Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Пучков А. – Совершенная защита-19

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

Мантикора приготовилась к прыжку. Она прижалась к земле и подалась немного вперёд. Перевитые мышцами, словно канатами, лапы подрагивали от напряжения, как будто зверь накапливал в них силу, чтобы совершить стремительный и смертельный рывок. Длинный и мощный хвост, заканчивающийся острой костяной иглой, как маятник метронома, двигался из стороны в сторону. Я, стараясь не моргать, смотрел ей прямо в застывшие жёлтые глаза, в которых пульсировал вертикальный зрачок, и ждал. Всем было известно, что, если уж ты встретился взглядом с этой хищницей, не моргай! И чем дольше ты сможешь выдержать, тем дольше проживёшь.

Я усмехнулся: «Ну уж нет, подруга! Зря ты выбрала меня предметом охоты, ох, зря! Не повезло тебе! Ты, конечно, можешь меня достать!.. Но не в этот раз! И не в следующий!.. Не ты первая и не ты последняя!..». И я моргнул!

Моргнул специально, чтобы мантикора начала действовать. Зверь купился на провокацию и ударил хвостом. Она всегда первый удар наносит хвостом. Мне это было известно! Раздался свист пронзающего воздух острия, и я, стремительно пригнувшись, перекатом ушёл в сторону. И уже выходя из кувырка и поднимаясь на ноги, почти не глядя, рубанул мечом!.. Правки не требовалось! Хвост зверя вонзился в ствол дерева, возле которого я стоял, и увяз в нём своим острым концом. Ну а мне оставалось его только перерубить, что я и сделал. Не впервой, знаете ли.

Лишившись хвоста, мантикора, завывая, крутилась на одном месте, взрывая когтями землю, напрочь забыв и про меня, и про охоту. Она вообще больше ни на кого не обращала внимания. Хвост для неё – основа существования; лишившись его, она полностью теряла ориентацию и не знала, куда ей бежать и что делать. Меня всегда интересовал вопрос: почему при наличии впечатляющих клыков и мощных когтей это в общем-то умное создание так безрассудно и бесстрашно использует столь ценный для её жизни инструмент?!

Из-за соседнего дерева выглянул Серый и вопросительно уставился мне в глаза.

– Всё нормально, братан, – улыбнулся я, убирая меч за спину, – как обычно, даже не поцарапался!

Серый хмыкнул и, пожав плечами, направился в сторону скал. Я вздохнул и, поправив разгрузку, потопал следом за ним. Вот всегда с ним так, хоть бы раз похвалил!

Серый бодро топал метрах в пяти впереди меня и настороженно вертел головой во все стороны. В этих местах только так и надо ходить. Нельзя идти рядышком друг с другом, как бы тебе этого ни хотелось. Нельзя идти друг за другом ближе, чем в пяти метрах. Иначе и в том, и другом случае сразу обоим можно запросто стать добычей какой-нибудь твари.

Вот как сейчас!.. Я одновременно с прыжком Серого в сторону рванул из закреплённой на бедре кобуры обрез двустволки и всадил картечью сразу из двух стволов в гибкое тело здоровенного верёвочника, подобравшегося близко к тропе и ожидавшего беспечного путника.

– Да, не повезло тебе, – пробормотал я и толкнул ногой длинное подрагивающее щупальце, усыпанное острыми шипами, – ползал бы по своим владениям, живым бы остался. Вот что тебе тут надо было?

Подошёл Серый и тоже осторожно, чтобы не уколоться о шипы, потрогал верёвочника.

– Ещё немножко и он бы тебя достал! Ты становишься беспечным! – сказал я и с укоризной уставился на друга.

Тот, не отрывая взгляда от верёвочника, почесал себе ухо и, сверкнув в мою сторону карим глазом, снова пожал плечами. А потом, перепрыгнув через шипастое тело, направился дальше. Ну вот что с ним делать? Вроде бы и не молоденький уже. Усы вон какие отрастил! Пора бы и думать начинать.

Привал решили устроить на крыше древней разрушенной башни. Она была не очень высокой, но стены у неё были мощные, гладкие, отлитые из бетона, который со временем приобрел крепость камня. По таким стенам ни одна тварь не взберётся. Если, конечно, что-то летающее не нагрянет. Пока Серый внимательно осматривался, я прислонил к стене длинную широкую доску, на которой по всей длине были набиты бруски, и по этой импровизированной лестнице забрался на второй этаж. Подождал, пока заберётся Серый, и опять повторил процедуру, прислонив лестницу к пролому в потолке. Оказавшись на крыше, доску задёрнул наверх. А то мало ли!..

На самом деле мы забрались не на крышу, а на разрушенный чердак, над которым оставался целым небольшой участок из толстых досок. Под этим навесом при случае можно было укрыться не только от дождя, но и от какой-нибудь летающей заразы, которая вздумает полюбопытствовать, кто это там, в теньке, спрятался.

Я пристроился на небольшой чурочке, неизвестно как попавшей на чердак, удобно откинулся на стену, вытянул ноги и прикрыл глаза. Хорошо. Спокойно. Пока никто не нагрянул, надо бы перекусить, а то потом времени может и не быть. Обстановка здесь меняется очень быстро. Не успеешь оглянуться!..

– Держи, Серый, – негромко сказал я и протянул другу морковку. Тот радостно хмыкнул и, по-моему, даже улыбнулся, что с ним бывает крайне редко. Я посмотрел, как приятель с удовольствием захрустел морковкой, и, вытащив из кармана разгрузки завёрнутый в фольгу бутерброд с колбасой, с не меньшим удовольствием запустил в него зубы.

Моего друга можно назвать странным! Я это знаю и принимаю его таким, какой он есть. Ну что поделаешь с тем, что он вегетарианец? Правильно. Ничего не поделаешь. Вот я и не делал. Нравится ему морковка, значит, пускай он её ест. Зато он был преданным другом и хорошим товарищем. Он не оставлял меня даже в самых сложных ситуациях. Правда, у него был один существенный недостаток: он не умел говорить, то есть вообще не умел! Не дал Господь ему такого дара, как речь. Проглядел он это, и в результате кто-то, например, я, мог говорить, а Серый, по высшему недосмотру, и слова сказать не мог! Но меня это не сильно напрягало. Я понимал приятеля и так – по взгляду, по движениям, по его забавной мимике. Например, когда он ест свою морковку, его челюсти так уморительно двигаются, что мне иной раз хочется рассмеяться. Но я себе этого не позволяю, чтобы не обидеть друга.

Над нашим убежищем мелькнула тень, и мы притихли, стараясь не издавать ни звука. Нам не повезло. Тень, падающая на стены башни, стала стремительно увеличиваться, и наконец массивное тело опустилось на прикрывающие нас доски. Я вытащил меч и, задрав голову, наблюдал, как, жалобно застонав под тяжким весом, прогнулся дощатый навес. Серый тоже бросил свою морковку и приготовился. Я поднял вверх указательный палец, призывая его не шевелиться, а сам маленькими шажками подкрался ближе к краю навеса, под которым мы укрывались.

Мне уже было понятно, кто почтил нас своим гнусным присутствием. Чёрный глотатель! Препротивнейшее создание. У этого летающего монстра был огромный мощный клюв, и он им умело пользовался. Например, он мог в считанные минуты разнести в щепки доски, по которым сейчас прогуливался. Он нас давно уже почуял, но понимал, что если разломает доски и спустится к нам, то выбраться из башни уже не сможет. Размах крыльев у него слишком большой, и он просто не сможет их развернуть внутри строения.

Я знал, как глотатель поступит, сталкивался уже с ним. Он будет разрушать доски до тех пор, пока под ним не останется несколько штук, а потом спокойно опустит вниз башку и своим мощным клювом выцепит нас, как червяков. Сейчас главное – не промахнуться. Я перехватил поудобнее меч и застыл, ожидая, когда… Огромные черные когти ухватились за край досок!.. Они были настолько большими, что загибались вниз, на нашу сторону. Два быстрых взмаха мечом, и наверху раздался дикий ор и ошалелое хлопанье могучих крыльев, от движения которых поднялась туча пыли, скопившаяся за долгие годы в башне.

Я, можно сказать, убил глотателя, нанеся ему, казалось бы, незначительные повреждения в виде отрубленных когтей. Не сможет он теперь сесть, ведь когти служили для этого опорой. Да и с лёта он теперь свою добычу не сможет схватить, разве что культяпками ей по голове настучит. От голода он теперь окочурится.

Серый был доволен, у него с этими летающими бандитами свои счёты. Однажды один из них его чуть не сожрал. Благо он парень спортивный, ноги накачанные. Он упал на спину, и так приложил ногами эту тварь снизу по клюву, что у того, наверное, не один день потом голова болела! А пока ошалевший от удара монстр приходил в себя, Серый был уже далеко. Бегает он будь здоров! Даже я не могу с ним в этом тягаться.

До цели нашего похода остался один переход, самое сложное в нём будет – перебраться через скалы. Сами по себе они невысокие, всюду проложены тропы, иди не хочу. Приятель мой вон может даже бегом по этим тропинкам бегать. Но я на правах старшего ему это категорически запрещаю. Слишком уж много на скальных тропинках поворотов, за которыми тебя может поджидать всё что угодно.

На этот раз я шёл первым. Серый не возражал, он понимал, что я эти скалы знаю лучше. В конце концов, я физически сильнее его и, если что, смогу в первый момент дать отпор, пока он придёт на помощь. Неладное я почувствовал, когда мы уже преодолели полпути. Вернее будет сказать, не почувствовал, а увидел, как с верхушки большого обломка скалы скатились несколько камней. А это было неправильно, не должно там быть никаких камней. Был я на этой скале. Чисто там всё. Ничего там нет. А это значит, что нам готовят встречу шушуры. Невысокие рукастые твари, которые на своих коротеньких ножках медленно передвигаются, зато мощно и с удивительной меткостью кидают своими длинными руками камни, заранее подготовленные в засаде.

Нам повезло, что какой-то из шушур облажался и выдал себя, случайно столкнув со скалы свои снаряды. А если бы я беспечно вышел из-за поворота, то обязательно получил бы камнем между глаз.

– Ладно, – пробормотал я, – хочешь не хочешь, а посмотреть, где они расположились, надо. И я, осторожно выглянув из-за большого валуна, сразу же спрятал голову обратно. Осмотреться как следует не успел: в край валуна, в то место, где буквально секунду назад была моя голова, с силой ударился и разлетелся на куски довольно большой камень. Но основное я успел увидеть. Шушуры всей своей стаей сгрудились у левого края скалы. И если их не угробить, то нам придётся возвращаться назад, так как они будут сидеть в засаде до тех пор, пока не добудут себе пропитания, прибив кого-нибудь камнями.

Надо поторопиться, пока все они находятся в одной куче. И на них вполне может хватить одной гранаты, которая, кстати, одна у меня и осталась.

– Серый, давай следи за тропой и за шушурами, а я полезу наверх, на валун, и оттуда постараюсь забросить к ним гранату.

Серый кивнул и точно так же, как и я, пригнувшись к самой земле, выглянул из-за валуна.

Пока шушуры обстреливали приятеля, я торопливо лез на валун, за которым мы скрывались, и радовался тому, что этот валун выше скалы, где притаились эти пакостники. Да, место действительно было удачное. Эта длиннорукая дрянь была подо мной как на ладони. Играть в супермена я не стал. Из своего укрытия осторожно осмотрелся, рассчитал траекторию, а потом, слегка приподнявшись, по плавной дуге отправил шушурам пламенный привет.

Дальше бежали почти что бегом, и на этот раз я приятеля не останавливал. Взрыв гранаты разбудил скальника, и нам пришлось спасаться бегством, так как его не возьмёшь тем оружием, которое имелось у меня в наличии.

Вроде бы оторвались, и я скомандовал перейти на шаг. Всё! Почти прошли скалы, осталось только спуститься с небольшой площадки, где мы сейчас стояли, в долину… Прямо перед нами, из расселины, пыхтя как паровоз, выбрался ещё один скальник и уставился на нас маленькими белёсыми глазками. Второй был у нас за спиной, он шёл за нами, и, если мы быстро что-нибудь не придумаем, будет совсем плохо. Я медленно вытащил из набедренной кобуры обрез и навёл его на чудовище. Это создание более-менее разумное. Может, испугается? А с другой стороны, откуда он может знать, что я держу в руках! И я выстрелил. Скальник, получив в грудь заряд картечи, сделал невольный шаг назад.

То, что произошло потом, вогнало меня в некоторый ступор. Серый, сделав пару шагов назад для разгона, рванулся вперёд и изо всех сил ударил скальника ногами в грудь. Тот сделал назад ещё один шаг и, ступив на самый край площадки, потерял равновесие, покачнулся. Я понял, что хотел сделать Серый, поэтому перезарядил обрез и опять выстрелил. Монстр стоял, покачиваясь, на краю обрыва, словно раздумывая, в какую сторону ему податься. Вперёд – к нам, или назад – в бездну. Выбор за него сделал Серый, он опять подпрыгнул и ударил его ногами!.. Я не стал рассматривать упавшего в пропасть монстра, и так ясно – живым он остаться не мог. И его мохнатую тушу, несмотря на крепость шкуры, в конце концов кто-нибудь да сожрёт.

– Ну что, братан, – обратился я к Серому, – последний рывок остался. Как обычно действуем?

Приятель глянул на меня своими круглыми карими глазами и кивнул. Ну а что тут неясного, это который уж раз. Всё отработано.

– Тогда вперёд! – рявкнул я и сорвался с места.

Сначала мы бежали рядом, плечом к плечу, бежали как можно быстрее, чтобы проскочить по возможности больший отрезок пути. Пока нас не заметили и не начали на нас охотиться местные, низинные твари.

Мы бежали к огромному замку, возвышавшемуся перед нами. Этот замок и был целью нашего похода. Эх, проскочить бы незамеченными! Нет! Не судьба! Откуда-то сверху раздался тонкий и противный звук.

– Серый! Свистуны проснулись! – проорал я. – Давай как обычно вперёд, пускай они на тебя летят! Серый услышал и, резко ускорившись, оторвался от меня метров на десять. Свистуны – неповоротливые и медлительные летуны. Они нападают небольшими стаями. И в них, как правило, легко попасть. Но обрез здесь уже не поможет. Надо что-то более многозарядное. Поэтому я вытащил верный и сто раз испытанный ПМ. Первый пошёл. К Серому устремился самый быстрый из стаи, и я сшиб его с первого же выстрела. Свистун свалился прямо под ноги Серому, и тому пришлось, не сбавляя хода, перескочить через его кожистое тело. А вот и второй! Выстрел… мимо. Ещё разок… готов!

– Вперёд, вперёд! – заорал я, увидев, что приятель начал оборачиваться. – Беги, не смотри назад! Немного осталось!

 А потом мне уже пришлось стрелять, почти что не целясь, так как свистуны наконец-то нас нагнали и навалились на Серого всей кучей. Промахнуться было практически невозможно. ПМ не подвёл! Он никогда меня не подводил. Для того чтобы уничтожить крутившихся над Серым свистунов, мне пришлось расстрелять два магазина. Но я справился!

Не снижая скорости, несёмся дальше. А это ещё что такое!? Справа нам наперерез накатывается здоровенный рыжий шар. А-а-а-а! Ясно! Зубоскал! Вот только он почему-то другого цвета. И вообще не понятно, как он здесь оказался?! Этот мохнатый зубастик обитает там, ближе к скалам. Зубоскал накатывался быстро. Странным в нём было то, что сам он катился, а его большой зубастый рот и единственный глаз находились на одном месте! Они не катились и не крутились вместе с телом. Этого надо картечью!.. На! На!.. Всё! Этот уродец уже не опасен, его ударом свинца отбросило в сторону, и он теперь покатился по широкой дуге, до нас он ещё раз добраться уже не успеет! Последний рывок!..

Вот и замок! Или, точнее будет сказать, дом! Он навалился на меня всей своей успокаивающей мощью, и я перешёл на шаг!.. Ну вот мы наконец-то и дома! Я, уже не торопясь, зашёл на открытую веранду, вставил ключ в замочную скважину и повернул, с удовольствием услышав, как где-то внутри смачно щёлкнул механизм замка.

Первым в дом как обычно заскочил Серый и сразу же скрылся на кухне. Я усмехнулся: «Кто бы сомневался! На кухне хранится его любимая морковка, и он как никто это знает!». Зашёл следом за приятелем, закрыл дверь и, глубоко вдохнув родную атмосферу дома, пошёл к себе в комнату. Прямо от дверей бросил рюкзак на стул, стоящий возле стола, стянул разгрузку и, положив её на рюкзак, направился в ванную комнату. А то пока воевал с нечистью, вывозился весь как поросёнок.

Из ванны вернулся на кухню и засмеялся, увидев, как Серый стоит посреди кухни и обиженно водит ушами.

– Что, брат? Обломилось тебе? Нет еды на привычном месте!

Я подошёл к холодильнику и вытащил из него морковку. Затем подхватил Серого на руки и, посадив его на широкий подоконник, подсунул морковку ему под мордочку. Потом вытащил из холодильника бутылку молока, сцапал самый большой кусок яблочного пирога и забрался к Серому на подоконник.

Так мы с ним и сидели. Ели, смотрели на беснующихся за окном монстров и думали каждый о своём. Я, конечно, не знаю, о чём думал мой кролик, но я думал о том, что говорила мне моя мама.

Года три назад я пожаловался ей на то, что на улице очень страшно и меня все хотят обидеть! Она засмеялась и сказала, что она это знает и что с каждым днём опасностей, которые поджидают меня на улице, будет всё меньше и меньше. И в один прекрасный день они исчезнут совсем! Ко мне обязательно придёт то время, когда я с радостью и грустью буду вспоминать эту опасную, но счастливую пору. И мне очень захочется сюда вернуться, чтобы хотя бы разочек испытать то, о чём я уже почти совсем забуду!

 Наверное, всё так и будет, как говорит мама. Я верю ей! А пока это время не пришло, я жду, когда папа раздобудет для меня гранатомёт, и тогда мне уже будут не страшны скальники.

Я шмыгнул носом и опять откусил большой кусок маминого пирога. Пока я был занят собственными мыслями, Серый своей мордочкой столкнул морковку на пол. Я потеребил ему ухо и полез за закатившейся под стол морковкой.

Всю свою сознательную жизнь, с того самого момента, как я осознал себя личностью, на протяжении шести лет, я воспринимал свой дом как крепость. Как огромную неприступную крепость, которую не сможет преодолеть ни одно зло, какое бы сильное оно ни было! Родной дом всегда победит. Дом для меня является не только самой совершенной и мощной защитой, но и основой моей жизни! И так будет до тех пор, пока меня в этом доме ждут. Ждут все! И мама, и папа, и сам дом ждёт! Я чувствую, как он облегчённо вздыхает, когда я к нему возвращаюсь. И как он напряжённо поскрипывает половицами, когда я ухожу.

Когда я вместе с морковкой опять забрался к Серому на подоконник и посмотрел в окно, то увидел, как среди окруживших дом тварей началась какая-то суета. Они начали метаться перед домом взад и вперёд, словно забыли, зачем вообще сюда собрались! А потом они все разом, как по команде, в ужасе рванули от дома в разные стороны.

Быстрее всех, завывая от страха, улепётывал неубиваемый скальник, за ним, заполошно молотя крыльями, как перепуганная ворона, летел глотатель. Последним, отчаянно помогая себе корявыми ручками и закрыв от страха глаз, укатился зубоскал, по пути намотав на себя колючего верёвочника.

Я довольно улыбнулся. Я уже знал, что произошло, и вышел на веранду. Я знаю, кто внушает такой ужас тварям. Я знаю, от кого все они разбегаются как чёрт от ладана! Моя мама!.. Мама для них для всех – непреодолимая и страшная сила! Сила, сметающая всё на своём пути! Мне часто говорят, что я уже большой и должен вести себя соответственно. Не бегать, где не надо! Не прыгать!.. Не орать, когда хочется поорать!.. Но только не сейчас! И я, раскинув руки, радостно заорав, побежал маме навстречу!..

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. аллегорический мир детского воображения с миром реальным

    К набору претензий нет (хотя красные строки можно было делать и более глубокими).

    Язык у автор достаточно живой и образный, но есть небольшие переборы с повторами глагола «быть» в разных его формах (нечастые, но есть). Есть не вполне удачные фразы, например: «…они будут сидеть в засаде до тех пор, пока не добудут себе пропитание…» («будут» и «добудут» придают фразе паразитную здесь рифму, а в русском языке хватает синонимов, чтобы таких «ляпсусов» не допускать). Есть просто нехорошо построенные фразы, например: «…Почти прошли скалы, осталось только спуститься с небольшой площадки, где мы сейчас стояли, в долину…» (здесь неудачный порядок слов: спуститься куда –  в долину, то есть тут сказуемое «спуститься» оторвано от обстоятельства места «долина», и фраза звучит элементарно некрасиво).

    Есть тут и некоторые неточности в описании, например: «…я торопливо лез на валун, за которым мы скрывались, и радовался тому, что этот валун выше скалы, где притаились эти пакостники…» – невнятное какое-то описание! По тому, как вся сцена с шушурами описана, совершенно не понятно, каким образом ВАЛУН может быть выше СКАЛЫ, на которой прячутся шушуры? Тем более при том, что герой говорит ранее, что заметил, как С ВЕРХУШКИ большой скалы скатились камни. Значит, верхушка скалы всяко-разно выше уровня, где находятся герои. А «валун» никак не может быть выше «скалы». В общем, явная неточность и в описании, да и просто в терминологии.

    По сюжету. Я бы не назвал этот рассказ «фэнтези» – это некая сказка-аллегория, и, в общем-то, не столько фантастика (ну или фэнтези – в данном контексте это не имеет значения), сколько некое описание воображаемого мира ребёнка. Который, видимо, идёт по улице (судя по всему, со своим питомцем-кроликом под мышкой) и воображает, что он совершает некое «сказочное путешествие, где уличные «опасности» представляются ребёнку в виде мантикор, шушур, глотателей и т.д. И, конечно же, самой лучшей защитой для любого ребёнка будет не игрушечный меч или игрушечное ружьё, а мама.

    К сожалению, в такой аллегорической интерпретации рассказ не тянет на фэнтези (и, тем более, на фантастику). Это мог бы быть весьма неплохой рассказ о восприятии мира ребёнком, но, как и рассказу «Повелители хаоса» одного из авторов, рассмотренному тоже в апрельской подборке, этому рассказу не хватает чёткости описаний, в данном случае связывающих аллегорический мир детского воображения с миром реальным. Конечно, здесь многое куда более внятно прописано, чем в «Повелителях хаоса», но всё же стоит подумать над тем, как точнее подать действия мамы в том смысле, от чего же конкретно она спасает маленького героя.

    Как мне кажется, тут может оказаться достаточным буквально пару фраз придумать и ввести в текст – и получится неплохая современная лёгкая сказка-аллегория. Возможно, такая «сказка» даже подошла бы для нашего журнала, но автору тут нужно как следует подумать: хоть требуется буквально несколько слов сказать, но это должны быть очень чёткие и выверенные слова

Публикации на тему

Перейти к верхней панели