Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Ожиганова Е. – Справедливость – 25

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

-----------------------------------------------------------------------------------------  

Когда я умирала, страшно не было. Если жизнь не в радость, смерти ждешь, как избавления.

В самое последнее мгновение поймала свое отражение в выпуклых, отдающих желтизной очках медсестры: худое помятое лицо, растрёпанные от долгого лежания в кровати редкие седые космы. Горько выдохнула: «Вот и всё...», – сомкнула веки, налившиеся тяжестью.

Под мерный писк больничных приборов моё «я» вылилось из тела неторопливым потоком и поплыло, качаясь на волнах пустоты и меняясь, пока не замерло, обретя новую форму. Внешне я ощущала себя прежней – старой и дряхлой, но если верить, что мы – это и наше тело, то все поменялось. Изношенной оболочки уже не было. Хотя оно давало ещё знать о себе: болела несуществующая спина и чесалось под лопаткой. 

В первый момент я разозлилась. Как же так? Опять двадцать пять! Заберите, наконец, это тело, эту жизнь с её воспоминаниями! Заберите все и дайте спокойно помереть! Погрозила кому–то неведомому кулаками и словно очнулась. Вдруг стало неуютно, губы задрожали и словно кто под кожей пополз. В груди расправлял лапки колючий паук страха, одну за одной, готовый напасть и похоронить в своем кромешном шелковом коконе.

«Где я? Умерла?».

Сознание возвращалось постепенно. Я понимала, что вокруг непроглядно темно, до жути тихо и нестерпимо пахнет землей. Под ногами был твердый пол, но я не могла не то что шагнуть, даже пошевелиться – застыла, скованная страхом. Оставалось только отчаянно вслушиваться в тишину, шепча бессвязную молитву.

Может кто услышал и постепенно, как когда глаза привыкают к темноте, з мрака проявились очертания шестиугольной комнаты. убранной в белый атлас, сосборенный на стенах безвкусно. Её стены были обиты безвкусно сосборенным белым атласом. Пространство то расширялось, то сужалось, уходя далеко во мрак, и в нём везде: под ногами, на стенах, на потолке – везде была эта белая глянцевая ткань. Свет, исходивший от неё, становился ярче и ярче. Всё вокруг было таким чужим. Нет, не мне, самой жизни.

Свет понемногу рассеивал страх, но я не решалась пройти вперед и пыталась разглядеть обстановку с места. Вдалеке стояли вроде как два длинных стола, а за ними, сквозь расступающиеся сумерки просматривалось с десяток фигур. То ли люди, то ли манекены.

«Черт! Что же это такое?! – тряслась я, потирая холодные сухие руки. – Где ангелы, где БОГ?!», – негодовала чуть не плача.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    А вот сюжет интересный, сюжет драматичный и очень нравственный

    Очень много мест, где пропущена буква «ё». Очень странно – даже если автор вставляла её вручную, тио всё равно как-то много пропусков (текст можно было и не принять к рассмотрению из-за этого).

    По набору. Всё неплохо, но автор почему-то пишет тире вместо дефисов в сочетаниях типа «кому-то» (написано вот так: «кому–то»). Также имеет место проблема большинства авторов – написания сочетаний прямой и косвенной речи. Поэтому советую автору внимательно посмотреть нашу методичку

    Написано в целом хорошо, но впечатление,ч то текст плохо вычита, а иначе как объяснить вот такие места: «…Может кто услышал и постепенно, как когда глаза привыкают к темноте, з мрака проявились очертания шестиугольной комнаты. убранной в белый атлас, сосборенный на стенах безвкусно. Её стены были обиты безвкусно сосборенным белым атласом…», где оставлены явно куски переписанных предложений. И что это за «з мрака»?! Или явно недоделанное упоминание про некого «Марценкевича» (это кто такой?!) И ещё там есть нестыковочка небольшая: то на 50 лет помолодела героиня, то на 40. ))))

    А вот сюжет интересный, сюжет драматичный и очень нравственный, можно сказать. Одно портит всё впечатление – концовка. Она словно недоношенная какая-то, потому что самая последняя фраза про «новых людей» совершенно непонятна из предыдущего контекста. Что хотела этим сказать автор? Возможно, закончить рассказ стоило на фразе «Я бы сделала так снова!»? Или автор хотел сказать, что героиня остаётся на «вторую смену»? Но это не совсем очевидно получилось.

    Очень советую подумать надо концовкой, и я буду готов рассмотреть рассказ повторно. Да и вычитать его не мешает – плохо вычитан.

    И большая просьба к автору: если будет присылать тнекст повторно, то выделить места изменений цветом текста или маркером.

    Удачи!

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru