Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Харев П.- Чуждый разум-6

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

—————————————————————————————-

Ракета неумолимо неслась к земле. Яркая точка высоко в вечернем небе. Что-то сработало не так. Вход в атмосферу был выполнен под неправильным углом. Оторвавшийся кусок термоизоляции пробил обшивку. Начался перегрев. Корпус раскалился до красна. Произошёл взрыв, и ракета начала разваливаться на части, её закрутило, и она камнем ринулась вниз, навстречу поверхности чужой планеты. Шестьдесят тысяч метров. Тридцать. Десять. Наконец сработал посадочный парашют, но было уже слишком поздно. Он лишь слегка замедлил падение ракеты, и она рухнула на землю, превратившись в груду искорёженного металла.

Элг не сразу понял, что пробудило его ото сна. Он будто бы почувствовал какой-то толчок, но ощущение было слишком смутным, чтобы можно было сказать наверняка, чем оно было вызвано. Элг вышел из оцепенения и пошевелился. Он спал так долго, что для окончательного пробуждения ему потребовалось несколько мгновений, в течение которых шло быстрое восстановление повреждённых за время сна синапсов. По мере того как он приходил в себя, он всё явственнее ощущал необычное и довольно сильное возмущение пси-поля, причиной которого были мозговые волны, исходившие от некой, вероятно, разумной формы жизни. Сфокусировавшись на их источнике, Элг вскоре начал воспринимать передаваемые волнами мыслеобразы. Он увидел с большой высоты привычный пейзаж собственного мира: горы, бесплодные равнины и высохшие русла рек, заключённые в небольшой круг и вращающиеся с бешеной скоростью. Одновременно он услышал громкий высокий звук и почувствовал неописуемый ужас, который испытывало одинокое существо, находившееся в кабине летательного аппарата, прибывшего на его планету с далёкой звезды. Земля быстро приближалась, и когда она полностью заслонила собой маленькое смотровое отверстие в стенке кабины, звук оборвался и всё погрузилось во тьму.

Пилот лежал без сознания среди обломков. Кровь струйкой вытекала из раны на его голове. Порой он на короткое время приходил в себя, но не мог пошевелиться и лишь тихо стонал, и вскоре снова впадал в беспамятство. В этот миг в его угасающем сознании проносились видения, связанные с оставленным им далёким домом. До чего же странным казался Элгу этот мир, полный ярких красок, диковинных звуков и нескладных двуногих существ! Некоторые из существ сопровождали видения пилота почти всё время. Они ассоциировались в его сознании со словами «жена», «мать», «отец». Эти понятия были Элгу незнакомы. По-видимому, существа «мать» и «отец» имели непосредственное отношение к сотворению пилота, и Элг сопоставил их с силами, создавшими его самого.

Волны быстро ослабевали, и проносившиеся в мозгу пришельца образы становились всё более беспорядочными и расплывчатыми. Но один образ, возникший в самом конце, был необычайно ярким. По всей вероятности, он был связан с каким-то важным событием. Сначала Элг увидел множество маленьких двуногих существ, двигавшихся вокруг украшенного разноцветными сферами дерева. Смысл их действий был для Элга совершеннейшей загадкой. Обойдя дерево, существа всякий раз возвращались в исходную точку и, таким образом, всё время оставались на одном месте, из-за чего все их усилия выглядели абсолютно лишёнными смысла. Затем появилось большое существо с чем-то вроде неправильной формы пузыря на спине, что вызвало у остальных существ значительное волнение. Они немедленно остановились, явно чего-то ожидая. Отделив пузырь от спины, большое существо опустило его на землю, извлекло оттуда какой-то предмет и вручило его одному из меньших созданий. Доставая из пузыря всё новые и новые вещи, оно вручало их всем по очереди. При этом в зависимости от того, каким был предмет, получившее его существо испытывало либо радость, либо огорчение. Элг мог только догадываться, что означал данный ритуал. То, что один лишь факт обладания тем или иным предметом вызывал у двуногих существ столь сильные эмоции, было для него совершенно непостижимо.

Чем больше Элг узнавал, тем больше росло его любопытство. Ему хотелось лучше понять природу созданий, к которым принадлежал пилот, однако информации, почерпнутой им в сознании пришельца, было недостаточно. Тем не менее ему удалось узнать координаты звезды, именуемой на языке двуногих существ Солнцем. Родным домом пилота была третья по счёту планета от звезды. Для перемещения в пространстве двуногие существа использовали ужасно медлительные космические корабли. Элгу же ничего такого не требовалось. Осуществив то, что соплеменники пришельца назвали бы нуль-перемещением, он в один миг перенёсся на планету, с которой прибыла ракета.

Первое ощущение было ошеломляющим. Элг почувствовал, как бешено вибрирует пси-поле под напором мозговых волн миллиардов существ, населявших планету. До чего же беззащитным, до чего податливым был их разум! Не обладая способностью к телепатии, соплеменники пришельца были не в состоянии не только воспринимать чужие мыслеобразы, но и блокировать передачу собственных мозговых волн.

Одновременно со всех сторон на Элга обрушились целые потоки информации, и он принялся жадно впитывать её. Его знания о планете под названием Земля и о цивилизации существ, именовавших себя людьми, увеличивались с каждой минутой, и многое из того, что прежде было ему непонятно, начало постепенно проясняться, в том числе и значение странного ритуала, воспоминание о котором яркой искрой промелькнуло в сознании пилота разбившейся ракеты. Ритуал этот был связан с праздником, известным как Рождество. По традиции в этот день земляне собирались в группы численностью от двух до нескольких сотен и даже тысяч особей и обменивались предметами, называемыми подарками. Понять, в чём заключался смысл подобных действий, было непросто, но, тщательно проанализировав имеющуюся в его распоряжении информацию, Элг в конце концов пришёл к выводу, что в человеческом обществе подношение даров являлось чем-то вроде демонстрации дружелюбия.

Недостаток солнечной радиации и непривычно высокая гравитация Земли делали продолжительное пребывание здесь крайне утомительным, и Элг быстро почувствовал, что выбился из сил. Пора было возвращаться обратно на свою планету и хорошенько вздремнуть. Но перед этим следовало продемонстрировать двуногим существам своё дружелюбие, разумеется, с соблюдением всех местных правил и обычаев…

Проникнув в мысли землян, Элг легко выяснил всё, что было необходимо. И, как и предписывал древний ритуал, на утро те из жителей Земли, кто вёл себя плохо, обнаружили в своих чулках и ботинках необычные чёрные камни, от одного прикосновения к которым на их лицах застыло глуповатое, обиженно-недоумевающее выражение. Что же до остальных, то они получили лучшие подарки, какие только можно себе вообразить, и смеялись, смеялись, смеялись без остановки…

 

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок в отдел фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Суть рассказа в том, что земной звездолёт терпит аварию на далёкой планете, где в спячке пребывает некое существо «Элг» (рискну предположить, что автор вывел некую производную от термина «эрг»). Этот Элг проникает в разум умирающего земного астронавта и видит там, в частности, детские воспоминания о Новом годе, Рождестве, ёлке и Деде Морозе. Также Элг настолько всемогущ, что определил координаты Земли и отправился туда. Причём Элг настолько всемогущ, что легко мгновенно перемещается по Вселенной (странно, что же он валялся в спячке на своей планете неизвестно сколько лет?) На Земле Элг окунулся в мысли землян, устал от их ужасающего количества и решил вернуться. Но он захотел показать своё дружелюбие и, ориентируясь на воспоминания умершего астронавта, накидал всем перед Рождеством поджарки в чулки у камина (а что, разве все земляне вешают чулки у каминов?!?!): людям, кто вёл себя плохо, – какие-то чёрные камни, а хорошим – всё, что те хотели хотели. И плохиши сидели с обиженными лицами, а хорошие люди смеялись от счастья. Конец рассказа.
    Прошу прощения, но по сюжету и по самой сюжетной идее я никак не могу назвать рассказ «оригинальным», поскольку в чём состоит тут оригинальность описанного инопланетного «Деда Мороза», не понятно. Опять же, не ясно, а в чём смысл названия «Чуждый разум»? Если Элг так хорошо понял, что требуется землянам, то какой же он чуждый?!
    При этом, хотя рассказ и заявлен как «юмористическая фантастика», а такая заявка всегда априори оправдывает многие возможные несуразности в обоснованности «научно-технической» логики и т.п. элементов реалистичности, но всему есть свои пределы, и часто даже «юмористичность» (а тут ещё и не вполне ясно – в чём же юмор?!) не даёт оправдания многим ляпам.
    Например, первое же предложение «Ракета неумолимо неслась к земле» вызывает, прошу прощения за штамп, явный когнитивный диссонанс. Во-первых, использовать для звездолёта слово «ракета» – ужасный анахронизм минимум столетней давности. Во-вторых, фраза «к земле» как бы говорит о том, что ракета падает на Землю – а у нас речь о далёкой планете. Да, фигурально можно сказать и тут «к земле», но это явно не есть «гуд» для ПЕРВОГО предложения в рассказе, поскольку с первых же слов дезориентирует читателя: речь ведь о дальнем космосе, а по этой фразе начинаешь полагать, что совсем не о дальнем. Да и литературно сочетание «неумолимо неслась» в данном случае плохое – предлагаю автору подумать самому, почему).
    Далее, мы имеем звездолёт, а описывается, что экстренное торможение выполняется парашютной системой… Ой, ну ужасно же такое описывать по всем техническим соображениям даже для «юморного» рассказа!
    Далее, описывается, что ракета (в смысле – звездолёт) врезалась в поверхность планеты и превратилась «в груду искорёженного металла». Ни взрыва топлива (как минимум, ядерного – ничего, да?). И при этом – «Пилот лежал без сознания среди обломков. Кровь струйкой вытекала из раны на его голове. Порой он на короткое время приходил в себя, но не мог пошевелиться и лишь тихо стонал, и вскоре снова впадал в беспамятство…» Любой мало-мальски грамотный в техническом отношении читатель грустно усмехнётся, читая подобное. Ребята! Ну нельзя же (даже в тексте, который вы считает «юмористическим») писать столь опереточно-карикатурные вещи.
    Умоляю: перечитывайте написанное и задумывайтесь над тем, что пишите. Сравнивайте написанное хотя бы с текстами таких писателей, как братья Стругацкие, Станислав Лем, Роберт Шекли или с текстами того же Сергея Лукьяненко для того, чтобы развивать такой инструмент, как самокритика. Либо начнёте писать лучше, либо поймёте, что, возможно, лучше переключиться на иной вид искусства

Публикации на тему

Перейти к верхней панели