Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Ожиганова Е. – Справедливость – 25

– Здесь все кого вы когда-либо в жизни встречали, кто отложился в вашей памяти, так или иначе…

Мужчина рассказал, что все они ждут только общения со мной, что здесь их можно наградить или, наоборот, наказать по своему усмотрению. Для этого даже предлагались некоторые приспособления, бесполезные по сути, но привычные. Он проводил меня к длинным деревянным столам, где лежал реквизит, растолковал назначение каждого инструмента. Орудий наказания в списке было намного больше, чем предназначенных для поощрения.

– Людям редко кажется, что они были недостаточно благодарны. Скорее наоборот, – коротко прокомментировал провожатый и махнул рукой:

– Идемте. Пора вершить справедливость.

В первом ряду стоял Марценкевич, которого за последние годы я особенно полюбила, хоть и не встречала ни разу. Ему я подарила цветок. Мои родители – давно почившие, муж и сын – тоже покойные. Я остановилась, рассматривая их, боясь коснуться, словно призраки растают. На глаза навернулись слезы.

Сыночек. Милый… Ведь это после твоей смерти я стала такой вздорной. Когда ты ушел…

– Мама, закрой, – крикнул.

– Куда это тебя опять понесла нелёгкая? – выскочила в коридор.

Улыбнулся устало и вместе с тем игриво.

– С друзьями, – вздохнул, – в паб.

– Опять гулянки ваши! – хмурюсь, зная – ничего тут не поделаешь – вырос мальчик. Не запретишь ничего, бессмысленно. Да и надежный он у меня, умница.

До сих пор вспоминаю с горечью, как он улыбнулся, кивнул и ушел. Помню, вижу, два вихра на затылке (так редко встречающееся явление), черных, как глаза цыганки.

Отпустила, не уберегла.

Можно ли рассказать, что значит похоронить ребенка? Шестимесячного ли или двадцатичетырехлетнего, как в моем случае? Попробуйте отрезать руку и закопать – не поймете и сотой доли тех страданий.

И вот он снова передо мной. Такой, каким запомнился.

Я не трогала сына и даже не дышала. Но не сводила с него глаз, рассматривала жадно, страстно: живой румянец на щеках, не такой как на затертом до дыр фото – настоящий; блестящие энергией серые глаза, что смотрели сквозь меня; каштановые волосы и то, как вздымается дыханием грудь.

Живой…

Добрый мой, милый мальчик. Родной мой.

Живой.

Было столько слов и никакой возможности сказать хоть одно. И только слезы, не то радости, не то горя, прозрачными жемчужинами стекали по щекам и прятались за воротник, неприятно щекоча.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    А вот сюжет интересный, сюжет драматичный и очень нравственный

    Очень много мест, где пропущена буква «ё». Очень странно – даже если автор вставляла её вручную, тио всё равно как-то много пропусков (текст можно было и не принять к рассмотрению из-за этого).

    По набору. Всё неплохо, но автор почему-то пишет тире вместо дефисов в сочетаниях типа «кому-то» (написано вот так: «кому–то»). Также имеет место проблема большинства авторов – написания сочетаний прямой и косвенной речи. Поэтому советую автору внимательно посмотреть нашу методичку

    Написано в целом хорошо, но впечатление,ч то текст плохо вычита, а иначе как объяснить вот такие места: «…Может кто услышал и постепенно, как когда глаза привыкают к темноте, з мрака проявились очертания шестиугольной комнаты. убранной в белый атлас, сосборенный на стенах безвкусно. Её стены были обиты безвкусно сосборенным белым атласом…», где оставлены явно куски переписанных предложений. И что это за «з мрака»?! Или явно недоделанное упоминание про некого «Марценкевича» (это кто такой?!) И ещё там есть нестыковочка небольшая: то на 50 лет помолодела героиня, то на 40. ))))

    А вот сюжет интересный, сюжет драматичный и очень нравственный, можно сказать. Одно портит всё впечатление – концовка. Она словно недоношенная какая-то, потому что самая последняя фраза про «новых людей» совершенно непонятна из предыдущего контекста. Что хотела этим сказать автор? Возможно, закончить рассказ стоило на фразе «Я бы сделала так снова!»? Или автор хотел сказать, что героиня остаётся на «вторую смену»? Но это не совсем очевидно получилось.

    Очень советую подумать надо концовкой, и я буду готов рассмотреть рассказ повторно. Да и вычитать его не мешает – плохо вычитан.

    И большая просьба к автору: если будет присылать тнекст повторно, то выделить места изменений цветом текста или маркером.

    Удачи!

     

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru