосвященства Микрона. Лежал бы себе спокойненько в одном из накопителей, по соседству с бутылками в его знаменитом винном погребе.

— В таком случае, рад, что вы здесь! Но, похоже, они напали-таки на мой след! — слегка озадачился Форзициус. Подошёл к мшистому холму за пышным кустом жёлтой акации и открыл дверцу, имитирующую гигантский муравейник:

— Входите, мой дорогой Механаузен! Вам нужно подкрепить силы.

— Может, и не на ваш след, Учитель! — поспешил высказаться Евгений. — Церковники могли перехватить сигнал с планеты Росс в созвездии Девы. ЦИМИС только что получил послание ксеносов. А охота идёт именно за ним. К счастью, оно теперь лишь в единственном экземпляре, у меня с собой. Бедная девушка, которая приняла сигнал, думает, что исказила его смысл. На самом же деле я успел перехватить послание чуть раньше и зашифровал на входе.

Барон с лёгкой полуулыбкой поднял одну бровь, что означало крайнюю степень заинтересованности. С тех пор как он поселился на планете Поющего Мха, вдали от интриг и недоброжелателей всех мастей, Форзициус старался не принимать участия в делах Метрополии. Единственный, кто знал про это убежище, был Евгений. Но у него имелось указание тревожить Учителя только в случае острой необходимости. Два года назад, объявив, что вышел на пенсию и собирается писать мемуары, Форзициус принялся первым делом обустраивать новое место своего проживания.

Планета, где он поселился, отличалась повышенной радиоактивностью. Из-за чего, собственно, не интересовала разведчиков Метрополии и неизменные флотилии космопереселенцев. Но, к счастью, на поверхности это неприятное свойство компенсировалось обилием местного мха — известно, что эти высшие растения способны впитывать и накапливать ионизирующее излучение. У  барона споровые были повсюду. На деревьях, кустах, земле сада, а также полу, стенах и потолке дома. Вот и теперь Форзициус отодвинул в сторону длинный мохнатый отросток приятного окраса, что удобно расположился в кресле у камина, и указал на освободившееся сиденье:

— Садитесь, рассказывайте!

Одновременно, следуя своему неизменному правилу «соловья баснями не кормят», начал ловко сервировать стол готовыми блюдами диковинного вида.

* * *

Три дня спустя, Земля.

Монтескью, непроизвольно оглядываясь, осторожно пробирался по подземным переходам Хранилища знаний. Главное, не пропустить нужный поворот! Здесь настоящий лабиринт, легко заблудиться. Сколько таинственных манускриптов, которых не должна коснуться рука непосвящённого. Потому-то они никогда не будут оцифрованы, чтобы не стать достоянием широкой публики. Но среди всех сокровищ ему нужна одна-единственная рукопись — та, о которой проговорился наставник, великий маг Герметикус, на смертном одре.

Он был мастером иллюзий и трансформаций. Мог превратить лёд в пламя, дерево в металл, соль в сахар, вино в воду. По его желанию перед вами представала дева ангельской красоты, которая в мгновение ока превращалась в исчадие ада, с рогами и хвостом. Всю свою жизнь Герметикус умножал знания, а под конец признался, что устал.

— Монтескью! — поведал он тогда преданному ученику. — Я больше ничего не хочу от жизни. Как и её самой. Что толку от всевластия, если я никого не люблю и меня никто не любит? Ты не в счёт, ты-то со мной из-за корысти. Я давно вижу тебя насквозь. Но поверь, только это пламенное чувство — любовь! — оправдывает все наши потуги и прыжки, в космосе и на земле… Да, теперь я могу многое. Почти всё! Переместиться, перевоплотиться, заставить служить и поклоняться себе. Потому что открыл секрет вечного двигателя и неиссякаемый источник энергии. Я стал практически бессмертным, но у меня теперь совсем нет радости в жизни… Моё открытие хранится за семью замками в Хранилище знаний. Тебе, пожалуй, скажу, где. Но открыть двери Хранилища не так-то легко! Если сумеешь, формула твоя. Вижу, вижу, как загорелись глаза! Наклонись поближе, а то силы уже уходят…

И вот теперь, десятки лет потратив на служение этому властолюбцу и негодяю Микрону де Рогелиусу, став его правой рукой и самым доверенным лицом, Монтескью добился-таки своего! Наконец подобрался к цели — тайне жизни и смерти. Уж он-то знает, как распорядиться даром Герметикуса!

Вот и нужный поворот. Маг свернул и, пройдя два пролёта книжных полок, заставленных древними фолиантами, остановился у неприметного шкафа с потускневшими от времени коричневыми дверцами. Судя по слою пыли на выступающих деталях, его не открывали целые десятилетия. Внешне спокойно, но с дрожью в душе, Монтескью вставил ключ в замочную скважину. Боже, какая глубокая древность, как поржавел замок! Откроется или нет? Ключ, кряхтя, провернулся, и маг потянул на себя скрипнувшую дверцу…

* * *

На планете Поющего Мха.

— Скажите, Учитель, зачем вы дали мне такое странное имя — «Евгений»? На Марсе все перешёптывались за спиной, а некоторые прямо спрашивали, почему так необычно зовут. Не лучше ли было не выделяться среди прочих обитателей Метрополии и, конкретно, Марсополиса?

— Прекрасно звучит: «Евгений Механаузен!» Чем вам не нравится? Зато никто не заподозрит, что вы шпион. Ну-ну, разведчик, я оговорился! Какому шпиону или разведчику придёт в голову избирать себе такое редкое имя? И потом, была ещё одна причина. Но о ней чуть позже. А пока вернёмся к нашему барану, вернее, незадачливому магу Монтескью. Вот уж от кого не ожидал, право. Он всегда был такой старательный… Хотя себялюбивые гордецы частенько оказываются глупцами!

Форзициус щелчком отбросил в сторону всё более синеющий клочок мха, что нахально присосался к его соломинке, из которой барон время от времени потягивал коктейль, пригубил оттуда сам и продолжил:

— Герметикус и я, мы вместе трудились над одной задачей. Это было… Пожалуй, уже и не важно, когда. Очень давно. Мы тогда были молоды и горячи. Эликсир бессмертия — вот что нас интересовало! Ни много ни мало. К счастью, я вовремя отказался от этой бредовой затеи, но Герметикус пошёл до конца.

— Почему бредовой?

— Ну как вам не ясно, дружок? Никогда не задумывались, почему всегда ищут эликсир «бессмертия», но никогда — «радости»? Либо бессмертие, либо радость. Одно из двадцати пяти. Как представишь, что придётся триллионы лет взирать на рождение и гибель солнц, цивилизаций и целых галактик… Скучно, девочки! Нет уж, лучше я буду сражаться с этими мохнатыми созданиями! — Барон легонько щёлкнул пальцем по комочку мха, забиравшемуся вверх по ножке стола. Тот с жалобным писком сорвался и закатился в щель.

— Они вам спать не мешают?

— Нет. У нас договорённость, чтобы в спальню не лезли. Там живут эпифиты. Очаровательные меланхолики! Так вот, что касается Герметикуса. Он изобрёл-таки снадобье. Сам жаловался. Кой шрот, говорит, дёрнул меня создать этот дурацкий эликсир! Всё, говорит, теперь надоело; пытаюсь нейтрализовать эффект. Я его уговаривал уничтожить формулу, но он заявил, что сохранит. На всякий случай. «Какой такой случай?» — спрашиваю. «А вдруг захочу кому-то отомстить? Изощрённо». Похоже, так и сделал. Теперь, когда мы расшифровали послание ксенороссов, в этом нет сомнений. В нужное время и в нужном месте вы оказались, Механаузен! В нём содержится та самая формула Герметикуса. Он говорил мне, что спрятал её в Хранилище знаний. Оказывается, не только. Что за дьявольский ум! Отправить соперникам нашего вида, жителям планеты Росс! Но те тоже оказались не дураки, снимаю шляпу!

Барон Форзициус насмешливо помахал в воздухе домашним колпаком:

— Россияне поняли, в чём дело. И прислали её же в ответ. Если бы не вы, мой мальчик, вся так называемая западно-латинская цивилизации Homo Sapiens уже вырождалась бы к шротовой фене. Куда ей, собственно, и дорога.

Таким Евгений Учителя ещё не видел. Разгневанный, с развевающимися прядями, он резко взмахнул рукой, и с потолка упали мелкие мохнатые шарики. Прямо ему в стакан. Он опешил и вдруг… рассмеялся.

— Но у меня, мой мальчик, иные виды на нашу грешную цивилизацию. Есть одна тихая планетка неподалёку, в паре тысяч световых лет. Хочу создать там экспериментальную лабораторию по улучшению вида Homo Sapiens. Присоединитесь? Вы же увлекались биоинформатикой. Позывной «Евгений» я ведь дал не просто так! — барон лукаво посмотрел на Механаузена. — Есть такая наука, евгеника. Слышали?

— Нет! — честно признался ученик.

— Не мудрено! Очень давно отцы церкви признали её лженаукой и до сих пор держат под строгим запретом. Но для нас преград нет! Кроме собственной совести. Наука эта призвана улучшить человеческую породу. Нельзя сказать, что предыдущий эксперимент увенчался успехом. Жадность, зависть, ничем не оправданная агрессия – всё это уже прочно вошло на генный уровень. Будем избавляться от определённых цепочек в геноме. Возможно, на этот раз повезёт больше! Начинаем подбирать персонал. Поэтому хочу вас познакомить с нашей будущей секретаршей. Незаменимый сотрудник! Печатает со скоростью триста знаков в минуту. Причём вслепую!

Подойдя к мшистой лестнице на второй этаж, Форзициус позвал:

— Ева, детка, спуститесь, пожалуйста. У нас гости! Евгений, познакомьтесь с юной леди. Надеюсь, вы друг другу понравитесь!

Механаузен растерянно посмотрел:

– Учитель, но вы так и не сказали, при чём здесь моё имя, «Евгений»?

Барон нетерпеливо махнул рукой:

– Ах, это? Не берите в голову. Простое совпадение, мой мальчик! Простое совпадение. «Евгений» в переводе с древнегреческого – был такой народ на Земле-7 – обозначает «благородный», «с хорошими генами». А ведь как корабль назовёте, так он вдаль и поплывёт. Не правда ли?

Форзициус так заразительно радовался, как это получалось только у него.

[1]    Quo vadis, infectia! — Куда прёшь, зараза!

[2]     Святая простота!

[3]    ЦИМИС – Центр исследования мозга иных существ.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. С набором текста всё нормально, всё правильно.
    Написано грамотно – попадаются отдельные описки, но с кем не бывает? С чем есть проблема так это с написанием сочетаний прямой и косвенной речь (увы, проблема у 99% авторов). Так что очень советую авторам познакомиться с нашей методичкой
    В литературном отношении написано хорошо, читается легко. Хуже в плане сюжета: я вот читал и гадал: а что хотели сказать авторы этим текстом? Текст явно юмористический. Картина мира нарисована соответствующая, то есть явно гротескная. Но какого-то юмора или сатиры, таких, чтобы вызывали улыбку или тонко высмеять какие-то глобальные недостатки рода – такого я, ну никак тут не вижу.
    Вижу стёб с попытками сделать нечто оригинальное в жанре стёба, но стёб обязан нести в себе опять же какую-то достаточно глубокую сатиру или хотя бы какой-то искромётный тонкий и оригинальный юмор, но такого в представленном тексте я тоже не могу увидеть. Более того, сентенции типа про «коронный вопрос, в стиле ложной пресуппозиции» смотрятся весьма странно: «… «Вы уже перестали подвергать сомнению истинность идеи Империума?» Допрашиваемый полностью терял контроль, начинал мяться и заикаться. Ни «да», ни «нет» ответить нельзя. А заявлять, что утверждение некорректно, значит — препираться почти с самой Инквизицией…» – А почему на данный вопрос нужно отвечать «да» или «нет»? Нормальный человек, как мне кажется, на подобный вопрос ответит что-то вроде: «А я никогда и не сомневался в этих идеях» – и всё, надуманная проблема снята (то есть налицо надуманность утверждения, что испытуемый якобы должен потерять контроль). А такие надуманности недопустимы – особенно, если в сюжете нет ничего, кроме стёба.
    Более того, есть и нелогичность. Смотрите: описана некая параллельная вселенная, где нет имени «Евгений», поскольку там не было античной Греции. Но при этом там есть наука евгеника! Название которой как раз-таки тоже происходит от греческих смыслов «благородное происхождение». Евгения нет, а евгеника есть! Нонсенс. А нонсенсов такого рода не должно быть даже в стёбных текстах. Про то, что в реальности Земли, где не существовало Древней Греции есть католическая церковь, так же весьма сомнительно даже для юморного рассказа, поскольку отсутствие Древней Греции и народа «греки» говорило бы о колоссальной разнице в хорде истории того мира и мира «нашей» Земли (надо пнгимать, что «нашу» Землю автор определили, как «Земля-7»).
    В общем, не принято.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели