Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Лебединский В. – Ворвавшаяся будущность – 42

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

Безжалостнее зла только безразличие. В.Л.

Есть лишь бескрайний космос и только он, ставящий под сомнение значимость человека во вселенной. В сравнении с его безграничностью всё остальное может показаться чем-то несущественным, как игры в детской песочнице.

И вопреки этому человек всё также к чему-то стремиться, пытается найти в его щедрых просторах нечто далёкое, но родное. Он всё также вынужден работать на свой желудок, желает не отставать от других.

Меж двух островков-астероидов, напоминающих камень пемзу, лихо проскочил Юрий Штоль, держа курс на своём скитальце «Ветреный нрав» на научную станцию «Атлант». Его ноги плотно соприкасались с махиной по типу схожей с давнишним российским мотоциклом «Урал-волк», за исключением того, что был видоизменён им же самим руль, педали, а позади водителя и под ним, вместо колёс располагались двигатели, черпающие энергию из самой тёмной материи, из трёх сопел-пастей которых вырывалось мерное бирюзовое свечение.

Благодаря постижению космоса, открытию новых планет, изучению иных цивилизаций и постройке новых станций границы фантазии человека многократно расширились, как и его амбиции. Юрий жил в мире, где спрос на новшества и облегчение жизни был велик, а учёные не покладая рук трудились над созданием революционных технологий, порой предоставляя в пользование умопомрачительные изобретения за гранью человеческого понимания. И всё же при всех своих скачках в развитии человеку казалось, что он многого не знает и что-то упустил.

Не так давно Юрий устроился работать доставщиком грузов. Рассекая системы и по возможности минуя засады пиратов у захваченных заправок, –для тех, кто не смог себе позволить двигатель на тёмной материи, – и близ ремонтных бухт, он совсем не беспокоился о топливе, потому как в самом космосе его было немерено.

Если его что-то и тревожило, так это датчик кислорода на скафандре, неотвратимо близящийся к нулю. В случае чего этот человек готов был погрызться за груз и ему было чем отстоять свою жизнь. Его верный лазерный пистолет «Вулкан 6» всегда был при нём, в кобуре, заряженный на шесть выстрелов. Уже не раз у него было столкновение с неприятелем, но ему удавалось вылезти из конфликтов сухим или благодаря хитрости, не смея рисковать, или же изворотливости в бою, из которого он благодаря Фартуне выходил победителем. Не раз случалось так, что его «Ветреный нрав» вместо него страдал в бою, что ставило его жизнь под угрозу. И не раз ему чертовски везло.

Но в этот день везение Юрия оборвётся, как струны у гитары.

Юрию можно было спокойно выдохнуть: монолитное сооружение научного комплекса уже замелькало впереди. По мере его приближения оно всё больше походило на угловатый белоснежный колокол со множеством иллюминаторов и посредине стыковочном отсеком в виде длинной гравитационной полосы.

Подплыв ближе, «Ветреный нрав» стало притягивать к станции. Открылся проход, как забрало. На непомерно обширной посадочной площадке простаивало множество видов транспорта, от мала до велика. Заметив на бедре Юрия кобуру и пистолет, его встретили и окружили вооружённая служба охраны в тёмных броне-мундирах.

Впрочем, эти пятеро человек немного поостыли, когда он показал удостоверение доставщика, сообразив, с каким риском сопряжена его работа. Они ему и подсказали, где искать клиента. Ну а после шутки, развеяв обстановку, ему и вовсе разрешили послоняться по станции сколько душе угодно, при условии, что он не будет ни у кого путаться под ногами.

«Вот только мне оно не надо», – подумал он, через хорошо освящённый белый коридор попав в лабораторию.

Юрий Штоль даже приблизительно не мог считаться человеком научным. Его можно смело назвать личностью творческой, в стези которой у него есть кое-какой опыт. Но и в технической части он немного соображал, потому как из отцовских проектов ему удалось воплотить создание скитальца, на котором он и прилетел, в жизнь. Дать определение сложному оборудованию на величавых столах ему не хотелось также, как и понять, над чем корпят суетливые учёные в белых и синих халатах с визорами на лбах.

– Кто из вас Анатолий Молодцев? – спросил доставщик, поставив груз на стол.

– Я! Я! – видимо, этот тучноватый мужчина с блестящей лысиной, наверняка совсем не дурак достойно подкрепиться, засеменив к нему, был обрадован его появлением, расплывшись в улыбке. – А что там?.. А я уж и не помню, что заказывал. Но что-то заказывал, и важное, да-да… Работы навалилось – мама не горюй… А не припозднился ли ты, курьер?..

– Я не могу себе этого позволить.

– Ну ладно-ладно, а то я, если честно, потерял счёт времени. Сколько с меня?

Юрий молча протянул учёному голографический планшет, и после того, как мужчина расплатился, сказал:

– Это три порции горячего плова с креветочным соусом. Также, как вы и пожелали от компании, я привёз из центра исследований отчёты. Уж не знаю, что в них такого важного, но они расстались с ними с большой натяжкой.

– А, да-да-да!.. Но плов всё же будет поважнее. Война войной, а обед по расписанию. Знаете, умственная работа так истощает нервные силы, отчего так аппетит разыгрывается!..

– Приятно с вами иметь дело. Всего хорошего.

Юрий вернулся на посадочную площадку, заправил баллоны на спине кислородом. Иногда человек, задумавшись и поддавшись тишине, может как бы бросить на себя взгляд со стороны. И кажется, что всё слишком ладно складывается. Некоторые люди начинают видеть в этом некий подвох. Тогда-то в разум и забирается червь сомнения перед ближайшим будущим, и начинает медленно глодать ум хозяина.

То же самое почувствовал доставщик, нахмурившись и вспарив в просторы космоса.

Юрий достал голо-планшет, зашёл в желтоватое меню новых заказ и, уже подобрав кое-что угодное ему и собираясь отправиться в Солнечную систему, чуть напрягся от внезапного звонка.

– Юра?..

Доставщик понял: ему позвонил босс и дело худо. Никогда раньше он ему напрямую не звонил и не имел с ним дел, только через посредников.

– Валентин Александрович, рад слышать. – сказал он в динамик шлема.

– Присядь.

– Я в космосе, на своём скитальце.

– Плохие новости. Ты первый, кому я позвонил. Для меня-то новости весьма неплохие, но… для вас, рабочей силы… Эх… Что уж там, грядут перемены. Я более не могу рассчитывать на доставщиков.

– Как это понимать? – Юрий, сам того не понимая, сильнее сжал рукоятки руля.

– Учёные создали телепортационную технологию, а маркетологи убедили меня сменить путь компании. Это недорогой гаджет, похожий на арку, который может себе позволить не только каждая станция в нескольких экземплярах, но даже и владельцы космолётов. Словом, не я один присматривался к этим прототипам, и теперь, с сегодняшнего дня, их стали внедрять в жизнь человечества. Мне очень жаль это говорить, и я знаю, как ты держишься за свою работу, но сегодня я всем дам отставку.

«Ему не хватило смелости сказать: “Ты уволен”», – подумал Юрий.

– Грядут перемены, – продолжал Валентин, – И мы должны смело и с оптимизмом их встречать…

Босс и дальше продолжал вещать нечто с упорством и убеждением, свойственным деловым и целеустремлённым людям, а Юрий уже так ушёл в себя, что все звуки для него отступили на задний план.

Внезапно его осенило:

– Вот только скажите мне, кому выгодны эти перемены? К чему они стремятся? Уж не желают ли они довести жизнь до полнейшего автоматизма, сводя на нет человеческие взаимоотношения?

– Что?

– Прощайте, – закончил Юрий.

«Ветреный нрав» с пассажиром завис в космосе. На какое-то время Юрию даже стало наплевать на то, что он впустую тратит кислород. И даже сам себе Юрий стал безразличен. Он не был из тех, кто считает, что перемены – это только к лучшему. Ему вдруг не понравилось то, куда человечество идёт по чужой, навязанной воле.

– Вот только это не значит, что я больше ничем в жизни не могу заниматься…

С этими словами он всё также взял курс к Солнечной системе, желая навестить Луну и добраться до Вещательной станции на её орбите.

Юрий сделал несколько глубоких вдохов, успокоил нервы и приготовившись к прыжку. Просчитав траекторию по навигационной карте, он нажал лиловую кнопку и поддал газу в верном направлении.

«Ветреный нрав» вместе с ним сжался в точку, позади которой, как от кометы, на яром порыве осталась длинные полосы израсходованного потенциала чёрной материи.

Влетев в червоточину, Юрий Штоль бесследно исчез…

***

Взгляд Юрия пытался понять, на что похожа вещательная станция «Без границ». Ближе всего она напоминала из себя вытянутое сооружение в виде винта, вдоль конструкции которой расположились, как гайки, множество отсеков и студий, а верхушка, похожая на шляпу со множеством солнечных батарей, была обращена к солнцу. В этой громаде беспрестанно велись в прямом эфире новостные вещания на разных языках, брались интервью у знаменитых дельцов всей галактики, инопланетных звёзд-певцов, показывались научные и документальные передачи.

Его потянула туда неведомая рука, будто бы он был при галстуке и его кто-то за него притягивал как магнит. Ему была интересна эта пресловутая станция потому что в ней сосредоточены все новости и главная суть происходящего вселенной. Это было место, где люди за свои слова могут поплатиться головой, где нет места безответственности и где кипит сама жизнь.

Конечно же так просто бывшего доставщика в свои ряды не пускали. А если и приходилось подпускать, то с большой неохотой и холодностью. Да и к тому же ведущие, видя его напор в разговорах с руководством, понимали, что если придёт он, то кому-то из них если и не уйдёт, то как минимум уступит место и займёт менее представительное и прохладное.

Юрию пришлось вложить время чтобы переучиться, что занимало у него большую часть дня, а вечерами, ночуя в паривших у Земли станциях-гостиницах, он не расставался и не отходил от зеркала без книги «Искусство оратора».

Всё это отняло у него оставшиеся средства, и должно было отнять последние силы, но его подталкивала решимость добиться своего хотя бы вопреки желаниям и действиям против него остальных.

И порой человек так сильно желает своего, делая для этого всё возможное, что у него это внезапно получается.

Юрий Штоль очень даже не зря отрабатывал голос и манеру вести речь. На него обратили внимание, и после нескольких прослушиваний он околдовал мужчин своим звучным, сильным баритоном и смог так затронуть чувственные струны женских натур, что они сдались и приняли его под своё крыло

***

За спиной Юрия задний фон студии представлял из себя золоченные объёмные волны, застывшие словно бы во времени, в глуби которых мерцали крапинки звёзд. Перед тем как начать, ему предложили кофе. Он, с улыбкой отрицательно мотнув головой, сел напротив множества камер. Освежил память, пробежавшись по тексту в голо-планшете и кивнул человеку со скрещенными руками у груди, сокрытому во тьме за стеклом.

– Начинаем, – холодно бросил он.

Команду к старту озвучил мужчина средних лет в сером пиджаке, являющимся директором станции, на которой имел честь впервые выступить Юрий. Темноволосого, коротко стриженного директора звали Павел Наумов, и если бы у них не случилось разговора, если бы новому ведущему пришлось иметь дело исключительно с его подручными, а не показать себя вживую, расположив, то ему было бы гораздо труднее пробиться. Павел обратил внимание на Юрия по той причине, что почувствовал в нём напор и позитивный настрой. Дав ему флаг в руки, директор пожелал лично поприсутствовать на первом вещании.

В лицо Юрия ударил свет. На голо-экране появились подсказки.

– Добрый день! С вами Юрий Шторь, и мы ведём прямой эфир со станции «Без границ». Сегодня празднуется сто четырнадцатый год, когда Российская федерация смогла присвоить себе большую часть космоса. Что и говорить, это напоминает события с нашей родной планеты, не так ли? Мы по праву можем считаться могущественнейшей державой и рады, что на нас ровняются. В особенности же, как выразился наш президент эти утром, нас должно греть то, что никто на нас не затаил обиду. «Кто успел – тот и съел», – так он выразился. Этот день считается выходным для всех работников по техническим и научным специальностям. Ну а нам же, в нашей студии, не до отдыха – ещё очень даже многое предстоит сообщить нашим зрителям.

Камера-робот, похожая на маяк, подъехала чуть ближе и взяла Юрия крупным планом одним из множества «щупальцев».

– А тем временем Соединённые Штаты Америки не бросают попыток присвоить себе Луну. Их президент заявил: «Мы – первооткрыватели. Значит, она наша по праву, и мы не отступимся». Дело пахнет жареным, скажете вы? Похоже на то. Но наш радушный президент на это метко возразил: «Издавна Америка славилась своим кинематографом. Так пусть же докажут, что их появление на Луне было подлинным, а не крупнейшим из обманов». На это ваш скромный слуга сможет лишь вздохнуть и сказать: этот спор может длиться вечно. Но и с нашей стороны сдать назад было бы неправильным, потому как уже несколько лет Луна приглашает к себе россиян, иностранцев и иных представителей цивилизаций отвлечься от повседневности на множествах баз отдыха. И тем не менее Российская федерация не намерена проявлять агрессию и считает, что в любом споре можно прийти к взаимовыгодному согласию. Идём дальше.

Текст на голо-экране сменился, к Юрию подъехали две дополнительные камеры, устремив свои линзы на щупальцах точно на него.

– Мы дождались: наша федерация выделила дополнительный бюджет на постройку новых станций. Планируется, что у каждого спутника открытых планет будет как минимум одно сооружение. Такая мера была предпринята в связи с тем, что население нашей родной планеты подошло к катастрофической численности. Но уже совсем скоро люди смогут переселиться и зажить по-новому. Как и кому именно посчастливиться поселиться в космосе, не сообщается. На этом всё. С вами был Юрий Штоль, новости с вещательной станции «Без границ». Увидимся в вечернем выпуске. До скорого!

Камеры отъехали назад, свет сменился на приглушённый.

Ведущий встал, хорошенько потянулся и услышал позади себя шепоток менеджера:

– Без сучка и задоринки.

Минутой позже Юрия навестил Павел Наумов, удовлетворённо закивав:

– Чего уж таить, ты был на высоте. Я рад, что не ошибся в тебе. И ты очень даже верно закончил новости. Ты и вправду сегодня ещё выступишь. И завтра, и послезавтра, и так далее.

Мужчины крепко пожали друг другу сухие, тёплые руки. Слова директора можно было счесть за длительное и плодотворное желание сотрудничества.

«Да чего уж там, – подумал Юрий, направляясь в кафетерий, – я превзошёл самого себя».

В подобном духе бывший доставщик завоёвывал сердца зрителей, донося до них последние новости из космоса. В течение двух месяцев рейтинг Юрия рос как на дрожжах. Новым днём ему в очередной раз нужно было объявить новости, а после же отправиться на свидание с обаятельной секретаршей с запоминающимися ямочками на щеках и жгущей сердце улыбкой. Они бы, как и обычно, прогулялись по садам, дарующим кислород станции, полюбовались из иллюминаторов красотами космоса и положительно пресытились общением с щепоткой дразнящих колкостей.

И всё бы так и случилось, если бы не одно «но»…

Юрий сел за стол перед ожившими роботами-камерами. Чувствуя себя в своей тарелке, он невольно улыбнулся.

Уже собравшись произнести коронное «С вами Юрий Штоль», он осёкся. Свет померк, камеры отъехали назад. Завсегда присутствующий и скрытый в темноте директор покинул своё гнёздышко и заспешил в студию.

– Юра, надо поговорить.

Ведущего проняло до костей. На него нахлынуло то самое дежавю, и оно с собой не вытянуло ничего хорошего из прошлого.

– Внимание! Послушайте все вы меня, – вокруг директора скучился недоумённый народ. – Ну, вот и всё. Сматываем удочки.

– Как?.. – спохватилась девушка в юбке, прижав к груди голо-планшет.

– Не понимаю… – пробормотал худой как швабра мужчина, утерев лоб от испарины.

Павел Наумов только и развёл руками:

– Теперь принято считать, что то, чем мы здесь занимаемся, устарело.

Юрий Штоль крепко сжал зубы. Жар, как из горнила, пронял его тело, и он словно бы посуровел.

– Со мной недавно связывались о некоем прототипе нового имплатна. Тесты уже, можно сказать, позади. И для меня, как и для вас тоже стало неожиданностью, что теперь придётся действовать по-другому. И как бы тяжело мне это не далось, но не все смогут остаться на своих прежних местах. Придётся либо переквалифицироваться, либо найти новое призвание.

– Говорите толком! – прогремел усатый, возрастной мастер по освещению, потрясая мясистым кулаком.

– С завтрашнего дня нашим усидчивым зрителям будут вживлены недорогостоящие импланты, позволяющие первыми и в любом месте получать свежайшие новости прямиком к себе в разум. И это будет доступно даже во время сна. То есть уже проснувшись они уже будут вооружены новыми творящимися событиями. За этим будущее!.. И, как вы понимаете, нам нельзя отставать от остальных мелких компаний и тоже придётся идти в ногу со временем. Увы, некоторые из вас вскоре совсем не понадобятся нашей станции. Дальнейшие инструкции и предложения мой секретарь вышлет вам завтрашним утром.

– Вы совсем рехнулись, – процедил Юрий, приблизившись к директору. – До вас хоть доходит, что это крайность, что это уже перегиб?!

– Что ты хочешь сказать, Юра?

– Это безумие! Это ненормально, что каждый день выпускается нечто новое, заменяющее собой либо предыдущее изобретение, отброшенное за ненадобностью, либо теснящее самого человека со своей должности. А вы не подумали, что она ему, быть может, была по душе? Что это смещение может его ранить? До каких же пор это будет насаждаться нам и до каких пор мы будем принимать это как должное?.. Не пора ли сказать «хватит!», пока ещё не стало слишком поздно?..

Если слова Юрия Штоля и дошли до умов народа, то они ещё не успели осознать всю их суть. Как они стояли с открытыми ртами, поражённые его пылом, так и замерли.

Директор же, с трудом подавив презрительный смешок и отрицательно помотав головой, сказал:

– А с инакомыслящими мне так и вовсе не о чем разговаривать. Если ты не видишь в этом перспектив – до свидания!

Юрий Штоль пошёл на Павла Наумова со сжатыми кулаками. Тот, попятившись, запнулся о каблук секретарши и рухнул как куль. Ведущий же, переступив через него, снял с себя пиджак, стянул галстук, бросив их на кресло.

Позже, не попрощавшись со своей девушкой, он очутился на посадочной площадке. Сбросил со своего скитальца запыленный полиэтилен, перевёл взгляд на свой скафандр.

– Ну что, всё заново?.. – спросил он у бездуховных, но надёжных вещей. – Молчите…

И вновь оказавшись на свободе, чёрной как ночь, снова почувствовав в своих руках власть над моментом, Юрий с горечью прошептал себе в шлем:

– Найду другую… И девушку… И работу… И жизнь…

Водитель скитальца не мог отмахнуться от мысли, что жизнь с ним за что-то зло шутит. Ему не удаётся подчинить её себе в угоду, не получается занять своё место.

И всё же тишина космоса позволила ему обдумать своё положение и подтолкнула к следующему шагу…

***

Да, в жизни Юрия не ладится. Но он был решительно против этого.

Прибыв к зависшей в космосе гостинице, похожей на советские колонки «S90», где вместо динамиков имелись купола, а под ними обеденные залы, Юрий поставил на стоянку скиталец в ангаре, снял себе комнату.

Уединившись в номере, где ни мебель, ни предметы обихода не бросались в глаза, а значит и сбить с толку не могли, он плюхнулся на кровать напротив иллюминатора, по правую сторону которого стоял аквариум с ленивым осьминогом, с головой уйдя в раздумья.

Спустя пару минут он сконструировал из голограммы своего планшета перо, поддался внутреннему спокойствию и стал медленно им водить по 3d экрану.

Юрий решил отмахнуться от всех новшеств и вернуться к тому, что умел смолоду – рисованию. Проявление искусства особенно ценили некоторые утончённые инопланетяне, но необходимо уметь расположить их к себе своеобразным стилем. В рисовании самое важное разбираться в анатомии, включая инопланетной, соображать, как придать объём и глубину, а также чувствовать, где необходимо задать тень или высветлить участок. И, можно сказать, дело в шляпе. Всё это Юрий прекрасно умел и любил делать благодаря своей матери, которая смолоду заставляла его сквозь слёзы рисовать. И как же сейчас, окунувшись одиночество и безмолвие, он радовался с улыбкой на лице, что она тогда подталкивала его, как отец впервые подталкивает сына учиться езде на велосипеде.

В перерывах он находил время для прогулок по лужайкам, не забывая и подкрепить свои силы в обеденных залах. Развеивался исключительно благодаря беседами с наиболее интересными людьми, но серьёзный знакомств избегал, считая, что они только отнимут время и собьют его с пути.

Спустя пару безвылазных недель ему удалось создать множество иллюстраций, обложек на заказ к современным научным трудам, получилось оформить наброски чёрно-белого комикса, а также нарисовать несколько брошюр и задать верный тон визитным карточкам. И было бы вдвойне обиднее, если бы он не смог найти им сбыт, а ещё хуже от того, если бы что-то пошло насмарку.

Самым желанным звуком, нарушающим тишину в его комнате, было уведомление о пришедших на счёт деньгах. Это была лёгкая и короткая трель электронной гитары. В такие моменты он, ещё не посмотрев на зачисленную сумму, расплывался в улыбке как ребёнок.

Во время своих путешествий на скитальце Юрий достаточно насмотрелся пейзажей космоса, сооружений людей, где надо подглядел и запомнил эксцентричное, из ряда вон выходящее убранство инопланетян под стать их необычным строениям тел. Словом, он мог ещё достаточно долго проживать в гостинице и не терять порыва к творчеству. Проще говоря он творил, не выдыхаясь и не в напряг.

***

Новым же днём, ничем не отличающихся от прошлых и оттого спокойных, он был глубоко ошеломлён: некоторые компании отменили к нему свои заказы. Вместо них появились жёлтые грустные смайлики с пометкой «пусто». Не желая обращать на это внимание, он принялся за остальную работу, вырисовывая контуры космического транспортного корабля. И когда дело было сделано наполовину, прямо перед 3d моделью всплыло сообщение «входящий звонок».

– Слушаю, – немного резко надавил Юрий.

– Вас приветствует Жанна из издательской станции «Цифровое перо», – произнёс сладковатый молодой женский голос, какому трудно противиться. – От лица нашего главного директора хочу поблагодарить вас за сотрудничество и ваши труды. В подчинении нашего издательства находятся такие студии, как «Интерьер будущего – сегодня», американская «Трансмиттинг Медицин», «Мистические комиксы», и прочие, с которыми у вас имеются контракты. Вы, Юрий Штоль, ценный кадр, но мы вынуждены разорвать с вами деловые отношения.

Художник присел. Стало тяжело дышать, как после пробежки, или от поражения, которого большего всего опасался. Ему казалось, что его сердце с хрустом вырвали из грудной клетки и растоптали до ничтожных ошмётков.

– Вы на связи?..

– Мне кажется, – выдавил он, – всё и так уже ясно.

– Вам не интересно, что произошло и почему мы более не нуждаемся в ваших услугах?

– Говорите, – бросил он, откинувшись на кровать и закрыв глаза.

– Как вы, возможно, знаете, человеческий полёт фантазии безграничен. Но вчерашним днём был создан новый искусственный разум, выдающий сотни и даже тысячи видов одной и той же творческой идеи, воплощая её в виде 3d модели.

– А душа будет в них присутствовать?

– Что?

– Сможет ли ваш искусственный интеллект затронуть за живое ваших читателей?

– Мне кажется, мы с вами говорим на разных языках…

– Запомнятся ли, войдут ли в историю его творения? Не окажутся ли они безвкусицей через пару месяцев, которую вы сначала примете как новый крик моды с ярым «да!»? Знаете, я даже в чём-то рад тому, с чем ваша контора столкнётся. Но задайте себе вопрос: на того ли вы сделали ставку?

– Я вас совсем не понимаю…

– Всего доброго.

Юрий «повесил трубку». Резко принял вертикальное положение и подошёл к иллюминатору.

Космос был подобен нескончаемому полотну чёрного шёлка, щедро усыпанному мерцающими драгоценными звёздами.

– Нет… Нет, нет… – пробормотал он, отрицательно мотая головой. –Так больше продолжаться не может.

Если Юрий чего-то и боялся, так это вновь взяться за работу, но уже менее угодную, и опять быть, ошпаренным, заменённым бешено несущимся поездом прогресса. И неизвестно, до чего это безумие дойдёт и как сильно из самой деятельной жизни вытеснит человека.

Вглядываясь вдаль, он проронил:

– Ещё немного, и не технологии будут для человека, но он для них. Всё перевернётся с ног на голову и человек будет от них также зависим, как от кислорода.

Отчаяние комом подступило к его горлу и, казалось, проглотить его он не в силах. Юрий тяжело задышал, перед глазами помутилось, будто бы на голову накинули простынь. Ему казалось, будто бы он нечто меньшее, нежели винтик в некоем гигантском механизме…

Но даже винтик способен нарушить его ход и добиться своего.

Терять Юрию было нечего. У него не было ни семьи, ни серьёзных привязанностей. Даже работу, и ту у него отняли.

Никогда в жизни он не ощущал себя таким одиноким. И даже будто бы лишним и неугодным.

Присев на корточки, сгорбившись в три погибели, он стал медленно и глубоко дышать, с силой стискивая свои плечи пальцами. Злоба на себя проняла и захватила его. На сильном выдохе он резко подскочил, сграбастал скафандр, запихнул в кобуру лазерный пистолет и ураганом выбежал из своей комнаты.

Юрия даже не успели рассмотреть постояльцы в коридорах, настолько он был молниеносен. Не смог и администратор за стойкой докончить предложение «Здравс…», как Юрий уже оказался у своего скитальца.

Скафандр был давно заправлен кислородом, но всё же он проверил его индикатор и удовлетворённо кивнул.

«Ветреный нрав» запустился и взревел. Юрий оседлал его, резко крутанул рулём, развернулся в воздухе и, не расплатившись за последнюю неделю пребывания, в порыве решимости вторгся в самую необъятную черноту…

***

В космосе человек особенно ощущает себя одиноким. Но и некое умиротворение посещает его мысли, давая им спокойно течь. Юрий же не ощущал ничего, кроме отрешённости и уверенности в своих дальнейших действиях. В его силах было сделать хоть что-то, пока ещё не стало слишком поздно. Не было смысла навещать ни одну из научных станций, потому что они считаются самобытными точками разных компаний. Вот только все они закреплены за неким ведущим руководством и главенствующим штабом. И потому Юрий взял курс прямиком к «Центру Совета Научных Исследований Российской Федерации».

Но что задумал этот человек, и не сошёл ли он с ума, считая, что и один в поле – воин?

Юрий и сам не знал, как будет действовать, но где-то внутри себя сознавал, что поймёт, как только проникнет в их логово.

Зависнув около щедро разбросанных серо-булыжных скоплений астероидов, он вооружился голо-планшетом, восстановил из корзины удалённое приложение «Доставщик завтрашнего дня». С заказами была беда, их попросту не было. И немудрено: это теперь в прошлом. Юрий зашёл в базу для бизнесменов Ц.С.Н.И.Р.Ф., выцепил оттуда одно часто мелькавшее имя. Создал новый аккаунт на приложении, не подключившись к онлайну. От имени Гнусов Фёдор Ильич сделал заказ и тут же принял его своим родным.

– Сегодня карта прёт… – прошептал он в свой шлем.

Сооружение Ц.С.Н.И.Р.Ф. с далека могло сойти за красноватую юлу. В его основании и вершине имелись две мощнейшие антенны, поддерживающие связь с остальными научными станциями. По центру окружной оси располагались шлюзы со входом на посадочную площадку. В остальных же районах были понатыканы светящиеся высокие иллюминаторы.

Ещё до того, как приблизиться к месту назначения, его шлем поймал поступивший сигнал. Лицо Юрия стало попеременно окрашиваться то красным, то синим свечением. Его совсем не ждали и сработала тревога. Он прекратил полёт и завис.

– Назовитесь, – послышался с зевотой равнодушный мужской голос.

– Только не стреляйте, – улыбнулся Юрий. – Я доставщик, прибыл с посылкой к Фёдору Ильичу.

– Не стрелять, значит? А чем нам стрелять, антеннами? Меня вообще ни о чём таком не предупреждали. Переправь мне заказ, посмотрим, что к чему.

Юрий обрадовался: этот человек не в курсе последних событий в мире. Он повиновался, слыша лишь сопение и покашливание сотрудника службы безопасности.

– Так-так, – сказал охранник, – И что везём?..

И вправду, что? Ведь Юрий ничего с собой не прихватил. В кротчайшее мгновение он стал быстро обдумывать ситуацию. Перед ним пролетело множество возможных ответов и он, держась одной рукой за руль, свободной пощупал позади себя и вздохнул: он не избавился от жёсткой, но бросающейся в глаза прямоугольной сумки доставщика. А значит, важнейший козырь на его руках. Съестного у него с собой не было. Имелся пистолет, дополнительный баллон кислорода на НЗ, и…

«Мои речи к зрителям».

– Его документы и конспекты, – ответил Юрий.

– Ну залетай, посмотрим. Вход разрешён.

Внутренняя часть шлема пилота перестала изливаться красками.

Гравитационное поле втянуло Юрия и его скитальца, и они оказались на мрачной посадочной площадке. Минутой позже подался ток, непомерно обширное пространство осветилось, давая возможно разглядеть оставленный транспорт, ютившиеся у стен линии передач ретрансляторов и охранную будку с пристроенным к ней пузатым генератором.

Навстречу к Юрию затопал по стальному полу низковатый мужчина, на ходу сморкаясь в платок и проклиная всё на чём свет стоит.

– Простуда, извиняюсь… – закивал он. – Без проверки не пущу.

– Да пожалуйста, – ответил Юрий, вручив охраннику с десяток расписанных листков.

– А чего данных нет на голо-планшете, почему на бумаге написано?

– Ну вы же знаете, Фёдор Ильич такой консервативный, любит шуршание ручки по бумаге, где он может проявить всё свойственное его характеру изящество.

– А вы это откуда знаете?

– Я давно интересуюсь его работами и научными изысканиями.

Охранник только репу лысоватую почесал, да, похлопав по карманам, сокрушённо вздохнул:

– Вот незадача – очки забыл…

Прищурившись, будто бы пытаясь разглядеть личину другого человека, охранник кое-как усмотрел в документах некую схожесть с лекциями. А схожесть, как ему показалась, была в том, что текст был не единым потоком слов и предложений, а разделялся абзацами, и новые предложения с красной строки писались после длинного тире.

– Ладно уж, – махнул тот рукой. – Предоставляю временный первый уровень доступа.

– Фёдор Ильич, наверное, заждался, – закивал Юрий. – Поспешу.

«Доставщику» вернули документы, и он действительно заспешил в длинный коридор.

Когда охранник вернулся в будку, где вольготно валяли дурака двое его напарников, зажав в руках голограммы-карты рядом с планшетом, вошедший произнёс:

– Что-то странно всё это…

– В чём дело? – бросил улыбающийся щетинистый мужчина с одутловатым лицом, медленно-медленно положив на стол три туза.

– Парень прилетел с доставкой. А я же сегодня с Гнусовым-то чуть перекинулся парой словечек, и он не поджидал никого, сказал, что занят будет в лаборатории.

– А что за посылка? – спросил другой мужчина с тонкой полосой усов над губой, ответив оппоненту двумя тузами и тремя десятками.

– Бумаги…

Оба сидящих охранника медленно перевели взгляд на него.

– Да он же их терпеть не может! – в один голос бросили охранники, закончив поединок.

– Стало быть и заказывать доставку не стал?.. – догадался тот.

Охранники подскочили как ошпаренные, похватали с оружейного шкафчика по электронной дубинке на человека и устремились в погоню.

Тем временем Юрий Штоль заплутал. Сложно было сориентироваться на незнакомой станции, да и к тому же главенствующей над остальными научными и оттого более продвинутой. Он шёл по щедро освящённому коридору, под его ногами с лёгким гулом отзывался решётчатый металл с крошечными квадратными отверстиями. Каждые десять метров по бокам встречались вентиляционные углубления, и кое-где были редкие питьевые фонтанчики. Поговаривали, что в воду на подобных станциях подмешивали нечто, чтобы люди с большей отдачей работали и более верно мыслили.

Позади себя Юрий услышал топот. Он всё и сразу понял. По множественной поступи сообразил, что на него бегут как минимум три человека, или максимум пять. Остановившись, он начал медленно дышать и полностью доверился слуху, желая воспользоваться эффектом неожиданности.

– Ну, придурок, тебя сейчас хорошенько встряхнёт! – выкрикнул один из охранников, на бегу замахнувшись дубинкой.

Юрий сместился вбок. Электризованная дуга оружия, столкнувшись с полом, затрещала и зашлась искрами. Одним точным ударом ребром ладони в шею «доставщик» одолел удивлённого и согнувшегося охранника. Лежа на полу, он не понимал, почему не может пошевелить даже пальцем, чувствуя себя как черепаха на спине.

Другие замедлили бег и переглянулись.

Юрий спросил:

– А вам оно надо?

– Может и не надо, да только как потом на себя в зеркало смотреть?

– Ну да, тоже верно.

Второй охранник кинулся на Юрия, пытаясь нанести лихорадочные размашистые удары дубинкой. Казалось, Юрий вовсе не моргал, следя за оружием и движениями охранника. Он знал: одно попадание по нему, и организм не выдержит навалившегося напряжения и откажет ему.

Последовал широкий замах от спины и решительный удар. Юрий приблизился, наклонив голову вбок, миновал удара, перехватил оружие обеими руками и, перебросив через себя охранника, оставил дубинку у себя. Краем глаза заметив, что третий охранник побежал на него, Юрий быстро приблизился к павшему и точным ударом ботинка под дых позволил тому хорошенько отлежаться.

Третий попытался сделать прямой, тычущий удар в грудь Юрия. Он же, резко оттолкнувшись ногами, отпрыгнул назад и избежал его. Крутанувшись на носках как волчок, сделал резкую подсечку и лишил охранника равновесия. Докончил бой просто: прикоснулся дубинкой к голове, отчего всё тело мужчины зашлось судорогой.

– Что ж… – только и прошептал он, продолжив путь по нескончаемо-длинному коридору.

Не знал Юрий одного: была ли поднята тревога в кругах охраны, или же эти трое пожелали всю славу присвоить себе. Впрочем, у них это не получилось.

У Юрия была давнишняя привычка – осматривать потолки в поисках камер. Увы, на своём пути он насчитал множество из них, и парочка таких должны были заснять тот бой. Понимал, что его затея изначально дело рискованное и то, что время идёт против него. Он не рассчитывал, что сможет после задуманного скрыться незамеченным, но всё же был готов постараться это сделать.

Побежал трусцой, заглядывая в каждый отсек. Натыкался на запустевшие лаборатории, где преобладала гладко-угловатая мебель без изысков и оборудование белоснежного и холодных металлических оттенков. Побывал кафетерии, где не было ни души.

В конце коридора имелась двухстворчатая величавая дверь, за которой слышались приглушённые голоса.

Юрий пинком открыл двери и вбежал в просторный зал заседания.

На него посмотрело множество глаз в очках и налобных визорах. Те первые, люди в костюмах с ниточки, кто разглядел в его руках пистолет и дубинку, начали медленно пятиться к запасным выходам. Юрий молча указал на них пистолетом, затем на кресла и убедил вернуться на свои места.

В зале заседания как раз собрались все те, кто отсутствовал на своих положенных местах. Насторожившиеся люди в белых и синих халатах, и редкие персоны в пиджаках, а также миловидные и надменные дамы в кофточках с юбками ютились за столами, образующими кольцом букву «О» с нижним разделением. Юрий прервал их в самый разгар ожесточённого спора, медленно прошёл к самому центру столов, чтобы на него обратили внимание.

Подняв руку, он начал медленно переходить мушкой от особы к особе.

Женщины оглушающе вскрикнули так, что слух резануло, приникнув лбами к столам и закрыв головы руками. Мужчины и старики так и вовсе наперебой примялись вопрошать пощады так рьяно, что их волосы на головах и белоснежные бороды затряслись.

– Живо на пол! – рявкнул Юрий.

Не было ни одного человека, кто бы воспротивился. Им было не до гордости.

Люди отозвались единой волной: они в одно мгновение, кто ловко, кто не очень, пали на плиточный пол.

Но в коим из них укоренилось то самое зло? Как узнать, как не ошибиться?..

– Вы, – указал пистолетом Юрий на долговязого мужчину в пиджаке с родинкой под глазом. – Какая у вас должность?

– Председатель комиссии… – проронил тот.

– А у вас? – бросил Юрий, кивнув в сторону дородной женщины в синем халате.

– Доктор… – робко отозвалась та, глядя на дуло пистолета и в любое мгновение ожидая выстрела.

– Ну а вы кто? – напоследок спросил он, встретившись глазами с мужчиной в кожаном жилете поверх белоснежной рубашки.

– Физик-теоретик…

Юрий стал неспешно ходить взад-вперёд и крутить пистолет на пальце. Наконец он сказал:

– Мне ничего не стоит прямо сейчас отнять ваши жизни. Заряда и обойм должно хватить. Вот только это дрянное дело выйдет, и спаться потом будет тяжко… Я на грани. Меня переполняет решительность, и я хочу знать, до каких пор человека с его рабочего положения будут смещать новшества технологий?

Один из мужчин, смерит презрительным взглядом Юрия, хотел было промолвить нечто, но не успел.

– Если вам наступит конец, ваши места займут такие же, как и вы. Незаменимых не бывает. А хорошо вам было бы, если бы вас заменил андроид, а вас выкинули на задворки и послали на все четыре стороны?

Многие люди отвернули взгляд, устремив его в пол, а другие же, закусив губы, отрицательно закачали головами, мол, не бывать такому.

– Но я непросто так пустил в ход все козыри и рискнул всем. Нет уж, уважаемые, сегодня вы, так или иначе, выложите все карты на стол. И плевать, что мне это будет стоить. Начинайте говорить.

Но люди молчали, как в воды в рот набрав. Внутренний голос твердил Юрию: их всех объединяло нечто, некие знания или тайны, доступные элите, и в них самая соль всего происходящего и всех его бед.

Юрий резко вскинул руку и выстрелил в пол, рядом с людьми, отчего крошка плиточного пола засыпала остальных и попала на лица и волосы. Женщины завизжали, мужчины сильнее вжали головы в плечи.

– Ну, хватит. – сказал он. – Пора поставить точку.

– Что от нас вы хотите?! – взвизгнула стройная женщина в синем халате.

– Правды.

– Нет никакой правды! Не бывает её!

– Если вы так считаете, значит вы не достойны дышать, – Юрий прицелился ей в голову и по страшному выпучил глаза.

– Только не её! – хрипло выкрикнул старик в пиджаке.

– Тогда вас, – рука Юрия с пистолетом сместилась.

– И не его! – воскликнула молодая девушка с копной соломенных волос.

– А-а-а, понимаю. Друг за друга горой стоите, время тянете. ГОВОРИТЕ! – последнее слово Юрий выкрикнул так яростно, что парочка женщин даже всхлипнули, а стеклянные стаканы на столах задребезжали.

– …Это всё… чтобы… человек перестал быть востребованным, нужным кому-то… – пробормотала одна из самых отчаявшихся женщин, по щекам которой заструились слёзы. – Чтобы он меньше контактировал с другими людьми… Чтобы стал более одинок… И менее целеустремлённым, отдающимся во власть своих мечтаний. Чтобы, один раз оступившись, он перестал идти к своим целям и позабыл о них…

– Что?.. – проронил Юрий, сощурив глаза и отступив на шаг назад.

– Чтобы не мнил себя творцом и не творил… – продолжил один из молодых людей с неимоверно побледневшим лицом.

Юрий тяжело задышал, отступив ещё назад.

– И чтобы человек стал лишь тенью былого человека, – трясущимися губами еле выдавил из себя председатель комиссии в пиджаке.

Юрий был ошарашен до глубины души. Его рот скривился, в глазах застыло недопонимание. Но с каждой секундой оно тускнело из-за осознания природы этих людей и их замыслов.

Ему нужно было во чтобы то ни стало узнать суть происходящего, и он добился своего.

Но как теперь жить с этим?..

Он стоял, опустив дуло в пол, крепко вцепившись в ручки пистолета и дубинки и не мог пошевелиться. Его охватило опустошение. Резерв сил, толкавший его, иссяк.

Неизвестно, сколько он так простоял, устремив взор в пол, но подмога наконец-то прибыла и навалилась на него гурьбой, сбив с ног.

Его била дрожь от напряжения, источаемого электронными дубинками противника, но он и не думал противиться.

С такими знаниями, доставшимися с большим трудом, ему более нет места среди людей.

***

– Субъект опасен, – послышался голос из тьмы, – и знает слишком много.

В той комнате было и вправду темно, хоть глаз выколи. Скрипнуло кресло, спичка скрипнула о красный фосфор с добавками. Гладковыбритое лицо без намёка на морщины озарил огонёк. Мужчина в пиджаке с золотыми запонками сделал глубокую затяжку и ответил:

– Позаботьтесь о сдерживании.

– На какой срок?

– Навечно.

– Куда его определить?

– Церемониться не станем. Оформите на психиатрическую станцию «Последняя надежда» под строгий контроль. Пусть не выходить из-под воздействия седативных препаратов. Он наверняка понял больше, что посмели под страхом смерти выдать наши потерпевшие. И надо выяснить, что ещё запрятано в его голове.

– Я лично за всем прослежу.

– И ещё. Позаботьтесь, чтобы ему пришлось несладко.

– Будет исполнено, – закончил голос из тьмы.

Иван Яшин остался один. Лишь бледная желтоватая точка затухающей сигареты намекала на его присутствие в своём кабинете.

Мужчина встал и подошёл к иллюминатору. В необъятной чёрной системе полыхали звёзды, манили цветастые туманности, похожие на лихие разводы пёстрых красок, проносился космический мусор, крошки астероидов сокрушалась об гравитационное поле, не причиняя ущерба станции.

Иван сделал последнюю затяжку, затушил сигарету о хрустальную пепельницу и пробормотал:

– Вот только что-то мне подсказывает, что с Юрием Штолем мы ещё увидимся.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. данный рассказ – лишь одна из частей цикла, пока только задуманного или уже имеющегося у автора

    Автор использует красные строки, пишет букву «ё», верно применяет тире (а не дефисы) – тут всё хорошо. Обычное уже замечание для 99% авторов про написание сочетаний прямой и косвенной речи – тут, как и большинстве, рекомендую познакомиться с нашей методичкой по данному вопросу

    Есть явные проблемы со стилистикой – в тексте очень много громоздких, тяжеловесных предложений, которые приходится перечитывать, чтобы понять смысл. Из-за этого читается текст тяжело.

    Вот пример целого конгломерата тяжеловесности в одном абзаце, вызванной, прежде всего, неверным построением предложений ну и чрезмерными употреблением производных местоимения «он», которые порой путают понимание, о чём речь: «…Его верный лазерный пистолет «Вулкан 6» всегда был при нём, в кобуре, заряженный на шесть выстрелов. Уже не раз у него было столкновение с неприятелем, но ему удавалось вылезти из конфликтов сухим или благодаря хитрости, не смея рисковать, или же изворотливости в бою, из которого он благодаря Фартуне выходил победителем…» – Ну и слово «неприятель» тут совершенно неудачное, как и слова «вылезать сухим из конфликтов». Очень удивлюсь, если найдётся читатель, который скажет, что читается подобный текст легко, и тут всё ясно без необходимости задерживать взгляд и перечитывать написанное автором.

    Вот как стоило бы, например, подредактировать подобное: ««…Его верный лазерный пистолет «Вулкан 6», заряженный на шесть выстрелов, всегда был в кобуре. Не раз у Юрия случались столкновения с грабителями, но ему удавалось выходить из конфликтов целым и невредимым – или с помощью хитрости, избегая рисков, или же благодаря ловкости и везению в происходивших стычках…» – Советую автору проанализировать сделанную правку этого небольшого отрывка, чтобы понять, что он делает не так.

    Или вот пример катастрофической неточности в сравнительно короткой фразе: «…Команду к старту озвучил мужчина средних лет в сером пиджаке, являющимся директором станции…» – Ляп находится на подчёркнутом участке: предложение построено так, что из него следует, что директором станции является серый пиджак!

    Ну и т.д., и т.п. – в тексте масса подобных тяжеловесных или крайне плохо построенных конструкций.

    Очень бы рекомендовал автору вообще в процессе написания текста регулярно перечитывать написанное после каждых 5-6 тысяч знаков – мне кажется, он сам бы мог исправлять большинство подобных стилистических ляпов. Главное, постараться смотреть на текст глазами читателя, а не автора, который, как правило, своим внутренним взором видит не текст, а визуальный сюжетный ряд, что многим мешает понять тяжеловесность создаваемых описаний. 

    Что касается самого сюжета. В целом сюжетная идея, как мне кажется, очень интересна, но не до конца выверена и продумана. Многие элементы сюжетных построений (тот же космический мотоцикл, какие-то «стычки с пиратами», сама идея подобной доставки продуктов через космос и многие другие) говорят об определённом сатирико-юмористическом характере этого рассказа (даже, скорее, небольшой повести). Подобный шутливый тон усиливают и нюансы описаний многих персонажей, и описание попытки «силового» решения проблемы Юрием. На определённую приключенческую шутливость намекает и самая концовка, из которой ясно, что данный рассказ – лишь одна из частей цикла, пока только задуманного или уже имеющегося у автора.

    Автор несомненно демонстрирует богатую фантазию, но многие моменты следует намного тщательнее прорабатывать с точки зрения, скажем так, с научно-технической точки зрения, если автор желает писать то, что можно называть именно НФ. Ведь, например, тот же образ доставщика пиццы через Вселенную на космическом мотоцикле, работающем на «тёмной энергии», годится только для шуточной, юморной фантастики.

    Дело в том, что сама суть сюжетной идеи, выраженная в финальной части, демонстрирует попытку поднять очень серьёзную проблему, и то, как она поставлена в рассказе, не вяжется с представленной картиной в стиле «юмора и сатиры». Серьёзный вклад в этот смысловой «диссонанс» вносит, конечно же, и очень слабый в стилистическом отношении язык автора, поскольку в тексте чуть ли не каждой фразе необходимо серьёзные редакторские правки.

    Как мне кажется, автор имеет очень перспективный     творческий потенциал, но для его развития и совершенствования предстоит ещё немало потрудиться.

     

Публикации на тему

Перейти к верхней панели