Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Пустошинская О. – Ларочка – испр-47

Оборачиваюсь и застываю столбом. Это же я!

Зажмуриваюсь и снова открываю глаза: девочка не исчезла, она медленно идёт, уставившись в землю, потому что ищет... карточки!

У меня сжимается сердце от жалости к ней, маленькой, голодной, испуганной. Я иду следом, словно во сне, держась на приличном расстоянии.

Навстречу нам торопится женщина с сыном. Розовощёкий и упитанный мальчуган в синей куртке отстаёт и во все глаза смотрит на девочку, копается в кармане... Я знаю, что он сейчас достанет оттуда.

— С Новым годом! — говорит мальчик и протягивает мандарин.

Девочка шёпотом благодарит и впивается зубами в кожуру.

— Богдан! Ты чего отстал?

Мальчуган машет рукой и бежит к матери.

Девочка ест мандарин, сок течёт по подбородку, она вытирает его ладонью и слизывает с руки, чтобы не пропали зря драгоценные капли. На неё оглядываются, а она никого не замечает. Меня, к счастью, тоже.

Лара доела мандарин вместе с кожурой и косточками, выдохнула и пошла через проезжую часть с другими пешеходами. Я за ней, зажав палки в руках. Она бросается за какой-то яркой бумажной рекламой, валяющейся на земле, разочарованно листает и прячет в карман.

Эта реклама, старая и потрёпанная, и сейчас лежит в коробке из-под печенья, вместе с обёртками от шоколада «Алёнка», фантиками от конфет «Гулливер» и «Рафаэлло», коробкой от сухого бульона. Я храню их много лет как память, такое забывать нельзя. И дети, и внуки, и правнуки знают историю появления современных продуктов в сорок первом блокадном году и верят мне. Почему нет, ведь теория относительности допускает.

Девочка подходит к двери, где раньше, много лет назад, была булочная, дёргает её, задирает голову в поисках вывески, смотрит на огромные окна без щитов и мешков с песком. Долго стоит, глядя под ноги, потом приваливается спиной к двери.

Я вижу, как идут навстречу мужчина с ребёнком на руках и белокурая молодая женщина в светлом пальто с наброшенным на голову капюшоном — Вика и Роман!

— Девочка, тебе нехорошо? — участливо спрашивает она.

— Карточки потеряла, — шепчу я, и девочка повторяет:

— Я карточки потеряла...

— Мамину карточку? Ничего страшного, не плачь. Её надо просто заблокировать.

Лицо девочки искажается болью, она рыдает:

— Все карточки потеряла, все... и мамины, и папины, и свои... Хлебные, на крупу, на жиры, мясо... Я не могу вернуться домой! Как я скажу маме?


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Рецензия повторная.

    Автор хорошо поработала и сделала предложенные изменения. Рассказ, естественно, остался неким «попаданческим» рассказом, но он приобрёл вполне  логичное объяснение имевшему место явлению: феномен перемещения Ларочки в будущее (ну и возвращения назад) обрёл под собой определённое хоть и абсолютно гипотетическое, но уже достаточно удовлетворительное объяснение. То есть – появилась в двух словах, но уже – гипотеза, чего не было в первой версии.

    С учётом всего остального рассказ вполне годится для нашего журнала. Принято.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru