Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Гирин С. – Самый последний день – 35

– Да? – с изрядной долей ехидства спросил Невичев. – И это тоже не показатель?

Он снова щёлкнул мышкой, и на экране возникла новая таблица, увидев которую учёные разом зашумели, загалдели, как школьники:

– Поляризацию покажите!

– Да зачем по частотам? Дайте по глубинам распределение.

– Шаг слишком большой. Сделайте полчаса…

– Ох, ты ж!..

Затонский вскочил с места, подбежал к Невичеву и решительно дёрнул его за рукав: «Пустите!» Анатолий Николаевич послушно встал, а Затонский, опустившись на его место, начал торопливо выводить на экран всё новые таблицы и графики, на которые потрясённо взирали учёные. В наступившей тишине один доктор наук, судорожно глотая воздух, начал шарить по карманам, вытащил флакон с таблетками, неловко открыл – несколько таблеток высыпались и весело запрыгали по столу – и дрожащей рукой закинул лекарство себе в рот. Затонский встал, пошатываясь пошёл к своему месту, неуклюже сел, едва не повалив стул, и закрыл лицо руками. Невичев молча опустился на своё место. Учёные с побелевшими лицами молча смотрели на экран. Чиновники во главе с президентом тревожно переглядывались.

– Кто-нибудь мне объяснит, наконец, что происходит?! – раздражённо сказал Президент России. Никто ему не ответил, и президент нетерпеливо добавил: «Олег Трофимович!» Затонский невидящим взглядом уставился перед собой и, ни к кому не обращаясь, каким-то безжизненным голосом произнёс:

– Этого не может быть…

– Чего не может быть?

– Невичев прав.

– И что?! Не тяните резину!

Затонский повернулся к президенту и растерянно, словно не веря самому себе, сказал:

– В настоящий момент в земном ядре идёт интенсивный процесс накопления заряда, сопровождающийся повышением температуры. Через пять часов этот процесс примет необратимый характер. Завершится он через шестнадцать часов, когда…

– Через четырнадцать! – перебил Невичев.

– А? Что? – Затонский испуганно обернулся к Невичеву, который молча показал на экран. Затонский вгляделся в цифры, кивнул и продолжал:

– Да, через четырнадцать… Через четырнадцать часов будут достигнуты условия, необходимые для термоядерного взрыва.

– Взрыва чего? – спросил президент.

– Земного ядра.

– Что?!

Президент России потрясённо уставился на Затонского, после чего перевёл взгляд на Невичева:

– Анатолий Николаевич…

– Если отойти от научной терминологии, Павел Андреевич, то сегодня состоится конец света, – с готовностью пояснил Невичев, – через четырнадцать часов произойдёт взрыв земного ядра, и наша планета прекратит своё существование.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    В ядре Земли термоядерные реакции не происходят – там идёт разогрев вещества за счёт сил гравитационного сжатия

    По набору текста надо отметить, что всё верно во всех смыслах. Даже сочетания прямой и косвенной речи (хотя разнообразных их вариантов автор использует немного) везде написаны верно. (Удивительно – или распространение наших методичек начинает давать свои плоды, или автор просто молодец).

    Хотя в плане грамотности и стилистике к тексту есть претензии: если попавшееся «не смотря на», написанные с «не» раздельно, можно считать опиской, что сочетания вот такого типа «…сон не помог ему восстановить свои силы…» текст конечно же не красят (пояснение «свои» тут явный стилистический ляп, поскольку и без этого понятно – чьи силы). Далее – очень неуклюже в стилистическом плане выглядит повторения «яркого» эпитета про портфель Невичева, поскольку повторять этот «фркий» эпитет почти что подряд, тоже стилистический моветон.

    Присутствует «бытовой», так сказать, смысловой нонсенс: то говорится, что Невичев, когда его разбудили на полу вертолёта, «бессмысленно оглядывал внутренности вертолёта, видимо не понимая, где находится» а то, спустя некоторое время после такого же пробуждения в автобусе, он «тут же очнулся и встал». А утверждается, что он смертельно уставший, всё время недосыпал. Согласитесь, в описании образов героев следует проявлять последовательность.

    Кроме того, опять же чисто по «бытовым» соображениям, выражаю глубокое сомнение, чтобы профессор спал, валясь на «на голом полу вертолёта». Нет, я понимаю, что он смертельно устал, но всё-таки он – не бомж, да и вертолёт курируется президентскими службами. Уж могли бы какой-то спальный мешок и т.п. что-то подложить. К чему эти «усилители вкуса»? Да и вообще всегда стоит помнить, что всякие «бытовые гиперболы» необходимо применять крайне осторожно – это же как специи в блюдах: можно и красивую гамму вкусов создать, а можно пересолить, переперчить – и получится если не «противно», то, как минимум, «неестественно». Что тут и получилось.

    Далее, самое главное. Я всегда говорю авторам, что если они позиционируют произведение, как НФ (и явно не «юмористическое»), то все «научные» гипотезы, которые в произведении конструируются, следует максимально выверять и проверять. Потому что, если автор напишет явную ерунду, то это элементарно плохо. Фантастика, тем паче, научная, – это не возможность нести любую околесицу, но это литература, создающая сюжеты, как минимум, опирающиеся на мало-мальски правдоподобные научно-технические построения, которые ОБЯЗАНЫ отталкиваться от существующих известных научных данных. Если же автор желает опровергнуть некие весьма точные научные данные, то он обязан предложить мало-мальски наукообразное их опровержение, а не просто заявить, например, что-нибудь типа: скорость света в вакууме не триста тысяч, миллион км/с.

    Дело в том, что ужастик, который нарисовал автор (грядущий взрыв ядра Земли из-за облучения ядра каким-то «излучением» от примитивного атомного реактора – нонсенс полный. Причём реактор описан именно «атомный», а не термоядерный, коли в тексте речь о «расплавлении» и об «остывании» этого самого реактора (да и ссылка на Чернобыль присутствует – значит, имеется в виду что-то подобное). Каким образом, скажите мне, паршивый атомный реактор во сколько-то там мегаватт может хоть как-то повлиять на Земное ядро? Не виду оснований верить таким заявлениям.

    А с чего бы в ядре Земли произошёл термоядерный взрыв? Уважаемый автор, пожалуйста, почитайте описание термоядерных реакций и их отличие от реакций простого деления ядер тяжёлых элементов. В ядре Земли термоядерные реакции не происходят – там идёт разогрев вещества за счёт сил гравитационного сжатия и даже очень маловероятно, что за счёт присутствия какого количества тяжёлых элементов типа урана – просто время прикиньте, там всё давно бы распалось за 4,5 млрд.лет – и Земля не Солнце, там синтез гелия не происходит). Таким образом, чтобы спровоцировать ядерный взрыв в ядре Земли, это ядро нужно не облучать «чем-то там», а доставить туда ОГРОМНОЕ количество ядерного топлива (например, обогащённого плутония), а тут этого нет. Так что «научный» мотив сюжета – нонсенс, прошу прощения.

    И вообще, вот ещё какой момент: а на кой леший учёные начали облучать ядро Земли? Зачем? Не понятно. Поэтому вот какой совет: когда описываешь некий эксперимент, стоит придумать мотив для проведения этого эксперимента. Для чего его учёные проводят? Что хотят получить в результате? Иначе это выглядит полной ахинеей, т.к. никто не будет создавать установки за миллиарды рублей, чтобы сделать что-то «просто так», из научного интереса. Реалистичный ответ один: на подробные «исследования» никто не выделит ни копейки. Простите, но андронный коллайдер создали не из пустого «интересу», а в поисках подтверждений определённым гипотезам и теориям. Из «интересу» только некий пьяный Вася в гараже может с помощью зажигалки проверять, есть ли в баке бензин.

    А теперь ложка мёда в бочку дёгтя. Она не сделает дёготь мёдом, но ложка мёда в рассказе всё же имеется. Это – совершенно великолепные рассуждения Невичева с президентом (кстати, зачем автор сначала всё пишет «Президент» с заглавной, ещё и повторяя, что это «Президент России», а затем переходит на простое «президент» со строчной буквы?). Но вот сам этот разговор и рассуждения в нём – это очень красивые и глубокие мысли (это о том, что умирать одному страшно, а всем скопом – совсем не так). Не суперновое что-то, но нормальное сюжетное построение. И это даёт надежду, что автор сможет написать нечто реально интересное. Чего ему искренне желаю.

    Но скажу ещё вот что нелицеприятное: в данном виде рассказ-то заканчивается ничем. Ну, «ужасный» (именно в кавычках) эксперимент описан; ну, 5 часов осталось Земле, ну, поговорил Невичев с президентом о «смысле жизни» – и что? Заканчивается рассказ ничем, а такие концовки всегда переводят произведение из разряда «полноценных» (даже если там всё хорошо и нет никаких научно-технических глупостей) в разряд неполноценных «зарисовок». И об это авторам всегда тоже необходимо помнить: нужно уметь создавать внятные концовки. Это очень важно именно в произведениях малой формы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru