Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Мидаков Е. – Немного удачи – 41

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

В столь ранний час в дешёвой забегаловке на краю космодрома почти никого не было. Лишь двое скучающих землян у стойки и пыльный бармен от «Самсунг» с деревянной рукой. Один из землян к чему-то прислушался и вдруг подскочил как ужаленный.

– Слыхал новость?

– Жизнь – дерьмо…

– Да не эту! Смотри!

Толян махнул бармену и тот, наконец, включил звук.

Старинный экран ожил:

– Поздравляем вас, житель Земли! Вы получили уникальный шанс стать…

– Иди к чёрту! – Ром метнул стаканом в экран, но тот чудесным образом отскочил от антивандального покрытия прямиком в бармена, пролив живительную влагу тому за шиворот. При этом в бармене что-то заискрило, из него повалил дым и он отключился.

– Невезуха… – вздохнул Толян, перевалился через стойку и, завладев пультом, переключил канал:

– Ща,ща! Следующая новость!

Ром было отвернулся в поисках нового стакана, но Толян схватил его за рукав:

– Подожди, это важно.

«…последний космический пират по прозвищу Притворщик, за поимку которого объявлена награда. Зачем ему понадобилось грабить единственный в своём роде литературный музей, следствию только предстоит выяснить. Пока же достоверно известно лишь то, что единственной жертвой ограбления является некто Надежда Семёнова…»

Ром выронил стакан и тот ухнул на кафельный пол, разлетевшись на сотню осколков и попутно забрызгав Рому штаны. Ничего этого он не заметил.

– Я, конечно, ничего не утверждаю, – заметил Толян, поправляя окладистую бороду. – Но уж очень подозрительное совпадение. У тебя, кстати, где жена сегодня должна быть?

– На Земле. В литературном музее… – севшим голосом сказал Ром.

Толян бросился наружу:

– Я поймаю такси!

Ром поднялся и сам не свой отправился следом.

Новости, тем временем продолжались:

– Метеоритная защита Центурии бьёт тревогу. Астероид класса «Б» уже вошёл в её атмосферу, а управляющий этой защитой до сих пор недоступен. Если кто-то увидит робота серии «Баристо» с серийным номером 2319, просьба немедленно сообщить в Справочную…

Ром замер и оглянулся на сгоревшего робота. Вычищенная до блеска медная табличка на его груди гласила: «Универ.бот ,сер. «Баристо», с.н.: 2319». Но мысли Рома были заняты другой новостью, поэтому он всего лишь пожал плечами и, покачиваясь, вышел из бара.

Когда такси с двумя землянами отъехало примерно на сто метров, астероид класса «Б» пробил крышу бара и поставил жирную точку в карьере незадачливого робота серии «Баристо».

Взрывная волна тряхнула такси.

Ром встрепенулся.

– Постой, – схватил он Толяна за рукав. – Куда мы едем? Космодром в другой стороне.

Толян икнул и удивлёнными глазами посмотрел на собутыльника.

– Ну, да, – ещё раз икнул он. – Мы едем в отель забрать вещи. Мы не можем улететь без вещей.

Ром сосредоточенно потёр переносицу.

– Не можем… А как мы оказались так далеко от отеля? Я помню, там есть прекрасный бар.

– Там был прекрасный бар, – поправил его Толян. – Пока кто-то не решил его подрихтовать, распугав всех девчонок. За это девчонки нас оттуда и выперли.

– Ааа… А потом?

– А потом ты захотел уединения и Справочная направила нас в этот тухлый бар на краю космодрома, сказав, что там никого нет. Вспомнил?

Ром погрустнел.

– Слушай, Толян, – он снова схватил того за рукав. – Мы пили антипохмелин?

– Само собой, ещё с утра. Только он нам сейчас не поможет. Сейчас нам нужен отрезвин, а он в отеле.

– А зачем? – попытался сосредоточиться Ром.

– Твою жену час назад убили.

– Зараза… – пробормотал он и отключился.

 

Очнулся Ром уже в каюте.

На удивление, это была не какая-то тесная комнатушка плацкартного типа, а полноценная каюта с голографической панелью во всю стену, санузлом и прочими приятными мелочами. Толян сидел в старом анатомическом кресле и резался в новомодную компьютерную игру, предлагающую спасти Русский мир. В данный момент он выполнял какой-то квест на балу с Наташей Ростовой.

Ром попытался подняться, но голова загудела словно набатный колокол, став вдруг непривычно тяжёлой. Аккуратно опустившись обратно на кровать, он тихо позвал:

– Толян…

– О, здорово! Ты говори, говори! – крикнул Толян, не отрываясь от экрана. – Мне сейчас нельзя прерываться, а то Наташку какой-то хлыщ опять уведёт, а пауз тут нет…

– Толян, мы пили… эээ…

– Да конечно, пили! И антипохмелин и отрезвин. Всё пили!

– Почему же мне так плохо? Опять антипохмелин просроченный попался?

Толян заржал.

– Да нет! Просто ты его водкой запивал. Я думаю, в этом причина.

– Зараза…

Ром помолчал, собираясь с мыслями.

– Слушай, а откуда у нас деньги на приличную каюту? Обычно мы в плацкарте летаем…

Толян усмехнулся:

– Так мы ж проект сдали неделю назад. С тех пор и бухаем. У тебя совсем память отшибло?

– Помню, помню… А куда мы теперь?

– Так на Землю. Жену твою спасать. Её же убили вчера.

– Вот зараза!

Ром осторожно поднялся и, подойдя к медицинскому шкафчику, дрожащей рукой вытянул пакетик с быстрорастворимым антипохмелином, высыпал его в стакан с водой и выпил. Повернулся к Толяну.

– Сколько сейчас стоит воскрешение?

– Если по страховке, то бесплатно.

Ром поморщился:

– Нет у неё страховки на смертный случай, у неё совершенно мирная профессия.

– Ну, тогда… – Толян что-то прикинул в уме. – Тысяч двадцать. Почти столько мы с тобой заработали на двоих.

– Не хватит…

– На крайняк возьмёшь ссуду в Собирателе.

– Где? – не понял Ром.

– В Сбербанке. Его опять переименовали, – пояснил Толян. – И вообще, что-то я тебя не пойму, дружище, ты вроде разводиться собирался?

– И не первый раз, – вздохнул Ром.

– Тем более.

– Люблю я её, Толян, сил нет.

Толян наконец оторвался от своей игры, поскрёб бороду и сочувственно посмотрел на Рома:

– Вот поэтому я и не женюсь…

– Андрюшенька! – вдруг послышалось с экрана. Героиня квеста бросилась в объятия какого-то хлыща и они, смеясь, покинули бал.

Толян с досады бросил пульт на пол.

– Каждый раз на этом месте! Ну, каждый раз…

Ром сделал вид, что не заметил.

– Слушай, Толян, я продам дом.

– С ума сошёл?

– Продам. Но сделать это надо по-быстрому.

– Морфей? – нахмурился Толян.

– Угу.

– Обведут вокруг пальца. Ты им ещё должен останешься…

В этот момент динамики корабля ожили и противный женский голос сообщил:

– Уважаемые пассажиры! Наш лайнер прибывает на планету Морфей. Стоянка лайнера шесть часов. Просьба не опаздывать к старту. Опоздавшие будут добираться на попутках. Приятного отдыха!

– На что это она намекает? – удивился Ром.

– Да не бери в голову.

– Решено! – Ром тряхнул головой и, едва не упав, осторожно присел, схватившись за виски.

– Болит? – сочувственно спросил Толян.

– Угу.

– Может, водочки?..

 

Удивительное дело, но в этом такси был водитель. Ром не сразу понял, что это не собутыльник, то и дело предлагая тому выпить. Лишь когда таксист, заплетающимся языком, потребовал деньги за проезд, Ром начал что-то подозревать. Растолкал Толяна. Они ещё раз дёрнули с таксистом на посошок и расстались друг другом вполне довольные.

–  Хороший мужик этот автопилот, – сказал Ром.

– Да? – удивился Толян. – А куда он нас завёз?

– Ты оглянись. Это же знаменитый рынок Морфея. Нет, даже не так… Это – Рынок Морфея!

Толян с любопытством огляделся.

Вокруг, насколько хватало глаз, раскинулись торговые ряды под силовыми куполами различных расцветок. Некоторые словно сошли со страниц старых книг, другие напоминали примерочные. Вдали виднелись какие-то не то аквариумы, не то бассейны. Были и такие, что напоминали парковки, гаражи и даже ангары. Но самое интересное, что всё пространство до самого горизонта было заполнено людьми. Казалось, на Рынке собралась едва ли не половина из двадцати миллиардов человек, заселяющих ныне освоенные планеты.

Меж рядов, ровно посередине, пролегали двунаправленные бегущие дорожки. Одни уходили за горизонт, другие сворачивали то направо, то налево во всевозможные улицы, улочки, переулки и тупики. Рынок был не просто рынком. Это был огромный город, раскинувшийся на площади в десятки квадратных километров. Очевидно, это место пользовалось популярностью.

Сразу за торговыми рядами стояли одно и двухэтажные уютные домики. В домах торговцы жили, а за прилавками работали. Впрочем, верно и обратное, поскольку торговля и была неотъемлемой частью жизни местного населения. Торговали все – от мала до велика. Каждый член семьи старался внести свою лепту. За почти семьдесят лет с момента открытия этой планеты, здесь сформировались целые торговые династии. И напрасно Толян сомневался в их честности. Потеря репутации была самым страшным кошмаром для торговцев с Морфея.

Толян удивлённо огляделся.

– Это же тот самый рынок, где всё-всё можно… ик… купить.

– Не только купить, но и продать. Главное, знать где.

Они сделали несколько нетвёрдых шагов и встали на бегущую дорожку, которая вежливо притормозила перед ними.

– Неси нас, дорожка, на Третью улицу Строителей. Там есть всё по недвижимости.

Дорожка не стала спорить. Через десять минут она замедлила свой бег и остановилась на каком-то узком перекрёстке.

– Третья улица Строителей, – пискнула дорожка. – Удачных сделок.

Друзья переглянулись и отправились вдоль торговых рядов, разглядывая объёмные псевдоподии всевозможных домов, домиков и замков.

– А вот дом! – закричал Ром что было сил. – Дом на Земле! Участок 11 соток! Недорого!

К нему тут же подскочили двое мальчишек лет по пять-шесть и стали выяснять уникальный номер домовладения. Ром скинул им УНО и остался ждать там же, где и стоял. Однако день был жаркий, кислорода в воздухе было много и Рома сморило. Он увидел тенистый переулочек, прошёл к одному из лотков и присел рядом в тени силового зонтика, оставив Толяна дожидаться покупателя.

– Молодой человек, – окликнула его какая-то старушка. – Вам плохо?

Ром тяжело вздохнул:

– На самом деле мне очень плохо. У меня вчера убили жену, и чтобы её вернуть, я продаю единственный дом. Представляю, что она скажет, когда воскреснет… Вроде только всё наладилось и вдруг – бац! Просто невезение какое-то. Ещё таксист этот странный…

– Чёрненький такой? Весёлый?

– Ну, да.

– Ах, Дионис! – воскликнула старушка. – Такой шалопай. Садится в роботакси на переднее сиденье, притворяется таксистом и трясёт с доверчивых людей деньги на опохмел.

Она сочувственно покачала головой и невпопад добавила:

– А знаете, моя, эээ… бабушка просто гений зельеварения…

– Серьёзно? – грустно спросил Ром.

– Ей почти триста лет.

– Ого.

– И знаете, что?..

Она запустила руку в свою объёмистую сумку, словно сплетённую из стеблей, и вытащила на свет маленький стеклянный пузырёк.

– Торговать мне этим всё равно не разрешают. Наука никак не может кодифицировать такое понятие как «удача», так что… Считайте это скромной компенсацией за нашего выпивоху. В конце концов, репутацию деньгами не измеришь.

С этими словами она протянула пузырёк Рому.

– Он ваш. Очень надеюсь, что он принесёт вам пользу. Кстати, вы ещё не заключили сделку?

– Эээ… Вроде нет.

– Прекрасно. Сделайте маленький глоточек на удачу. Прямо сейчас.

Ром не стал возражать. В конце концов, рассудил он, сейчас от отравления никто не умирает. Взял пузырёк с зелёной этикеткой – ну надо же, ещё и этикетка! – и, под насмешливым взглядом старушки, с удивлением прочёл: «Эликсир удачи. Время действия 36 часов. Принимать после еды. Место изготовления: Морфей, Рынок, Кривой переулок, мисс Диана». Недоверчиво хмыкнул и поднёс было бутылочку к губам, но тут его внимание привлёк напарник.

– Ром! Ром! – махал, покачиваясь, Толян от перекрёстка.

– Ладно, – Ром поднялся, небрежно сунув эликсир в карман. – Спасибо… вам…

Старушки нигде не было.

«Вот свезло, так свезло», – подумал он и пошёл к Толяну.

Мальчишки-торговцы, похоже, привели с собой всю семью. Вокруг них толкались всевозможные родственники, начиная от родителей и заканчивая кумовьями и золовками. Все они о чём-то возбуждённо переговаривались между собой.

– Чем вызван такой интерес к моему скромному предложению? – удивился Ром.

– О, не удивляйтесь, – масляным голосом проворковала разодетая в шелка женщина. – У нашей дочери завтра свадьба, а им страсть как охота поселиться на матушке Земле. И знаете, что? Она просто в восторге от вашего домика! Мы берём его.

– Но вы даже не спросили о цене, – запротестовал было Ром.

– Нет, нет, милый юноша! Цена для нас вообще значения не имеет. Хотите пятнадцать тысяч?

Ром постарался придать своему лицу каменное выражение. Учитывая спешку, он рассчитывал максимум тысяч на десять, плюс девять заработанных, а что останется – занять у Толяна. Но при таком раскладе… Всё упрощалось.

Кто-то дёрнул его за рукав. Толян стоял рядом, делая большие глаза и думая, что его никто не видит. Счастливое семейство решило, что ему плохо. Кумовья и золовки осторожно взяли Толяна под локотки и повели поближе к медицинскому автомату.

Ром проводил их взглядом.

– Я готов заключить сделку, – сказал он.

– Прекрасно! Ваша личность уже подтверждена Справочной и Собирателем. И знаете, что? Поскольку эта сделка разовая и вы не являетесь торговцем, с вас не возьмут налог с продажи, а всего лишь две десятых процента от суммы сделки. Вас это устроит?

– Вполне.

– Ну, что ж… По рукам?

 

Ром лежал на кровати закрыв глаза и блаженно улыбаясь. Всё шло по плану. Сделка состоялась, деньги лежат у него на счёте. Тело супруги ждёт его в клинике Рошаля, находясь в стазис-поле. Правда, у него теперь нет дома, но к этому факту Ром решил отнестись философски: в конце концов, он отличный доводчик, возможно, лучший в игровой индустрии. Заработать он всегда успеет. В общем, всё было если и не хорошо, то уж точно не плохо.

От благих мыслей отвлекал лишь не в меру трезвый напарник.

– Проклятье! – Толян мерил шагами каюту, не находя себе покоя. – Что я им сделал? Что? Ром, ну скажи?!

Ром, наконец, взглянул на страдальца:

– Посмотри на это с другой стороны – антипохмелин тебе не нужен.

– Он издевается! – Толян заломил руки на манер Наташи Ростовой.

– Ну, хочешь, дёрнем по одной?

– Не хочу! – воскликнул Толян. – Я видеть эту водку не могу! Что они со мной сделали?

Ром наконец сел:

– Точно. Справочная?

– Я вас слушаю, – раздался вежливый голос из-под потолка.

– На рынке Морфея медицинский автомат что-то вколол моему товарищу. Что это было?

– Минуточку, – Справочная помедлила пару секунд. – Всё верно, вашему другу было введено два препарата: обычный отрезвин и модулятор парасимпатической нервной системы «Бесогон-24».

Друзья переглянулись.

– Что это значит?

– Очевидно, медицинский автомат посчитал, что у вашего друга имеется алкогольная зависимость, от которой он и поспешил того избавить. Время действия модулятора двадцать четыре дня и семь часов.

– Чего? – возмутился Толян. – Да как он смел?! Меня не спросив. Железяка бесчувственная!

– Мне передать ему ваши слова? – уточнила Справочная.

Толян смутился.

– Нет, нет… Не стоит… Не хватало мне ещё разбираться с профсоюзом медицинских роботов, – буркнул он себе под нос.

– Хорошо. Должна вас предупредить, что данный модулятор имеет ряд побочных эффектов.

– Это ещё что за новости? – насторожился Толян.

– О, ничего серьёзного, – успокоила его Справочная. – Лёгкое головокружение от незначительных успехов, неадекватное восприятие действительности, потеря политической ориентации и… это…

– Ой… – Толян схватился за живот и юркнул в уборную.

– Да, именно это, – хихикнула Справочная и отключилась.

– Зараза, – улыбнулся Ром. – Иногда мне кажется, что наши роботы на самом деле обладают интеллектом…

 

На космодроме «Уралочка» их уже ждали. Приличного вида старик в строгом костюме, стоящий у внушительной машины агрессивного вида, помахал им рукой.

Толян пихнул друга в бок, кивая на машину:

– Это чего – скороход?

– Иди ты! – удивился Ром. – Это же раритет.

– Как и сам старик, – вежливо махнув рукой в ответ, шепнул Толян.

Ром улыбнулся, но ничего не ответил. Они спустились по невысокому трапу и подошли к старику.

– Это вы нам звонили? С кем имею честь беседовать? – Ром протянул незнакомцу руку.

Старик с удовольствием пожал её.

– Весьма учтивые манеры, молодой человек. Моё почтение. Меня зовут Йодль Крал, я литературовед.

– Очень приятно. Меня вы, очевидно, знаете, я – Ром Семёнов. А это мой компаньон Толян Абрамцев. О каком же деле вы намерены поговорить?

Старик хотел было ответить, но спохватился.

– А что это мы всё на ногах, молодые люди? К тому же дело довольно деликатное… Предлагаю всё обсудить по дороге, без лишних, так сказать, ушей, – Старик сделал приглашающий жест:

– Прошу.

В машине он выдал друзьям наушники.

– Несмотря на то, что эта модель скорохода одна из последних – ей всего семьдесят лет! – внутри довольно шумно: всё-таки, реактивные двигатели. Так что без наушников никак.

Йодль что-то покрутил, чем-то пощёлкал и схватившись за древний штурвал, который Ром видел только в компьютерных играх и то не во всех, осторожно потянул его на себя. Машина задрожала сильнее и вдруг покачнулась. Друзья ухватились за подлокотники.

«Зараза… – подумал Ром. – Я ведь даже не спросил, есть ли у него право на ручное управление».

Старик тем временем что-то сделал, звук двигателей изменился, став значительно выше, так что заложило уши, и скороход, набирая скорость, устремился в небо.

Приятелей вдавило в кресла.

«И гравикомпенсаторов нет! – ахнул Ром про себя. – Чёрт меня дёрнул согласиться…»

Он посмотрел на Толяна, но тот на удивление был совершенно спокоен и, даже вроде, доволен чем-то. Ром недоверчиво повёл носом, но нет – запаха не было. Толян был абсолютно трезв. Машина тем временем выровняла полёт и шум реактивных двигателей стал не таким натужным.

– Так о чём вы хотели со мной поговорить? – спросил Ром, устраиваясь в кресле.

Старик включил автопилот или то, что в этой машине его заменяло и развернулся к друзьям, сидевшим сзади. Он ещё раз внимательно оглядел пассажиров, печально покивал головой и с сочувствием произнёс:

– Ром, я знаю о вашем несчастье… Мне так жаль… Мы ведь в последнее время работали вместе с вашей женой, знаете ли. Проверяли одну, понимаете, гипотезу… Ах, она умерла такой молодой!

Толян не вытерпел:

– Подождите, уважаемый Йодль, её хоронить.

– Да, у меня есть деньги на воскрешение, – подтвердил Ром.

Старичок всплеснул руками:

– Ах, друзья мои! Неужели вы ничего не знаете?!

– Что? Что такое? – спросили оба.

– О, горе мне! Почему именно я должен сообщать сию скорбную новость?..

– Да говорите же! – Ром схватил старика за руку.

– Дело в том… Дело в том, что наниты, эти маленькие мясники… Не хотят её воскрешать.

Ром покачал головой:

– Ничего не понимаю.

– Видите ли, этот пират… Этот убийца… Он… Этот сумасшедший использовал плазмоган – орудие самоубийц. Но это ещё полбеды! Сгусток плазмы снёс Надежде Толяновне полчерепа.

– И?.. – не понял Ром.

– Ну, вы же знаете этих нанитов? Бесчувственные железяки отказываются работать. Они утверждают, что восстановить такие повреждения невозможно!

– Что за бред! Да и откуда вам знать?

– Ах, Ром… Я был там. И присутствовал при первичном осмотре.

– Вы были в музее?

– Я же говорю – мы работали вместе. Впрочем, подробности потом! Мы уже прибыли.

Скороход, басовито гудя, коснулся газона и, покачнувшись, замер. Трава под его двигателями была начисто выжжена. Увидев это, Толян удивлённо присвистнул: к природе сегодня мало кто относился с подобной небрежностью.

– Не удивляйтесь, – пояснил Йодль. – Сюда я перебрался недавно и ещё не успел отстроить стартовую площадку.

Ром непонимающе оглянулся.

– Где это мы? Я думал, вы везёте нас к Наде.

– О… – Йодль был сама любезность. – Всенепременно. Но, полагаю, вы устали с дороги? Хотите перекусить?

– Нет, – устало ответил Ром.

– А я не откажусь, – Толян, вспомнив свои виртуальные сражения за Русский мир и Наташку, изящно поклонился: – Ведите, профессор!

– Какая прелесть, – восхитился Йодль и повёл гостей по дорожке, ведущей к дому.

В большой и светлой зале уже был накрыт стол. Старинный робостюард, имевший вместо ног какую-то гибкую гофрированную трубу, смирно стоял в изголовье стола у большого резного стула, отключив гравикомпенсатор в основании своей массивной подошвы. Все эти древние роботы были просто маниакально озабочены сохранением энергозапаса.

«Уходя, гасите свет», – вспомнил Толян старую шутку и посмотрел на Рома. Но тот мыслями был где-то очень далеко и ни на что не реагировал. Толян вздохнул. Всё-таки, в мире, где смерть не подстерегает тебя на каждом шагу и молодым умирать вовсе не обязательно, очень трудно свыкнуться с мыслью об окончательной потере близкого тебе человека.

Хозяин, тем временем, сделал приглашающий жест:

– Прошу за стол.

Ром было замешкался, и старик лично усадил его на стул со словами:

– Не отчаивайтесь, молодой человек. Мы сейчас спокойно перекусим, и я вам объясню, что надо сделать, чтобы воскресить вашу супругу…

 

После такого заявления Ром не сразу пришёл в себя:

– Разве это возможно?

– Скажите, друг мой, – неторопливо спросил старик, отправляя в рот что-то очень аппетитное. – Вы читали когда-нибудь фантастику?

– Что, простите?

Старик замялся:

– Ну… Это такой нетривиальный способ проектирования будущего, когда множеству людей – назовём их, к примеру, «читатели» – внушается одна определённая мысль.

– Никогда о таком не слышал.

– Неудивительно! Это слишком опасное знание. Вы когда-нибудь слышали о Соединённых Штатах? Нет? Ну, разумеется. Эта страна исчезла с политической карты мира более ста лет назад. А знаете почему?

Ром пожал плечами.

– Всему виной фантастика! Вы не представляете, какие гадости писали американские фантасты, подсознательно желая гибели своей стране! Дай бог памяти… «Безумный Макс», «1984», «Ночь триффидов»… Им нет числа! Зато ваши – русские – описывали будущее совсем другим: «Туманность Андромеды», «Сто лет тому вперёд», «Мальчик и тьма», «Можно попросить Нину?»… Боже мой! Я плакал, когда их читал…

Робостюард достал откуда-то платок.

– Не надо, – отмахнулся старик. – Так вот. Где сейчас Америка? Нет её. Распалась на четыре части. Сто лет прошло, но до сих пор эти части воюют друг с другом за независимость.

– От кого? – удивился Ром.

– Друг от друга. От нас с вами. От чего-нибудь ещё. Откуда мне знать?

Толян что-то вспомнил:

– Точно, воюют!

– А я думал, войн на планете давно не ведётся… – пожал плечами Ром.

– Ведётся. Но только на одном материке. И не беспокойтесь, мой юный друг – разве это войны? Ядерного оружия у них давно нет, а то, что было, они использовали на себе. Ракет нет. Самолёты не летают. Производства разрушены. Корабли проржавели и затонули. Последние патроны закончились ещё до вашего рождения. Сейчас там воюют в основном луками и стрелами. Миру они не опасны. Нда… О чём это я?

– О фантастике, – напомнил Толян.

– Ну, конечно! – воскликнул Йодль и вскочил из-за стола. – Теперь вы понимаете, какой у неё потенциал?!

Толян переглянулся с Ромом и пожал плечами:

– Ну, допустим. А к нам это какое имеет отношение?

– Как?! – всплеснул руками старик. – Да самое прямое! Фантастика даёт ответ на вопрос, как можно воскресить вашу жену!

– Не может быть! – патетически воскликнул Толян.

Ром удивлённо посмотрел на товарища, совершенно не разделяя его пафоса.

– Вы что-то говорили о совместной работе с Надей… А над чем вы работали, если не секрет? – вежливо поинтересовался Ром.

– Не секрет. Конечно, не секрет, – взявший себя в руки Йодль вернулся за стол и торжественно поднял бокал с вином: – Но сперва тост. Предлагаю тост, друзья мои! Пусть в нашей жизни всегда найдётся место фантастике!

Толян осторожно понюхал содержимое бокала, наслаждаясь букетом, нахмурился, после чего с сожалением поставил бокал на место. Ром же выпил вино одним залпом, даже не поняв, что пьёт. Толян в расстроенных чувствах покачал головой: мол, как же так – одним всё, а другим ничего.

Йодль торжественно поднялся.

– Итак, друзья мои, позвольте я посвящу вас в курс дела. В общем так, дорогой Ром, спасение вашей жены находится в ваших руках. Да, да, не удивляйтесь. А источник этого спасения заключается в книге, в обыкновенной книге, которая, в свою очередь, находится на складе среди нескольких тысяч прочих книг из вашего дома.

– Не понял, – удивился Ром. – А почему книги моей жены на каком-то складе?

– Всё просто: новые владельцы вашего дома отправили вещи прежних хозяев на склад временного хранения, – терпеливо пояснил Йодль.

– А! – Ром хлопнул себя ладонью по лбу. – Дырявая голова! Я ведь продал дом.

– Именно! И поскольку доступ на склад есть только у вас, то сейчас именно вы отправитесь туда за моим… прошу прощения, за нашим бесценным источником. Источник называется «Пять ложек эликсира», там есть точное указание на место, где… В общем, это книга. Вы меня поняли?

Ром кивнул.

– Прекрасно! Вы найдёте эту книгу и немедленно – слышите, немедленно! – доставите её сюда со всеми предосторожностями. Ни в какие контакты не вступать, правоохранителей обходить за километр. И помните, экземпляр редчайший. Последний, можно сказать, экземпляр. Вы поняли меня?

Ром снова кивнул:

– Я вас понял. Книгу найду и доставлю в целости и сохранности.

Ром легко поднялся из-за стола и, что-то весело насвистывая, отправился к выходу.

Толян задумавшись, молча проводил приятеля взглядом.

– Нда… – задумчиво произнёс профессор, когда Ром ушёл. – Что же мне с вами делать, молодой человек?

– А что делать? – не понял Толян.

– Вот я и думаю… – Йодль побарабанил пальцами по столешнице. Сунул руку под стол и вытащил штуку подозрительно похожую на плазмоган. Аккуратно положил её перед собой, дулом в сторону Толяна.

Толян вспотел.

– Эээ… А разве надо что-то делать? – севшим голосом спросил он.

Йодль покачал головой.

– Возможно, и не надо. В конце концов, все мы цивилизованные люди. Да и вы, я надеюсь, пригубили этого замечательного вина? – он кивнул в сторону стоявшего перед Толяном бокала.

– Да, да! Пару глоточков, – соврал Толян на всякий случай.

Йодль нахмурился:

– Это меня и настораживает. У меня о вас сложилось совершенно иное мнение…

Толян взмок ещё больше.

– Так это… У меня ж давление, мне медицинские автоматы запрещают последнее время злоупотреблять. Исключительно в дегустационных целях…

– Да? – усомнился Йодль. – А ну-ка, спойте-ка петухом!

Толян хотел было удивиться странной просьбе, но заметив, как рука профессора потянулась к оружию, передумал и вполне себе художественно прокричал «Кукареку!».

Йодль хмыкнул, но оружие брать не стал. Напротив, развалился на своём старинном стуле и доверительно произнёс:

– Знаете, мой юный друг, должен вам сознаться. Ведь я совсем не тот, за кого себя выдаю. Да, да, – добавил он, видя удивление на лице Толяна. – Люди и роботы называют меня Притворщиком.

Толян, казалось, не удивился:

– А ещё космическим пиратом, – тихо произнёс он. – Зачем вы мне это говорите?

– Как зачем?! – вскочил Йодль. – Да меня просто распирает от гордости! От желания с кем-нибудь поделиться. Я же такую операцию провернул – вы о таком и мечтать не могли!

Толян покосился на плазмоган и скрипнул зубами. Йодль этого словно бы не заметил.

– Вы только не думайте, молодой человек, будто я вас по итогам этой операции шлёпну, поскольку вы узнали то, что вам знать не положено.

– Серьёзно, не шлёпните? Вот спасибо.

– Да пустяки! – великодушно махнул старик рукой. – Вы же пили эликсир подчинения с этим вашим компаньоном, так что ближайшие сутки вы будете выполнять все мои распоряжения. А если я прикажу вам что-то забыть, вы забудете. Напрочь. Здорово, правда?

– Здорово, – задумчиво покосился Толян на свой нетронутый бокал с вином.

«Интересно, – подумал он. – Как эта штука действует? Неужели Ром ни о чём не догадается, не попросит кого-нибудь о помощи? Вроде, разговаривал он с этим стариком вполне свободно, сразу и не поймёшь, что он под каким-то эликсиром…»

Йодль, тем временем, вернулся на своё место во главе стола и устало присел. Положил перед собой оружие и раскрутив его, словно это был волчок, вздохнул:

– Знаете, Толян, буду с вами откровенным. Это моё последнее дело… Тьфу, тьфу, тьфу! – он постучал по столешнице. – Самое невезучее за всю мою карьеру, если можно так выразиться. Хотя, казалось бы, чего проще! Заходишь в музей, берёшь книгу и тихо исчезаешь. Так ведь нет!

Он снова вскочил и стал расхаживать вдоль стола, заложив руки за спину.

– Всё как-то не заладилось с самого начала. Мало того, что книги в музее не оказалось, так ещё и Надя погибла. Погибла по чистой случайности! Но это полбеды. Потом этот шальной робот с Центурии… Уж так он хотел себе новую руку! И вроде мы с ним обо всём договорились – но нет! Ну, казалось бы, что может быть сложного в том, чтобы уронить вам на голову небольшой метеорит, особенно, если ты руководишь противометеоритной защитой?

– Зачем на нас… метеорит? – не понял Толян. – Ааа… Вы хотите сказать, что, поскольку мы единственные родственники Нади, то после нашей смерти никто не стал бы Надю воскрешать?

– Именно! – воскликнул Притворщик. – Таким образом, я мог бы спокойно заняться поисками книги в их домашней библиотеке. А ведь там тысячи книг и никакой систематизации, никакого каталога! Безобразие… Я мог бы провести за поисками не один день! Но…

– …Робот сломался, – кивнул Толян. – Мы узнали печальную новость и покинули бар, что спасло нам жизнь.

Йодль нахмурился:

– Потом этот чёртов Дионис! Дал пройдохе простое задание за хорошие, между прочим, деньги – и что?!

– Что?

– Вместо того, чтобы напоить вас с тем, чтобы вы опоздали на корабль, он напился сам! Каково, а?! Одно слово – старый алкаш!

– Два.

– Что два?

– Два слова, – терпеливо пояснил Толян. – «Старый алкаш», это два слова. И кстати, откуда вы его знаете?

– Не ваше дело. Что же ещё у нас было плохого… – задумался Йодль.

Толян пожал плечами.

– А, вспомнил! Этот идиот, – Йодль показал пальцем на открытую дверь, – продал свой дом.

– И что?

– Как что?! Пока вы неделю тряслись на рейсовом звездолёте, эти ушлые торговцы на своей космической яхте с новейшими движками «4+» уже через сутки были на Земле, и все ваши книги отправились из дома прямиком на склад временного хранения.

Йодль скрипнул зубами.

– И что? – не понял Толян.

– А то! – Притворщик судорожно заломил руки.

«Квест, – подумал Толян, глядя, как того корёжит. – Это всё квест».

– Чтобы попасть на склад, одного внешнего сходства с человеком недостаточно, нужно подтверждение Справочной, а с ней у меня весьма натянутые отношения. Так что…

– Так что вы должны быть рады, что мы живы и прибыли в срок, – подвёл итог Толян.

Йодль удивлённо приподнял бровь.

– А ведь вы правы, молодой человек. Чертовски правы!

– Скажите, а старушка с эликсиром удачи там, на Морфее, тоже ваших рук дело?

– Какая старушка? Какой эликсир? – не понял Йодль.

Толян вытащил пузырёк из кармана:

– Да вот этот самый.

– А ну-ка, бросьте его мне.

Толян повиновался.

Йодль мельком глянул на этикетку и удивлённо хмыкнул:

– Эликсир удачи? Никогда о таком не слышал. Впрочем, в моём щекотливом положении, эта вещь точно лишней не будет.

Он осторожно вынул пробку зубами и сделал маленький глоток. Подумал и сделал глоток побольше. Затем вернул пробку на место и спрятал эликсир в карман.

– Что-то друга вашего долго нет, – поморщился Йодль.

– Вы же сами сказали, там у них бардак.

– Это в доме у них был бардак, а на складе роботы работают. Уверен, там все книги лежат строго по алфавиту.

Йодль вдруг замер, словно к чему-то прислушиваясь. Затем согнулся, схватившись за живот и буркнув «Я сейчас. Никуда не уходи», убежал.

«Это квест, – снова подумал Толян. – Точняк. Злодея нет, плазмоган на столе в пяти метрах, а у робота отключён гравикомпенсатор. Время действовать!»

Он вскочил, шагнул на стул, на стол и, прыгнув рыбкой, заскользил по полированной поверхности, вытянув руки вперёд. Тарелки и фужеры полетели в разные стороны, словно волны, от крупнотоннажного судна. Робостюард среагировал сразу, но он не мог дотянуться с места до оружия, а на включение компенсатора потребовалось пять долгих секунд. Так что, в тот миг, когда робот пришёл в движение, Толян уже давил на спусковой крючок.

Яркая вспышка!

На миг лицо и руки Толяна обдало жаром, когда из воронкообразного ствола вылетел, растущий на глазах, шарик плазмы. Робот попытался увернуться, но не смог, ударившись об угол стола. Словно в замедленной съёмке Толян видел, как шар плазмы погружается в блестящую грудь стюарда и словно бы растворяется в ней. Но вот он погас и стало видно, что в груди робота зияет аккуратное отверстие размером с кулак.

Робот удивлённо посмотрел на свою грудь, на Толяна… И упал в обморок.

– Толян, ты чего на стол забрался?

В дверях показался Ром. Он подошёл к упавшему роботу и, увидев дыру в его полированной груди, удивлённо присвистнул:

– Ты чего, Толян, на искинов кидаешься?

Толян слез со стола, вытряхнул из бороды какие-то крошки и ободряюще похлопал компаньона по плечу:

– Не дрейфь, напарник, я контролирую ситуацию.

В этот момент дверь, за которой ранее скрылся Йодль, распахнулась и удивлённый Притворщик, оценив ситуацию, скомандовал:

– Ром, выруби его!

– Что ты сказал? – удивился Толян, поднимая плазмоган. – Да я тебя…

В следующий миг мир покачнулся и сознание Толяна погрузилось во тьму…

 

Полоска света сквозь неплотно прикрытые шторы забралась на подушку. Поморщившись, Толян отвернул голову и проснулся. Полежал так немного, не открывая глаз и прислушиваясь к себе. Вроде ничего не болело. Осторожно пошевелил пальцами под тонким одеялом: руки, ноги – всё на месте.

– Будем его пугать? – спросил кто-то шёпотом.

Толян напрягся.

– Ром, ты как маленький, – возразил ему женский голос.

– Папа, – кто-то осторожно потрепал его за плечо. – Мы знаем, что ты не спишь.

Какой знакомый голос! Толян приоткрыл один глаз. Потом другой. Точно – Надя. Живая! И Ром. Зараза. Стоит и лыбится, как будто ничего не случилось.

– Ты чем меня приложил? –хотел спросить грозно Толян, да не вышло, голос дал слабину и получилось как-то даже заискивающе.

– Так книгой, – безмятежно улыбнулся Ром. – Я же книгу принёс.

– А саданул как будто гирей, – простонал Толян. – Наверное, шишка будет.

– Так эта вещь в составе сборника была, отдельным изданием не нашёл, – Ром виновато пожал плечами: – Ты уж извини, старик.

– Да ладно, я же всё понимаю: эликсир подчинения…

– Ага.

От белых дверей отделилась какая-то тень и над больным склонилось озабоченное лицо в обрамлении светлых кудрявых волос:

– Толян Сергеевич Абрамцев?

– Да, – растерялся Толян. – А вы…

– Служба безопасности Русского мира, земное отделение. Агент по особо важным делам Фёдор Васнецов. У меня к вам несколько вопросов, но если хотите, можем побеседовать позже…

– Нет, нет, я готов. Не такая уж тяжёлая была книга…

– Прекрасно!

Агент присел на стульчик у кровати.

– Толян Сергеевич, если вы помните, мы впервые связались с вами на борту звёздного лайнера «Незабудка»…

– Помню, – вздохнул Толян. – Я как раз тогда присел… подумать немного над действием этого «Бесогона». Тут вы со мной и связались. Сказали, что Надя жива, но преступник ещё на свободе и вам нужна моя помощь в его поимке. Как-то так.

– Именно так, – подтвердил агент. – Нам нужно восстановить некоторые события, чтобы у нас сложилась полная картина произошедшего. Например, о чём вы говорили с предполагаемым Притворщиком в скороходе?

Толян обиделся:

– Чего это с «предполагаемым»? Притворщик он.

– Он вам сам сказал?

– Ну, да.

Ром хихикнул.

– Ничего смешного, – буркнул Толян. – Сам ему скажи.

Агент покачал головой:

– К сожалению, Ром ничего не помнит. Будучи под действием эликсира подчинения, он получил приказ всё забыть и, боюсь, вспомнит он об этом ещё не скоро. Если вообще вспомнит.

– В общем, ничего важного старик не сказал. Только то, что наниты отказываются воскрешать Надю. Вроде всё. Мне, конечно, смешно – я ведь уже знал, что она жива, – но Рома это известие задело не на шутку.

Агент что-то прикинул в уме:

– Угу. Значит, «Притворщик» таким образом пытался заинтересовать вас, в нашем случае – Рома, в поиске интересующей его книги. А сообщил он вам об этом в реактивной машине, называемой «скороход», чтобы Справочная не могла его услышать и опровергнуть, поскольку доступ к военным моделям, даже раритетным, у неё ограничен. Допустим. Что было дальше?

– Дальше он привёз нас домой. Это ведь был его дом?

– Представьте себе, да.

– И там рассказал нам об эликсире жизни или бессмертия – не помню точно, который может вернуть жизнь Надюшке. Смешно.

– Что именно? – спросил Фёдор.

– Так её же наниты к тому времени уже воскресили, – пояснил Толян.

– Не совсем так, – поправил агент. – Нанитами для воскрешения сегодня практически не пользуются. Это технологии прошлого века. Ни гидрогель, ни наниты не смогли бы такие повреждения восстановить. Но с тех пор наука шагнула вперёд и сегодня почти любые раны лечатся с помощью псевдоподий.

– О, как… – удивился Толян. – А я и не знал.

– Вот видишь, папа, – выговорила Надя отцу и пихнула локтем стоявшего рядом мужа. – Это всё из-за игр! Вы на них просто помешались, ничего вокруг не замечаете.

Толян решил воздержаться от возражений.

– Что было дальше? – спросил агент.

– Йодль напоил моего зятя эликсиром подчинения и отправил на склад за книгой.

– А вы эликсир не пили?

Толян нахмурился.

– Меня медицинский робот накачал чем-то на Морфее, так что я на вино глядеть не мог.

– Вам это не сильно помогло, – заметил агент.

– Да чего уж там…

Фёдор повернулся к Рому:

– Скажите, а почему вы вызвали роботакси, а не воспользовались скороходом?

– Э-э-э…

–А как объяснить странный манёвр, когда вы по большой дуге облетели обычного патрульного искина, шедшего по улице?

– Не понимаю, о чём вы, – пожал плечами Ром.

– Он же не помнит, – заступилась Надежда.

Толян вдруг расхохотался, но быстро замолк, болезненно поморщившись.

– Это всё Йодль! – пояснил он. – Он приказал Рому обходить всех стражей порядка за километр. Вот Ром и… выполнил приказ.

Агент задумчиво кивнул:

– Как бы там ни было, но именно этот странный манёвр обратил на себя наше внимание.

– Да что тут говорить, – подвёл итог Толян. – Нам просто повезло!

Агент помедлил секунду и достал из внутреннего кармана знакомый эликсир.

– Кстати, – сказал он, передавая пузырёк в руки пострадавшего. – Не поясните, что это такое?

– Да дурь какая-то, – пожал плечами Толян. – Мне Ром это дал сразу после Морфея: «Ты, – говорит, – теперь у нас самый трезвый. Храни её как зеницу ока». Вот я и хранил. А что такое…

Он углубился в чтение.

– Иди ты! – воскликнул Толян, но скоро энтузиазм его погас и он разочарованно протянул склянку агенту:

– Срок годности вышел два дня назад.

– Правда? – удивился агент. – А я не заметил.

– На донышке написано, не сразу увидишь.

Надя недоверчиво покачала головой:

– Пап, ты как маленький, в удачу веришь.

– Да как же в неё не верить, доча? Она нам жизнь спасла.

– Каким образом? – поинтересовался агент.

– От просроченного эликсира у Притворщика прихватило живот и мне удалось завладеть плазмоганом.

– Так это вы повредили робостюарда? – уточнил Фёдор.

– Я, – гордо ответил Толян. – А что?

– Профсоюз роботов из сферы обслуживания выставил счёт за причинённый ущерб. Ознакомьтесь…

Фёдор достал из того же внутреннего кармана лист бумаги и протянул Толяну. Тот быстро пробежал его глазами, невнятно бормоча под нос:

– Так… Технические повреждения – сто двадцать рублей. Ну, это нормально… Рюмки, фужеры… – он виновато покосился на дочку. – Было, чего уж там. Стоп! Две тысячи за моральный вред?! Да он же был с этим… пиратом заодно!

– Вот тут вы ошибаетесь, – агент Фёдор снисходительно улыбнулся. – Искины не сходят с ума и не делают глупостей. Это совершенно исключено.

– Ну, знаете! Вы ещё скажите, что это был не Притворщик!

– Это был не Притворщик, – послушно повторил агент, а следом за ним и Ром.

Надя пожала плечами.

– Да что за бред?! – вконец обозлился Толян. – Он сам мне сказал!

Ром хихикнул.

– Сговорились? – хмуро пробормотал Толян. – С чего вы вообще это взяли?

– Вы не помните последних событий ввиду полученной травмы, Ром не может их вспомнить, поскольку находится под действием эликсира, но робостюард, лежавший на полу в полуобморочном состоянии, всё зафиксировал. Тот, кого вы называете Притворщиком, на самом деле совершенно безобидный литературовед, находившийся под действием такого же эликсира подчинения, что и Ром. Он попытался убить вас, но не смог. А знаете почему? Плазмоган недаром называют оружием самоубийц. Несмотря на все свои плюсы, его так и не приняли на вооружение. Именно по этой причине: ввиду невозможности полной стабилизации магнитных полей, его снаряд в пяти процентах случаев поражает не противника, а своего владельца. Так-то вот. До поры, до времени нашему «притворщику» везло, но… Впрочем, самое главное не это, а то, что книга, которую принёс Ром, исчезла. А это значит…

– Притворщик жив! – выдохнул Толян.

– Не просто жив, – уточнил агент, – а получил то, что хотел и сейчас, наверное, уже занимается поисками своего эликсира бессмертия или как он там называется.

– Зараза… – процедил Ром.

– Кстати, где, вы сказали, приобрели эликсир удачи?

– На Морфее, – пожал плечами Ром. – Третья улица Строителей. Точнее не скажу.

– И на том спасибо. Вы же понимаете, что это незаконно? И в ваших интересах никому об этом эликсире удачи не распространяться? О нашем разговоре, кстати, тоже.

Все трое согласно кивнули.

– Вот и славно, – подвёл итог агент.

Он поднялся и легонько потрепал Толяна по плечу:

– Поправляйтесь.

Когда дверь за агентом закрылась, Надя, спохватившись, достала из сумки апельсины и шоколад. Они посидели немного. Посмеялись и пошутили над тем, что вот мол и в середине двадцать второго века ещё случаются такие неприятности. Толян хотел было рассказать дочке о проданном, ради её спасения, доме и тем принять на себя возможные издержки от такой новости, но вспомнил, как Ром приложил его сборником фантастики по макушке и промолчал, оставив зятю право самому объясняться с женой.

Когда Ром с Надеждой собрались было уходить, Справочная сообщила, что всем участникам этой истории запрещено покидать планету до тех пор, пока специальный агент Русского мира Фёдор Емельянович Васнецов с ними не побеседует. А побеседовать они смогут не ранее, чем завтра утром, когда Фёдор вернётся на Землю из затянувшейся служебной командировки.

Все трое переглянулись и Ром озвучил общее мнение:

– Зараза…

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. рассказ наполнен довольно симпатичным стёбом

    Автор использует красные строки –  это правильно. В целом текст набран хорошо. Что касается написания сочетаний прямой и косвенной речи, то в целом набрано верно, но авто в основном использует весьма узкий тип таких сочетаний. В отдельных случаях при наборе иных сочетаний встречаются ошибки. Если авто напомнит – вышлю нашу методичку по данному вопросу.

    Ещё небольшое замечание: записи различных протяжных звуков типа «А-а-а», «э-э-э», «м-да» и т.п. записываются так, как показано – через дефисы, а не слитно (типа «ааа» и т.п.).

    Вызвало удивление упоминание про астероид класса «Б». Во-первых, буквы в этой классификации используются латинские. Во-вторых, астероид вызвал бы колоссальные разрушения, и упоминание именно «астероида» в имеющемся описании неуместно даже в явно «юморном» рассказе. Если автор хотел сказать, что класс «Б» описывает какой-то «мелкий» астероид, то это неверное, т.к. эта классификация (А, В, С и т.д.) характеризует состав астероидов, но не их размеры (в любом случае для данного в рассказе описания ситуации следует написать не «астероид», а «метеорит).

    Ещё вызвало сомнение использование имени «Толян» как основного имени: не думаю, что в обозримом будущем подобное может произойти. Единственное, что извиняет такое «фант.допущение» – то, что рассказ юмористический.

    Касательно основного содержания рассказа. рассказ наполнен довольно симпатичным стёбом, и про США мне понравилось (эх, мечты!), но, на мой взгляд, рассказ получился слишком «рыхлый» – тут присутствует явный избыток слов на тот объём смысла, который заложен в сюжет. Много лишних слов, стёба ради стёба, при том, что не видно каких-то очень уж оригинальных сюжетных находок, которые оправдали бы этот избыток слов.

    И вот что самое важное: совершенно всё невнятно по некого Притворщика, и в результате концовка вообще непонятная. Возможно, если считать, что данный рассказ – лишь один из некого цикла рассказов, то есть основание полагать, что в цикле из нескольких рассказов всё становится ясно и понятно (правда, и это вряд ли оправдает избыток слов). Но даже если так, то тогда нужно читать весь цикл – то есть нужно иметь некий сборник сборнике рассказов, объединённых общей тематикой. А у нас явно не тот случай – у нас может быть опубликован только один рассказ. Поэтому рассказ, который для понимания сюжета требует ещё каких-то других рассказов, не может быть принят для публикации в журнале даже если бы в нём всё было идеально (а тут ещё далеко не всё идеально, как я уже сказал).

Публикации на тему

Перейти к верхней панели