Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Виноградов Н. – Божий посланник – 47

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

“Только одна фантазия может дать человеческому уму тот первый необходимый толчок, без которого летаргический сон человеческой мысли навсегда остался бы ненарушенным…”

Дмитрий Писарев.

1.

Есть люди, верящие в возможность создания когда-нибудь так называемой Машины Времени, с помощью которой можно будет перемещаться по желанию хоть в прошлое, хоть в будущее. При этом, некоторые из них совсем не верят в Бога, а это явное противоречие.

Если ты веришь в возможность перемещения в будущее, значит, веришь и в то, что жизнь людей кем-то уже запланирована, и что твоя личная жизнь тоже кем-то уже расписана по часам на это будущее. А кем же ещё, если не Богом?

Кто бы отказался посмотреть на себя со стороны, каким он будет лет так через пять? Посмотреть хочется, конечно, но как-то страшновато. А вдруг ты и вовсе не обнаружишь себя там через эти тысячу восемьсот дней. Будущее-то может и без тебя легко обойтись.

К счастью, мы никогда не сможем физически переместиться ни в будущее, ни в прошлое. Мысленно, виртуально – это, пожалуйста, сколько угодно. Именно такой мир создан для нас. Может быть, оно и к лучшему? Какой интерес жить, если знаешь, что завтра умрёшь? А когда не знаешь, можно планы строить и на год, и на десять лет вперёд.

Лично я с раннего детства знал, что есть люди, которым Бог даровал способность предугадывать будущее. Не перемещаться туда материально, а именно предвещать…

***

 

–   Не тронь его, он не нарочно!

–   Ничего себе, не нарочно! Он мне камнем прямо в плечо попал. Ещё бы немного и в лицо бы заехал. Если он дурак, значит, ему всё прощать надо?

–   Он не дурак, понял? И заруби себе это на носу! Хоть его и обзывают все Ванькой-дурачком, а он посланник Божий!

–   Что же этот посланник камни в людей бросает? И даже не извиняется.

–   Ваня, ты за что в Кольку камнем кинул?

–   Он плохой! Он не из нашей деревни.

–   Он к бабе Ольге Виноградовой на каникулы приехал. Он наш, свой! Понял? Он наш друг! Извинись и больше так не делай, а то я тебя на велосипеде катать не буду…

 

Это было очень давно, в далёком и счастливом детстве – моё первое знакомство с одним из Божьих посланников. В деревне было мало мальчишек моего возраста, только вот Вовка, на два года старше меня. Он дважды оставался на второй год. Первый раз в третьем классе, а потом опять затормозился, уже в шестом. Наши дома стояли рядом. Забор, разделявший наши огороды, давно сгнил, и хорошо протоптанная тропинка, пересекая его, позволяла нам постоянно шмыгать туда-сюда.

Вовка приходился мне каким-то троюродным братом. Из ровесников был ещё вот этот Ванька. Чтобы нам вдвоём не было скучно, мы всегда брали его с собой. Он был не совсем дурак. Мы научились понимать, что он хочет сказать, хотя это было порой не так и просто. Многих слов, даже самых простых и необходимых для общения, он не воспринимал. Зато у него были свои слова, которые понимали только мы с Вовкой. Произнося их, он корчил свою физиономию так, будто они из его рта вылезали с усилием, равным поднятию пудовой гири. При этом он немного заикался и брызгал слюной во все стороны. В школу его, конечно, не приняли.

У Вовки отца не было. Тот бросил их с матерью, когда ребёнок был ещё совсем маленьким. А у Ваньки наоборот, был только отец – мать умерла при родах. Отец, дядя Миша, работал конюхом в колхозе и славился на всю округу своей неимоверной силищей. Гнул подковы в руке, мог перевернуть гружёную телегу. Говорят, он однажды убил лошадь ударом кулака. Был праздник, а его заставили пахать поле. Ему всё казалось, что лошадь ленится, медленно идёт. В деревне все гуляли, слышалась гармонь и бабье пение, а ему хотелось скорее закончить пахоту. Вот он и подогнал свою лошадь кулачищем.

Ванин отец и Вовина мать, тётя Валя, хоть и старались скрывать свои отношения, но вся деревня давно знала, что Вовка с Ванькой уже сводные братья.

Как-то мы пошли на озеро ловить рыбу на удочку. Ванька, понятное дело, увязался за нами. Вовка дал и ему одну из своих удочек, но тот быстро её запутал так, что от неё можно было взять только крючок с поплавком. Клевало у нас вяло. Я поймал за целый час только двух маленьких ершей. На середине озера, довольно широкого и, как говорят, очень глубокого в некоторых местах, на моторной лодке рыбачил дядя Витя Курочкин, приходящийся нам каким-то дальним родственником. Вообще, вся деревня у нас – одни дальние родственники.

–   Смотри, дядька Витя с лодки одну за одной таскает. Эх, нам бы тоже поглубже закидывать! А здесь, у берега, одни мальки.

–   Он скоро потонет! Дядя Витя потонет! – изрёк ни с того ни с сего Божий посланник.

–   Кто потонет? Ты чё мелешь, дурак? – возмутился Вовка.

–   На винт мотора водоросли намотались. Он скоро станет поднимать мотор в лодку и упадёт в воду вместе с ним. Его опутают водоросли, и он утонет.

–   Ваня, ты так не шути! С чего ты это взял? Ты видишь это? Тебе что, Бог это сказал?

Мы с перепуга начали кричать с берега дяде Вите, но он нас не слышал – слишком далеко. Хотели взять какую-нибудь лодку, которых здесь было больше десятка, но все они были заперты замками на цепи, только время зря потеряли. Побежали в деревню за помощью.

–   Дяденьки, дяденьки, там, на озере, дядя Витя Курочкин тонет. Нужна лодка. Быстрее, дяденьки!

Когда прибежали, дядя Витя как раз начал поднимать в лодку свой мотор.

–   Вы что, пацаны, шутки шутить вздумали? Я вот сейчас вас за уши отдеру. Разве этим шутят?

–   Он сейчас тонуть будет, Ванька-дурачок так сказал. Скорее, дяденьки! Вон, видите? Уже нырнул, сейчас в водорослях запутается.

Пока мужики сбивали замки с цепей, пока спускали лодку и на вёслах изо всех сил догребли до моторки дяди Вити, прошло, наверное, минут пятнадцать. Мы с Вовкой не находили себе места от переживания. Бегали взад-вперед по берегу и кричали: «Быстрее!» Но мы понимали, что дядю Витю было уже не спасти. Мужики много раз ныряли по очереди и раза с двенадцатого вытащили-таки дядю Витю, но он уже к этому времени умер. На берегу собралось полдеревни народа, все тыкали в Ваньку пальцем, будто он был виновником этой трагедии.

Ваня часто ночевал прямо на конюшне. Он любил всех животных, и все животные его тоже любили. Даже наш Полкан любил Ваньку больше, чем меня, хотя я всегда своей любимице тайком от бабы Оли скармливал то пирожки с капустой, то котлетку.

Как-то тетя Валя с Володькой с утра уехали на целый день в город. Ваня уже в девять утра играл у нас во дворе с Полканом. Баба Оля разрешила пригласить Ваньку на завтрак. Тот всегда ходил грязный, лохматый. От него так воняло конским навозом, будто он специально перед визитом к нам весь в нём перевалялся. Аппетит у него был зверский. Съел целую миску пшённой каши, заедая пирогами. Баба Оля всегда ставила его в пример.

–  Видишь, как ест? Вот молодец, здоровым будет, как Михаил – весь в отца. А ты, как цыплёнок, поклевал только. Доешь хоть пирожок, пока тёпленький. Возьми, Ванюша, пирожков с собой. Я тебе заверну.

–   Молока хочу! Хочу молока!

–   Вот молодец! А наш совсем молоко не пьёт. Вот мать приедет, я ей нажалуюсь. Чем и кормить-то тебя уже не знаю, ничего не ешь.

–   Спасибо, ба-а, я наелся. Мы гулять. Ба, а можно велосипед взять, я под рамой кататься умею?!

–   Во-о… сломана! Палка сломана.

Ваня тыкал пальцем в один из бабушкиных ухватов.

–   Этот ухват? Где сломан? Нигде не сломан. Где ты видишь?

–   Во-о… палка сломана!

–   Да где же? Всё целое! Что ты, милый? Ну покажи, где же сломано-то?

Но Ванька уже вышел во двор, засунув за пазуху пироги.

–    Ну-ка, Колюшка, глянь, где сломано?

–   Да всё целое, бабуль, дурак же он. Ладно, мы на конюшню.

 

Вечером приехал Вовка с тётей Валей, пришли к нам на ужин. Борщ долго томился в печи. Мы с бабой Олей не ужинали, всё их ждали. Бабуля стала доставать из печки чугун с борщом тем самым ухватом, и он сломался как раз в том месте, куда тыкал пальцем Ванька. Чугун опрокинулся, весь борщ разлился в русской печке, залив и загадив  весь шесток.

–  Тьфу, нечистая сила! Вот ведь, не поверили мы с тобой Ваньке. Придётся  теперь окрошкой ужинать. Надо ждать, когда печь остынет. Ну, натворила я делов, прости меня Господи! Этот ухват после вас я ещё десять раз осматривала. Никаких изъянов не нашла, всё целым было – и на тебе, пожалуйста!

Тогда я ещё не особенно верил в Бога. По малолетству простительно, пионером был, как-никак.  Ещё больше я не верил, что Ванька – посланник Божий, как все его нарекали.

Был ещё случай, когда мы уговорили дядю Мишу взять нас с собой в ночное. Бабуля заготовила мне целый рюкзак в дорогу – свитер, куртку, а уж пирогов завернула столько, что ими всю деревню, наверное, накормить можно было. К десяти вечера мы уже были у конюшни. Вовка запалил костёр, стали ждать дядю Мишу. Я пригрелся у костра и как-то незаметно уснул. Проснулся от холода, был уже август, ночи прохладные. Костёр давно потух, темно, никого нигде не было, а в конюшню один зайти боялся. Минут через пятнадцать, когда я был уже весь зарёванный, пришли все – и Вовка с Ванькой, и тётя Валя с моей бабулей. Оказывается, наш Ванька-дурак опять заглянул в будущее. Как рассказал Вовка, они не смогли меня добудиться, а Ванька изрёк, что его отец напился пьяный и остался ночевать у своего друга в соседней деревне. Наплевал он из-за своей пьянки и на обещание, и на нас, и на лошадей. Ванька предрёк также, что молодая лошадка, Звёздочка, в два часа ночи будет рожать жеребёночка. Вот они и бегали за тётей Валей и моей бабушкой. Тёте Вале уже доводилось принимать роды у лошадки в прошлом году, а баба Оля пришла ей помогать. Мы втроём освещали фонарями место в стойле Звёздочки. Всё вышло именно так, как напророчил Ванька.

Этот случай я уже не мог ничем объяснить. Похоже, Бог действительно наградил Ваньку даром предвидения, но и отнял у него за это немало. Все, кто знал Ваньку и о его Божьем даре старались обойти дурака подальше, боясь встречи с ним. Возьмёт, да и ляпнет, что ты завтра умрёшь. И что тогда делать?

Каждое лето приезжал в свою деревню на каникулы, пока в школе учился. Места у нас там хорошие – лес рядом, озеро чистое, до берега Волги всего полкилометра. А как же? У меня там моя любимая баба Оля, ещё не очень старая женщина, папина мать. Деда я видел только на фотографиях, он на войне погиб.

Один раз родители отправили меня в пионерский лагерь, но на первый же родительский день я закатил там такую истерику, что им пришлось забрать меня домой. В городе летом одного тоже не оставишь, вот и отправляли меня всегда на лето к бабе Оле.

К концу школы мы здорово выросли. Ванька вообще вымахал под два метра. В плечах, как говорится, крутая сажень, бицепсы стальные, больше моих икр на ногах. А грудь, как у Геракла, у некоторых девчонок и то меньше. Красивое, мужественное лицо с мощным подбородком, разделённым ровно посередине глубокой ямкой. Густые, вьющиеся, светлые волосы и голубые глаза делали его неотразимым русским красавцем. Многие одинокие молодухи и вдовушки тяжко вздыхали, провожая его взглядом. Но наш Ванька не понимал своего природного богатства. Ему по-прежнему было интереснее играть с десятилетней ребятнёй, с собаками, лошадями, гусями и курами.

Как-то раз ребятишки приняли его с собой играть в войну и определили на роль пленного фашиста. Спиной привязали верёвкой к одному бревну детских качелей, сами заигрались, разбежались по домам, а про Ваньку совсем забыли. Тот через три часа своей дурной башкой всё-таки понял это. Мы с Вовкой играли в огороде в шахматы. Вдруг видим, Ванька идёт, а за ним тащится вся мощная конструкция качелей. Он, бедный, не сообразил попросить прохожих, чтобы его отвязали, вырвал с корнем все брёвна этих качелей из земли и припёрся к нам прямо с ними.

Вовка тоже вырос здоровяком, в сравнении со мной. Видно, деревенский воздух так влияет. В восьмом классе Вовчик до безумия влюбился в свою учительницу по физике, которая была старше его на целых восемь лет. Так влюбился, что уже в девятом стал единственным отличником в свой школе. Вот ведь, что любовь-то с людьми делает! Курить бросил, матом больше не ругался. В общем, у всех был прогресс налицо. Только я один остался тощий, как выразилась бабуля, хоть соплёй перешиби.

После школы в деревню уже ездил редко, приехал только после третьего курса техникума. Вовка, закончив школу, блестяще поступил в московский МВТУ имени Баумана, один из самых престижных ВУЗов. Его любовь, молодая училка-физичка, в прошлом году вышла замуж за агронома, так и не узнав о великой силе Вовкиной любви. Но он уже остыл к ней совсем, и у него теперь была другая страсть, ещё пуще прежней. Это наука! У него на уме, как у больного, была только физика, он меня ей просто замучил. Тётя Валя давно уже совсем переехала жить к дяде Михаилу, который всё также работал конюхом и также пропивал своё нескончаемое здоровье. Вовка превратил свой дом в настоящую лабораторию. Там у него на двухкомнатном чердаке было столько всяких приборов, осциллографов и генераторов, сколько, наверное, не было во всей физической лаборатории моего техникума. Я в машиностроительном учился спустя рукава, как и в школе, без всякой охоты. Можно сказать, отлынивал от армии. Где-то же нужно учиться, раз все учатся. Я и в него-то с горем пополам поступил.

Сидя как-то у Вовки на чердаке, мы объедались спелой вишней, мастерски выплевывая в окошко косточки, кто дальше выплюнет. Он так разошёлся, рассказывая о своих теориях, что, наверное, даже не заметил, если бы я ушёл…

 

… Мы, люди, все хотим разобраться в том, как же всё-таки устроен мир, в котором живём?! Чем больше узнаём, тем больше нам открывается неизвестного и непонятного…

–   Эх, Вовчик, не жилось тебе нормально-то, второгодником. Глядишь, сейчас бы пахал себе на тракторе и башку бы не ломал. Это всё любовь, проклятая! А если серьезно, Володь, то я в твоей физике – дуб дубом. Где-то ещё в школе что-то прошляпил. В одно ухо влетело, в другое вылетело, а в голове ничего не застряло. Настолько всё запущено, впору опять в школу, начиная с класса шестого. Я вот Ваньке завидую. Счастливый!

–   Прекрасно тебя понимаю, сам таким был не очень давно. А над Ванькой ты зря смеёшься, у него ведь действительно дар пророка. Как-то года два назад мы с ним у нас на сеновале ночевали. Он среди ночи меня разбудил и заорал: «Пожар! В конюшне пожар! Папка пьяный с сигаретой уснул. Сено горит. Лошади погибнут!». Мы с мамкой бегом в конюшню. Как раз вовремя успели, ещё разгореться не успело. Вот после этого мать к ним насовсем жить и переехала. Они с Ванькой бывало по полнедели голодными, как волки, ходили. А хочешь, я тебя за неделю в порядок с физикой приведу?

–   За неделю? Шутишь? Ты даже представления не имеешь, как я задубел. Ну, давай, попробуй! По гроб жизни благодарен буду. Сам-то я, наверное, уже никак.

Целую неделю мы с Вовкой не ходили ни в лес, ни на озеро, ни на Волгу купаться. Ежедневно с раннего утра и до поздней ночи сидели у него в лаборатории, я терпел его всяческие обзывания. Порой мы орали друг на друга так, что баба Оля прибегала к нам на чердак, опасаясь, что мы подерёмся. Я даже во снах видел эту физику. Иногда будил Володьку среди ночи своими вопросами. Мы спускались с сеновала и шли в лабораторию, где он самоотверженно, где на пальцах, где на осциллографе, всё мне разжёвывал, как второгоднику. Оказывается, я все школьные годы только штаны протирал за партой. Научился лишь читать медленно, писать с ошибками и считать на уровне базарного продавца. О некоторых вещах будто вообще впервые слышал, о других имел, оказывается, ложное знание. Если бы обучение людей проходило по такой, как у нас с Вовкой, системе, десятилетку можно было проходить за год, и все были бы отличниками…

–  … Земное время условно. Оно придумано нами для простоты понимания и определения длительности каких-либо процессов. Каких только времен не напридумывали люди в науке? Абсолютное и относительное, мгновенное и биологическое. Есть пространство-время Эйнштейна, которое новая квантовая теория, например, отвергает. И скорость тоже условная единица, и расстояние люди сами для себя придумали. От долей миллиметра до парсеков и светового года. Некоторые учёные говорят, что время – понятие биологическое. Нет человека – нет и времени. Эйнштейн вот объединил пространство и время в одно целое. Теперь надо спрашивать у прохожих: «Вы не подскажите, сколько пространства-времени на ваших часах?». Есть ещё  парадигма, выдвинутая А. Н. Козыревым, в которой объединяются и пространство-время, и энергия.

–  Чё такое парадигма? Я забыл.

–  Потому что не знал. Это понятие, характеризующее взаимоотношение духовной реальности и объектов материальной действительности. Материально ли время, как электромагнитное или гравитационное поле? Время, придуманное нами, разумеется не материально, а пространство-время Эйнштейна материально и может даже искривляться под действием гравитации. Ну, а энергия пространства-времени Козырева может информировать наше сознание о прошлом и будущем. По-другому – это тот самый инструмент для связи с Богом, инструмент моего сводного братца, Ваньки.

–   А ты обратил внимание, что наш Ванька предвидит события только близкого будущего? Они все свершались буквально накануне. Помнишь, как мы с тобой приставали к Ваньке? Ты его тогда ещё спрашивал:

–      Ваня, а я завтра не умру?

–      Не-е.

–      А когда я умру?

–      Н-н-инаю.

–      А как ты узнал, что дядя Витя утонет?

–      Н-н-инаю.

–      Помню, конечно. Ты его еще тогда обидел: «Тьфу! И никакой ты вовсе не Посланник Божий, а просто дурак, раз на такой простой вопрос ответить не можешь». Интересно, что же твориться у Ваньки в голове в моменты предвидения? Вообще, он похож на какого-то странника жизни, вольного наблюдателя, которому всё равно, умру я через десять минут или буду жить ещё долго. Ему одинаково интересно играть, как с нами, так и с какой-нибудь собакой. Может быть, с гусем или лошадью ему даже интересней. Я ещё несколько раз видел людей, похожих на своего Ваньку. Может быть, и у них есть такой же дар. Видимо, наш Ваня не первый и не последний Посланник Бога.

А бывают люди с даром предвидения будущего, но далеко не дураки. Людям всегда хочется знать, что их ждёт в будущем. Поэтому появление людей-предсказателей вполне естественно. Многие из них оказываются шарлатанами, но в истории известны и настоящие провидцы.

Вольф Мессинг, например, кроме своих фокусов, предрёк дату смерти Сталина, своей жены и даже своей собственной. Мария Ленорман – Чёрная Мария – знаменитая гадалка из Франции. Слава пришла к ней, потому что предсказала смерть Сен-Жюсту, Робеспьеру, Марату, Наполеону, Александру Первому, королю Луи-Филиппу, шведскому монарху Карлу Четырнадцатому, Оноре де Бальзаку, Александру Дюма-сыну. Не ошиблась даже касательно собственной смерти.

Ой, да много, очень много имён людей можно назвать, которые имели дар предвидения. Эдгар Кейси, которого до сих пор боготворят все американцы. Альберт фон Больштедт, астролог, алхимик, создатель гомункулуса искусственного человека. Муста Эддин, пророчества которого об истории России протянулись аж из шестнадцатого века…

 

***

 

… Прошло уже много лет. Ванька умер в двадцать девять. Он был ещё здоровее своего отца. Баба Оля рассказывала, что однажды зимой он приволок ей к дому из лесу целую берёзу, когда у неё заканчивались дрова. Тащил её километра три волоком по сугробам. Двое деревенских мужиков попробовали, ради интереса, подтащить эту берёзу поближе, но смогли передвинуть только метров на пять. А Ванька на следующий день безо всякой пилы и топора обломал об коленку все ветки с этой березы и сложил целую поленницу у нашего дома. Он умер через месяц после смерти своего отца. Люди говорили, что от горя. Вовка, как я ему и напророчил, сейчас уже доктор физики, работает в Ногинске. Это где-то около Москвы. Изобретает вакуумные генераторы.

2.

Почему родители маленьким детям сказки читают? А потом ребятишки и сами уже будут любить сказки читать? Может быть, потому что все сказки добрые? В них же всегда добро побеждает зло. Ещё, наверное, чтобы у них развивалось построительное воображение. Дети пока не знают законов естествознания, а головёнка уже начинает соображать, фантазировать. Помню, я уже в школе учился, а читать сказки всё равно было интересно. Кто-то же из взрослых эти сказки сочиняет. А когда дети вырастут, кто-то из них сделает предпосылку, придумает теоретически, как эту сказку можно будет когда-нибудь сделать былью. Следующее поколение уже практически превратит эту сказку в реальность и облегчит людям жизнь.

Если бы Жюль Габриэль Верн не написал свою сказку про капитана Немо, может быть, у нас сейчас и не было бы атомных Наутилусов, способных пройти под толстым слоем льда Северного Ледовитого океана и всплыть на Северном Полюсе. Знал бы великий писатель, что в не очень далёком будущем люди оснастят эти Наутилусы таким мощным вооружением, что будет достаточно одного залпа с борта такой лодки, чтобы даже на уцелевшие регионы планеты опустилась ядерная зима, и с жизнью на Земле было покончено.

Я свою жизнь прожил, можно сказать. Уж как смог. Что толку Вовке завидовать, что он такой умный? А я, как был дурак дураком, так уж, видимо, свою жизнь и закончу. Как я мучался и страдал все эти годы.

«… Если ближайшая и непосредственная цель нашей жизни не есть страдание, то наше существование представляет самое бестолковое и нецелесообразное явление. Ибо нелепо допустить, чтобы бесконечное, истекающее из существенных нужд жизни страдание, которым переполнен мир, было бесцельно и чисто случайно. Хотя каждое отдельное несчастие и представляется исключением, но несчастие вообще – есть правило». (Артур Шопенгауэр)

 

Все эти годы меня мучили те знания по физике, которые вложил в голову мой Вовка ещё тогда, у него на чердаке. Постоянно интересовали все непонятные, необъяснимые, но явно наблюдаемые людьми, а потому имеющие право быть на Земле, явления. Раньше просто широко раскрывал рот от удивления. Безоговорочно верил всем россказням, независимому телевидению и жёлтой прессе, потому что был глуп, как дерево. После того, как мне мои же приятели прямо и по-дружески указали на этот мой недостаток, я как-то призадумался, стал проверять полученную информацию, прежде, чем в неё верить.

Мы привыкли такие явления называть чудесами. Некоторые люди сразу отмахиваются от них. Не верю, мол, пока сам не увижу. Причём, таких людей большинство. Например, летающие тарелки, если верить газетам и телевидению, наблюдал чуть ли не каждый четвёртый или пятый житель планеты. Тем не менее те, кто ещё не видел их своими глазами, считают эти явления чистой выдумкой, массовой галлюцинацией, какими-нибудь оптическими обманами зрения или миражами. Я и сам-то никогда не видел никаких НЛО и тоже не особенно в них верю, но если вдруг увижу, не сильно и удивлюсь, наверное. Просто подумаю про себя: «Да! Значит, они всё-таки существуют!»

Наука сейчас движется вперёд семимильными шагами. Мы просто не успеваем следить за её достижениями. Любое чудо можно, наверное, объяснить с научной точки зрения. Если что-то и не получается пока объяснить, то это только пока. Значит, учёные объяснят это завтра, и точка! Да и некогда нам. Какие чудеса? Каждый день крутишься, как белка в колесе, едва успеваешь решать горящие в настоящий момент проблемы, а тут тебе НЛО всякие, полтергейсты и прочее, как помеха в бурлящей жизни.

Теперь, если появится свободное времечко, я сразу в интернет, о чудесах почитать. О-о, сколько их, оказывается, этих необъяснимых пока явлений.

Дома жена и сын сначала удивлялись, что с годами у меня произошёл сдвиг по фазе, но со временем перестали обращать на это внимание. У каждого должно быть своё какое-нибудь хобби. Во всяком случае, это лучше, чем пялиться в телевизор. Тем более, что за всё время я на своё хобби ещё ни копейки не попросил из семейного бюджета.

Мне уже стало казаться, что любому чуду, если я разберусь с проблемой по-хорошему, смогу дать вполне исчерпывающее объяснение. Не для всех, а исключительно для себя. Что мне до всех? Многие всё равно не согласятся с моими объяснениями, а могут даже счесть каким-нибудь недоумком. Куда, мол, ты, старый хрен, попёрся в высшие материи, не имея маломальского научного образования? Столкнувшись с проблемой, приходилось много читать научной литературы. Поначалу совсем ничего не понимал, возвращался к азам, читал школьные учебники. Вовка, мой учитель физики, всегда помогал в письмах, чем мог. Жизнь стала интересней. Раньше как-то – дом-работа, и всё. Как же я раньше-то жил без этого? Столько времени зря профукал. Кажется, ничего интереснее не бывает, чем познавать устройство мира. Давать своё личное объяснение всем загадкам природы. Может быть, и совершенно неверное, далёкое от истины, но своё. Даже соглашусь с мнением домочадцев, что под старость лет у меня действительно что-то стало не в порядке с головой, но мне нравится этот непорядок.

***

Больше года назад нарвался в интернете на зеркала Козырева. Того самого, о котором мне ещё сто лет назад мой Вовка рассказывал. Эпиграфом к статье было высказывание академика В. П. Казначеева.

«…О человеке и его интеллекте мы знаем менее одного процента…»

В своё время российский астрофизик Н.А. Козырев обнаружил, что покрытия из алюминия особых сортов могут, подобно зеркалу и вогнутой линзе, концентрировать, фокусировать и отражать не только свет, но и энергию, стекающую со звезды, растения, человека и любого другого объекта. Он был уверен, что существует биологическая связь через время, и считал возможным осуществить эту связь с помощью камер со специальным алюминиевым покрытием.

Учёные соорудили для опытов с людьми высокие цилиндры из алюминиевого листа со щелью сбоку. В таком цилиндре человек оказывается в фокусе собственного поля. В отражателях, названных зеркалами Козырева, удаётся сфокусировать солитоно-голографические полевые процессы интеллектуальной деятельности человека и зарегистрировать их изменения на энцефалограммах, кардиограммах и Кирлиан-фотографиях.

Если внутри такого цилиндра встаёт человек, то козыревские потоки, отражаясь от внутренней поверхности, концентрируются вдоль оси этого цилиндра. Осевое фокусное пространство учёные пронизывают лазерным лучом, который организует спинорно- торсионное поле.

Перед человеком предстает его субъективное время, оказывается возможным увидеть себя в детстве или испытать состояние, называемое в эзотерии реинкарнацией.

Меня в этой статье заинтересовала не столько возможность людей общаться телепатией. Хотя это, конечно, очень интересный факт, когда около двух тысяч человек из разных уголков планеты общались по телепатическому мосту – Северное сияние. Оказалось, что при проведении телепатических сеансов между Новосибирском и Диксоном операторы получали до тридцати процентов информации… из будущего! Вот это-то самое меня и зацепило. Они принимали и зарисовывали образы, которые им должны были передать через сутки или даже через несколько суток. Причём, новосибирские операторы не знали заранее, что им предстоит передать на Диксон, вскрывали пакет с заданием непосредственно перед началом сеанса.

О таком чуде я ещё никогда не слышал. Учёные пришли к выводу, что только тридцать процентов информации принимается оператором в реальном астрономическом времени, тридцать – с отставанием, обусловленном концентрацией информации в планетарном пространстве, а тридцать – с опережением по отношению к моменту передачи.

Как этому поверить? Тридцать процентов информации принимается … из будущего!!! Вот тут я и подсел, как наркоман на иглу. Вот он, Божеский дар моего друга детства, Ваньки-дурачка!

В этой статье ученые заявляют: «Если биосферу всецело направлять на службу человеку, мы точно не выживем. И вот что ещё до сих пор не осознаётся большинством: человечество может лишиться разума, души. Накапливаются факты, говорящие о том, что из-за ухудшения качества социально-культурного окружения, из-за засорения Космоса и других экологических изменений, человеческий интеллект начинает истощаться».

Короче говоря, мы – люди, Бога заменить не можем. Создать искусственную  биосферу для своей жизни нам никогда не удастся, лучше даже не рыпаться. А вот сохранить её в первозданном виде мы просто обязаны, иначе все вымрем. Если не мы сами, то наши дети.

Академик Казначеев особо подчёркивал, что разумом и духовностью пронизано все вокруг. Даже вещества и тела, которые мы считаем косными. Живой и разумный Космос, живая планета… И пространство вовсе не пустота, оно тоже живое…

***

Начитавшись этой литературы, решил сам поэкспериментировать с зеркалами. Размеров и чертежей зеркал Козырева нигде не нашел, нигде ничего об этом не было. Смешно бы было, если бы они где-то были. Эдак любой дурак мог бы общаться с информационным полем Земли и всего Космоса.

Во-первых, новосибирские учёные не так многого и добились со своими зеркалами. Ну, пообщались там телепатически, так о телепатии говорилось ещё задолго до них. И информационное поле планеты не всеми безоговорочно всегда отвергалось.

Во-вторых, они приглашали для своих экспериментов не простых людей, все они обладали повышенной экстрасенсорикой. Некоторых подбирали, чтобы их рождение было обязательно в полнолуние, и сами выбирали проведение экспериментов в такое полнолуние. У меня же, наверное, вообще никакой экстрасенсорики нет, даже пониженной. И родился я, к сожалению, не в полнолуние. Нет у меня и лазера, чтобы пронизывать осевое фокусное пространство для организации спинорно-торсионного поля, и для считывания информации, сброшенной в щель зеркала для последующей ее обработки. Ничего у меня нет, кроме огромного интереса получить хоть какую-нибудь информацию из будущего.

В-третьих, а почему, собственно, алюминий, пусть даже и из особого какого-то сплава? Может быть, из золота лучше будет функционировать?

И наконец, в-четвертых. Я давно знал, люди добрые, что есть оно, это спинорно-торсионное поле. Назови его как угодно – лично я всегда его называл информационным полем, полем всеобщих знаний. В этом поле живут души умерших людей, ещё не спустившихся на Землю, не реинкарнированных в младенцев. Оно живое, это поле. И наши души уйдут туда после смерти, и наши мысли не застряют в наших головах. Мысль материальна, потому что в неё вложена наша психоэнергия, а энергия, как мы знаем, никуда не исчезает. Наши мысли, являясь суть той же материей этого поля, подпитывают его.

Вовсе не обязательно, наверное, ковырять это поле лазером. Можно направить в это поле свою мысль, рождённую головным мозгом. Только нужно как-то настроиться на волну этого поля, нужна просто антенна. Вот Козырев брал цилиндрическую, с прорезью, витую по часовой стрелке, алюминиевую. Чертежей этой антенны мне никто не даст, нужно всё делать самому, методом проб и ошибок.

Ну купил я телевизионную антенну-тарелку, самую большую изо всех, что были в магазине. А где эксперименты проводить, чтобы тебя за дурака не приняли? Ждал до весны. Весной припёр эту антенну в свой сад, затащил на чердак. Не дожидаясь полнолуния, начал эксперименты.

Чердак деревянный, значит, мысли моего психического поля и поля информационного, имеющего такую же природу, свободно будут проходить сквозь деревянную крышу. Сел на чердаке, поставив голову в фокус сферы этой тарелки, и начал медитировать.

Пока жена и сын перекапывали землю под грядки, чего-то сажали, я усиленно медитировал, сидя в позе лотоса до тех пор, пока терпение моих членов семьи не лопнуло.

–   Совсем ты спятил, что ли, с этой тарелкой? Сашка один весь сад перепахать не сможет. Как тебе не стыдно, а? Никакой помощи от тебя нет. Ну-ка, слезай оттуда! Иди, копай! Мы уже замучились вдвоём. Не то всем расскажу, до какой глупости ты дошёл под старость-то лет.

«Вот ведь пристала. Придётся идти копать, а то и впрямь расскажет кому-нибудь. У неё ума хватит», – испугался я.

–   Чего там всё делаешь, чего химичишь? Сидишь, как сыч, на этом чердаке. Колдовством, что ли, заниматься стал?

–   Я провожу научный эксперимент, к твоему сведению! Может быть, я открою в науке такое, чего ещё никто не открывал. А ты со своими грядками тут.

–   А тарелка эта для чего, шут ты гороховый?

–   Много будешь знать, скоро состаришься, а мне со старухой жить как-то не хочется.

–   Да-а! Совсем крыша уехала, Кулибин доморощенный!..

 

… Вот так в позе лотоса я и просидел на чердаке садового домика всё свободное от полевых работ время. Наверное, недели две. Ничего в голове не прояснилось, результатов никаких по-прежнему не было. Уже прикладывал к правому виску тяжеленный магнит, специально ездил за ним на центральный радиорынок. Где-то читал, не помню даже где, что для улучшения телепатического восприятия сын Натальи Петровны Бехтеревой, руководителя Центра «Мозг» Академии наук, тоже известный учёный, проводил опыты по телепатии со своими студентами. Он как-то блокировал правые виски участникам экспериментов так, что те все поголовно смогли общаться друг с другом телепатически. Но как и чем он блокировал их правые виски, в статье ничего не было сказано. Вот я и попробовал прикладывать мощный магнит, на большее мозгов не хватило.

Всё ясно, надо учиться медитировать! Но где найти такой учебник? Есть пособие по медитации для аутогенных тренировок. Вроде, всё делал по учебнику, следил за дыханием, и всё такое. Нет, не то это всё!

Вспомнил случай, произошедший со мной лет десять назад. Жена как-то нажарила, а может, натушила курицу. Было так вкусно! Или мне это с голодухи так показалось? Начал есть прямо с костями, они почему-то были мягкими, по моим зубам. Увлекся, ослабил бдительность, и р-раз – сломал коренной здоровый зуб на верхней челюсти. Боль такая, что искры из глаз, терпеть невозможно. Уж чего мы с женой только не перепробовали – и чесноку в зуб запихивали, и таблетки всякие. Даже водка в ход пошла. Набирал в рот водки и полоскал. Всю ночь не спал, к утру щека опухла так, что правый глаз почти закрылся. Побежал в поликлинику, а там очередь от входа до обеда. Пустите, мол, люди добрые без очереди, а то болит, мочи нет. У всех, мол, болит. Едва дождался, а спаситель и говорит: «Флюс у вас! Удалять при флюсе нельзя. Ждите, когда опухоль спадёт!». Говорю, мол, не доживу, родимый. Сунул мне рецепт на какие-то таблетки – и выживай, как хочешь.

Флюс не хотел спадать, наверное, дней пять. На стенку бросался, водка – и та уже не помогала. Накрыв голову одеялом, обхватив ладонями щёки, сидя на диване, стонал и качался телом, как маятник. Начал надавливать пальцами сначала на правую, потом на левую часть черепа, как бы массажируя его. Потом ощутил, что из правой части мозга будто что-то перетекает в левую, потом обратно в правую. «Что за ерунда? Уж не мозги ли там у меня разжижали и потекли?» Но, что странно, боль потихоньку стала ослабевать. Стал просто мысленно ощущать свою правую половину мозга. Ага, вот она, чувствую. Теперь перехожу на левую сторону. Вот! Тоже чувствую. Стал тренироваться, быстрее переходить с одной стороны мозга на другую. И всё! Боль умолкла совсем. Чудеса, да и только! Впору хоть в пляс от радости. Чуть только опять боль начнёт просыпаться, я снова настраиваюсь ощущать свой мозг, переключаться с правой половины на левую и обратно. Уже и опухоль флюса давно сошла, а всё некогда было. Удалил зуб только через месяц. Даже врач удивился, как же я терпел такую боль столько времени. Соврал, что водка, мол, родимая выручала.

Стал медитировать по-своему. Сяду в позу лотоса, голова в фокусе, и начинаю мозгами шевелить. Потом как-то настраиваю свои мозги так, что оба полушария как бы сливались в одно целое. Добиться такого состояния не так-то и просто, за десять минут выбьешься из сил от нервного истощения. Пот градом, словно в парилке паришься. Сначала и пары минут в таком состоянии не мог продержаться. Тут тренировка нужна, причём серьезная. Кроме удержания себя с ощущением слившихся в одно целое обоих полушарий мозга, нужно ещё мысленно задавать информационному полю свои вопросы с закодированными ответами. Вопросы я давно уже заготовил, ещё до покупки тарелки. Самые обычные вопросы. Например, будет ли апокалипсис, можно ли в земных условиях сделать вечный двигатель, антигравитационный двигатель? Единой ли материи гравитационное и электромагнитное поля? Можно ли, а если можно, то как, победить рак, СПИД, наркоманию, алкоголизм? Будет ли найден бозон Хиггса, и какая будет от него польза? Ответы, ясное дело, шифровал нолями и единицами. Да – единица, нет – ноль. На более сложные ответы были заготовлены символы – треугольники, круги, кольца. Новосибирские учёные говорили, что у них получалось заглянуть в будущее на время, не превышающее более двух, трёх суток. Да и Ванька-дурак предрекал все свои несчастья только накануне их свершения.

Вот уже и первые деньки долгожданного лета пошли, а воз и ныне там. Надо делать другую, новую антенну! Делать её, как у Козырева, цилиндрической, спиралевидной, скрученной по часовой стрелке – это только сливать с себя негативную энергию или выходить на телепатическую связь. Мне другое нужно. Моя цель – диалог с будущим! Какое-то чутьё мне подсказывало, что антенна должна быть либо сферической, но большего радиуса, либо параболической. И материал надо менять! Почему они там, в Новосибирске, так полюбили алюминий? Хотя бы медь, у неё и сопротивление меньше. У меня на чердаке как раз мешка три с обрезками медного кабеля валялось. Электриком работал, длинные обрезки выкидывать жалко. Начал плести свою паутину. Три дня плёл, все обрезки ушли, даже докупать кабеля пришлось. Получилась парабола от пола до потолка и от одной стены до противоположной.

–   Значит так! Я ухожу к себе на чердак часа на два. Меня не отвлекать, если даже апокалипсис начнётся! И носы свои ко мне на чердак не совать!

–   Ты чего там опять химичишь? Смотри, дом не спали, Кулибин!

Усевшись в фокусе, расположив параболу на восток, начал медитировать. Задавал пока только простые вопросы, ожидая однозначных ответов в виде да или нет. На всякий случай слюнями приклеил на лоб бумажку с вопросами и закодированными ответами. Войти в транс, то есть добиться и удерживать состояние, при котором оба полушария мозга чётко сливались в одно целое, долго не удавалось. И вот, когда мои нервы и вся психическая система были уже на пределе, когда меня попросту начало уже трясти, произошёл момент истины. Даже не момент, а мгновение. Начал получать информацию, и она легко втекала в мой головной мозг. Кажется, вот ещё миг, и я получу ответ, всё пойму, всё уже проясняется. И вдруг – ба-бах что-то в мозгу! Как взрыв, как короткое замыкание в высоковольтной сети. Меня из позы лотоса выкинуло с кресла и отшвырнуло метра на полтора. Больно ударился локтем о стропилину и ободрал плечо. Ничего не понимая, так и сидел в полуобморочном состоянии, пока ко мне на чердак не прибежали жена с сыном.

–   Хоспадяй! Чего опять натворил-то? Что за гром тут у тебя, будто взорвалось чего? Фу-у, а чем так воняет-то?

–   Это озоном так запахло! Чего случилось, пап? Мы на грохот прибежали, думали, с тобой что-то случилось.

–   Ничего со мной не случилось, заснул вот в кресле и свалился. Идите, идите отсюда! Спускайтесь вниз!

–   Ага, свалился он с кресла! А грохот был, будто из танка пальнули.

–   Показалось вам! Это я вот об фанеру ударился.

–   Спать сюда пришёл, что ли? Наплёл себе какую-то паутину и сидит в ней, как паук. А это что за бумажка валяется? Чёй-то она как-то странно светится?

Я уже давно увидел свою бумажку со лба. Она валялась на полу вверх тормашками, и в графе ответов над символами шифра светились, кружась и переливаясь голубым и жёлтым цветами, медленно угасая, какие-то кружочки. У меня не было сил даже поднять её. Когда всё-таки поднял, свечение полностью угасло, не оставив никаких следов.

–   Уходите, вы всё мне испортили!

–   Хм! Мы ему испортили! Чего тут химичишь? Говори! Чего бумажки поджигаешь?  Азотом этим навонял?

–   Не азотом, а озоном! Газ такой, часто после грозы бывает! Ладно, мам, давай уйдём, он чего-то серьёзное тут мутит. Потом расскажешь, пап, ладно?

–    Ладно, ладно, идите уже!..

Сработало! Пусть и не совсем благополучно… Да, но память-то как отшибло! Совсем не помню ни одного ответа, а ведь получал. Точно помню, что получал! Зачеркнули память почему-то. А бумажка ещё долго светилась. По ней можно было успеть прочитать ответы, но жена с Сашкой не вовремя встряли. Да и сил совсем не осталось, как долбануло. Так и дураком можно на всю жизнь остаться, как Ванька мой!

Снова и снова анализируя произошедшее, пришёл к выводу, что я на верном пути.  Если предположить, что информация не цифровая, а аналоговая, то, проходя через ноль времени меня шибануло, и связь оборвалась. Пожалуй, это похоже на истину. Тогда возникает проблема, как защититься от нулевой точки? Выйти головой из фокуса? Тогда вся связь нарушится. Да и как фазировать? Попробуй угадай, когда сигнал пройдёт через ноль? Не-ет, моя голова обязательно должна быть всегда в фокусе! Моя, биологическая, испускающая мозгом и всей психо системой мысли, похожие по принципу передачи информации на электромагнитные волны, но другой материи! Нулевую точку времени избежать вряд ли удастся. Придётся терпеть взрывы внутри головы, терять память, а может случиться, что и сознание. Надо купить видеокамеру и снимать на неё весь процесс эксперимента. Сашку подключу, он, вроде, понимает всю серьёзность дела. Пусть хоть бумажку со светящимися ответами подставит под объектив видеокамеры, чтобы потом их расшифровать можно было. Видеокамера тоже не три копейки стоит. Жена денег на это дело не выделит из принципа, придётся у тётки Шуры занимать. А не сыграть ли мне в спортлото с государством? О-о! Это идея! Можно даже разбогатеть, заглядывая в будущее…

 

***

–   Санёк, мне помощь твоя нужна в саду.

–   Когда и чего делать?

–   Можем прямо сейчас поехать, часа на четыре. А чего делать, расскажу по дороге… Ты в спортлото играл когда-нибудь?

–   Пару раз, для интереса. А вообще, я в азартные игры с государством не играю.

–   Сегодня придётся сыграть! Я у своей тётки Шуры денег занял и купил вот эту видеокамеру. Надо долг отдавать, а нечем. Твоя задача, снимать меня на видео, когда я буду на чердаке, как ты выразился, что-то серьёзное мутить.

–   У Серёги, друга моего, такая же в точности. Уже снимал на такую, умею!

–   Короче, я вот на этой паутине, как мать её обозвала, могу заглядывать в завтрашний день. Когда буду возвращаться из будущего, у меня сил не останется даже рукой пошевелить. Может быть, на какое-то время даже сознание потеряю. На лоб себе приклею копию вот этого лотерейного билета спортлото. На нём будут светиться, вращаясь и переливаясь разными цветами, кружки и квадратики над выигрышными цифрами розыгрыша. Меня отбросит с кресла и бумажка со лба может слететь. Подберёшь этот листок, подставишь его под объектив видеокамеры. На всякий случай, ещё и перепишешь выигрышные номера. Светиться они будут недолго, и тебе надо успеть, пока не прекратится свечение. На меня не обращай внимания, делай всё, как я сказал. И обо мне не беспокойся. Понял?

–   Ты чего мне, бать, сказки-то начал рассказывать? Я уже взрослый!

–   Ну-ну, взрослый, сейчас времени нет тебе всё объяснять. Потом! Ты можешь сделать, что я прошу?

–   Да не вопрос!

–   Тогда пошли! Сиди вот на этой последней ступеньке, направь камеру на меня и снимай. Я буду медитировать, пока не войду в транс. На это уйдёт минут десять, если не больше. Меня не отвлекай, даже звуков не издавай! И крепче держи камеру!

–   Зачем крепче-то?

–   Чтобы не выронить от удивления и с перепугу. Ты такого ещё не видел!..

 

Думал, Сашка с камерой будет меня отвлекать, но на этот раз быстро как-то настроился и вошёл в транс. Весь покрылся потом, и меня стало трясти от нервного напряжения. Начал принимать информацию, приготовился к взрыву в голове, но взрыв на этот раз был такой неожиданно мощный, что меня подбросило сначала вверх, ударило о крышу, а потом ещё и в сторону откинуло. Хорошо ещё, что заблаговременно обложил всё матрасами, подушками и обтянул обе стороны чердака старыми волейбольными сетками. Особых ушибов не было, но сознание на этот раз всё-таки потерял на несколько секунд. Голова гудела, и казалось, что изо всех телесных дыр у меня шёл сизый дым. Очнулся от того, что меня за плечи сильно тряс Сашка.

–   Папа, папа, что с тобой? Очнись, папа, не умирай!

–   Не кричи! Где камера? Где билет со лба? Успел?

–   Успел, успел! Камера вон, на нас смотрит. А вот билет, всё ещё светится маленько.

–   Молодец! Принеси воды попить.

–   Я сейчас, мигом… Ну и напугался же я! Думал, что ты умираешь. Чего это было? Неужели ты в самом деле в будущее можешь летать? Ты весь светился каким-то сизо-голубым цветом. Такого цвета в природе не бывает. И глаза у тебя даже светились. А потом как бабахнуло! У тебя внутри головы яркий шар видно было, и он взорвался. Тебя о крышу, потом о стенку бросало. Я так перепугался! К тебе и подойти-то близко нельзя было. Ты будто горел весь голубым огнем каким-то. Как ты? Лучше тебе?

–   Всё нормально! Давай прокрутим назад, сам всё посмотреть хочу. И надо ехать, билет лотерейный сдавать.

–   Слушай, пап! Если ты действительно был в будущем, а я в этом уже не сомневаюсь, и узнал выигрышные номера предстоящего розыгрыша, то по этому билету миллион выиграешь, не меньше. Дашь мне тогда полторы штуки, а? Я накопил пять тысяч, но у меня не хватает. Хочу новый внешний винчестер для компа купить.

–   Да не вопрос!..

 

***

 

Я заканчиваю свой рассказ, дорогой читатель, но хочу Вас предупредить! Если захотите тоже разбогатеть, как я, и не только духовно, то не повторяйте за мной всё в точности. Во-первых, моя система оказалась небезопасной для здоровья. Мне все говорят, что я постарел лет на десять. А главное, после последнего взрыва в голове, уже не могу входить в транс. Как только меня начинает трясти перед вхождением в него, голова просто разламывается. Кажется, ещё чуть-чуть, и я сойду с ума, став Ванькой-дурачком номер два. Может, это и пройдёт со временем, но иногда даже просыпаюсь по ночам от короткого замыкания в голове. Удар не такой сильный, но после этого уже не заснёшь полчаса, как минимум. А в последнее время всё больше убеждаюсь, что причиной всему этому стала моя корысть. Денег от выигрыша нам хватило только, чтобы купить новый “Жигуль”, сделать кое-какой ремонт в квартире и заменить старую мебель. Жена до сих пор меня корит за то, что не купил два или три таких билета. Как старик со старухой, сидим с ней теперь у разбитого корыта. Жаль, конечно, что так и не удалось получить ответов на свои главные вопросы, ради которых всё это затеял. Сам виноват!

Во-вторых, я умышленно вас дезинформировал и с параболой из обрезков медного кабеля, и с направлением на восток, и во многом другом. Поэтому хочу попросить не разыскивать меня, не искать моего адреса. Я никому больше не дам никакой правдивой информации. Каждый должен пройти свой собственный путь, по чужим следам до этой цели дойти невозможно.

Напомню эпиграф к статье академика В. П. Казначеева –  «…О человеке и его интеллекте мы знаем менее одного процента…». Человек использует свой мозг только на четыре процента. Это значит, что куда ни ткни в наш мозг, везде может оказаться Чудо. Сколько разных случаев бывало? Кто-то ударился головушкой о бетонный столб, и вдруг – на разных языках заговорил.

Тыкать в мозг, конечно, в прямом смысле, не стоит, можно на всю жизнь счастливым Ванькой-дураком остаться, если вообще выживешь. Но шевелить мозгами можно без вреда здоровью, а даже с большой пользой для него. Пройдите свой путь! Не бойтесь прослыть чудаком и не стыдитесь смеха над собой! Не отвергайте сразу и навсегда никаких научных предположений, если даже они сегодня считаются лженаучными! Имейте своё собственное представление об устройстве мироздания. Чем их будет больше, тем легче достичь истины. И не сомневайтесь, информационное поле, поле всеобщих знаний, поле наших мыслей и душ существует! Если не верите мне, то поверьте в спинорно-торсионное поле академика В. П. Казначеева.

Успехов Вам! А я вот сажусь своему Вовке письмо писать.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия. Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. В тексте должно быть словам тесно, а мыслям – просторно

    Прежде всего, хочу заметить, что писать название файла в таком виде очень странно и, мягко говоря, неправильно: «Николай Виноградов – отправил рассказ Божий посланник». Название файла – не текстовое сообщение, можно было и не принять текст к рассмотрению. Насчёт размера рассказа – вообще достаточно написать «47», без нулей (в Условиях приёма указано, что пишутся только разряды тысяч, нули не нужны).

    Далее – советы по набору текста. Во-первых, как уже не раз писал в рецензиях, не нужно в русскоязычных художественных текстах делать увеличенные отступы между отдельными абзацами, тем более, если автор использует (совершенно правильно!) красные строки. Во-вторых, набирать пробелами сами красные строки – исключительный моветон (для этого существует функция «Отступ» в редакторе WORD). Авторам следует это помнить (верстальщики текстов за такое готовы руки отрывать, поскольку часто авторы набирают разное число пробелов, и чистить такие тексты при вёрстке становится очень неудобно даже в режиме автозамены).

    В-третьих, необходимо помнить, то тире и дефисы – разные знаки пунктуации и не стоит их путать (а автор почти везде использует дефисы вместо тире.

    Всё это, конечно, не фатально для принятия редакторских решений, но является элементом культуры набора текста.

    Что касается проблемы большинства авторов – написания сочетаний прямой и косвенной речи, то судить сложно – автор пишет прямую речь персонажей почти всегда совершенно без вкраплений речи косвенной (то есть использует самый простой ей вариант). Это заставляет думать, что проблема такая есть и в данном тексте, так что советую автору посмотреть нашу методичку: http://iaelita.ru/blog/novel/78545.html

    В целом текст написан вполне грамотно – грамматических ошибок практически нет. Но куда хуже со стилистикой. Нет, всё не так плохо и в этом смысле – видно, что у автора есть определённое «чутьё» на построение слов в предложения. Однако видно, что опыта литературной работы немного, и, похоже, автор не пересекался с хорошими редакторами (да таких сегодня и мало встречается вообще), которые могли бы автора с «чутьём» наставить на верные рельсы стилистики.

    Прежде всего, стилистические недостатки проявляются в не вполне удачном применении таких вспомогательных глаголов как «быть», личных местоимений и производных от таких местоимений прилагательных. Я называю такие огрехи «излишними повторами слов». Почему плохи повторы одинаковых или схожих слов? А потому, что это обедняет авторскую речь, вызывает ощущение, что автор не может выражаться более разнообразно. Нередко такие повторы создают даже определённую «тавтологичность» в тексте. В русском языке – в отличие от многих других языков! – достаточно синонимов и разнообразных речевых оборотов, позволяющих не допускать повторы одинаковых, однокоренных или просто схоже звучащих слов. Всё в руках автора (точнее – в его голове), чтобы пользоваться всем арсеналом нашего поистине великого языка.

    Конечно, повторы одного и того же слова вполне допустимы в прямой речи персонажей – мы ведь часто повторяем одни и те же слова в «живом» разговоре. Но в косвенной авторской речи повторов даже двух одинаковых или однокоренных слов подряд следует избегать и заменять повторяющиеся слова синонимами или какими-то развёрнутыми речевыми оборотами соответствующего смысла. Исключения – случаи, когда автор использует повторы для усиления или подчёркивания некой мысли или идеи.

    В данном тексте, например, на странице 2 глагол «быть» в разных производных в первых двух абзацах встречается аж 9 раз – явно много.

    Вообще, что касается стилистики, видно, что автор плохо пользуется знаками пунктуации: в тексте много мест, когда просится, скажем, тире или двоеточие, но автор ставит точку и создаёт несколько коротких простых предложений вместо одного более сложного. Да, когда авторы городят слишком сложные предложения, нередко возникают стилистические ляпы иного порядка, и это отдельная тема, но правильное соединение фраз через знаки пунктуации делает текст более выразительным и ярким в эмоциональном отношении. И, значит, делает текст более внятным для читателя.

    Рассмотрим отрывок, цельный абзац:

    «…Как-то мы пошли на озеро ловить рыбу на удочку. Ванька, понятное дело, увязался за нами. Вовка дал и ему одну из своих удочек, но тот быстро её запутал так, что от неё можно было взять только крючок с поплавком. Клевало у нас вяло. Я поймал за целый час только двух маленьких ершей. На середине озера, довольно широкого и, как говорят, очень глубокого в некоторых местах, на моторной лодке рыбачил дядя Витя Курочкин, приходящийся нам каким-то дальним родственником. Вообще, вся деревня у нас – одни дальние родственники…»

    Что мы тут имеем? (Подчёркнуты проблемные» места). Сразу бросаются в глаза «нами–нас–нас», «удочки–удочек»,  «её–неё» – многовато однокоренных  слов. Во-вторых, зачем уточнять, что пошли ловить рыбу «на удочку»? Ну не с бреднем же пошли ребята. А зачем уточнять что вяло клевало «у нас»? И так понятно, что не у дяди Вити.

    Далее, плохо использованы знаки пунктуации: там, где просто просятся тире или двоеточие, сделаны отдельные короткие предложения – но при этом наворочено громоздкое и весьма неудобочитаемое предложение про параметры озера и дядю Витю. Правда, справедливости ради надо отметить, что в одном месте автор поставил очень нужное тире, правда, в виде дефиса, но, значит, «чутьё» всё же есть).

    Что касается «параметров озера». Возможно, сказать что-то про глубину и ширину, наверное, стоило бы, но лучше это сделать в другом месте, поскольку информация о данных озера вкупе с информацией о родственных связях дяди Вити и его моторке в этом объёмном предложении делает его элементарно громоздким. Тут же проглядываются тяга автора к ненужным вкрапления причастий и деепричастий (частая беда авторов-новичков).

    Да и нужна ли в этом абзаце информация об обширных родственных связях у жителей деревни? Кстати, желание нагородить в тексте много совершенно лишней информации тоже часто выдаёт авторов-новичков: им кажется, что множество данных сделают текст ярче и богаче, но почти всегда получается обратный эффект.

    Кроме того, повествование в абзаце построено так, что абзац этот стоит разделить его на два (абзацы ведь нужны, прежде всего, для создания определённой «ритмики» повествования, выделения мест, когда чуть-чуть меняется «вектор» мысли).

    Вот, например, как можно отредактировать данный отрывок:

    «…Как-то мы пошли на озеро ловить рыбу. Ванька, понятное дело, увязался за нами. Вовка дал и ему одну из своих удочек, но Иван быстро запутал снасть и остался ни с чем.

    Клевало вяло: я поймал за целый час только двух маленьких ершей. На середине этого довольно широкого и глубокого озера на моторной лодке рыбачил дядя Витя Курочкин, вроде как какой-то наш дальний родственник…» – Заметьте: текст при этом ещё и сократился почти на 30%! А, вообще, информация о том, что Ваньке дали удочку, а он запутал снасть – тоже явно излишняя. В тексте должно быть словам тесно, а вот мыслям – просторно (мыслям, нужным по делу, а не «вообще мыслям»).

    Ну и т.п., и т.д.  –  в общем, в тексте немало мест, которые нужно бы вычитать на предмет стилистики изложения. При этом следует отметить, что несмотря на указанные замечания, текст в стилистическом плане совсем не ужасен – по крайней мере, даже при указанных недостатках рассказ читается довольно легко и не вызывает раздражения от какой-то «корявой стилистики», как нередко случается, особенно у авторов без большого опыта. Но автору есть, над чем работать в стилистическом отношении, чтобы сделать свои произведения не просто «неплохими» в этом смысле, а элементарно качественными.

    По сюжету. Есть моменты, вызывающие некоторое недоумение. Например, описано, как чётко Иван выдаёт прогноз по дяде Вите, хотя несколькими абзацами ранее было сказано, что Ванька говорит так, что его понять сложно – а тут вот такая чёткая (и довольно сложная!) фраза: «…–   На винт мотора водоросли намотались. Он скоро станет поднимать мотор в лодку и упадёт в воду вместе с ним. Его опутают водоросли, и он утонет…» – И это сказал Ванька-дурачок?! Автор, похоже, в угоду сюжетному решению (ведь ему требуется, чтобы Ваня выдал понятную информацию!) забывает то, что сказал ранее. И возникает смысловой диссонанс.

    Случай у потухшего костра. Герой описывает, что минут через пятнадцать он, оставшись один, был уже «зарёванный», что очень странно. Герою в этом эпизоде сколько лет? Неужели 5-6? Никак нет – судя по описаниям, он где-то уже классе в 3-4, не меньше (а то и более0, И он – зарёванный?! С чего бы? Он первый раз ночью в деревне? Не похоже. В общем, какое-то нелепое описание, которое автор сделал явно для «пущего эффекту». А, к сожалению, непродуманные и искусственные попытки «пущего эффекта» всегда работают со знаком «минус», т.к. очень часто в таких случаях возникают нестыковки «логики».

    Вовка, став студентом, увлёкся физикой. И у этого студента на чердаке деревенского дома сделана «целая лаборатория» с таким невероятным количеством «осциллографов и генераторов». Вот примерно тот же, что с зарёванным школьником получилось: автор перегибает палку для создания «яркого описания». Скажите мне, откуда у советского студента, у кого папа – конюх в деревне, может быть такая лаборатория? В СССР, несмотря на сравнительную дешевизну жизни в сравнении с нынешними временами, физические приборы уровня осциллографов и генераторов стоило совершенно неподъёмно для средней советской семьи. К чему эта совершенно нелогичная мишура в тексте?! Нет, она не фатальная для сюжета как таковая, но она является совершенно нереальным штрихом. А любой нереалистичный момент вызывает недоверие.

    Что касается базовой идее сюжета. По сути рассказ – это сюжет для для ТВ-передач типа «Тайны Чапман» или «Территория заблуждений». То есть, попытка заставить поверить в несуществующее. Но дело даже не в этом – а в логическом противоречии, которое открытым текстом выдано в сюжете. В самом начале автор заявляет: «…К счастью, мы никогда не сможем физически переместиться ни в будущее, ни в прошлое…». При этом он, не повергая сомнению утверждение, что информация – материальна как определённый вид энергии, заявляет, что можно получать информацию из будущего (получает же он данные о выигрыше!). А физически мы в будущее, видите ли, переместиться не сможем, да? Но информацию оттуда переместить можно – ведь автору так хочется в это верить! То есть, налицо взаимоисключающие утверждения, делающие сюжет в базовой своей мысли противоречащим сам себе. И вот это плохо, а даже не увлечение сомнительным теориями.

    К сожалению, так случается, когда о спинорно-торсионных полях начинают рассуждать, черпая информацию если из «жёлтого интернета», где 90% все подобных статей выставляется дилетантами-недоучками.

    В целом у рассказа есть хороший посыл –его можно выразить словами автора «Кажется, ничего интереснее не бывает, чем познавать устройство мира». С этим нельзя не согласиться – так оно и есть. Но сегодня рубежи науки, чтобы рассуждать об открытиях, возможных на этих рубежах, требуют всё-таки более системных знаний в области естественных наук. Иначе будут получаться произведения лишь на уровне «Тайн Чапман».

    А у данного рассказа, тем не менее, потенциал есть: если автор поработает над текстом, то может получиться неплохой фантастическо-юмористический рассказ про выигрыш в «Столото». Нужно только отсечь всю лишнюю часть с «серьёзными» научными рассуждениями и сконцентрироваться на плетении антенны на чердаке дачи и билете с цифрами. Я говорю это без иронии – совершенно серьёзно.

    Кстати, и название неудачное – ведь под «Божьим посланником» имеется в виду Ванька, так? Про Ваньку же всё в тексте заканчивается где-то в первой трети рассказа. А название произведения, особенно рассказа, должно чётко «резонировать» по смыслу с сутью сюжета. А тут – никак, ведь ГГ, на историю которого тема переключается, на «божьего посланника» никак не тянет.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели