Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Велесов Михаил – Кольцо познания – 64

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

Мольгер шёл по лесной тропе, примерно в десяти шагах позади Йофрида. Тот задавал настолько бодрый темп, что Мольгер даже удивлялся, как этот громила может идти так быстро. Для худощавого жилистого Мольгера подобная скорость была не проблемой, но глядя на Йофрида сложно было бы предположить, что этот бык, да ещё таща на себе свои тяжеленые щит, меч, несколько кинжалов, шлем, и чёрт его знает, что там у него ещё было, не говоря уже о заплечном мешке с припасами, может часами демонстрировать подобную прыть. Мольгер держал дистанцию, как раз достаточную для того, чтобы, если Йофрид внезапно бы напоролся на врага, прикрыть его своим луком. Йофрид шёл не оборачиваясь, слегка пыхтя, раздвигая ветви своими могучими плечами. Изредка он притормаживал, приподнимая вверх левую руку, Мольгер в эти момент тянулся к висящему за спиной луку, готовый одним быстрым и плавным движением вытянуть его из-за спины, другой одновременно доставая стрелу, и мгновенно натянуть тетиву, но Йофрид каждый раз опускал руку и снова набирал скорость. Солнце уже медленно клонилось к закату и Мольгер, хоть и чувствовал себя бодрым и готов был идти ещё долго, всё же начинал задумываться, что хорошо бы уже начинать подыскивать хорошее место для лагеря.

Йофрид в очередной раз притормозил и остановил Мольгера жестом, тот встал наизготовку. Но на это раз Йофрид замешкался чуть больше, чем обычно, так что Мольгер даже насторожился, потом всё же опустил руку:

– Показалось…

И в этот момент из кустов на него прыгнул волк.

Лук уже был в руках у Мольгера, он быстро прицелился, но Йофрид уже успел выхватить меч и разрубить первого нападавшего на лету пополам. Стрела Мольгера настигла второго волка, выпрыгнувшего с другой стороны – тот, скуля, рухнул на землю. Третий долго не заставил себя ждать и получил стрелу точно в глаз. Боковым зрением Мольгер заметил тень справа и сзади: пришлось перекувыркнуться и выпустить стрелу в кувырке: попал! Ещё один почти оттуда же: Мольгер стрелял с колена, на этого почему-то ушло две. Йофрид в это время разобрался ещё с одной парой. Ещё одна стрела досталась запоздавшему волку слева и… «Кажется, они закончились» – отметил про себя Мольгер. Они стояли с Йофридом спиной к спине – Йофрид в боевой стойке, держа обоими руками направленный вверх окровавленный меч, Мольгер с натянутым луком, – и прислушивались ко всем лесным звукам, пытаясь определить, остались ли ещё нападавшие.

– Вроде всё, – наконец сказал Йофрид.

– Кажется да, – подтвердил Мольгер.

Они осторожно пошли друг от друга, тщательно оглядываясь вокруг. Йофрид подошёл к лежащему на земле трупу и брезгливо пнул его. Потому оглядел место боя:

– Восемь?

Мольгер кивнул:

– Как обычно…

Волки почему-то всегда встречались стаями по восемь. Значит, действительно, наверное, пока всё.

Они осторожно пошли в разные стороны по периметру маленькой полянки, где только что случился бой. Пели птицы, жужжали насекомые и если бы не восемь окровавленных туш, то никто бы и не подумал, что здесь только что произошла свирепая схватка. Снова встретившись, оба посмотрели друг на друга с привычным для обоих глумливым выражением.

– Не обоссался, родной? – участливо спросил Йофрид.

Мольгер не удостоил друга ответом, только скривил лицо, как будто бы только что съел что-то кислое. Но через секунду, взглянув на плечо товарища, вдруг нахмурился:

– Опа… гляди.

– Ага, – отстранился Йофрид со смешком, — Вот прямо сейчас, купился.

– Да нет, серьёзно, тебя задели.

– Йофрид, на всякий случай отстранившись ещё дальше, всё-таки недоверчиво посмотрел на своё плечо. Там виднелись четыре неглубокие царапины. Он брезгливо поморщился:

— Вот же, сука, зацепил всё-таки.

Царапина была несерьёзной, но Мольгер решительно снял с плеча вещмешок:

– Давай залечу по-быстрому.

– Может до лагеря?

Мольгер не слушал. Быстро покопавшись в мешке, он достал маленький бутылёк из тёмного стекла, энергично встряхнул его несколько раз, с некоторым трудом вытащил пробку, провёл её влажной стороной по царапинам и наскоро пробормотал заклинание. Через минуту царапины затянулись, как будто и не было. Мольгер затолкал поплотнее пробку, бросил бутылёк обратно в мешок и, иронично взглянув на стоящего всё с тем же брезгливым выражением лица Йофрида, совершенно серьёзным тоном произнёс:

– Ну вот и всё. Яйца, правда, шерстью покроются, но зато жить будешь.

Ловко увернувшись от щелчка приятеля, он закинул мешок за спину, подобрал с земли лук и вдруг замер:

– Погоди…

– Чего? – насторожился Йофрид.

– Мольгер молча кивнул в сторону одного из мёртвых волков. В воздухе нарастало какое-то тихое, гулкое жужжание и вдруг одновременно на месте всех мёртвых туш возникли рои белых бабочек, они взметнулись по спирали вверх и через несколько секунд только примятая трава напоминала о недавней битве.

– Чего ты? – переспросил Йофрид.

– Ну это… А почему вот они, интересно, вот так?

– Ну так нежить же, – сказал Йофрид слегка удивлённо, как о чём-то само собой разумеющемся.

– Ну да, ну да. Но всё-так странно почему они вот так? – Мольгер сам не понимал, что вызывает у него удивление, но каждый раз, когда убитая нежить превращалась в бабочек он испытывал какое-то странное чувство, которое сам не мог сформулировать. Йофрид лишь, как обычно, презрительно хмыкнул.

– Ладно, – решительно тряхнул головой Мольгер, как будто стряхивая запутавшуюся в волосах осу, – Потопали, а то вон солнце где уже.

– Потопали, – согласился Йофрид.

Они быстро подобрали вещи и двинулись в том же боевом порядке: Йофрид впереди с мечом в руке, Мольгер в десяти шагах за ним, готовый при первых признаках опасности достать свой лук.

Но идти им пришлось недолго: буквально через десять минут тропа вывела на широкую, залитую закатным солнцем поляну, на которой, чуть ближе к опушке, стояло большое раскидистое дерево. Где-то недалеко слышалось журчание ручья. Путники молча переглянулись и кивнули друг другу: лучшего места для ночлега сложно было найти. Мольгер вытащил на всякий случай лук – на открытой поляне он не мешал – и они осторожно подошли к дереву, не сговариваясь обошли его с разных сторон, внимательно изучили крону, потом не торопясь обошли поляну по периметру. Вроде всё было чисто.

– Я ещё пошастаю по кустам, а ты устраивайся – сказал Мольгер. Йофрид кивнул и направился к дереву.

Минут через двадцать под деревом горел костерок, в котелке закипала вода, а друзья, с удовольствием сняв тесные сапоги, валялись на траве, разбирая остатки припасов.

– На утро надо чуток оставить, а остальное можно подъедать, – оценил разложенную на земле снедь хозяйственный Йофрид, который отвечал за питание – Тем более осталось то, – он хмыкнул.

– А на обратную дорогу?

– Если будет обратная дорога, то что-нибудь придумаем. Подстрелишь птицу какую-нибудь. На хрена тебе лук? А лишнее завтра нам с собой таскать ни к чему.

«В принципе, он прав» – подумал Мольгер, хотя йофридовское презрительное «осталось то» надо было соизмерять с йофридовским же аппетитом, худощавый Мольгер мог вполне растянуть оставшиеся запасы на пару дней. Зато был повод устроить небольшой пир.

Слегка отдохнув, оба ушли в привычные неторопливые хлопоты по лагерю – Йофрид, как главный любитель как навернуть, так и приготовить что-нибудь вкусненькое, возился у котелка, Мольгер же, покопавшись в своём мешке, достал небольшой мешочек, прикинул его на вес, аккуратно развязал, взял щепотку мелкого серого порошка и стал посыпать им мелкими крупицами вокруг лагеря, по пути бормоча заклинания. Закончив, он удовлетворённо потёр руки – теперь можно было спать, не опасаясь неприятных сюрпризов: на ночь защиты должно хватить. Потом метнулся в лес и вернулся с охапкой елового лапника, аккуратно разложил его под деревом – постель была готова. Йофрид к тому моменту закончил с варевом и подтащил поближе к дереву котелок, от которого исходил головокружительный запах. Мольгер споро вытащил из своего мешка деревянную ложку и подскочил к котелку, но в последний момент едва увернулся от ложки Йофрида, целившей в его лоб:

– А, ну да…

Оба чинно сели, скрестив ноги перед котелком, выпрямили спины, сложили руки перед собой, слегка прикрыли глаза, сделали несколько глубоких вдохов и Йофрид несколько чопорно произнёс:

– О великие боги Годморгона! Благодарим вас за пищу, которую вы нам ниспослали! Мы ценим ваши дары и обязуемся использовать их во благо. Мы принимаем эту пищу не для наслаждения, а только как лекарство, которое позволяет нам жить и приносить пользу другим. Понеслась, – продолжил он безо всякого перехода и две ложки одновременно воткнулись в варево с такой силой, как будто бы это были два копья, нацеленные на врага.

Следующие несколько минут на поляне слышалось аппетитное чавканье под аккомпанемент похрюкивания, прерываемое только короткими репликами. Оба были поглощены едой и вместе с пищей переваривали накопившуюся за день усталость. Тратить силы на разговоры не хотелось. Наконец, когда в котелке осталось заметно меньше половины, Йофрид с некоторым внутренним усилием захапал котелок в свои могучие лапы и притянул к себе:

– Ну всё, это на утро.

Мольгер был уже более чем сыт и не возражал. Он тщательно облизал ложку, бросил её на траву, блаженно растянулся, цыкнул зубом и покровительственно изрёк:

– Ну ведь можешь, когда захочешь.

Йофрид хмыкнул и тоже растянулся на траве:

– Завтра котелок вымоешь, – заявил он безапелляционным тоном.

– Чего???!!! – Мольгер аж поперхнулся, – А ты не охренел совсем? Я сегодня мыл.

Йофрид с демонстративно пренебрежительным видом жевал травинку:

– Я готовил.

– Ага, а я в это время бабочек ловил? – Мольгера это начинало бесить.

– Ничего не знаю, – Йофрид явно издевался. Мольгер плюнул и решил не вступать в бессмысленные споры. «Ладно, завтра увидим кто будет мыть», – подумал он. Он отвернулся от товарища и, притянув к себе мешок, стал в нём рыться. Достав оттуда небольшой хрустальный шар, он покосился на Йофрида и отполз от него подальше, но за границу защитного круга в наступающих сумерках всё-таки заходить не решился. Тщательно протерев поверхность платком, он аккуратно положил шар на траву и стал бормотать заклинание. Внутри шара стали возникать разноцветные искры, но больше ничего не происходило. Мольгер терпеливо продолжал наговаривать заклинание, снова и снова. Наконец, шар озарился изнутри тусклым светом и на его поверхности возникло тусклое изображение девичьего лица.

– Привет, красавчик! Как ты? – раздался очень тихий, глуховатый голос.

– Привет, Сварта! – Да хорошо всё. Не волнуйся, – Мольгер покосился на товарища, но тот лежал на спине, пожёвывая травинку и демонстративно уставившись вверх, и Мольгер, притянув к себе шар, аккуратно прикоснулся к нему губами. Из шара послышался тихий, как журчание ручейка, смех.

– Ну как? Расскажи что было? Где вы сейчас?

– Да вот нашли хорошее место, натрескались до отвала, отдыхаем. Сегодня было довольно спокойно: пару раз встретили волков, даже не оборотней, стайку гарпий, прошли мимо грифонов не связываясь, ну и один раз только наткнулись на одинокую гидру – я её обездвижил заклинанием и издалека расстрелял, Йофрид даже не вмешивался, просто стоял и смотрел. Ну и всё.

– Ой, ну ничего себе спокойно, – голос звучал слегка испуганно.

– Да ладно тебе, малыш, это вообще ерунда, – Мольгер снова прикоснулся к шару губами.

– Ничего себе ерунда! Ты же знаешь – я волнуюсь.

– Не волнуйся – всё будет хорошо!

– А завтра вы уже придёте к замку, – в голосе звучала лёгкая дрожь.

– Ну так и замечательно – значит скоро вернёмся, – Мольгеру было приятно, что о нём беспокоятся, но волнения он почему-то совсем не чувствовал.

– Не бравируй. Будь осторожен, ну пожалуйста. Будь очень-очень аккуратным, хорошо? Очень тебя прошу!

– Хорошо, – мягко сказал Мольгер, – Обещаю!

– Правда, будь поаккуратнее. Ты же знаешь, что я волнуюсь? Мы все очень за вас волнуемся.

– Хорошо, солнце. Я буду.

– Ты всегда обещаешь, но сам всегда лезешь на рожон

– Да ладно тебе? Когда я лез на рожон? Это вон Йофрид лезет, я, наоборот, всегда у него за спиной, прикрываю.

– Нет, правда, не заставляй меня волноваться.

– Ну хорошо. Ну я же пообещал.

– Возвращайся побыстрее! Я тебя очень-очень жду.

– Ну, как только, так сразу, – улыбнулся Мольгер.

– Выспись сегодня. Обнимаю. Громиле привет.

– Как скажете, моя принцесса. Буду спать, как подземный змей. Целую, солнце. Скоро увидимся, – и Мольгер снова прикоснулся к шару губами. Внутри шара вспыхнули одновременно несколько разноцветных искр, и он погас.

– Привет передавай, – крикнул издалека Йофрид.

– Тебе тоже привет, – ответил Мольгер и подполз поближе к костру и товарищу.

– Ну? – подал голос Йофрид после небольшой паузы.

– Чего ну?

– Чего твоя рыжая сказала?

– Да так… – мысли Мольгера всё ещё были поглощены Свартой и ему не хотелось от них отвлекаться.

– Ну всё же, – настаивал Йофрид.

– Да ничего такого, правда. А что она могла сказать?

– Ну так. Значит просто по ушам поездила и ничего не сказала?

– А? – Мольгер наконец-то отвлёкся – Чего бурчишь? – усмехнулся он – Завидно?

– Хе… – хмыкнул Йофрид, – чему завидовать то? Просто вообще интересно почему это красивые девушки иногда связываются с дрыщами?

– Ага, – развеселился Мольгер, – Завидно! Ладно, мы тебе тоже найдём кого-нибудь, как только вернёмся, чтобы ты ей нервы портил.

– Ой, да без тебя справлюсь, – огрызнулся Йофрид – Найдёшь ты. Сам уж найду. Ты вот нашёл себе ладно рыжую, да ещё и тощую, как палка.

– Так она всё-таки тощая или красивая?

– Красивая, – рассудительно согласился Йофрид, – Но тощая.

– Завидуешь, – веселился Мольгер, – Что, хочешь такую же?

– Не, такую тощую не надо, мне надо чтобы во! – и Йофрид показал своими громадными ладонями какие должны быть «во» у его избранницы.

– Ладно, вернёмся – набодяжу тебе приворотного зелья, любые «во» выбирай.

– Ой, да ты сначала колдовать как следует научись. А то от твоего колдовства никакого толку. Только морду кирпичом делаешь и щёки надуваешь.

 Мольгер, не обращая внимания на привычные уколы, продолжал веселиться:

– Без моего колдовства тебя бы уже давно крысы жрали.

Йофрид замешкался, подбирая очередную колкость, и в это время мысли Мольгера снова вернулись к разговору со Свартой.

– Слушай, а когда ты думаешь мы завтра подойдём к замку?

– Думаю, он уже близко. Рано. Чего, ссышь? – Йофрид нашёл повод для очередного укола.

– Знаешь, нет, – Мольгер проигнорировал глумливый тон товарища, – Вот почему-то нет. Правда нет. Самому странно.

Йофрид снова неопределённо хмыкнул.

Мольгер задумался:

– Вообще интересно, какое оно – это кольцо познания? – продолжил он через минуту.

– Чего именно тебе интересно?

– Да вот, знаешь – сам не знаю что. Просто… странно как-то…

– А чего странного?

Мольгер и сам не толком не мог понять, что именно ему казалось странным:

– Ну, просто… кольцо какое-то… и обладающий им выходит за завесы неведения… Почему?

Йофрид явно не видел в этом ничего странного. Он снова прихмыкнул:

– Ну да, вот так вот. А твой старикашка что говорит?

– Брогерунд не «мой старикашка», а великий колдун, – назидательно сказал Мольгер.

– Великий колдун… Старый пердун он.

– Ты ему в глаза это скажи. Потом будешь на четырёх лапах бегать. И я тебя не расколдую.

– Ну так что он говорит? – поспешил съехать с темы Йофрид.

– Ну, он так и говорит: обладающий это кольцом приобретает способность выглядывать за завесы неведения.

– Ну вот. И чего тебе тут не понятно?

– Ну как… Вот думаю, что это такое – завесы неведения? Это как шторки какие-то? Что они занавешивают? И от кого?

– От тебя. От кого ещё? – Йофрид явно не видел в этом ничего особенного.

– Спасибо, дорогой, разъяснил. А почему они есть? И почему именно с эти кольцом я могу за них выглянуть?

– Ну вот завтра наденешь кольцо и узнаешь, – рассудительно произнёс Йофрид.

Мольгер усмехнулся:

– Ну да, действительно. И чего это я раньше времени пытаюсь понять вещи, которые раскроются сами собой в своё время? А ты молодец, не забиваешь себе голову лишними вопросами.

– Слушай, ну и нафига я буду забивать себе голову лишними вопросами если даже ты признаёшь, что они лишние?

 Мольгер слегка приподнялся на локтях:

– Знаешь, братан, ты меня всегда удивляешь: то ты постоянно косишь под дурака, а потом вдруг раз – и как выдашь такое, что у меня челюсть выпадает.

Йофрид довольно крякнул. Мольгер задумался:

– А ещё Брогерунд говорил, что это кольцо как бы тебя будит. Ты как бы просыпаешься ото сна, понял? И то, что во сне казалось важным и ценным наяву таковым уже не кажется.

– Ну, то есть, он говорил, что сейчас ты спишь?

– Ну вроде того. Но это не такой сон, какие мы видим ночью, а другой. Но всё равно сон. Понимаешь?

– Не-а. Что-то гонит твой великий пердун, а ты хаваешь. Впаривает тебе опиум для народа.

– Я ему расскажу, как ты про него, ага… Постой… А это вот про опиум – это откуда?

Было слышно, как Йофрид в темноте пожал плечами:

– Хрен его знает. Так говорят. Слышал где-то. Ты у нас учёный, ты мне и говори что откуда.

– Странно… Вроде я раньше этого не слышал, а вроде и слышал.  

Друзья помолчали.

– Не, – продолжил Мольгер, – не припомню. Но вот что-то ещё почему-то вспомнил и тоже убей не помню откуда – то ли Брогерунд мне говорил, то ли ещё кто? Бывает так что ты спишь и не знаешь, что ты спишь, и чтобы понять, что ты спишь, надо во сне посмотреть на свои руки.

– На руки?

– Ну да. На ладони.

Оба стали внимательно изучать свои ладони, на которые падал свет от угасающего костра.

– Ну и чего? – наконец сказал Йофрид.

– Не знаю. Ну если мы не спим, так ничего и не будет, так ведь?

– Ну вот и хреново, что не спим. Завтра бы пораньше встать надо.

– Угу… Слушай, а если мы всё-таки спим?

– Ну и зашибись.

– То есть?

– Ну если тебе вставать не надо, то и дави на массу, отдыхай. Надо будет – разбудят.

Мольгер рассмеялся – его всегда умиляла та деревенская простота, с которой друг подходил к сложным философским вопросам.

– Эх, хорошо тебе, правда, братан. Ты вообще не паришься по таким вещам.

Йофрид перевернулся на другой бок.

– А чего париться? Что есть – то есть, а чего нет – того нет. А ты рассуждаешь о том, чего нет, как о том, что есть. А толку-то от этого?

Мольгер продолжал тихо смеяться:

– Не, ты всё-таки умеешь выдать эдакое. Тебе бы поучиться пойти, к тому же Брогерунду. Не знаю, почему ты его так не любишь? Слушай, а зачем ты вообще подписался на это дело?

– На какое? Кольцо отжать? Ну, блин, как зачем? Денег вон сколько наобещали! Коня себе куплю. Белого. Дом. Женюсь вон, может.

– Ох мы тебя женим, это точно! Ух мы на твоей свадьбе погуляем! Ух, вся округа неделю на ушах стоять будет! Не, но всё-таки, только из-за денег, а?

Йофрид снова хмыкнул:

– Ну а ты зачем?

– Ну как зачем? Понимаешь, хочется сделать в жизни что-то такое… – Мольгер замешкался, подбирая слово – …ценное. Ну а разве тебе не хочется? Вот не верю, что ты только из-за денег. Хотя, конечно – богатство, слава, девушки любить будут, всё такое, кто бы спорил? Но всё равно – жизнью рисковать из-за денег? Это вообще глупо, по-моему. Сколько бы золота тебе не наобещали, если завтра тебе голову оторвут, то оно уже не понадобится. Ни конь твой белый не понадобится, ни дом, ни жена. Из-за женщин тем более – у меня вон Сварта есть. Да и у тебя тоже проблем нет, ты только не можешь пока найти ту, кто твоё бурчание сможет долго терпеть. Но ведь найдёшь же, кто бы сомневался, и без этого всего. Слава вообще ерунда полная. Какое тебе дело до того, что какие-то незнакомые люди будут знать кто ты и тебе завидовать? А? Ну чего молчишь?

Йофрид не отвечал довольно долго, как бы переваривая сказанное, потом всё-таки подал голос:

– Ну и чего, думаешь принесёшь ты им это кольцо познания, которое им глаза открывает, как ты говоришь – они оценят?  Отодвинешь им завесы, а они как поглядят, да так и скажут: задвигай обратно. На фига отодвинул? Дует оттудова. Не, я человек простой, вы мне заплатите, а потом двигайте свои завесы туда-сюда, сколько хотите, пока не надоест.

Теперь уже Мольгер взял паузу.

– Ну да… Прав ты в чём-то… Что-то мне сегодня в голову лезет какая-то ерунда, что я как будто вспоминаю, а откуда это – вспомнить не могу. Что-то было такое как кто-то у кого-то украл огонь… Может, Брогерунд про это рассказывал? Или нет? Нет, не помню. И ещё что-то про то, что надо действовать не для какой-то конкретной цели, а так, чтобы то, что ты делаешь было как бы всеобщим законом. Понимаешь?

– Понимаю… Понимаю, что нам сегодня выспаться надо, а ты, мудрец хренов, меня грузишь всякой ерундой на ночь глядя. Короче, заткнись и давай спать. Встаём завтра с рассветом, понял?

– Эй, полегче! Раскомандовался тут. Сам главное проснись, понял?

– Всё, ещё слово произнесёшь – жопу на нос натяну. Спать. С рассветом подъём. Понял?

– Вот сам и заткнись. Раскукарекался, тоже мне. Понял?

– Я сейчас разозлюсь. Если с рассветом не встанешь – пеняй на себя.

– Да пошёл ты!

– Ох, сейчас кому-то будет грустно!

Перебранка продолжалась ещё какое-то время, но реплики становились всё короче, паузы между ними всё длиннее, и вскоре над поляной зазвучал дуэт двух храпов – низкого, густого баса и заливистого тенора.

 

 

Замок показался вдалеке уже через час привычной быстрой ходьбы. Мольгер быстро слазил на дерево, оглядел окрестности – ничего достойного особого внимания заметно не было. Настроение сразу изменилось – оба уже не шутили, не тратили время на разговоры и были готовы среагировать на малейший шорох. Мольгер вытащил лук и решил дальше так и идти с ним в руках – он слегка мешал, но так было надёжнее. Пока Мольгер с луком в руке внимательно оглядывался по сторонам, Йофрид достал ветхий кусок пергамента с еле видимой от старости картой, несколько раз посмотрел то на неё, то на солнце, то в направлении замка и решительно показал рукой в сторону от тропы. Ещё минут через сорок петляния по зарослям они вышли к берегу небольшой тихой речки. Йофрид ещё раз сверился с картой, потом внимательно стал изучать противоположный берег, и, наконец, легко толкнув Мольгера, показал ему на тёмное пятно в кустах на противоположном берегу.

– Что-то далековато от замка, – недоверчиво тихим голосом произнёс Мольгер.

– Если бы было ближе, то легко бы обнаружили во время осады – таким же почти шёпотом ответил Йофрид – Точно, это он. Этот ход прорыли во время двухсотлетней войны. Гномы рыли, из людей про него знали единицы. Пошли.

Оба быстро разделись. Сначала реку перешёл, держа оружие и прочую поклажу над головой, Йофрид, Мольгер ждал покуда тот осмотрится на противоположном берегу с луком наизготовку. Наконец он кивнул головой и Мольгер пошёл в воду. Воды было немного, Мольгеру по грудь и брод труда не составил. Оба аккуратно подошли к тому, что вблизи оказалось чем-то вроде очень большой норы, присели на корточки и Йофрид аккуратно на четвереньках подполз ко входу. Сделав небольшую паузу, он коротко мотнул головой, Мольгер последовал за ним. Вход в туннель был закрыт старой полусгнившей дверью – Йофрид легко выдрал её обоими руками и из туннеля пахнуло вековой затхлостью. Они посидели ещё пару минут, принюхиваясь и приглядываясь к нутру подземного хода, потом быстро, не сговариваясь стали перебирать свои вещи. Мольгер с сожалением отложил лук и стрелы в сторону – в туннеле они точно будут создавать проблемы – и оставил из оружия только два тонких длинных кинжала, ещё один большой широкий нож и несколько метательных звёздочек. Вытряхнув из заплечного мешка бутыльки и мешочки, он выбрал несколько и бросил в пустой мешок, всё остальное аккуратно упаковал в запасную одежду и припрятал недалеко от входа. Примерно то же самое проделал и Йофрид – он взял с собой только меч и один кинжал. Вооружения на двоих было, конечно, маловато, но недостаток надо было восполнять по ходу дела в замке. Одевшись и разместив на себе оружие они переглянулись.

– Сейчас давай я вперёд, – всё так же тихо сказал Мольгер. Йофрид молча кивнул.

Мольгер ещё пару секунд посидел у входа, приводя в порядок дыхание и настраиваясь, и решительно нырнул в подземный ход.

Путь по туннелю в кромешной темноте занял по ощущениям часа два – ход был вырыт явно не в расчёте на громадного Йофрида, тот постоянно застревал. Наконец, туннель резко забрал вверх и Мольгер нащупал руками деревянный, обитый железом люк. Они молча посидели под люком ещё минут двадцать, тщательно прислушиваясь ко всем звукам, доносящимся снаружи – время было дорого, но торопливость могла обойтись ещё дороже. Йофрид легонько толкнул товарища в плечо: «Давай». Мольгер шёпотом пробормотал заклинание – где-то в люке тихонько лязгнул замок и Йофрид, упёршись плечами, приподнял его. Раздался тихий скрежет, об замерли – на люке что-то стояло. Но снова наступила тишина – скрежет, похоже, не привлёк ничьего внимания и делать было нечего, поэтому Йофрид продолжил. Люк открылся, Йофрид быстро выскочил наверх и притаился, следом, не мешкая, последовал Мольгер. Они оказались в небольшом тёмном подвальном помещении – крупицы тусклого света проникали откуда-то из угла, где, очевидно, был вход, но после кромешной темноты туннеля всё уже было неплохо видно. Йофрид аккуратно подошёл ко входу, Мольгер пошёл за ним и тихонько толкнул его в сторону: «Отойди». Достав маленькое зеркальце из полированного металла, он прицепил его за специальный выем к одному из тонких кинжалов и тихонько просунул кинжал на уровне пола за створ двери. Покрутив рукоятку кинжала туда-сюда, он решился аккуратно выглянуть. Коридор, освещаемый несколькими факелами на стенах, был пуст. Они вышли и стали наизготовку у противоположных стен. Мольгер вопросительно посмотрел на Йофрида, тот кивнул направо. Медленно, крадучись каждый вдоль своей стены коридора, они дошли до поворота. Оттуда вдруг послышались медленные, тяжёлые шаги. Оба замерли. Мольгер на секунду высунул зеркальце на острие кинжала за поворот, быстро убрал и сказал одними губами: «Зомби». Йофрид кивнул. Зомби были не особо опасными противниками – они были сильными, но медленными и не издавали никаких звуков кроме низкого хрипа, поэтому не могли подать другим сигнала об опасности. Дождавшись, пока зомби выйдет из-за поворота, Йофрид уложил его одним ударом. Тот рухнул, звук падения явно привлёк внимание другого зомби – из-за поворота снова послышались шаги. Это тоже было в порядке вещей – совсем без шума с зомби справиться было нельзя, но пока другие сообразят, что к чему, можно было разобраться с ними по одному. Следующий тоже был легко оприходован Йофридом, потом третий, но за поворотом послышались уже не одиночные шаги, а на шум явно шла целая группа. Лучше было не рисковать. Йофрид быстро кивнул и они побежали в противоположную сторону, подыскивая, где бы можно было спрятаться и переждать – зомби быстро забывали обо всём, если их не беспокоили какое-то время. Пробегая мимо входа в тот подвал, откуда они вылезли, Мольгер кивнул на него: «Может, туда?». Иофрид помотал головой: «Нет, дальше». Они добежали до другого поворота. За ним тоже послышались тяжёлые шаги – похоже, их взяли в тиски, придётся порываться. За поворотом коридор был пошире, можно было действовать вдвоём. Йофрид, как всегда, двинулся вперёд, Мольгер держался за его левым плечом. Через двадцать шагов оказался ещё один поворот, уже налево и сразу за ним оказались штук пять зомби. «Ничего страшного» – промелькнуло в голове у Мольгера – «Справимся». Йофрид, не мешкая, двинулся в атаку – два резких удара мечом и две туши лежало на земле. Мольгер достал ещё одного кинжалом – ударить пришлось целых четыре раза. «Эх, лук бы сейчас» – пронеслось в голове у Мольгера – «Надо обязательно найти лук». Пара остальных была в десяти шагах, Йофрид двинулся к ним, Мольгер поспешил следом и вдруг почувствовал в левом плече резкую боль. Быстро обернувшись, он увидел за спиной ещё одного зомби. «Откуда он взялся?» – пронеслось в голове. Он сделал серию выпадов обоими кинжалами, зомби зашатался. И вдруг он почувствовал, что левая рука плохо слушается. «Вот же…» – стала проскальзывать какая-то мысль, не успевая до конца сформироваться. Он попытался действовать одной правой, но внезапно почувствовал, что и с правой что-то не то. Как будто бы он находился на дне озера и ему приходилось драться стоя целиком, с головой, в воде – он иногда испытывал похожее чувство во сне. «Колдовство» – догадался Мольгер и стал лихорадочно соображать, как можно его нейтрализовать.  Отвратительная морда зомби со впалым носом и сгнившими губами медленно приближалась, и вдруг Мольгер почувствовал, как что-то стало происходить с самим окружающим пространством. Оно стало как бы вибрировать, терять структуру. Движения давались всё сложнее. Он хотел крикнуть, чтобы привлечь внимание Йофрида, но слова застряли в горле. И вдруг как будто кто-то плеснул ведро воды и смыл все окружающие краски и пространство стало каким-то мертвенно белёсым, и морда зомби, которая была уже на расстоянии меньше вытянутой руки превратилась в какое-то очень странное лицо. Оно было похоже на лицо мужчины средних лет – не то, чтобы бритое и не то, чтобы с бородой, то есть щёки были голые, а на подбородке и вокруг губ была растительность, волосы были какой-то странной геометрической формы, но самое странное было то, что на глазах была какая-то странная маска из слегка выпуклых прозрачных стёкол. Лицо пододвинулось ещё ближе и неприятный скрипучий тонкий голос произнёс:

-Ршиднормармалевчкаквсыбечувучте

На Мольгера липкой волной накатился страх, подобного которому он не испытывал, пожалуй, никогда. Он понял, что попал под действие какого-то незнакомого ему очень сильного заклинания и не имеет ни малейшего представления что делать дальше.

– Рашиднурмангалиевич, вы меня слышите? Как вы себя чувствуете? – повторило лицо.

Два отвратительно-больших глаза за стеклянной маской стали пристально смотреть ему в глаза.

«Это демон» – осенило Мольгера – «Я попал в мир демонов. Что делать?» – страх чуть-суть отодвинулся и ум стал лихорадочно перебирать варианты.

– Рашиднурмангалиевичвасхутятвидтькармель, – откуда -то со стороны вдруг появилось лицо ещё одного демона. Тут только Мольгер увидел, что в помещении было несколько демонов, на нескольких были какие-то непонятные белые балахоны, но тот, которые произнёс непонятную фразу был в чём-то чёрном. Мольгер перевёл на него взгляд: тот был значительно больше похож на человека. Он был высоким и очень грузным, с неприятным грубым толстым несколько испуганным лицом, одет он был в нечто странное, наподобие гамбезона с подбитой ватой плечами, которые рыцари носят под доспехами, но на рыцаря он явно не был похож. На шее у него был какой-то яркий тканевый ошейник. Судя по комплекции, ошейнику и гамбезону, явно доставшегося от хозяина, это был раб-евнух.

– Да отойди те же! – недовольно прикрикнул на него демон со стеклянной маской.

Евнух его проигнорировал:

– Рашиднурмангалиевич, вас срочно хотят видеть в карамели. Это срочно. Мне с трудом удалось перенести на завтра на два.

Один из младших демонов в белом балахоне потянул евнуха за рукав.

– Вы что не видите? – снова прикрикнул старший демон с волосатым подбородком – Это сейчас бесполезно. Всё, вы доложили вашем шефу, потом отчитаетесь. Теперь идите!

Евнух с ненавистью посмотрел на демона.

– Рашид Нурмангалиевич, – снова обратился он к Мольгеру – завтра в два в Кремле. Это касается наших инвестиций в Казахстане. Я сделал всё, что мог. – И он виновато развёл руками.

Белые демоны наконец вытолкали назойливого евнуха куда-то, где Мольгер его уже не видел. Демон с волосатым подбородком снова неприятно уставился Мольгеру в глаза и продолжил вкрадчивым, и оттого особенно пугающим тоном:

– Рашид Нурмангалиевич, пожалуйста, сейчас расслабьтесь и не пытайтесь ничего понять. Это сложно, я понимаю. Но через какое-то время вы будут постепенно возвращаться к реальности и всё, что я говорю внезапно начнёт приобретать смысл. Помните про такие картинки, где вы сначала не видите ничего, кроме каких-то хаотичных пятен, а потом немножко меняете фокусировку взгляда – и раз: перед вами вдруг возникает домик или собачка. Ну да, про это вы тоже, разумеется, не помните, но скоро вспомните. Моя задача как можно быстрее вернуть вас в наш мир. Ваш, эээээ…, помощник был очень настойчив. Судя по всему, у вас действительно какие-то очень важные дела, которые оправдывают эту экстраординарную процедуру. Я, по крайней мере, надеюсь, что это так – добавил он с некоторой угрозой, очевидно предназначавшейся назойливому грузному евнуху.  – Я категорически возражал, категорически, но, как я понял, ваши дела действительно не терпят отлагательств, – он виновато развёл руками, – и подобная ситуация предусмотрена пунктом 9.3 договора, на котором настояли ваши же юристы, так что мы, по настоянию ваших ээээ…. коллег  – он специально подчеркнул это голосом – вынуждены были активировать режим «эжект». Во время наших сеансов я вас предупреждал, что выход из игры может быть ээээ… несколько травматичным… Вы это тоже, разумеется, сейчас не помните, но скоро всё вспомните, не волнуйтесь. Ну да… и мы с вами при этом обсуждали обычный, плановый выход, а режим «эжект» уж тем более, я представляю какую возлагает нагрузку на вашу психику. Поэтому, – он снова подчеркнул это тоном голоса – я настоятельно советовал вашим… ээээ… ассоциатам очень хорошо подумать, прежде чем его активировать. Но… – он снова развёл руками. Но вы не волнуйтесь, моя работа как раз и заключается в том, чтобы обеспечить для вас наибольшие комфорт и безопасность даже в самых эээээ…. нестандартных ситуациях. Конечно, мы планировали, что вы проходите все уровни, побеждаете на последнем главного монстра, овладеваете кольцом познания, проходите через катарсис и возвращаетесь в наш мир, так сказать, обновлённым, проработавшим все ваши проблемы, которые мы с вами обсуждали на наших сеансах. Сейчас я даже не скажу, когда мы с вам сможем даже подойти к тому, чтобы подумать, чтобы повторить процедуру, это будет сложно. Но, полагаю, что вы бы ни за что не поставили ваши психотерапевтические задачи выше по приоритету, чем угроза вашему бизнесу. Что уж тут поделаешь – мы ведь не всегда управляем обстоятельствами, так ведь? Ах, да, вы ведь пока не помните вообще ничего: меня зовут Григорий Варламович Кац, я ваш персональный психотерапевт, а вы – Рашид Нурмангалиевич Кублаханов, председатель совета директоров корпорации «Ваджраинвест»… – простите, я уж не помню всех ваших титулов – демон мягко и как бы несколько заискивающе усмехнулся. – Вы, пожалуйста, сейчас не напрягайтесь и не пытайтесь ничего вспомнить – это придёт само. У нас с вами есть – демон, прищурившись посмотрел куда-то в сторону и вверх, – чуть меньше суток. Да, маловато, но, я полагаю, справимся. Завтра будете, голубчик, свеж и бодр обсуждать ваши недоступные моему пониманию дела с другими небожителями в этом вашем Кремле. А пока мы вас положим под капельничку, почистим чуток, включим приятную музычку и параллельно будем прогонять требуемые вам для возвращения нарративчики и в какой-то момент раз – и вы уже видите, что на картинке не какие-то непонятные пятна, а котик. Ну, ладушки, договорились?

Пока демон говорил, Мольгер сумел справиться с охватившей его паникой и собирался с силами и, как только тот закончил, решил, что пришло время для решительного рывка. Но рывка не получилось – тело почему-то его совсем не слушалось и никакие освобождающие заклинания не помогали. Мольгер снова испытал незнакомый прежде противный липкий страх.

– Да, да, у вас всё затекло, голубчик, я знаю – мягко обратился к нему демон, очевидно, заметив его попытки, – Ручки-ножки вас сейчас плохо слушаются, это вполне в порядке вещей. Сейчас мы вас перевезём в рекреационный зал и сделаем массажик. Очень скоро все моторные функции вернутся, потерпите. – Он быстро глянул куда-то вниз, – Давайте-ка мы вам ручки уже отвяжем, полагаю уже можно, а то, вижу, вы чувствуете определённый дискомфорт. Но, только, умоляю, будьте предельно осторожны! Не делайте резких движений! Хорошо?

Он кивнул головой одному из младших демонов в белом балахоне и тот стал проводить какие-то манипуляции сбоку от Мольгера. Тут только Мольгер осознал, что он находится в каком-то кресле и его руки привязаны к подлокотникам. «Руки!» – вдруг внезапно осенило его – «Надо посмотреть на свои ладони!»

– Ну вот и славненько, – снова вмешался старший демон, – постарайтесь немножко размять ручки. Только очень, очень аккуратно, прошу вас! Я вас совсем ненадолго покину, вас перевезут в более подобающее помещение, и мы продолжим сеанс. Ладушки? – он снова ядовито улыбнулся и куда-то пропал из поля зрения.

Мольгер уже не обращал на него внимания. «Ладони» – свербила одна единственная мысль – «Надо посмотреть на ладони». Тело почти не слушалось, как будто он был даже на в воде, а в каком-то вязком желе. С огромным трудом ему удалось слегка опустить голову и одновременно приподнять ладони, подставив их под взгляд.

Увиденное повергло его в шок: вместо тонких, сильных кистей рук c изящными, длинными пальцами, которые совсем недавно натягивали тетиву лука, виртуозно перебирали струны лютни и ласкали рыжие локоны любимой, он увидел две жирные дряблые старческие ладони с похожими на протухшие сосиски пальцами, на одном из пальцев был монструозный уродливый перстень с огромным камнем. В этот момент мысли исчезли совсем – остались только страх, отвращение и ненависть. Он почувствовал, что пространство вокруг него зашаталось и стены помещения стали на него надвигаться, потом комната, где он находился превратилась в длинный, такой же белёсый коридор, который стал проплывать мимо него, потом появился другой коридор, потом тесноватая, слегка вибрирующая, комнатка с раскрывающимися дверями и зачем-то занавешенными зеркалами, снова коридоры и он оказался в небольшом помещении перед двустворчатыми дверями, за которыми играла тихая музыка – почему-то негромкая лютневая мелодия вызвала у него приступ тошноты. Справа был белый, непривычно ровный стол, из-за которого торопливо вскочила демонесса в белом балахоне и оказалось у него за спиной, о чём-то тихо переговариваясь с другими демонами, которых он не видел. Двери раскрылись, и он уже был готов въехать в пространство с тошнотворной музыкой за ними, как вдруг он увидел на столе, за которым только что сидела демонесса, широкую и тонкую блестящую раскрытую книгу. Он вдруг с ужасом понял, что почему-то знает предназначение этой книги в демоническом мире – по ней младшие демоны выбирали себе мебель – и, более того, он умеет читать демонические письмена. Собрав все свои силы в то, что он предполагал будет истошным яростным воплем, но на деле оказалось глухим, и оттого даже более устрашающим хрипом, он протянул свою отвратительную дряблую руку к этой книге.

– Что? – испуганно сказала демонесса, вынырнувшая у него из-за спины, – Вы хотите…? Да, пожалуйста… – и протянула ему книгу. Еле слушающимися толстыми пальцами он притянул её к лицу и стал читать мутные расплывающиеся демонические буквы:

«ЙОФРИД Плед. Хлопок – натуральный материал. Ткань из хлопка проста в уходе, ее можно стирать в стиральной машине»

Он не знал, что означают эти слова и почему именно они привлекли его внимание, но внезапно понял, что его настоящий мир пропал навсегда, его украли, вернуться туда нельзя никакой магией и он отныне до конца жизни обречён быть рабом в мире демонов. Блестящая книга выпала у него из рук, он уронил лицо в жирные старческие ладони и беззвучно заплакал.

 

  • Разрешите, товарищ генерал?
  • А, Петров, – генерал даже не посмотрел на посетителя, продолжая что-то быстро писать на лежащем перед ним на огромном дубовом столе листе бумаги массивной древней ручкой с золотым пером – Заходи, – кивнул он неопределённо куда-то вбок.

Невысокий подтянутый мужчина в штатском костюме с тонкой папкой в левой руке бодрым, почти строевым шагом уверенно направился по просторному кабинету к стене, вдоль которой был выставлен ряд стульев, уселся на один из них и стал терпеливо ждать пока генерал снова обратит на него внимание. Генерал, могучий мужчина лет шестидесяти с гладко выбритой головой и щёточкой серебристых усов над харизматичным подбородком в почти идентичном штатском костюме, был полностью поглощён письмом. Посетитель стал рассматривать хорошо знакомое ему убранство кабинета, скользнул взглядом по массивным бархатным шторам, могучему, как его хозяин, письменному столу, такому же могучему, под стать столу и хозяину, фикусу в кадке, стоящему за спиной хозяина кабинета, как телохранитель, и, наконец, зацепился взглядом за висевшую напротив него фотографию председателя ОГПУ Менжинского и художника Рериха, оба в светлых летних костюмах, сидевших на плетёных стульях за покрытой скатертью круглым столом на какой-то веранде. Оба смотрели в объектив слегка удивлённо, как будто фотограф вбежал на веранду с криком «Сюрприз!» и пыхнул магнием. Посетитель видел эту фотографию уже много раз, но только сейчас заметил в руках у Менжинского небольшой странный предмет. Прищурившись, он попытался рассмотреть его, но в это время хозяин кабинета наконец закончил писать, поднял листок, потряс его, давая чернилам высохнуть и в это же время, по-прежнему даже не глядя на посетителя, молча протянул другую руку. Посетитель подскочил со стула и быстро, но также уверенно, подошёл к столу, на ходу доставая из папки лист бумаги формата А4 с напечатанными на старой печатной машинке несколькими абзацами. Генерал взял протянутый лист, попутно положив другой написанной стороной вниз перед собой на стол, и, снова даже не взглянув на Петрова, погрузился в чтение. Для того это, по всей видимости, было уже привычным, и он уверенно уселся на кресло перед столом и просто стал глядеть в никуда перед собой, ожидая, когда начальник закончит. На это ушло совсем немного времени, генерал, наконец, дочитал, медленно повернулся к стоящему у него за плечом какому-то очень высокотехнологичному шредеру, скормил ему листок, потом повернулся обратно к посетителю, грузно опёрся на руки перед собой и уставился на него строгим взглядом. Посетитель хорошо знал привычки начальства, но, тем не менее, внутренне слегка поёжился, хотя продолжал сидеть спокойно и совсем чуть-чуть напряжённо, как и полагается радивому подчинённому. Генерал сверлил посетителя глазами, но от того не ускользнуло, что в уголках его губ играет потаённая улыбка.

– Ну что, дырочку просверлил уже? – генерал прервал молчание, кивнув куда-то в сторону плеча Петрова. Тот старательно изобразил смущение:

– Ну что вы, товарищ генерал, не для этого работаем…

Генерал довольно хохотнул:

– Ой, да ладно тебе, гимназистка. Сверли, сверли, заслужил – улыбка плавно переползла из уголков губ на всю нижнюю часть лица – Молодцы! Хорошо поработали!

– Служу России, товарищ генерал! – посетитель слегка выпрямился на стуле.

– И да ладно тебе: «товарищ генерал» – махнул рукой начальник – Не на плацу. Ну а теперь давай докладывай своими словами.

– Так точно, Виталий Степанович, – посетитель отметил про себя, что расположение духа у начальства как нельзя лучше – Ну, в общем, докладываю, что…

Генерал удовлетворённо кивнул, очевидно оценив грамотно выверенный баланс уставного «так точно» и неформального обращения по имени-отчеству, и снова прервал посетителя жестом:

– Нет, давай лучше вот что сделаем. Ты же знаешь, мне это надо будет обсуждать сам понимаешь где, – он многозначительно закатил глаза. Мне там плавать нельзя. Давай ты мне ещё раз всё с самого начала как дураку, а я тебе самые дурацкие вопросы буду задавать. И не ссы, растолковывай как малолетнему дебилу – я потому и генерал, что не боюсь иногда дураком выглядеть, – и генерал многозначительно подмигнул.

Петров кивнул и слегка поёрзал на стуле, собираясь с мыслями:

– Как скажете. Ну… в общем, проект «Кольцо познания» возник после того, как…

– Ладно, – снова прервал докладчика генерал, – это понятно. Давай сразу растолкуй, что вы там за зелье используете. Опять ЛСД?

– Не, – Петров даже еле заметно поморщился, – ну ЛСД там совсем вспомогательный компонент, в очень небольших дозах, там больше психомодуляторы… Я скажу ребятам чтобы написали докладную записку по составу, – вдруг спохватился он.

– Не надо, – генерал сделал решительный жест рукой – я в вашей химии всё равно не копенгаген, а чем меньше народу про это будет знать, тем лучше. Ну ладно, химия и химия, ваши формулы – это ваше дело. Ну и когда клиент получает эту вашу химию, то что?

– Ну, там химия тоже всего один из компонентов. Там ещё и магнитно-резонансное воздействие на определённые области мозга… В общем, мы индуцируем клиенту новую синтетическую личность…

– То есть, он забывает кто он такой и начинает считать себя другим… – генерал слегка замялся, подбирая слово – персонажем?

– Именно так

– И что, он совсем не помнит, кто он такой на самом деле?

– Ну это как сон. Вы же во сне не помните кто вы наяву?

– Но во сне вообще чёрте что может происходить. А эти как-то… – генерал снова запнулся, – ведут себя осознанно, так?

– Да, мы погружаем клиента в новую реальность, которая с точки зрения нашей реальности вполне логична и законы, которые в ней действуют весьма походят на наши, ну разве что с небольшими модификациями.

– С помощью этой вашей компьютерной игры?

– Так точно. Мы конструируем игровой мир с помощью движка игры «Таверна магов и героев».

– А почему именно её взяли?

– Там просто графика неплохая, поддержка всех новых девайсов виртуальной реальности и довольно большая гибкость при создании сценариев. Ну и удалось достать исходники, не привлекая внимания.

– То есть стырили, – констатировал генерал, – взламываете что попало, а потом на нас наезжают, что мы в их дурацкие выборы вмешиваемся.

– Это к ребятам из двенадцатого управления вопрос, – решительно перевёл стрелки Петров, – мы используем, что дают.

– Ладно, – махнул рукой генерал, – ну и вы погружаете клиента в эту виртуальную реальность…

– Ага, и клиент начинает в ней жить… то есть его индуцированная личность… то есть он начинает существовать там через индуцированную личность… – Петров слегка запутался в определениях.

– Понятно, – снова махнул рукой генерал, – клиент считает, что он игровой персонаж и больше ни про что не помнит, хотя действует совершенно осмысленно.

– Так точно. Клиент начинает жить в игровом мире и полностью уверен, что он является одним из игровых персонажей.

– А как он вообще играет-то? Он же в отключке лежит под этим вашим… коктейлем?

– А вот это, можно сказать, наше «ноу-хау» – горделиво улыбнулся Петров – мы прикрепляем к клиенту датчики, которые улавливают мозговые волны. Ну как при снятии энцефалограммы, примерно, чтобы было понятно, хотя там, конечно, технология сложнее на порядок. Нейросетка эти данные обрабатывает, как бы «понимает» что клиент в этом виртуальном мире делает и потом с помощью МРТ активирует соответствующие зоны в визуальном кортексе и прочих областях мозга, так что клиент в своём сне видит, слышит и ощущает что ему передаёт компьютер.

– Так, ну а вы там как, сидите за монитором и клиентом мышкой управляете?

– Ну что вы, Виталий Степанович, – махнул рукой Петров, – Это всё Эй-Ай, мы только скрипты для персонажей прописываем, а потом ими уже на основе наших скриптов нейросеть управляет. Да мы и не смогли бы, даже если бы захотели: у клиента совершенно другой масштаб времени – пока он неделю находится в отключке в его виртуальном мире проходит несколько лет.

– Эх, блин, как технологии развились, – уважительно покачал головой генерал, – помнится раньше для расчёта эффективного сечения примитивного порчесглаза приходилось целый ВЦ Академии Наук на ночь забирать. С секретностью, конечно, дело обстояло швах…

– Виталий Степанович, нам бы, кстати, серверов докупить, а то мощностей уже не хватает. Тестировщики жалуются, что персонажи притормаживают, хотя мы их и так уже куда как проще делаем – улучил момент Петров.

– Говно вопрос, – махнул рукой генерал, – Закупайте сколько надо. Фонды выделим. Ну хорошо, значит в этом состоянии вы можете записывать ему в мозги любые мысли?

– Спасибо, Виталий Степанович! Ну не то, чтоб совсем любые, и не то, чтобы в мозги… Мы, честно говоря, и сами пока не знаем куда это всё пишется – в мозги или куда-то за пределы мозга. Но суть в том, что, модифицируя индуцированную личность в игровой реальности, мы также модифицируем личность и в нашей реальности.

Генерал снова кивнул:

– Хорошо. Ну и дальше что?

– А дальше мы разделяем клиентов на три категории согласно существующему положению. Третья подвергается незначительной профилактической коррекции личности. Со второй работаем уже серьёзнее. Там могут применяться разные меры от организационно-мотивационных до, например, серьёзной работы с привязанностями к материальным благам. А уж первая – сами знаете… – и Петров многозначительно развёл руками.

– Ну да, – потёр подбородок рукой генерал, – Ну а зачем они на это опасное дело подписываются? Да ещё и за свои же деньги. Кто их тянет?

Петров разулыбался:

– Ну как же, Виталий Степанович! Это же эксклюзивное удовольствие, которые могут позволить себе очень немногие, и не только по деньгам, а и по психике – мы же их честно предупреждаем о возможных побочных эффектах. Они же ради этого и живут – чтобы получать удовольствия, недоступные для других. Но каждый же думает: я крутой, я с чем угодно справлюсь. А депресняк никто из них не показывает – нельзя.

Генерал слегка улыбнулся вслед за Петровым:

– Хитры вы, конечно, демоны! Но всё равно…

– И потом, – продолжал Петров, – это же им сам Герман Оскарович рекомендует, а он даёт понять, что подобный аттракцион санкционирован аж вон где – Петров слегка закатил глаза по подобию генерала – типа новомодный тимбилдинг такой. Хоккей будущего, так сказать.

Генерал улыбнулся чуть пошире:

– Ну да, Герман у них авторитет по этой, – генерал слегка покрутил указательным пальцем в воздухе, – части. – Оба тихо понимающе засмеялись. Потом генерал снова задумался:

– Нет, я всё, конечно, понимаю, но мне всё равно интересно, как это они сами вот так вот сразу в петлю лезут…

Петров снова слегка улыбнулся и чуть пожал плечами:

– Ну, во-первых, не обязательно сразу, и, во-вторых, не обязательно в петлю. Способы разные придумывают. Кто покрепче так и вообще отделывается тяжёлым психозом и садится на наркоту. Правда, потом всё равно неизбежно передоз… А что вас так удивляет?

– Ну, понимаешь, это ведь не интеллигенты какие, не слабаки… Каждый через огонь и воду прошёл. На каждом вон по сколько жмуров. Помнишь же, что в 90-е было? И тут вот раз – поиграл в игрушку и расклеился.

Петров продолжал чуть-чуть улыбаться:

– Ну, видите ли, в чём дело… Мы же создаём не просто какой-то увлекательный игровой мир, а мир, где клиент получает возможность проявить свои лучшие качества… Подавленные качества, про которые он за десятки лет давно забыл. То есть, он там встречает настоящую искреннюю дружбу, настоящую любовь, про которую он последний раз думал, наверное, только в подростковом возрасте, он участвует в миссии с великой благородной целью – облагодетельствовать человечество. И когда он вдруг резко просыпается и оказывается снова в нашей реальности, то внезапно осознаёт, что все те цели, на которые он положил целую жизнь – все эти яхты, особняки, вино по десять тысяч евро за бутылку, дорогие проститутки, сенаторство там, тусовки с богемой и прочее – всё это полное дерьмо, шлак. А жизнь уже просрана. Понимаете, это такой шок, который выдержать довольно сложно.

Генерал продолжал задумчиво слегка кивать своим волевым подбородком, глядя куда-то в сторону:

– Нет, это-то как раз всё понятно. Но всё равно что-то не сходится. Что-то ты от меня скрываешь.

– Да ничего я от вас не скрываю, Виталий Степанович! – обиделся Петров – Вы просто сами раньше о таких деталях не спрашивали. Всегда же сами говорили: «Надо, типа, давать людям работать и не лезть с ценными указаниями. Менеджмент бай эксепшн, типа». За что мы вам безмерно благодарны и всегда за вас горой!

Генерал опять ощерился:

– Ладно, за умение подлизать начальству ставлю плюсик. Ну так про что я вас там не спрашивал?

– Понимаете, – хитро прищурился Петров, – просыпаясь в наш мир, клиент осознаёт, что тот, игровой мир был сном. И он начинает думать, что и наша реальность – это тоже сон. И, более того, не без нашей помощи, конечно, у него создаётся ощущение что и из нашей реальности он может легко проснутся в какую-то другую, «высшую», реальность, где есть все те искренние чувства, которые он испытывал в игре.

– М-да, хитры вы, демоны… – генерал продолжал так-же благожелательно кивать, но хитрые морщинки в углах глаз разгладились и Петрову на мгновение показалось, что от него повеяло каким-то могильным холодом. Впрочем, это продолжалось лишь мгновение и Петров был уже очень хорошо знаком с методами своего начальства, так что он не придал этому особого значения. Генерал удовлетворённо потёр руки:

– Да…. Молодцы, хорошо потрудились… Думаю там, – он снова слегка закатил глаза, – будут довольны. Дырочку сверли, сверли, представление подпишу. И премию вам всем выпишем… Слушай, – он внезапно посмотрел на слегка раскрасневшегося подчинённого с изучающим прищуром, – ты что-то зелёный какой. Смотри, не перерабатывай, а то тут сам себя до психушки доведёшь. Поди напробовался сам своего зелья в порядке тестирования, а? – и генерал снова подмигнул.

– Не, ну что вы, Виталий Степанович, – Петров был совершенно серьёзен и в его голосе прозвучало даже что-то вроде сожаления, – ни в коем случае, ТБ же, мы же не психи совсем.

– Да знаю, знаю. Шучу. Но выглядишь ты не ахтец. Считай начальство своим трудоголизмом поразил, – генерал подмигнул в очередной раз, – но ты мне нужен в боевой форме. Отпуск что ли возьми, съезди куда-нибудь.

– Это запросто, – охотно подхватил подачу Петров, – мы вот как раз собирались в Стоунхендж сгонять…

– Чего??? – брови генерала полезли вверх, – Какой на фиг Стоунхендж? Ты опять про работу? Бросай тут мне свой трудоголизм демонстрировать, произвёл на начальство впечатление и хватит. Отпуск возьми, смотайся куда-нибудь, развейся. Ты же у нас этот… как его?… альпинист.

– Так это у меня уже на май Тибет запланирован, – с готовностью отозвался Петров, – а сейчас всё равно не сезон. А в Стоунхендж надо бы съездить, наблюдения провести, и в Солсбери заодно, шпиль ещё раз померять. Ведь сами же знаете, что через два года намечается.

– Что намечается, что намечается, – недовольно нахмурил брови генерал, – Да хрен его знает, что там намечается. Вы про две тыщи двенадцатый что наплели? И ни хрена, – он развёл руками.

– Так потому ничего и не было, что мы меры вовремя приняли, – гнул своё Петров.

– Ну это мы наверх так доложили, что потому, что мы меры приняли, – назидательно произнёс Генерал, – А так, если между нами, девочками, начистоту, то хрен его знает, – и он снова развёл руками.

– Это точно, Виталий Степанович, – поспешил согласиться с мудрым мнением начальства Петров.

– Ладно, – как бы нехотя кивнул генерал, – Так и быть, сгоняйте. Скажешь, что со мной командировку согласовал. Но потом, блин, в отпуск выгоню – он сурово погрозил пальцем.

– Спасибо, товарищ генерал! Да мы с Бошировым только на выходные, замеры сделаем и обратно – радостно отозвался Петров. – Разрешите идти?

– Ступай, трудоголик, – генерал махнул рукой.

Пока посетитель уверенным, почти строевым шагом шёл к выходу из просторного кабинета, он не видел как за его спиной с лица генерала медленно сходила напускная строгость, морщинки в углах глаз разглаживались и когда Петров уже переступал порог выражение лица генерала было уже неэмоционально-холодным, как будто ему сделали какой-то укол. Когда за посетителем закрылась дверь он продолжал сидеть ещё несколько минут глядя на неё с таким же жёстко-холодным выражением лица. Потом выпрямился на кресле, отклонившись от спинки, прикрыл глаза, сложил руки перед собой и погрузился в глубокую медитацию. Так продолжалось минут десять, пока на столе перед ним не загорелась беззвучно красная лампочка. Генерал, не открывая глаз, очень плавно протянул руку к столу и нажал на кнопку:

– Да, Маргарита Петровна…

– Виталий Степанович, – раздался из селектора приятный пожилой женский голос, – там Габышев, из Якутии, на связи.

– Да…, – генерал глубоко вздохнул и наконец открыл глаза, – да, конечно… соединяйте….

Мольгер, слегка прихрамывая, шёл по лесной тропе, стараясь сильно не отставать от Йофрида. Тот, держал свой обычный быстрый темп, но периодически, не говоря ни слова и даже не оборачиваясь, притормаживал, давая Мольгеру нагнать и Мольгер каждый раз испытывал тихое чувство благодарности за эту безмолвную поддержку. Нога с каждым часом болела всё сильнее и сильнее, Йофриду приходилось притормаживать всё чаще и чаще чтобы Мольгеру удавалось сокращать разрыв, и ладно бы если только нога – длинная рана через всю спину, вроде бы неглубокая, но которую почему-то не удавалось залечить никакой магией, напоминала о себе какой-то особо противной, прежде незнакомой болью на каждом шаге.  Мольгер не подавал виду, но Йофрид явно чувствовал его состояние, судя по тому, как он всё чаще бросал осторожные испытывающие взгляды через плечо. Наконец, тропа сделала резкий поворот и вышла к небольшому ручью.

– Всё, привал четверть часа, – скомандовал Йофрид.

 Мольгер облегчённо вздохнул и упал навзничь на траву, но тут же, тихо застонав от боли, перевернулся на живот и, демонстративно проигнорировав испытующий взгляд Йофрида, пополз к ручью, тот последовал за ним.

Пару минут оба жадно, по животному, пили из ручья, потом Мольгер, наконец, оторвался от воды, привёл дыхание в норму, отполз повыше на траву и разлёгся на боку, с наслаждением вытянув ноги, через несколько секунд рядом упал на спину Йофрид. Какое-то время оба молчали.

– Ты как? – наконец осторожно спросил Иофрид.

– Нормально, – как можно более уверенно ответил Мольгер.

Йофрид слегка кивнул.

– Нам бы сегодня надо как можно дальше от замка убежать, – продолжил он как бы слегка извиняющимся тоном после небольшой паузы.

– Да нормально же, говорю, – раздражённо ответил Мольгер – всё в порядке. Иду же.

Йофрид снова кивнул:

– Ну раз нормально, то передохнём чуток и двинем, – подытожил он.

– Ага, – подтвердил Мольгер.

Оба снова замолчали.

– Может это, побормочешь там что-то своё…? – снова осторожно сказал Йофрид.

– Да отстань, – Мольгер разозлился ещё больше, – Не будем время терять. Всё что мог попробовал – не работает. Да нормально всё, тебе говорят, через день всё само заживёт.

– Ну ладно, – согласился Йофрид, – Ты это…, дай знать когда готов будешь, ага?

Мольгер молча кивнул.

– Эх, жрать-то как охота, – решил он сменить тему после небольшой паузы – Как мы еду-то будем добывать без лука? Три дня без жратвы, получается. Эх, жалко, три лука сломали.

Йофрид кивнул:

– Это да, лук бы сейчас не помешал… Ладно, расслабься, у меня булавка есть.

– Чего? – удивлённо покосился Мольгер – Ты чего гонишь? Какая, к гномам, булавка? Ты как это булавкой охотиться собрался?

– Какая-какая, обыкновенная. Крючок сделаю, рыбы наловлю, дубина – огрызнулся Йофрид.

– А… – усмехнулся Мольгер, которого всегда поражала практическая хватка товарища, – ну ладно тогда… Но вообще без лука хреново. Чёрт его знает, кого мы по пути встретим, а с этим вот – он кивнул на короткий, тяжёлый и неудобный меч, подобранный в замке – я не очень.

– Ни хрена себе «не очень»! – присвистнул Йофрид – Видел я твоё «не очень». Ну ты отжигал! В тебя дух какой-то вселился, что ли? Ты ведь прямо по стенам бегал!

— Вот, знаешь, не вселился, а выселился. Помнишь, ещё тогда, в подземелье, как на меня со спины какой-то зомби напал… До сих пор ума не приложу – откуда он там мог взяться? Ну вот, после этого как будто вышло из меня что-то… Даже не знаю как это объяснить… Ну как будто ездил на мне кто-то всю мою жизнь, как будто на лошади, подсматривал что я вижу и подслушивал что я слышу, слова мне подсказывал какие-то странные, воспоминания как будто не мои… а потом вдруг раз – и соскочил. И у меня реально было такое ощущение, как будто я здоровый мешок с плеч сбросил. Понимаешь?

– Не-а, – засмеялся Йофрид – не понимаю. Это у тебя в мозгах какой-то мешок образовался от большой учёности.

–  Ну, смейся – не смейся, а правда – после того зомби я как будто заново родился. Такая лёгкость появилась и в уме, и в теле. Правда, спину он мне располосовал… Ядовитый он какой-то был, что ли?

– А кольцо познания-то что так и не надел? Зассал?

— Вот знаешь – да! Честно признаюсь – зассал. Вот, поверишь, никого не боялся – ни зомби, ни скелетов, ни оборотней, ни даже главного монстра, вот честно-честно. А тут вот реально зассал. Вот реально испугался того, что я не готов пока отодвинуть эти завесы неведения. Как ты давеча говорил? Если спишь – то и надо спать, пока не разбудят? Вот я и испугался проснуться раньше времени, испугался, что не готов буду увидеть, что там. Нет уж, давай его отнесём в город, к старейшинам, – Мольгер погладил левую сторону груди, там, где был спрятан узелок с кольцом – а они пусть уж и решают, что с ним делать.

– Хм… – хмыкнул Йофрид в своей обычной манере – А что они решат то?

– Да вот уж не знаю – что захотят, то и решат. Может они решат его вообще того… избавиться от него совсем.

– Это как? – удивился Йофрид.

– Да вот так. Выкинуть его вообще в вулкан, чтобы никто его надеть не мог. Потому что кто его знает пойдёт ли то познание кому-то на пользу?

– В вулкан? Ну ты даёшь! А на хрена мы тогда его добывали? Хотя… мне то что? Главное, чтобы заплатили. А если ещё заплатят, чтобы мы его отнесли и в вулкан выкинули, то и совсем здорово.

– Вот видишь, – улыбнулся Мольгер – Эх, хорошо с тобой, братан, ты ко всему просто подходишь.

– Угу, – довольно поддакнул Йофрид, – Я себе большой учёностью мозги не пудрю как некоторые.

– А вот и зря ты этим кичишься, – прищурился Мольгер, – Подучиться бы тебе чуток не помешало, а то так и останешься дурак дураком. Знаешь ка что? Вот вернёмся, соберёшь дары – я скажу какие, подойдёшь к Брогерунду и смиренно попросишь взять тебя в ученики. Смиренно! Ты вообще знаешь, что такое «смиренно», дерево?

– Ну вот ещё, – недовольно буркнул Йофрид, – Наберусь вашей книжной учёности, потом мне тоже будет казаться, что на мне кто-то ездит.

– Пойдёшь, пойдёшь, как миленький, сам тебя за ухо приведу.

– Ну ладно, – как бы нехотя проворчал Йофрид, – Посмотрим ещё. А про кольцо ты прав. Кто его знает какая от него зараза в голову влезет? Я как-то это, выпивал в одной таверне, там компания собралась отовсюду, кого там только не было, так вот там один гном был, долбанутый слегка, запамятовал как звали. Так вот, он такую байку рассказывал: как будто в какой-то стране один мужик поймал и сожрал летучую мышь, а от неё пошёл злой дух и поубивал кучу народу, а король ихний потом приказал маски всем носить.

– Летучую мышь!?? Это зачем ещё? Он что, больной был?

– Не знаю, так гном рассказывал. Может ему тоже казалось, что она на нём ездит.

– А маски то зачем?

– Я-то почём знаю? Может, чтобы рожи их дебильные не видеть. У него спроси.

– Ну хорош ты гнать, братан. Тебе рассказывают всякую ерунду, а ты уши развесил и хаваешь. Нет, тебе точно надо пойти к Брогерунду поучиться, темнота, он тебе мозги вправит.

– Да достал ты уже своим Брогерундом. Вернёмся в город – разберёмся. А про кольцо ты это… рыжей своей лучше кольцо купи.

– Ага, – разулыбался Мольгер – Это да. Надо бы. Поможешь выбрать?

– Не вопрос, – воодушевился Йофрид, – Я знаю, что бабам надо. Главное это, камень побольше, они это любят. И золота!

– Ой, нет, – Мольгер, пересиливая боль, согнулся в тихом хохоте, – Давай уж лучше я сам.

– Ну вот, – обиделся Йофрид, – Хочешь тебе помочь, как другу, а ты выпендриваться начинаешь.

– Да ладно, не обижайся, – продолжал булькать тихим смехом Мольгер, – Это я так, прикалываюсь. Поможешь. И приворотного зелья я тебе набодяжу сразу бочонок, чтобы «во»… А вообще, чего ты разлёгся-то? Солнце уже вон где!

– Я то чё? – опешил Йофрид – Ты то как, нормально?

– «Нормально» – передразнил Мольгер – Нормально, до свадьбы заживёт. Подъём, лентяй!

– Ну ладно, – с лёгким вызовом ответил Йофрид, одним лёгким пружинистым прыжком оказавшись на ногах, – Тогда рванули.

Мольгер, стараясь не поморщиться от боли, аккуратно поднялся следом. Йофрид окинул его оценивающим взглядом:

– Ну ты это, будешь отставать – свистни, подожду, – и шагнул на тропу.

Мольгер чему-то тихо усмехнулся, глядя на его широкую спину, потом посмотрел на большое закатное солнце, слегка задержав на нём взгляд, снова улыбнулся чему-то про себя, и, слегка подволакивая ногу, шагнул следом.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Осторожнее надо с разными клише из кино, это очень тонкий момент

    Сразу придётся повторить то, что уже писал в этом блоке рецензий – о наборе текста. Не устаю повторять, что русскоязычные литературные тексты принято набирать с красными строками – это раз. Не нужно делать увеличенный интервал между каждым абзацем. Всё это (отсутствие красных строк и увеличенные интервалы) – характерная черта набора текстов для Сети, но и для Сети это допустимо только для чисто информационных текстов. А именно литературные тексты должны быть набраны именно по литературным канонам – это соответствующая КУЛЬТУРА. Кстати, если красные строки есть, то никакие увеличенные интервалы уже не нужны сами по себе, т.к. красные строки как раз и служат для чёткого выделения разных абзацев.

    Кроме того, автор явно путает тире и дефисы и часто пишет дефис там, где должно стоять тире. Напоминаю, что это разные знаки пунктуации.

    Не очень хорошо у автора с запятыми – часто они стоят правильно и в местах, которые вроде бы требуют приличного знания грамматики, но почти не менее часто запятые наставлены в абсолютно ненужных местах – буквально ни к селу, ни к городу. Это производит очень странное впечатление.

    Не очень хорошо сделаны и некоторые сложные предложения -–там составные части могут быть соединены запятыми, что затрудняет чтение в плане быстрого понимая написанного. Например: «…Изредка он притормаживал, приподнимая вверх левую руку, Мольгер в эти момент тянулся к висящему за спиной луку, готовый одним быстрым и плавным движением вытянуть его из-за спины, другой одновременно доставая стрелу, и мгновенно натянуть тетиву, но Йофрид каждый раз опускал руку и снова набирал скорость…» Получилось огромное предложение, которое следовало бы разбить на 2-3 отдельных или, как минимум, использовать кое-где не запятые, а иные знаки пунктуации (например, тире). Так запятая перед словом «Мольгер» ужасно дезориентирует – здесь нужна точка или хотя бы тире. Ну и далее конструкцию эту стоит отредактировать.

    Совершенно аналогичный случай имеет место сразу чуть ниже в тексте: «…Йофрид в очередной раз притормозил и остановил Мольгера жестом, тот встал наизготовку…» – здесь перед словом «тот» также нужно тире, а не запятая (или хотя бы союз «и» перед словом «тот»). Чтение сразу же станет куда более эмоционально внятным и легче читаемым. Это странно, так как автор кое-где делает всё правильно (ставит, например, тире и даже двоеточия!) Впечатление, что текст банально плохо вычитан, поскольку иначе автор вроде бы должен был бы сам заметить подобные недочёты.

    В целом в тексте немало мест, где предложения необходимо перестроить для придания большей лёгкости изложения. Ситуация ещё иногда усугубляется описками и пропущенными окончаниями (тоже свидетельство плохой вычитки текста).

    Ну и по тому, как написаны некоторые сочетания прямой и косвенной речи, видно, что автор не знает, как такие сочетания пишутся (увы, 99% не знает). Так что если автор мне напомнит – вышлю нашу методичку по данной теме. Пригодится.

    Имеются заметные (особенно – местами) проблемы со стилистикой. Например: «…Коридор, освещаемый несколькими факелами на стенах, был пуст. Они вышли и стали наизготовку у противоположных стен…» – Чувствуете, где подвох? В местоимении «они» сразу после описания факелов. В первую секунду читается так, что это «факелы» вошли куда-то, а не Мольгер и Йофрид. Автор часто злоупотребляют общими местоимениями типа «он-она-оно-они» и в результате строят вот такие двусмысленные описания. Почему бы вместо «они» тут, например, не использовать слово «друзья»? В общем, в плане стилистики тексту нужна приличная редактура.

    Теперь о более серьёзных вещах – о том, как и о чём вообще написано. Ну, прежде всего тут могу заметить, что, например, представления автора о том, как, например, строится общение генералов в подчинёнными, заимствовано похоже из средней руки сериалов типа «Солдаты» или фильмов типа «ДМБ». Не всё в этих сценах плохо прописано, но местами очень уж примитивно-шаблонные описания проскальзывают. Осторожнее надо с разными клише из кино, это очень тонкий момент: нередко авторы, не слишком хорошо знающие какую-то тему, полагают, что подобные клише придадут яркость и «естественность» описаниям и ситуациям, а выходит наоборот – пошловато получается.

    Что касается самой сюжетной идеи. Проводится некий эксперимент – погружение человека в виртуальную реальность в виде совершенно новой личности, в состоянии которой человек не помнит свою прошлую жизнь. Личность его модифицируется сложным якобы процессом под управлением ИскИна (проще – компьютера, который передаёт жизнь в виртуальной реальности в мозг подопытного. Подопытный полагает, что он живёт в реальном для него фантастическом мире.

    Казалось бы, ничего нового – про виртуальную реальность написано уже немало. Однако тема эта весьма благодатная, и автор явно попробовал создать тут какие-то новые сюжетные звучания. Это, например, слова такого персонажа как Петров, что «модифицируя индуцированную личность в игровой реальности, мы также модифицируем личность и в нашей реальности» или вот такие его же слова: «…клиент осознаёт, что тот, игровой мир был сном. И он начинает думать, что и наша реальность – это тоже сон. И, более того, не без нашей помощи, конечно, у него создаётся ощущение что и из нашей реальности он может легко проснутся в какую-то другую, «высшую», реальность, где есть все те искренние чувства, которые он испытывал в игре». Тут есть, что развивать и додумывать, чтобы сделать действительно интересное произведение. А пока это не цельное произведение, а лишь некие наброски, не очень хорошо и не всегда чётко увязанные друг с другом.

    И, повторяю, автору нужно серьёзно работать над стилистикой изложения. Наверное, у него это получится, т.к. и по этим параметрам текст явно небезнадёжен. Например, местами встречаются неплохие и с юмором аллюзии – например, про летучих мышей и маски, или же про бросание кольца в вулкан, но это маловато, чтобы сюжет стал действительно интересным – этот сюжет (точнее – пока что лишь некую его задумку) требуется серьёзно дорабатывать, процентов этак… на 80.

    Точнее – тут необходимо развивать вроде бы имеющийся потенциал. Это потребует от автора серьёзных усилий – как чисто творческих, так и реализационных, трудовых, так сказать. Поскольку именно для развития этого «потенциала» тут нужно не только ещё многое додумать в идейно-сюжетном плане, а банально написать много дополнительного текста. Дело в том, что, как мне кажется, какое-то развитие зародыша большой идеи (а пока это лишь зародыш, не более) требует именно крупной формы (повести или романа), а в рамках относительно небольшого существующего объёма текста эта идея, скорее всего, останется зародышем.

    Искренне желаю автору удачи! У него самого, как мне кажется, нужный «потенциал» имеется.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели