Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Атаянц А. – Простое доказательство – 11

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

Нос катера с мягким толчком уткнулся в прибрежный песок и молодой чернокожий матрос привычным движением опустил трап. Первым спустился на берег экскурсовод, а за ним потянулись и немногочисленные туристы: экскурсия на папуасские острова стоило недёшево. С ошалелым выражением лиц жители средней полосы России смотрели на раскидистые пальмы и наслаждались ярким тропическим солнцем.

Экскурсовод поднял громкоговоритель, профессионально улыбнулся и сказал:

– Сейчас мы прогуляемся по прибрежной полосе этого замечательного острова, а затем посетим настоящую деревню местных жителей – представителей народности Тави. У вас есть уникальная возможность ознакомиться с бытом людей, жизнь которых не менялась на протяжении столетий. Они до сих пор пользуются луком и копьём, живут охотой и собирательством, не умеют читать и писать. Здесь, в Папуа – Новой Гвинее, очень много таких племён. Они не хотят развиваться и мы – цивилизованные люди – не препятствуем этому, сохраняя самобытность малых народов этих островов.

Туристы активно щёлкали фотокамерами, снимая буйную растительность всех оттенков зелёного цвета и ярко-синее море. Удивление и восхищение необычной природой явственно проглядывало в их глазах. И только двое мужчин среднего возраста, казалось, не замечали ярких красок тропического острова. Они вели оживлённую беседу, уделяя внимание только ей и друг другу.

– Уважаемый Андрей Иванович, – говорил высокий блондин худощавого телосложения, – вы не понимаете всей глубины и важности этой математической задачи! Великая теорема Ферма отличается необычайной простотой, которую люди так и смогли постичь за триста лет! Недаром же на полях «Арифметики» Диофанта был комментарий Ферма: «Невозможно разложить куб на два куба, биквадрат на два биквадрата и вообще никакую степень, большую квадрата, на две степени с тем же показателем. Я нашёл этому поистине чудесное доказательство, но поля книги слишком узки для него».

Собеседник Андрея Ивановича представлял собой полную его противоположность: брюнет с изрядным лишним весом, он с заметными усилиями передвигался по пляжу в городской обуви. Брюнет задумчиво помолчал, а затем, рассеянно глядя на блестевший под ногами песок, произнёс:

– Но ведь спустя триста с лишним лет доказательство было найдено, Иван Николаевич? Вы не слышали об Эндрю Уайльсе, который не так давно завершил свой многолетний труд, поставив точку в данном вопросе?

– Разумеется, слышал! Но его доказательство, опубликованное на страницах принстонского журнала «Annals of Mathematics» заняло 130 страниц! Где же та самая простота, на которую намекал Пьер Ферма?

– Да нет, позвольте, – отвечал собеседник, но шум трепещущих на ветру пальм заглушал его голос. Всё не совсем так!..

Спор продолжался, а группа уже подошла к нескольким хижинам, построенным из веток местных деревьев. Щели в стенах и крыши из сухой травы, посеревшей от времени, наводили на мысль об убогости быта аборигенов. Сразу несколько туристов с апломбом, выдававшим в них недавно переехавших в Москву жителей российской «глубинки», не удержались от возгласов:

– Ужас какой! Да туда заходить страшно! Небось вши и клопы повсюду!..

Но любопытство взяло вверх, и экскурсовод запустил внутрь самой большой хижины сразу всю группу.  Внутри находились четверо: унылого вида женщина вместе с двумя девочками-подростками чистила деревянные горшки, а хмурый мужчина занимался починкой чего-то, отдалённо напоминавшего рыболовную вершу. Стульев в хижине не было, хозяева сидели прямо на земляном полу, утоптанном почти до состояния камня. Выражение смуглых лиц не позволяло увидеть эмоций. Было видно только, что к туристам они привычны, и просто делают свою повседневную работу.

Экскурсовод бодро рассказывал о быте местных жителей, сохраняя фирменную улыбку даже тогда, когда описывал самые страшные для современного человека бытовые неудобства:

– Отсутствие воды и канализации, зависимость от успеха охоты, рыболовства и собирательства – вот характерные черты сегодняшней жизни племени Тави. Как я уже говорил, точно также жили их предки на протяжении столетий.

– А как же школа? Где учатся их дети? – спросила полная женщина с надменным выражением лица. – Куда смотрят власти?

– Школ нет, детей учат сами родители, передавая им навыки для выживания в дикой природе. Им предлагалось поместить детей в интернаты, расположенные в более цивилизованных местах, но власти получили категорический отказ. Заставлять здесь никто никого не будет, люди имеют право жить так, как считают нужным.

– А медицина?..

– Изредка приезжают из «Красного креста», но местные жители их игнорируют, поскольку лечатся сами: с помощью сушёных трав, толчёных камней и обрядами шаманов.

Туристы удивлённо созерцали уголок первобытной культуры, ощущая себя путешественниками во времени. Ничто не указывало на привычный им XXI век. Впечатление от погружения в историю было настолько сильным, что даже поклонники Великой теоремы Ферма отвлеклись от своей беседы и наблюдали за хозяевами хижины.

– Андрей Иванович, – вполголоса сказал блондин, – вы только посмотрите на их жизнь! Тут не то что теоремой Ферма, простейшими арифметическими понятиями не пахнет. Всё их понятие о математике – «царице наук» – зиждется на оперировании натуральными числами при подсчёте выловленной рыбы или пойманной дичи.

– Да откуда им знать, что такое «натуральное число»! – вторил ему собеседник. – Пройдут века, а их потомки так и будут жить в хижинах из трав и палок. Жаль их. Но, тем не менее, друг мой, вернёмся к теме нашего разговора. Как вы помните, доказательство от Эндрю Уайлса, о котором мы говорили, изначально имело серьёзный пробел…

Ферматисты продолжили свою беседу, используя термины, малопонятные для простого обывателя. Они вновь обсудили формулировку теоремы, поговорили о том, почему она так долго не могла быть доказана, и, не прерывая разговора, вместе с экскурсоводом и остальными туристами вышли из хижины.

Семья аборигенов продолжала свою работу, необходимую для выживания. Мать всё так же чистила посуду, которая быстро приходила в негодность – дерево не долговечно. Но зато и бактерии, создававшие свои колонии на материале посуды, жили не так долго. Отец чинил снасть, которой вылавливал значительно больше рыбы, чем было нужно для пропитания. Можно было меняться с жителями центральной части острова, которые давали мясо, шкуры, и молоко. Всё было точно так же, как и до прихода туристов, ставшего привычным для семьи – ушлые турфирмы уже несколько лет назад договорились с ними о регулярных посещениях. Взамен они получали фрукты и овощи, без которых можно было обойтись, но обладать которыми хотелось. И только дочки с никак не утихающим удивлением обсуждали туристов. Каждая группа была для них, как впервые.

– Мама, это же дико, – сказала старшая дочь семьи. – О чём они говорят? В чём их ценности?

– Успокойся, Тико, – сказала мать. – Они просто другие. Мы не можем судить их по своим меркам. Они существуют, проживая в мелких искусственных пещерах, куда и воздух попадает лишь при кратковременном открытии окон. Они озадачены выдуманными мирами, показываемыми им из ими же созданных приспособлений. У них вечная гонка, гонка за призрачной жизнью, успехом, благополучием. Но мы должны понимать и принимать их, и даже жалеть. Они – наши соседи.

– Мама, но как же так? – откликнулась младшая дочь. – Они же глупые. Та задача, которую обсуждали эти двое, стоявшие в стороне, она же совсем простая? То решение, которое задал их собрат Ферма, я самостоятельно нашла уже к семи годам? И Уайлс, нашедший очень сложное решение, не совсем прав, просто не все нашли ещё одно важное, существенное противоречие…

– Ах, Нави, – засмеялась мать – Нельзя было давать тебе те забытые туристами книги. Да, мы развиваемся значительно быстрее их, но они не могут представить себе жизнь без механизмов. В этом и беда их общества, тупик их развития. Чем больше зависим от чего-то, тем более уязвим. Мы гораздо быстрее постигаем их науку, чем они сами, но зачем это нам? Им бы это принесло пользу, разумеется. Из нас вышли бы прекрасные инженеры, учёные, специалисты любого профиля. Мы просто быстрее мыслим и гораздо глубже вникаем в суть вещей. На ту проблему, которую обсуждали двое туристов, мы вообще не тратим времени, решая её в ходе детского развития, в пять – семь лет. Но зачем?..

– Нет, мама, ты не права. – не унималась Нави. – ведь мы бы могли опередить их, мы стали бы гораздо сильнее и успешнее?

Из угла хижины послышался тихий смех. Отца семейства теперь было не узнать – свирепое выражение лица, приберегаемое для туристов, сменилось смешливой гримасой простого чем-то обрадованного человека.

– Милая Нави, чем тебе плохо в нашей хижине? – спросил отец. – Мы живём здоровыми и выносливыми, мы практически не болеем. Мы избегаем иллюзий их мира, вызываемых телевидением и прочими порочными способами. Как мы получаем информацию? Из рук в руки. От того она и не искажается. А все эти придумки для получения информации только и могут, что усиливать искажения. Из уст в уста сегодня – правдивее. А все их иные приспособления? Мы можем стирать сами, готовить – сами, убирать дом – сами. Мы от этого сильнее. А наши соседи, полагаясь на машины, становятся всё слабее… И так уже почти деградировали, к сожалению. Посмотрите в их глаза. С каждым годом у туристов всё меньше разума во взгляде, и всё больше тупого удивления. Им непонятно и неприемлемо, что кто-то живёт иначе, чем они…

Грусть отражалась в глазах Нави, она опустила голову и несколько секунд смотрела в пол. А потом подняла взгляд, в котором сияло торжество.

– Отец, я поняла, как нам быть! – сказала Нави. – Я знаю, в какой ситуации мы можем быть вместе!

– Звёзды? – коротко спросил отец. – Полёты к другим мирам?

– Да, – потупилась Нави.  – Неужели это так понятно?

– Мы все мыслим примерно раз в пятнадцать быстрее тех, кто считает себя цивилизованными, – ответил отец.  – Нам безразлично, мы живём своим бытом. Но понимаем, что спустя короткое время нам придётся объединить усилия, чтобы спастись. Жить на земле станет сложно, они приведут её к краху с отравляющими атмосферу двигателями, и с «предпринимательством», вырубающим леса и отравляющим воду. Когда придёт черёд межзвёздным экспедициям, мы поможем цивилизованным. Мы дадим им идеи и инженеров, способных их развить и воплотить в жизнь. И даже представители бизнеса не смогут заблокировать наши инициативы.

– Ты думаешь, папа, это будет скоро?

– Я думаю, что ты это увидишь, Нави, – сказал отец. Он подошёл к заменявшему окно проёму и задумчиво посмотрел на звёзды. Через несколько мгновений к нему присоединились все члены семьи.

– Милый, ты правда думаешь, что мы полетим на звёзды уже при жизни младшей дочери? – спросила мужчину жена. – Не слишком ли короткий срок?

Тяжело вздохнув, муж ответил:

– Всё может быть. Они ускоряют гибель Земли и возможный отход на другие планеты становится вероятнее с каждым годом. Как только этот вопрос станет остро – мы покажем свою способность и дадим уже готовые решения. Но мы ждём, улетать не хотелось бы. Да и вообще… Вдруг они ещё одумаются?..

Молчание семьи, имевшей самые незаурядные способности к анализу, было самым верным и правдивым ответом.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Идея подана очень внятно и ясно: народы, кто порой так называемым «цивилизованным» нациям кажутся «тупыми и тёмными», на самом деле могу превосходить их своим уровнем интеллектом

    То, как автор пишет, знаю давно, и потому смело могу сказать, что в отношении грамматики всё обычно бывает на хорошем уровне. В этом смысле попалась только одна описка (пропущена частица «не» в сочетании, где подразумевалось «НЕ смогли постичь») и в паре мест вместо тире использован дефис (мелочь, но всё-таки стоит соблюдать культуру набора текста). Например, в названии «Папуа – Новая Гвинея».

    Кольнули глаз несколько стилистических огрехов – небольших, но всё же огрехов и тем более неудачных, так как они стоят практически в начале текста (взыскательному читателю это может подпортить впечатление).

    Например:, самое-самое начало: «Нос катера с мягким толчком уткнулся в прибрежный песок…» – Воспринимается так, словно сказано, что на носу у катера был некий «мягкий толчок». Думаю, все согласятся, что звучит нехорошо. Куда лучше сказать проще: «Нос катера мягко уткнулся в песок…»

    Затем: «…Экскурсовод поднял громкоговоритель, профессионально улыбнулся и сказал…» – А вот тут уже не очень хорошо это простое «сказал». Такая форма сообщения о том, что сейчас последуют какие-то слова персонажа, подразумевает как бы, что персонаж уже что-то только что говорил (и эти предыдущее слова тоже были в тексте). Но ведь экскурсия на берегу только начинается, и тут куда более просится соответствующее слово, например: «…Экскурсовод поднял громкоговоритель, профессионально улыбнулся и начал…». Для цветистости и того уровня юмора и сарказма, который есть в данном тексте, можно и расширить это описание соответственно, например: «…начал свою многократно отработанную речь…». Неоправданные усиления разными эпитетами, конечно же, всегда не есть «гуд», но как раз в подобных моментах такое вполне допустимо, и даже очень.

    А вот описание «высокий блондин худощавого телосложения» уже определённый перегруз, т.к. слово «телосложение» в обыденной авторской речи отдаёт неким канцеляризмом, совсем неоправданным по характеру текста. Почему бы не напи сать просто и ясно: «высокий худощавый блондин»?

    Или во такой момент: «…к нескольким хижинам, построенным из веток местных деревьев…» – Ведь здесь вряд ли необходимо пояснять, что деревья – местные. Какие же ещё?

    И ещё вот какой нюанс. Автор называет приверженцев теоремы Ферма «ферматистами». Мне кажется, что это не есть правильно, даже несмотря на юмористический характер рассказа. Суффикс «-ист», определяющий построение слов, характеризующих приверженцев какого-либо учения тут правильно использован, но откуда берётся буква «т», прикрепляемая к корню слова? В имени «Ферма» её нет. Поэтому более верно – «фермаисты».

    Но больше особых замечаний подобного характера не могу предъявить – вроде, не заметил.

    Есть некоторые сомнения в степени фант.допущения – даже для «юморного» рассказа. Сама идея о том, что наша современная технологическая цивилизация, основанная на том, что называется «общество потребления», есть абсолютный тупик, очень даже правильная. Она многократно использовалась в фантастике. (Мне тут же пришло на ум сравнение с рассказом Пола Андерсона «Поворотный пункт». Правда, там дело не на Земле происходит и суть не столько в критике «общества потребления», сколько в том, что земляне просто встретили аборигенов, у которых средний природный IQ превосходит наш в десятки раз). Но её сила и многогранность темы таковы, что всё ещё остаётся немало возможных сюжетных построений для создания интересных произведений. Идея о том, что те народы, кто порой так называемым «цивилизованным» нациям кажутся «тупыми и тёмными», на самом деле могу превосходить их своим уровнем интеллектом в рассказе подана очень даже внятно и ясно. И в этом смысле всё хорошо.

    Несколько не понравилось вот что: определённые «рояли в кустах», которые автор применяет для обоснования сюжета. Например, вот такой «пассаж»: «…И только дочки с никак не утихающим удивлением обсуждали туристов…» – Т.е. подразумевается, что аборигены понимают, о чём говорят туристы. Т.е. – понимают РУССКИЙ язык (туристы ведь русские – и при этом очень редкие гости Папуа). Сколько раз эти дети могли видеть русских туристов? Пару раз в год мельком. Согласитесь, хоть какой интеллект предполагай в данном случае, но невозможно выучить иностранный язык в таком режиме. Автор правда делает попытку оправдать данный посыл упоминанием, что туристы, якобы, оставили аборигенам пару книг. ТВ не смотрят – но в курсе всего, что происходит в огромном мире и делают глубокие, далеко идущие выводы. Каким  же образом можно всего этого достичь вообще практически без контактов с мировой культурой и хоть какого-то в неё погружения?

    Да, можно предполагать, что некий народ, пусть и сильно отстающий в развитии на данном этапе, превосходит другой генетически по интеллекту столь сильно, что освоит культуру и технологии первого феноменально быстро. Но для этого ему однозначно потребуется в эту культуру и технику погрузиться. Как, например, и происходит у Пола Андерсона в его рассказе: там астронавты, высадившиеся на планете, допустили аборигенов до земных знаний – и поразились тому, что, скажем, девочка в 10 лет осваивает учебник земной физики за неделю. И т.д., и т.п..

    Здесь же ситуация подана совершенно сказочно – слишком много «роялизма». Ну хотя бы автор наделил бы аборигенов телепатическим способностями, что ли, чтобы они с лёгкостью в мозги туристам проникали и всё оттуда извлекали. Хотя и это был бы, наверное, не меньший «роялизм». Я всё-таки считаю, что даже в рассказе, где главенствует даже не столько «юмор», сколько «сатира», степень убедительности должна быть реально высокой. Тем более, что рассказ-то не фэнтезийного плана.

    В общем, идея по сути интересная, а реализовано не слишком убедительно. Тут бы придумать какое-то более убедительное обоснование тому, каким образом аборигены сумели «въехать» во все проблемы человеческой цивилизации – и получится, наверное, прекрасный рассказ, вполне уровня Андерсоновского. Но, если честно, я даже не представляю, как можно сделать достаточно убедительно показать, чтобы тёмные аборигены (а они ведь реально тёмные, и дело не фигурах речи!) могли понять ту же концепцию высшей математики или межзвёздных перелётов (да ещё на уровне, чтобы иметь способности решить эту задачу!) без владения необходимым объёмом системных знаний в соответствующих науках. Одними «философствованиями» за чисткой деревянных горшков этого не добиться.

    Рекомендую автору ещё подумать над рассказом – и рассказ вполне может оказаться кандидатом для публикации.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели