Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Романов А. – Пионеры – 19

Произведение поступило в редакцию журнала "Уральский следопыт" .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок "в отдел фантастики АЭЛИТА" с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

Всё было просто. Дождаться автобуса, войти, скомандовать: «Руки на спинки сидений!», выстрелить в потолок, если потребуется. Прижать робота-водителя – автобусы для детей здесь до сих пор были с водителями. Отправить сообщение с требованиями. И потом ездить какое-то время по улицам до тех пор, пока не поступит сообщение о том, что деньги собраны и вертолёт прибыл.

Виктор видел такое по «ящику» сто раз.

Джек не только видел, но и сам в таком участвовал. Правда, не здесь, в России, а там у себя, то ли в Аризоне, то ли в Оклахоме.

И там всё прошло «на ура».

Сопротивления не будет – во-первых, это дети (здесь в этом городе вообще, в основном, одни только дети, это даже не город, а скорее подобие лагеря, большая песочница, здесь только дети и роботы-воспитатели); во-вторых, дети тоже видели подобное сто раз и знают, что их в случае сопротивления ждёт.

Пятьдесят метров от магазина до автобуса они с Джеком преодолели за двадцать секунд. В масках, с ладонями на рукоятках спрятанных за пазухой пистолетов, дружно вбивая каблуки ботинок в белый от солнца асфальт, по-ковбойски звякая железом – на них никто не обратил внимания.

Вошли в автобус – Виктор первым, Джек следом.

– Никому не двигаться! – рявкнул Джек.

Приставил пистолет к голове водителя – тот хоть и был роботом, но смерти «боялся» не меньше человека.

– Руки на спинки сидений! – заорал Виктор.

– Ого! – сказал сидящий на переднем сидении пацан.

На вид ему было лет десять. Белые волосы, ровный пробор, голубые глаза; красный пионерский галстук.

Во взгляде его мелькнуло восхищение.

– Офигеть! – протянул его сосед – кудрявый, рыжеволосый, с пухлыми щеками, тоже в галстуке.

– Руки на спинки сидений! – повторил Виктор.

Сидевшие в салоне переглянулись.

– Кому сказал? – Виктор навёл пистолет на беловолосого.

Тот надул розовый шар жвачки.

Вдруг спросил:

– А он настоящий?

Потрогал  пистолет.

Чёрт возьми, Виктор тыкал ему стволом в лицо, он готов был выстрелить (он надеялся, что это отчётливо читается у него на лице), а этот мерзавец запросто трогал его пистолет!

– Да не-е, лажа, – протянул кудрявый. – Только с магазина. Вон и ценник висит.

– Я прострелю тебя насквозь! – процедил Виктор. – Ты понимаешь?

– Рашн крэзи, – пробормотал Джек.

Он уже закончил с водителем – тот сидел прямо, как насаженный на кол, его киберкожа покрывалась красными пятнами.

Виктор постарался изобразить свирепый вид.

– Руки на… – снова начал он, но тут автобус тронулся, и он вынужден был ухватиться за поручень.

– «Магнум»? – деловито спросил рыжий. – Сорок четвёртый?

– Руки на спинки, – повторил Виктор. – Кому сказал?

– Странный какой-то, – сказал рыжий.

– Ага, слепой, наверное, – сказал светловолосый.

Повёл перед собой руками – они сидели на первых местах, и впереди не было спинок. Руки класть было некуда.

– Остальные, руки на спинки, быстро! – гаркнул Виктор.

Никто не пошевелился.

Он направил ствол в потолок, нажал курок. Грохнул выстрел, в ушах зазвенело.

– Руки! – заорал Виктор.

Сидящая через проход девочка покрутила пальцем у виска.

– Патрон-то, наверное, последний? – с каким-то даже жалостливым участием спросил светловолосый.

– Сообщение! – напомнил Джек.

Виктор выдернул из кармана телефон – они украли его вчера в кинотеатре – отправил сообщение.

– Нам нужен вертолёт и миллион долларов! – проорал Джек в салон. – Сидите смирно, выполняйте указания, и никто не умрёт!

Виктор со значением покачал пистолетом.

– Бандиты, тоже мне! – фыркнул светловолосый. Миллион, ха!

– Да, лохи какие-то, Артём, – сказал рыжий. – Я бы просил сто. Иди двести. Чего уж мелочиться.

– Вы понимаете, что происходит? – процедил Виктор – пора было навести порядок и показать, кто тут главный. – Вы понимаете, что с вами будет?

– А вы? – спросил светловолосый Артём.

Ни черта он его не боялся! И никто здесь не боялся!

– Это ведь не игра!

Виктор направил пистолет на пацанов, взвёл курок.

– Он хоть заряжен? – спросил Артём.

Джек взял у Виктора зазвонивший телефон, принялся излагать в него требования.

Автобус выехал на проспект.

– Достать патроны к сорок четвёртому тяжело, – сказал Артём. – Я пробовал. Не получилось.

– А пистолет из музея, – сказал рыжий. – Точно, из тех, что были подарены прошлогодней делегацией. Этот с левой витрины.

Они не просто не боялись, им было просто по фигу!

– А куртки из магазина на Островной? – спросил Артём.

Куртки и правда были из магазина на Островной.

– Там почти не бывает покупателей, – сказал рыжий.

– И везде камеры, – добавил Артём. – Вас вычислят на раз-два. И ваши маски не помогут.

– Дилетанты, – сказал его сосед.

– Ага, туристы.

Виктор представил, как выбрасывает паршивцев в окно. Сначала этих двоих, потом всех остальных – они и не думали подчиняться и класть руки на спинки!

– Я думал о таком, – задумчиво сказал Артём. – Гиблое дело.

О каком – таком? – хотел спросить Виктор, но вовремя сдержался. Очевидно было, что пацан не понимал, что происходит и думал о чём-то своём. Ему было десять лет, ему наверняка даже из игрушечного пистолета не разрешали стрелять, откуда ему знать о том, как всё происходит по-настоящему?

– Я отстрелю тебе башку! – старательно цедя слова, сказал Виктор.

– Они согласны, – сказал Джек, возвращая телефон. Добавил неуверенно, – вроде бы.

– Что значит – вроде бы? – спросил Виктор.

– Они согласны, – уже увереннее повторил Джек.

– Вы явно пересмотрели фильмов, – сказала светлая девочка с сиденья через проход от первой пары. С тонкими руками, в белой рубашке в красном пионерском галстуке. – И вообразили…

– Заткнись! – сказал Джек. Повысил голос. – И все заткнитесь! Сидите молча! Ясно?

Он покачал пистолетом.

– А то что? – спросил Артём.

– Знаешь, что сделает с тобой пуля пистолета сорок четвёртого калибра? – спросил Виктор. – Разорвёт тебя пополам!

– Проклятые русские дикари! – процедил Джек.

– Делай, что они говорят, Артём! – простонал робот-водитель. Программа его, наконец, среагировала. – О нас уже знают! Нас скоро отпустят!

Кажется, он один из всех заложников осознавал всю серьёзность ситуации.

Девочка достала из рюкзака тетрадь и планшет. Сидящие за ней близняшки открыли книги. Два пацана сидящих позади Артёма и рыжего принялись тузить друг друга. Артём протяжно зевнул.

Плевали они на Виктора, Джека, и на их требования.

«Проще простого, проще простого…»  несколько раз прокрутилось у Виктора в голове.

Войти, припугнуть. Выставить требования. Дождаться денег и вертолёта. И никаких трупов – их, впрочем, и не будет. Всё пойдёт по продуманному сценарию.

– Ну и что дальше? – спросил Артём.

– Замолчи! – приказал Виктор.

Всё просто, да!

Автобус, дети… Вертолёт, миллион…

Милиция далеко. Вооружённые силы на спутниках в двух тысячах кэ мэ выше.

Дикая страна.

Главное, как сказал Джек, всё делать быстро. Любое промедление работает против них. Пока они ещё тут разберутся, что к чему, пока приедет милиция – ближайшее отделение находилось в двух часах лёту (да и там отродясь не встречались ни с какими террористами!); пока организуют группу; а о спецназе и говорить не приходится – здесь, наверное, и слова такого не знали.

Вошли, потребовали, получили, улетели.

Легко!

– Любители! – фыркнул Артём.

На заднем сидении запели «Орлёнка». Чёрт возьми, их взяли в заложники, их могли убить, а они пели «Орлёнка»!

– Тише, пожалуйста, тише! – проныл водитель. – Они же убьют нас!

– У них всё равно нет больше патронов, – сказал рыжий.

– Е-два! – донёсся с третьего сиденья тонкий голосок.

– Ранен! – отозвались с соседнего ряда.

– Е-четыре.

– Убит!

– Рашн крэйзи… – повторил Джек.

Джек был американцем. Виктор был австралийцем. Джек приехал сюда месяц назад. Виктор приехал в то же время из Италии. Их пустили совершенно свободно. Без всяких стандартных в таких случаях процедур. Без всяких проверок, заполнений многочисленных анкет, запросов и подтверждений. Живи не хочу, сколько угодно и где угодно, да ещё и жратва почти вся бесплатно.

Виктор потёр запястье, на котором долгое время висел браслет с маяком (их ношение было обязательным для всех в Европе, здесь же ни о каких браслетах и не слышали).

– Замолчи и сиди тихо! – процедил Виктор, глядя на Артёма.

– Да-а, здесь вам не там!.. – протянул тот.

Виктор вздрогнул. Почти тоже самое сказал ему вчера Джек.

«Здесь не то, что у нас, – сказал Джек. – Здесь всё будет проще. Намного проще…»

На заднем сиденье закончили петь «Орлёнка», начали: «Мы рождены, чтобы сказку сделать былью…»

– Вели им заткнуться! – сказал Джек Артёму. Поднял пистолет. Двое тузивших друг друга сцепились клубком – спинки сидений вокруг них заходили ходуном. Три девочки с учебниками и тетрадями громко обсуждали теорему Ферма.

– Вели всем заткнуться! – повторил Джек.

– А то что? – спросил Артём.

Пожал плечами.

Виктор издал неслышимый миру стон – их, вооружённых, захвативших заложников, террористов игнорировали сами заложники.

Зазвонил телефон, Джек приложил его к уху. Крикнул в трубку:

– Немедленно, слышите!? Или через десять минут я начну убивать заложников!

Артём снова фыркнул.

– Немедленно! – повторил напарник Виктора.

Отнял телефон от уха.

Сказал:

– Они говорят, что вертолёт готов.

Помедлил.

– Но денег у них нет.

Снова помедлил.

– И не будет.

– Откуда здесь у нас миллион? – ехидно спросил Артём. – Да ещё долларов.

– Да, не повезло, – сказал рыжий.

– Мы убьём их! Скажи, что мы убьём их! – крикнул Виктор.

Артём зевнул.

Виктор сжал рукоять пистолета.

Это было дико и ненормально!

Это же дети! Они там отлично знали, что здесь дети и всё равно не хотели платить! Они действительно были дикарями, настоящими дикарями! Им было, чёрт возьми, наплевать!

– Берите что есть, – посоветовал Артём. – И пока дают.

– Заткнись! – буркнул Виктор.

Повернулся к Джеку.

– Позвони им ещё раз.

Джек взял телефон.

Некоторое время орал в трубку, описывая, что он будет сейчас делать, с кем, и сколько раз, и что потом сделает, выйдя на улицу. Что он сделает со всем городом и вообще со всеми до кого доберётся за то время, пока не прибудет «кавалерия».

– Они сказали, вертолёт готов и мы можем лететь, – сказал он, отключившись. Вид у него был обалдевший. – Но денег нет, и не будет.

Виктор захлопнул пасть. Времени у них было мало, ещё полчаса, максимум, час, и уйти уже не получится – их обложат со всех сторон и самое гуманное, что может случиться, сюда пустят усыпляющий газ.

– Ты же сказал, что всё будет просто, – сказал Виктор.

Джек покачала пистолетом. Глаза его бешено провернулись.

– Поворачивай к стадиону! – рявкнул он на водителя.

– Чтоб тебя! – с чувством сказал Виктор.

Они свернули на объездную, потом с неё на проспект, затем на ведущую к стадиону дорогу.

За это время морской бой в салоне перерос в целое сражение, с участием большинства, девочки-ученицы уже кричали на весь салон, перебивая друг друга. Заложники продолжали игнорировать похитителей, даже таких, которым только что сообщили, что денег не будет.

– Что!?.. – прохрипел Джек, когда они свернули в ворота стадиона.

Стоявший на поле вертолёт был одноместным. Лёгкий, прозрачный, овальный как яйцо, с узкими лопастями, одним креслом и узким за ним пространством. По плану они должны были взять с собой как минимум половину заложников, и для этого требовался вертолёт побольше – они и требовали вертолёт побольше!

Джек рванул на себе ворот ковбойской рубашки.

– Других вертолётов здесь нет, – что-то жуя, сказал рыжий.

– Откуда им знать? – фыркнул Артём. – До ближайшей вертолётной части восемь часов лёту.

Автобус встал.

– И что будете делать? – продолжил Артём.- Патронов у вас нет. Вертолёт одноместный. Денег не дают.

Он вздохнул, так, словно этот факт его расстраивал.

– Хоть бы взрывчатку, что ли, прихватили.

Виктор предлагал Джеку сделать бомбу, но тот сказал, что в этом цветнике, в этом детском саду, краю непуганых идиотов, достаточно пистолетов.

Достаточно даже ножей.

– Террористы, тоже мне. Фу!

Справа от вертолёта стояла машина, слева – авто-воспитатель в костюме, рядом с ним две девушки в белых халатах, обе тоже, кажется, роботы.

Стояла тишина, светило солнце.

Виктор огляделся.

Никакого спецназа, никакой даже милиции. Никаких снайперов на крышах, бронероидов с огромными, на поводках, и тоже закованными в броню, волкодавами, никаких танков и кружащих в небе, ощетинившихся ракетами, вертолётов.

Он сглотнул.

И никаких денег.

И одноместный вертолёт.

И дикари-заложники.

И роботы-автоматы вместо людей.

Они вышли – первым Джек, следом дети, последним – Виктор. Подошли к вертолёту.

– Скажи своим, что мне нужен вертолёт побольше! – крикнул роботу в сером Джек. – Скажи, или я всех тут убью!

Он поднял пистолет.

Робот совсем по-человечески развёл руками. Обе девушки заулыбались – они были точно ненастоящими.

Джек приставил пистолет к голове рыжего.

– Ну!?

– У него нет патронов, – совершенно спокойно сообщил рыжий мерзавец.

– Всех убью! Ты слышишь – всех! А тебя, механическая морда, пристрелю последним!.. – принялся разоряться Джек.

– Поместиться только один из вас, да? – спросил Артём Виктора.

– Замолчи! – рыкнул Виктор. – Закрой рот! 

– Денег не будет, другого вертолёта не будет, время идёт, – сказал Артём. – Выбирай…

Что? – хотел было спросить Виктор, но тут же понял. Выбирай с кем лететь, с Джеком, с которым вас тут же собьют из любой ручной ракетницы, или с заложником.

– План меняется! – сказал Джек.

Виктор почувствовал под рёбрами ствол.

Чтоб его!

От возмущения он задохнулся – такого от Джека он не ожидал.

Вместе и только вместе, до самого конца, так Джек говорил!

– Впрочем, горючего хватит только на час, – продолжил тем временем, как ни в чём не бывало, Артём. – А до границы лететь все двенадцать.

– Ты остаёшься, – выхрипел в ухо Виктору Джек. – А я полечу. Понял?

– А что потом? – спросил Артём. – Новый вертолёт? Дозаправка? Вас просто пристрелят.

Насчёт пристрелят он немного лукавил. Последнее смертоубийство в России случилось почти двадцать лет назад. И оно было совершено не намерено, а по неосторожности.

– Заткнись! – рявкнул Джек. Повёл рукой вокруг. Процедил. – Это ваше светлое будущее, да? Так вы его себе представляли? А? Это ваш коммунизм? Пионеры, октябрята?..

Он скривился. Сплюнул.

– Проклятая страна! Страна дикарей! Никаких понятий о справедливости!

Виктор, наконец, пришёл в себя. Взялся за короткий ствол нагана, отвёл в сторону, врезал Джек в челюсть.

Тот упал.

Напарник явно заигрался. Забыл, что патронов в его нагане нет – они не смогли их найти.

– У нас в Аризоне я бы тебя пристрелил, – сказал Джек, вставая и держась за челюсть.

– В Аризоне!.. – фыркнул Артём. – Здесь вам не там!

– А тебя я найду! – пообещал ему Джек.

Артём снова фыркнул.

– И тебя тоже! – заорал Джек роботу. – Найду и получу свои деньги, ты слышал?

– Ты полетишь, – Виктор толкнул Артёма к вертолёту. – И только попробуй…

Он покачал пистолетом.

Замечательный план полетел к чертям, но можно было ещё успеть удрать. Час на вертолёте, потом найти какой-нибудь транспорт (хоть какой-нибудь, любой!), и двигаться в сторону границы с Китаем. Её пересечь (они с Джеком обсуждали этот вариант как запасной, в известных местах граница не охранялась совсем – Россия и Китай друзья навек), а оттуда уже…

В общем, ничего сложного.

– Я найду тебя, найду! – кричал Виктору Джек, размахивая бесполезным пистолетом. – Обязательно найду! Я всех вас найду, всех до единого! И вы за всё мне ответите!

Он отступал всё дальше к футбольным воротам, на него уже никто не обращал внимания, но он всё продолжал выкрикивать угрозы.

– Залезай! – скомандовал Виктор Артёму.

Вдруг понял, что его пистолет в руках у Артёма.

Открыл рот.

Это было невозможно, совершенно невероятно!

– Так я и думал, – с неподдельным разочарованием вздохнул тот. Провернул барабан. – Патронов-то нет!

– Да, жаль, – сказал рыжий – он тоже был, как будто бы, огорчён.

– Вы ненормальные? – спросил Виктор, принимая бесполезный пистолет обратно.

Некоторое время этот пистолет разглядывал, пытаясь понять, как тот оказался в руках у Артёма – ведь тот стоял от него в пяти шагах; пытаясь понять, почему он этому факту как будто не удивлён, и почему он уже не хочет никуда улетать.

– Пошли, что ли? – сказал Артём.

– Куда? – хмуро спросил Виктор.

Операция провалилась. Можно было, конечно, схватить Артёма в охапку, или схватить любого другого заложника, затащить в вертолёт, но он был почему-то уверен, что ни схватить, ни затащить у него не получится – в голове закрутился пионерский девиз «Будь готов – всегда готов!».

Они ему не позволят. Он сейчас абсолютно был уверен в том, что они ему не позволят, как уверен и в том, что они могли отобрать у них пистолеты в любой момент, могли, но почему-то этого не сделали; и не потому что не воспринимали их всерьёз – они вовсе не дураки, а потому что… Что? Мысль толкнулась в голове, он постарался не дать ей вырваться. Она была унизительна и позорна. Они были десятилетними детьми, а он был взрослым, битым жизнью, мужиком.

Он огляделся.

Вокруг него был рай.

Чёрт возьми, они ведь жили здесь в настоящем раю!

– Тяжело придётся нашим, – сказал Артём со вздохом.

Виктор вопросительно посмотрел на него.

– У нас даже нет статьи, по которой вас можно осудить, – пояснил светловолосый паршивец.

– Откуда ты знаешь? – мрачно спросил Виктор.

– Я же говорю – изучал. Придётся выдать тебя американцам, или японцам.

Виктор сглотнул. В первом случае его ждало пожизненное, во втором – расстрел.

– Впрочем, думаю, до этого дело не дойдёт.

– Почему? – глухо спросил Виктор.

Мысль снова попыталась вырваться, но он не позволил. По-прежнему было тихо, светило солнце. Бывшие заложники бегали друг за другом между деревьев так, как будто ничего не случилось.

Это был рай!

Да, это был, чёрт возьми, рай!

– Мы что-нибудь придумаем, – Артём подмигнул.

– Возьмём тебя на поруки, – сказал рыжий. – И дело с концом.

– На перевоспитание, – сказал Артём. – Нам разрешат, вот увидишь!

– Вы сумасшедшие, вы это знаете? – сказал Виктор. – Вы ненормальные! Вы дикари! Нецивилизованные неандертальцы! Вас нужно лечить!

Он швырнул бесполезный пистолет на землю.

– Мы пионеры, – просто сказал Артём.

Виктор подумал, что он шутит, посмотрел: нет, тот был серьёзен.

– Светлое будущее, и всё такое? Да? Но это же бред! Это же невозможно!

– Э-эх!.. – вздохнул Артём.

Повёл вокруг руками, словно предлагая убедиться, что вот оно светлое будущее, вокруг него.

Виктор подумал, что никогда не сможет ему объяснить, почему их пресловутое светлое будущее невозможно – пусть оно и как будто бы уже здесь, у них, наступило; почему оно невозможно даже в отдельно взятом месте, не то что во всём мире. Он даже не знает, какими словами объяснять, в их лексиконе даже нет таких слов. Также как не сможет сказать им, что не нужно пытаться его понимать, или, тем более, жалеть – проклятая мысль всё-таки вырвалась на волю – не нуждается он ни в их понимании, ни в их жалости. Он из другого мира, он из мира, где нет места ни первому, ни второму. Он всю жизнь только и делал, что выбивал, выцарапывал, выгрызал себе место под солнцем.

Он – да.

Они – нет.

Они его не поймут.

Ему вдруг стало так тошно и больно, что он чуть не завыл.

– Пошли, – сказал Артём.

Зашагал вперёд.

Виктор поплёлся следом.

Он шёл за ними, за новыми людьми нового, самого настоящего, светлого будущего, за теми, кому он сейчас так отчаянно завидовал – потому что ему никогда было не стать такими, как они, слушал далёкий гул вертолётов, шелест листвы, и по щекам его текли слёзы.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. пущу не в раздел НФ, а в раздел для юмористической фантастики

    Автора знаю давно, пишет он в целом грамотно. Однако на неоднократные замечания по поводу использования тире и дефисов никак не реагирует. Напоминаю, что знак тире (–) ставится между отдельными словами для передачи определённой интонации в предложениях, а также при расстановке пунктуации в сочетаниях прямой и косвенной речи. Между словом и тире всегда стоит пробел. Дефис (-) ставится между сложносоставными словами, словами и частицами; он никогда не выделяется пробелами (например, «кто-то», «что-либо», «красно-белый» и т.д., и т.п.). Правильное использование данных знаков – элемент культуры набора текста.

    Имеет место проблема написания сочетаний прямой и косвенной речи (увы, проблема 99% авторов). Если автор мне напомнит – вышлю нашу методичку по написанию таких сочетаний – явно пригодится (странно, что ещё не высылал – автор-то у нас не впервые).

    Ну и есть отдельные то ли ошибки, то ли просто описки – например, пропущенные запятые. Также я не вполне понял, почему вначале упоминается «магнум», потом – «наган», а потом – вообще «пистолет» (хотя и «магнум», и «наган» – это револьверы, разное оружие)?! Автор немного запутался, похоже.

    Но это – мелочь, легко исправляемая. А рассказ в целом хороший, я его принимаю. Вот только пущу не в раздел НФ, а в раздел для юмористической фантастики – ну ведь это же явно юмор.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели