Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Зандер А. – Обратный отсчет – 55

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

—————————————————————————————–

Внутри меня происходит взрыв. Такой силы, что его хватит превратить в руины мою жизнь, которую я так старательно выстраивал последние месяцы, подчиняя её строгим правилам. Какое-то время чувствую, как у меня кружится голова, и я теряю равновесие. Нет ничего легче, чем разрушить чей-то мир. Достаточно одного неверного слова, поступка, решения. Или, как в моём случае. Незакрытой крышки ноутбука. И всё. Мой мир рушится, как карточный домик. Или таким он и был на самом деле? Полина ничего этого не заметила, а я не позволяю взрывной волне выплеснуться наружу через крик и истерику.

Что же ты натворила? Для чего полезла в мой ноутбук? Разве я тебя не предупреждал о том, что его трогать нельзя? Как тебе вообще пришло в голову проверять электронную почту перед сном? Мне хочется схватить сестру и вытрясти из неё привычку трогать мои вещи. Но ничего такого я не сделаю, потому что люблю её. А после смерти родителей у неё никого нет, кроме меня. Парни, которых она время от времени находит – не в счёт. Поэтому я молчу, хотя и разрываюсь от страха и гнева. Ничего не заметив, она спокойно уходит в мою спальню, где заряжается её телефон. Сейчас она воткнёт себе в уши аирподы, завалится на кровать и заснёт под глупую музыку, которую исполняет какая-то очередная малолетка с разрисованным лицом. Чуть позже я тихонько зайду, укрою её и сниму наушники. После этого постелюсь себе на диване в гостиной и тоже лягу спать.

Это уже стало для нас ритуалом. Так Полина приходит в себя после ссоры с очередным парнем. Не хочет его видеть и залегает на пару дней у меня в квартире. Сегодня именно такой день и он должен был закончиться, как обычно. Если бы она не полезла в мой ноутбук …

Если бы она не решила проверить почту на нём … Если бы айфон не был выключен, чтобы её парень не мог дозвониться ей … Если бы, если бы, если бы …

Даже если бы она просто свернула браузер, всё было бы по-другому. Но она оставила его открытым на странице входа в почту. А там, в столбике справа, всегда высвечивались заголовки новостей. У меня ещё оставался шанс. Один маленький шанс. Быстро нажать крестик, чтобы закрыть страницу, прежде чем я успею прочитать хоть что-то на дисплее. И любой другой человек именно так бы и сделал. Любой нормальный человек. Но я невротик с чёткими симптомами ОКР[1]. Поэтому прежде, чем кликнуть мышкой, я непроизвольно скашиваю глаза на то, чего так страшусь, и успеваю увидеть кричащий заголовок, который специально выделен красным. Вначале он обжигает меня подобно кипятку, а потом новость начинает разъедать меня изнутри, как кислота, не оставляя ни единого живого места. Это даже смешно, как просто может рухнуть логично выстроенная конструкция. Одно неловкое движение – и жизнь превращается в развалины …

Казалось, я сделал всё, что нужно, чтобы подобная ситуация никогда не случилась. Я составил список правил и тщательно их соблюдал. Отключил уведомления с сайтов. Удалил все ссылки и закладки на агрегаторы новостей. Запретил любые всплывающие окна. Никаких новостей на моём ноутбуке. На нём я делаю только две вещи. Открываю портал с информацией о состоянии финансовых рынков и захожу в терминал для биржевой торговли онлайн. И никаких пугающих заголовков. На самом сайте я настроил новостную ленту таким образом, чтобы она показывала только события финансового мира. И всё было бы хорошо …

Если бы не Полина. Если бы она не полезла проверить почту через браузер. Если бы её почтовый сервис не вывешивал заголовки последних новостей.

«34 ЧЕЛОВЕКА ПОГИБЛИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОЖАРА В МУЗЕЕ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ, ИЗ НИХ 20 ДЕТЕЙ».

Я ненавижу свою любимую и единственную сестру. Почему она не включила свой телефон?

Двадцать детей – это много. Очень много, чтобы я мог отмахнуться. Что они там делали? Наверняка пришли на экскурсию целым классом. Воспалённый разум невротика моментально рисует картины случившегося. Одна ужасней другой. Тридцать четыре человека. Это слишком много, чтобы я мог проигнорировать эту новость. Почему так много погибших, и куда смотрели сотрудники музея? Разве они не должны отвечать за безопасность посетителей? Почему из-за чьей-то безалаберности должен страдать я? Я не готов потерять всё в своей жизни из-за чьей-то ошибки. Жертвовать собой ради других. Разве я Бог, чтобы нести ответственность за жизнь других людей?

Что же ты натворила, сестрёнка???

Первые полгода я был в такой эйфории, что даже не замечал, что происходит вокруг. Мир, если он и существовал на самом деле, жил своей собственной жизнью отдельно от меня. Всё, что в нём случалось, все его новости были каким-то слившимся фоном, приглушёнными звуками где-то вдалеке. До меня долетало лишь слабое эхо. Разве всё это имело отношение ко мне? Теракты. Крушения. Стихийные бедствия. Какое мне дело до всего этого, если мне выпал шанс, который бывает только раз в жизни. Счастливчик, поймавший удачу за хвост. Человек, который научился ходить по воде. Как бы вы описали того, кто может всё? Или почти всё. И при этом невероятно умён, чтобы сохранять осторожность и не привлекать ненужного внимания.

Несколько раз в день я открывал приложения на смартфоне и смотрел на один из своих брокерских счетов, которые я открыл для торговли на бирже. Суммы меня завораживали. Выходил, а потом открывал снова, как будто деньги могли раствориться, растаять, исчезнуть, как мираж. Всё-таки быть невротиком иногда невероятно приятно. Каждый раз я испытывал прилив радости, эйфорию, практически экстаз. Счета увеличивались ежедневно, независимо от того, рос рынок или падал.

Я выводил столько денег, сколько мне было нужно на этот день, и ещё чуть-чуть сверху. Как там сказано? «Не заботьтесь о завтрашнем дне». Вот уж воистину …

Постепенно моё состояние, разбросанное по множеству счетов, стало выглядеть весьма солидно.

Брокер удерживал положенные 13% налога каждый раз, когда я обналичивал часть денег, а всё остальное отправлял на один из моих счетов в различных банках. Всё честно. Никаких претензий от налоговых органов. Хотите проверить? Пожалуйста. Полное соответствие с законом. И всё же я старался избегать лишнего внимания кого бы то ни было. Вот почему счетов было много. Практически в каждой конторе, которая позволяла торговать через интернет. Но это было не главное моё богатство.

Когда у меня накопилось достаточно денег, я снял несколько тысяч долларов с каждого счёта и перевёл их американской компании, которая позволяла торговать на Чикагской Товарной Бирже. Там я растворился среди тысячи брокеров, которые оперировали куда большими суммами. Вскоре мои пятнадцать тысяч превратились в полмиллиона. Неплохо, правда? Пока я не вывел эти деньги на свой банковский счёт, грубо говоря, не обналичил, я не обязан их декларировать. А значит, не обязан платить налоги и привлекать внимание. Мне и не нужно их выводить. На жизнь мне хватает того, что я зарабатываю в России. А мой зарубежный счёт будет расти, пока не позволит мне уехать и поселиться где-нибудь на берегу моря на прекрасной вилле под тенью пальм. Я перестану быть налоговым резидентом страны, а весь бизнес будет в интернете. И дело не в том, что я скрывал своё состояние. Мне не жалко платить налоги. Я просто не хочу, чтобы кто-то однажды спросил меня, как я заработал столько денег.

Итак, всего через полгода я уже был богат. Необходимо было думать о расширении. Ведь совсем скоро мой зарубежный счёт станет ещё больше. Неприлично больше. Фантастически больше. В этом не было никаких сомнений.

И вот тогда я решил полететь на Кипр на несколько дней. Зарегистрировать несколько компаний на своё имя. Открыть счета. В общем, подготовиться к новому этапу своей торговли. Ничто не предвещало беды, если бы не приступ моего навязчивого невроза. Да ещё где?

Я никогда раньше не летал в бизнес-классе. Я и в самолёте-то был всего пару раз. Откуда деньги у студента, который вынужден подрабатывать, чтобы выжить после смерти родителей?

Нет, умерли они не сразу. Никакой страшной истории про автокатастрофу или крушение поезда. Мама умерла десять лет назад, когда мы с сестрой учились в школе. А отец через несколько лет после неё. Ну, как умер. Не похмелился вовремя и всё. Организм не выдержал. Полина была в последнем классе. Так что, на выпускной вел её я. Я уже учился в универе, а она только готовилась поступать, когда мы стали сиротами. Пришлось мне работать после занятий. Жили, как вы понимаете, так себе. Только когда я устроился на полноценную работу, получив диплом, стало более-менее. А потом я решил заняться торговлей на бирже.

Но я отвлёкся от самолёта. Скверно вышло тогда. Хотя начиналось всё хорошо. Даже отлично. Я сижу у окна в широком кресле. Улыбчивая стюардесса разносит приветственные напитки. Вручает дорожные наборы элитным пассажирам бизнес-класса. Скоро я окажусь за границей первый раз в своей жизни.

И вдруг появляется смутное предчувствие. Комок подкатывает к горлу. Холодеет в животе. Перед глазами появляется картина. Груда дымящихся обломков фюзеляжа. Разбросанные во все стороны вещи и тела людей. Господи, это же мой самолёт. Что, если он разобьётся при взлёте? Или при посадке? Или рухнет с эшелона? Почему я не обезопасил себя? Не додумался убедиться в том, что мой самолёт долетит до Кипра.

У меня приступ паники. Я не могу больше сидеть в этом кресле. Не могу пить сок. Судорожно расстёгиваю ремень безопасности. Требую, чтобы меня выпустили из самолёта. Я не могу лететь на Кипр. Не нужно меня успокаивать. Я не сяду на своё место. Вы не можете насильно удержать меня в самолёте. Мне нужно сойти. У меня нет багажа. Только ручная кладь. У меня уважительная причина. Я забыл закрыть газ. Не выключил утюг. Забыл про день рождения любимой девушки. Собака умрёт с голоду, если я улечу. Назвать ещё причины? И вообще это не ваше дело.

Приходят САБовцы[2] и провожают меня в здание аэропорта. Уводят в комнату и в течение десяти минут расспрашивают о происшедшем. Пил ли я спиртное. Принимаю ли какие-то препараты. Почему я передумал лететь. Состою ли в политических организациях. Просят дать ссылки на мои социальные сети.

В это время их коллеги осматривают место, на котором я сидел в самолёте. Они должны убедиться, что я ничего не оставил в салоне. Никакой взрывчатки или воспламеняющегося вещества. Они задают стандартные вопросы тем, кто сидел рядом со мной. Что я говорил. Не передавал ли я им какие-то предметы. Не выкрикивал ли лозунгов. Не видел ли кто-то, как я прятал свёртки под сиденьем или на багажных полках. Отлучался ли в туалет во время посадки. Вскоре меня отпускают и советуют посетить психолога. Я послушно киваю и оказываюсь в зале ожидания.

Огромный терминал аэропорта. Комплекс зданий из стекла и бетона, ежедневно поглощающий, сортирующий, разделяющий на потоки и отправляющий в небо тысячи людей. Иногда кажется, что они – часть большого, живого организма, который находится в постоянном движении. Здесь легко затеряться в неприметном закутке за большим рекламным щитом какой-нибудь авиакомпании. Это именно то, что мне нужно сейчас больше всего.

Меня слегка покачивает. Подташнивает. Мутит. Паника улетучивается, оставляя горькое послевкусие лёгкой тревоги. Я бреду по огромному терминалу среди множества пассажиров. Никто не обращает на меня внимания, и никому нет до меня дела. Наконец, я дошёл до огромного окна. Или точнее, стены из стекла, и сажусь прямо на холодный пол. Опираюсь спиной о металлический профиль. Закрываю глаза и начинаю медленно считать, пытаясь контролировать своё дыхание. Не знаю, сколько так продолжается по времени, но постепенно я перестаю слышать громкий стук сердца. В висках не пульсирует тревога. Я успокоился. Интересно, мой самолёт уже набрал высоту?

Открываю глаза. Смотрю по сторонам и разглядываю людей вокруг себя. В сумке лежит маленькая бутылка воды, которую я взял в бизнес-зале перед посадкой в самолёт. Открываю и пью маленькими глотками больше для того, чтобы дать сигнал организму, что всё в порядке, чем от жажды. Закручиваю крышку. Убираю бутылку и думаю, что делать дальше.

Я достаю свой ноутбук. Хочу посмотреть новости. Подключаюсь к сети, захожу на сайт и ужасаюсь увиденному. Самый верхний заголовок отчаянно мигает, привлекая моё внимание.

«САМОЛЁТ ПОТЕРПЕЛ АВАРИЮ ПРИ ВЗЛЁТЕ».

Не могу понять, что более ужасно. Катастрофа самолёта или моё жуткое предчувствие перед взлётом. Выходит, интуиция не подвела меня?

Я так напуган, что даже не сразу замечаю, что это не мой самолёт. Если бы это был он, в аэропорту бы началась паника. Забегал бы персонал. Взвыли бы сирены. Через окно было бы видно, как машины специальных служб несутся по полосе. Но ничего этого нет. Из-за шока я не сразу могу прочитать сам текст новости. И только через какое-то время до меня доходит, что это другой рейс. Он летел не в Ларнаку. И не из Москвы. И время не совпадает. Но прежде, чем я всё это понял, новая волна страха  уже парализовала меня. Вновь перехватывает дыхание. Я не могу сделать глубокий вдох. Ощущение, как будто меня ударили чем-то тяжёлым по голове. Наконец я осознаю, что это был другой самолёт. Делаю усилие над собой и медленно вдыхаю. Читаю новость ещё раз. Самолёт летел из Праги в Лондон. Аварийная посадка сразу после взлёта. Отказ электроники. Подломилась стойка шасси при жёстком касании. Пожар на борту. Восемь человек в тяжёлом состоянии доставлены в больницу.

Захлопываю ноутбук. Прислоняюсь затылком к холодному алюминиевому профилю, закрываю глаза и тяжело дышу. Мне не нужно было покидать самолёт. С ним всё будет хорошо. Это мой невроз. Паническая атака. Приступ аэрофобии. Я стараюсь не думать о людях в потерпевшем аварию самолёте. Пытаюсь убедить себя, что это не моё дело. В мире постоянно что-то происходит. В конце концов, никто не погиб. Только несколько человек попали в реанимацию. Возможно, они выживут. Или нет? Что, если мне вмешаться?

И тут я чувствую на себе чей-то тяжёлый, пронизывающий до внутренностей взгляд. Кажется, что от этого взгляда желудок завязывается в узел. Я поднимаю глаза и узнаю того, кто сверлит меня глазами. Человек, встреча с которым изменила всю мою жизнь. Он сидит среди скучающих пассажиров и лукаво мне улыбается. Потом гипнотическим движением пальца манит меня к себе. Складываю ноутбук в сумку. Безропотно встаю и бреду к нему, заворожённо глядя на него, подобно тому, как кролик смотрит на удава, будучи не в силах оказать сопротивление.

Он развалился на сиденьи, положив ногу на ногу. Он ухмыляется. Смотрит исподлобья. А потом спокойно говорит: «Если ты попытаешься что-то сделать, то для тебя всё кончится». Он не приводит никаких аргументов, но я почему-то ему верю. Я стою, опешив, и смотрю на него выпученными глазами. Так же, как и за полгода до этого в баре, когда мы встретились с ним впервые.

 

Окончив университет, я довольно скоро нашёл работу в быстро развивающейся компании, которая занималась продажей чего-то там. Какие-то большие машины, механизмы для крупных производств. Работа не пыльная. Менеджер по клиентам. Современный офис в Москва-Сити. Сижу у компьютера на тридцать втором этаже и постоянно ищу потенциальных покупателей, не теряя контакт с предыдущими. Сделок не много. Одна в неделю в лучшем случае. Но стоимость оборудования такая, что этого достаточно, чтобы меня держали на зарплате. После сделки, которую даже не я заключаю, становлюсь прикреплённым менеджером, для постоянной связи с клиентом, купившим наш товар. Узнаю, как идёт настройка механизмов. Нет ли каких проблем. Разобрались ли их сотрудники во всех тонкостях? Возможно, вам требуется консультация нашего специалиста? В случае поломки уведомляю технический отдел, чтобы те оперативно помогли починить неисправность. Солидная компания, которая решила обзавестись офисом в самом престижном месте столицы. Конечно, можно было найти и более дешёвое помещение, но для руководства это вопрос имиджа. Поэтому мы платим кучу денег за роскошный офис ради тщеславия нашего начальства. В общем, работа мечты. Для кого-то даже – вершина карьерного роста. Для тех, у кого нет амбиций. А у меня они есть.

Поэтому время от времени я заглядываю в свой смартфон и слежу за котировками акций, валют, фьючерсов. Я частный трейдер. Неплохо звучит. Верно? Правда, на моём счёте всего около сотни тысяч рублей. Этого достаточно, чтобы учиться торговле на бирже. Но мне хочется не просто торговать. Я хочу зарабатывать.

Для этого я читаю книги. Слушаю семинары. Смотрю ролики на Youtube.  Изучаю термины. Маржа. Лонг. Шорт. Гарантийное обеспечение. Учу сленг. «Поймать лося». Префы. Сишка. Ришка. Вскоре мне кажется, что я уже разбираюсь во многом. Правда, пока это не помогает мне зарабатывать.

Мной движет страсть. Мечтаю найти свой «священный грааль» биржевой торговли. Чтобы разбогатеть. Помочь сестре. Завести семью. И стать успешным человеком. Откровенно говоря, пока у меня не очень получается. Я ведь вам говорил, что у меня на счёте сто тысяч? А несколько месяцев назад было сто пятьдесят. Неудачно вложился во фьючерсы и всё надеялся, что цена отыграет назад. Не отыграла. Но я не унываю. Считаю эти потери – платой за обучение.

В пятницу, после работы, мы, как обычно, заваливаемся с друзьями в бар, который находится на первом этаже старинного здания, недалеко от наших стильных небоскрёбов. Этакий архитектурный контраст. Новая и старая Москва рядом.

Честно говоря, я не пью. От слова совсем. Знаете, как часто люди удивляются. Нет, я не буду пиво. И вино. И даже шампанское. Я же сказал, что не пью. Да, совсем. Нет, даже бокал на Новый Год. Зачем тогда сидеть в баре?

Во-первых, мне там весело с парнями. Собираемся знакомыми из разных офисов. Смеёмся, делимся новостями и строим планы на будущее. Нас обычно не много. Пять-шесть человек. Все холостяки. Если кто-то женится, то наш кружок теряет ещё одного бойца, и мы ищем нового. Постоянно шутим про выбывшего. Посылаем сообщения, чтобы пригласить его на встречу. И дружно хохочем, читая его нелепые оправдания. Единодушно вешаем ярлык. Подкаблучник.

А во-вторых, я мечтаю подслушать важный разговор чиновника или топ-менеджера, которые случайно забрели сюда. Их тут хватает. Дом Правительства недалеко. Как и офисы крупных компаний. Поэтому я надеюсь узнать первым о грядущих проблемах в крупной корпорации и в понедельник заработать на падении курса её акций. А вдруг силовики приготовились сделать «наезд», и информация «утекла»? Акции могут просто рухнуть вниз. Такие наивные детские мечты, которым, наверное, не суждено сбыться.

В ту пятницу, когда, собственно, всё и произошло, мы, как всегда, много шутили и обменивались новостями друг с другом. Почти все в нашей компании пробуют играть на бирже. Обсуждаем последние события. Санкции в начале недели. Очередное падение рубля по отношению к доллару. Нормально так просел. Несколько процентов за неделю. И тут кто-то бросает мысль. Невзначай. Наверное, никто особого внимания на неё не обратил. Если бы знать неделю назад, как поведёт себя рынок, то можно было бы заработать кучу денег. Взять все деньги, что есть. И сыграть на понижении фьючерса. Всего за неделю можно удвоить свой депозит. Вложи миллион и заработай столько же. Если бы только знать. Но никто не знал. Все были уверены в укреплении рубля и поставили на это. И как результат – слили очень много.

Что, если можно узнать, как поведёт себя рынок. Каким-то рациональным путём. Ну, почему обязательно мистика? В конце концов, приснилась же Менделееву периодическая система? Дальше наш разговор всё-таки скатывается к болтовне о путешествиях во времени, после чего плавно переходим к обсуждению фильмов на эту тему. Не все в нашей компании такие трезвенники, как я, поэтому вскоре всё сводится к обычному пятничному трепу, разгорячённому парами алкоголя.

Все потихоньку расходятся. Кого-то ждёт девушка. Кого-то родители. Кто-то перемещается в клуб. Я остаюсь один. Мне некуда торопиться. Меня никто не ждёт. Хочу посидеть ещё немного. Передо мной на тарелке бургер с сочным бифштексом, который мне только что принёс официант. Это мой ужин. Рядом со мной, на диванчике, на котором я расположился, лежит коробка с ноутбуком. Я купил его сегодня во время обеденного перерыва, и курьер доставил его прямо в офис. Поэтому пришлось притащить его с собой в бар. Я не тороплюсь домой, чтобы не было искушения раскрыть его сегодня. Завтра суббота, и я смогу целый день повозиться с ним. Время от времени я с удовольствием, незаметно провожу рукой по картонной плоскости упаковки. Приятное ощущение.

Тут я чувствую на себе чей-то пристальный взгляд. Кто-то меня внимательно изучает. Приглядывается сквозь оправу тяжёлых, роговых очков. Слегка поворачиваю голову влево и вижу за соседним столиком мужчину, который никак не вписывается в атмосферу бара. Лет за пятьдесят. Похожий на профессора университета, с волнистыми волосами. Впрочем. Разве я сильно вписываюсь? Но есть в нём что-то такое, что привлекает и отталкивает одновременно. Так и хочется украдкой посмотреть на него и тут же отвернуться. Через некоторое время я понимаю, что в нём особенного. Насмешливый, слегка надменный взгляд.

Наши столики находятся у стены, вдоль которой идёт длинный диван, возле которого, собственно, и стоят столики. С другой стороны столов – обычные ресторанные стулья. Чтобы показаться вежливым, я слегка улыбаюсь незнакомцу. Он делает то же самое в ответ. Просто вежливость и ничего больше. И вдруг он бесцеремонно пододвигается ко мне и начинает говорить со мной, заговорщицки наклоняясь к моему уху, чтобы перекричать музыку.

«Простите, но я невольно подслушал ваш разговор. Надеюсь, вы не подумаете ничего плохого»? Конечно. Никаких проблем. Вы просто невежливый человек, которого не научили хорошим манерам в детстве. Всё это я думаю про себя. Вслух же говорю: «Да мы просто болтали с друзьями про всякую чепуху».

«Ну, почему же чепуху? Учёные сегодня говорят, что понимание времени намного сложнее, чем мы себе представляем. Эйнштейн, Хокинг, теория «кроличьей норы». Слышали об этом? Вы рассуждали в правильном русле, молодой человек». Я неопределённо мычу в ответ, не зная уже, как отвязаться от навязчивого незнакомца. Зря я ему улыбнулся. А он продолжает: «Кто-то считает, что вся история человечества подобна написанной картине художника. Она существует полностью в любой момент.  Поэтому перемещение во времени или предсказание о грядущих событиях, вещь вполне допустимая даже с точки зрения науки. Вот вам простой факт. Когда выйдете из бара, то взгляните на небо. Оно сегодня необычайно красивое. Ни единого облачка, каждую звезду видно. Посмотрите на Луну, и вы увидите прошлое. Потому что такой, какой вы её увидите, она была секунду назад, но пока её свет дошёл до нас, прошло время. А что, если можно также заглянуть в будущее?».

Я делаю вид, что внимательно слушаю своего собеседника. Не потому что мне интересен весь этот фантастический околонаучный бред, но потому что я, в отличие от него, считаю себя человеком воспитанным, и не буду ему грубить. И всё же мне хочется найти повод, чтобы отделаться от него и улизнуть из этого бара. Не хватало мне ещё городских сумасшедших. Откровенно говоря, я уже очень устал за сегодня и хочу спать, а мой собеседник всё никак не угомонится.

«Позвольте задать вам вопрос? Если бы вы смогли предвидеть будущее, включая биржевые котировки, вы уверены, что смогли бы справиться с таким поворотом в вашей судьбе?»

Отодвигаю от себя бургер, к которому я так и не притронулся. Поворачиваюсь вполоборота. Пристально смотрю на странного собеседника. Такое ощущение, что между нами идёт борьба. Есть что-то гипнотическое в его взгляде, которому я пытаюсь противостоять. Стараюсь быть вежливым и отвечаю ему. «Не знаю, к чему вы рассказали мне всё это. Я не верю в истории о перемещении во времени и в предсказание будущего. Но если говорить гипотетически, если бы такое произошло, хотя и не случится никогда, я бы нашёл способ, как поступить с этой информацией. Уж поверьте мне».

Наверное, такая же улыбка, что расплылась на его лице, была у змея-обольстителя в Эдемском Саду. Почему-то кажется, что он доволен моим ответом, особенно последней фразой. Что-то подобное он и ожидал от меня. А дальше происходит довольно странная вещь. Хотя может быть, для сумасшедшего из бара такая вещь –  вполне обычное дело?

Незнакомец ещё сильнее наклоняется вперёд и кладёт свою руку на мой новенький ноутбук, что лежит рядом со мной. На мгновение закрывает глаза, потом как в прострации приоткрывает их и начинает шевелить губами. Я не слышу, что он говорит. Слишком громко играет музыка. Слишком тихо он произносит слова. Но по движению его губ я догадываюсь, что он произносит что-то вроде заклинания. Какой-то бред воспалённого ума. Не связанные друг с другом фразы. Я как завороженный смотрю на это шоу, почему-то не в силах просто встать и уйти. У меня получается разобрать некоторые слова. Нелинейный Эйнштейн. Отвес времени. Струны натянут сегодня. Кролик выглянул из норы. Ну, бред же? И в конце. Три. Два. Один. Обратный отсчёт начинается.

Всё. Хватит с меня. Я встаю, хватаю свой ноутбук, бросаю деньги на стол и выбегаю из бара. Ищу глазами такси, и вдруг мой взгляд непроизвольно поднимается вверх, и я вижу большую кровавую луну. И в это самое мгновение я отчётливо осознаю, что хоть и всего на секунду, но это уже картина прошлого. Неужели ему удалось промыть мне мозги?

Вот так мы и встретились с ним в первый раз. А в следующий раз я увидел его только в аэропорту через полгода.

 

Когда я проснулся в субботу утром после того, что случилось в баре, то моим первым воспоминанием, всплывшем в ещё затуманенном сном сознании, была вчерашняя странная встреча. Впрочем, я про неё быстро забыл. Проснулась Полина, и я снова погрузился в изучение деталей её отношений с очередным молодым человеком, который оказался тем ещё козлом. Тогда мы жили вместе в квартире, которая досталась нам от родителей. Пока сестра изливала сердце, я механически поглощал хлопья с молоком. Внимательно выслушав её, я сказал всё, что думаю про тех парней, с кем она знакомится. Наконец добираюсь до ноутбука.

Вы знаете, почему так популярны видео, на которых распаковывают новые товары? Да потому что нет ничего лучше, чем первые часы обладания новой вещью. В моём случае – это новёхонький ноутбук с монитором в 13 дюймов. Его запах. Цвет. Эргономика. Даже пластик приятен на ощупь. Завтра острота ощущений спадёт, а сегодня я хочу насладиться этим моментом.

Аккуратно открываю коробку. Достаю из неё прямоугольное электронное устройство. Рассматриваю провода и инструкцию. Провожу несколько раз рукой по поверхности закрытого ноутбука, чтобы ощутить её шероховатость. Неожиданно вспоминаю, как сумасшедший вчера в баре положил свою руку на коробку. Вспоминаю его одержимый взгляд, и мне отчего-то становится неприятно. Нельзя без спроса трогать чужие вещи.

Действительно ли мне был нужен этот ноутбук? Я оправдывал покупку тем, что с него мне будет удобнее торговать на американской бирже. Торговля там идёт в вечернее время, когда я после работы уже дома. Аргумент так себе, если честно, но мне он кажется убедительным. Вы замечали, что убедить себя в чём-то всегда легко? Особенно если ты чего-то хочешь …

Подключаю ноутбук к сети. Внимательно смотрю, как вспыхивает лампочка индикатора зарядки. Нажимаю запуск. Ноутбук оживает приглушённым урчанием. Вскоре экран загорается, и я погружаюсь в настройки. До самого вечера пробую смотреть видео в высоком разрешении. Устанавливаю программы. Тестирую возможности. Настраиваю антивирус. На всё это, с перерывом на обед, у меня уходит почти целый день. Время летит незаметно за изучением новой «игрушки».

К вечеру остаётся только одна вещь. Нужно установить обновления операционной системы, которые закачались в течение дня. С момента, когда ноутбук покинул завод, и до дня продажи, программисты нашли несколько критичных ошибок, которые нужно исправить. Я оставляю ноутбук включенным. Он всё сделает сам. Установит и перезагрузится, сколько нужно раз. Утром на нём будет стоять самая последняя версия системы. Интернет работает сегодня отвратительно, постоянно отваливаясь. За окном полыхают молнии, и громко рыкают раскаты громы. Тяжёлые капли тарабанят по стеклу. Наверное, это влияет на соединение.

Я уже почти засыпаю, когда за окном раздается оглушительный грохот. Мне даже кажется, что молния ударила прямиком в карниз моего окна. В следующую секунду комната озаряется яркой вспышкой, и сноп искр вырывается из ноутбука. Вскакиваю с дивана, на котором постелил себе, и в страхе бросаюсь к своей покупке, за которую отвалил тысячу долларов. Удар тока валит меня с ног, и я проваливаюсь в темноту.

Прихожу в себя среди ночи на полу и пытаюсь сообразить, сколько времени я был в отключке и могу ли я двигаться. Шевелю в начале пальцами, после чего подключаю руки и ноги и, наконец, всё тело включается в процесс. Неуклюже двигаюсь на полу, слегка постанывая. На корточках заползаю на диван. В теле ощущение, как будто меня кто-то хорошенько избил. Всё тело ноет и ломает, как при тяжёлом гриппе. Бросаю взгляд на свой ноутбук. Потухший, безжизненный экран. Перевожу взгляд на провод и обнаруживаю, что он выключен из розетки. У меня просто нет сил, чтобы сообразить, кто мог отключить его. Главное, что он отключен от сети. Снова проваливаюсь, на этот раз в глубокий сон.

Утром в воскресенье первым делом я с тревогой включаю ноутбук и нажимаю запуск. Он, как ни в чём не бывало, приветливо загорается красочным дисплеем. С опаской вставляю провод в розетку. Зарядка идёт. Осматриваю ноутбук со всех сторон. Оглядываю взглядом комнату. Подхожу к окну. Закрываюсь в ванной и изучаю своё тело. Никаких следов ночного происшествия. Дожидаюсь, когда проснётся сестра, и расспрашиваю её. Полина ничего не видела и не слышала. Крепко спала в своих наушниках. В некотором недоумении пытаюсь прийти в себя и разобраться, что же случилось ночью. Или это было видение? Плод разыгравшегося воображения. Во всём теле ощущаю невероятное напряжение, как будто я на старте беговой дорожки.

Радость от покупки полностью испарилась. На душе погано, и совсем нет ощущения выходного дня. Решаю не оставаться дома, а выйти на улицу. Мне определённо нужно проветриться. Не знаю почему, но во всём происшедшем со мной обвиняю таинственного незнакомца. Не могу объяснить это рационально, хотя снова и снова возвращаюсь к этой мысли. Домой прихожу только под вечер. Настроение хуже некуда, хотя я и старался отвлечься, как мог. Взгляд падает на стол, на котором стоит мой новёхонький ноутбук. С неохотой включаю его и сажусь на стул.

Завтра начинается рабочая неделя, откроется биржа, и я должен быть готов к началу торговли. Мне нужно создать на рабочем столе необходимые ярлыки для торговли. Установить торговый терминал. Ввести свои данные.

Привычно набираю адрес финансового портала, на котором я получаю необходимую мне информацию. Новости компаний. Прогнозы. Финансовая аналитика. Для того чтобы уметь торговать на рынке, нужно всегда следить за тем, что происходит в финансовой сфере. Здесь не бывает ненужных знаний или излишней информации. Поэтому я всё время зависаю на этом портале. Постоянно. Каждый день. Читаю. Изучаю. Слушаю мнения.

Обычно на выходных новостей с финансового рынка не так много. Офисы закрыты. На большинстве бирж никто не торгует. Если и размещают изредка какой-то материал, то обычно это прогнозы на предстоящую неделю. Но в это воскресенье моё внимание привлекает кричащий заголовок главной новости часа.

«ПОСЛЕ ПУБЛИКАЦИИ КВАРТАЛЬНОЙ ОТЧЁТНОСТИ АКЦИИ ГЛАВНОГО АВИАПЕРЕВОЗЧИКА РОССИИ РУХНУЛИ НА 13%».

Вначале я не могу сообразить, что не так с этой новостью. Подспудно чувствую, что в ней есть какой-то подвох. Ещё раз перечитываю текст. Слишком сильно просели акции. Тринадцать процентов – это серьёзно. Кто-то потерял на этом. А кто-то мог и заработать. На самом деле, такое случается постоянно. Рынок есть рынок. Но в этой новости определённо что-то не так. Хотя я хорошо помню, что отчёт должен был быть опубликован на днях, поэтому не могу понять, что же меня смущает. Подобные отчёты всегда влияют на стоимость акций. Хороший отчёт, это рост. Плохой отчёт, это падение. Видно, я упустил, что это должно было случиться сегодня. И вдруг. Стоп. Этого не может быть. Наконец до меня начинает доходить причина беспокойства. Сегодня же воскресенье. Кто публикует отчёты на выходных? Приникаю к экрану. Смотрю на дату. Число. Месяц. Год. Разве сегодня двадцатое? Совсем потерялся из-за этого ночного происшествия. Думал, что двадцатое завтра. Так. И день недели, когда новость вышла. Понедельник. Усиленно тру виски пальцами. Пытаюсь прийти в себя. Первая мысль, что из-за электрического удара я просто потерял счёт времени. Нет. Не подходит. Полина бы заметила, что я не ушёл на работу. Ещё раз перечитываю новость. Всё то же самое. В подзаголовке новости – понедельник.

Нужно немного отвлечься. Включаю телевизор. По нему идут воскресные итоговые программы. И тут до меня доходит, в чём дело. Выдыхаю. Я не сошёл с ума. На самом деле всё просто. Вполне вероятно, что сотрудники портала обладают закрытой информацией о предстоящем плохом отчёте, который будет опубликован завтра, и по ошибке разместили новость раньше времени.

Я бросаюсь к компьютеру, боясь, что ошибку заметят и новость удалят. Но она никуда не исчезает даже после обновления страницы. Быстро нажимаю клавишу, чтобы сделать скриншот. Хотя я всё же не могу понять вот что. Откуда они знают, что акции рухнут именно на тринадцать процентов? Ах, да. Верно. Сотрудник, который заранее делал заголовок новости, вставил первое попавшееся число, чтобы позже поменять его на нужное, когда после плохой отчётности акции пойдут вниз.

Ложусь спать с уверенностью, что завтра в сети разразится скандал. Руководству портала однозначно не поздоровится. Такой прокол, это серьёзно для солидного сетевого издания. Возможно, даже кого-то уволят.

В понедельник чуть не проспал работу. Видно, всё, что случилось на выходных, так отразилось на мне, что я просто вымотался. Несмотря на сонливость, встал я с отличным настроением. Через сорок минут я уже покупал кофе в просторном холле нашей башни-свечки в Москва-Сити. А ещё через десять был на своём рабочем месте.

Мне удаётся урвать несколько минут и заглянуть на форум, где общаются такие же трейдеры, как и я. В основном неудачники по жизни, которые мечтают заработать состояние на биржевой торговле. К моему удивлению никто не пишет про вчерашний прокол. Захожу на портал со своего телефона. На нём нет и следа от вчерашней новости. Лишь анонс о том, что сегодня, после 14.00, будет опубликована квартальная отчётность авиакомпании. Оперативно сработали. Молодцы. Подчистили за собой.

Внутри меня зреет странное чувство. Ощущение, что я прикоснулся к чему-то таинственному и запретному. Что-то вроде яблока в Эдемском саду, ну или что там Ева съела.

Наконец я не выдерживаю и открываю торговый терминал на своём телефоне. Акция авиакомпании колеблется в районе ста рублей. Я ещё размышляю несколько минут, а потом решительно ставлю их в шорт на максимально возможное плечо.

Вы знаете, как можно заработать на падении курса акций? Я вам объясню. Если вы уверены, что акции упадут в цене, тогда есть возможность занять некоторое их количество у вашего брокера и продать по текущей стоимости. Если ваши прогнозы сбудутся, и акции подешевеют, то вы купите их по меньшей цене и вернёте брокеру, а разницу оставите себе. Если вы очень уверены, тогда можете использовать плечо, по сути, кредит от брокера. Однако если вы ошибётесь в расчётах, то потеряете все ваши деньги и ещё будете должны.

Всё. Больше я не могу нормально работать. Голова забита предстоящим отчётом авиакомпании. Главный вопрос. На сколько упадут акции под влиянием плохих новостей?

Я рассеянно обзваниваю потенциальных клиентов. Добрый день. Ой, у вас уже вечер? Простите. Я представляю компанию … Не хотите узнать о нашей продукции? Мне кажется она будет полезной для … Всего доброго. Если что, мой номер …

Никто не хочет покупать наше оборудование сегодня. Меня это ни капли не беспокоит. Мои мысли совсем о другом. Если всё получится, как я думаю, я не просто заработаю деньги, но и смогу отыграть потери последних месяцев. Кое-как досиживаю до времени обеда и спускаюсь в одно из бесчисленных кафе на первом этаже нашего небоскрёба. Долго выбираю, что я буду на обед, хотя, откровенно говоря, мне совсем не хочется есть. Главное потянуть время, пока не выйдут новости об отчёте авиакомпании. Если отчётность будет опубликована в 14.00, то первые сообщения появятся через пару минут. И как только появится заголовок, я буду знать, заработал я деньги или потерял.

Наконец выбираю вок с курицей и усаживаюсь поудобнее на краю фуд-корта подальше от всех. Не хочу встретить кого-то из знакомых, чтобы они не заметили моего волнения, и я случайно не проболтался. Время тянется мучительно долго. Я съедаю только половину порции и выкидываю остаток в мусорный бак, после чего бесцельно брожу по магазинам, разглядывая ненужные мне товары, пока, наконец, не поднимаюсь к себе в офис. Я должен снова обзванивать потенциальных клиентов, но не могу этого делать. У меня гулко стучит в висках.

В 14.02 я не выдерживаю и захожу на портал. Никаких новостей про отчётность авиакомпании нет. Жду тридцать секунд и нажимаю обновить страницу. Она, как назло, медленно, с подвисанием обновляется. Как только она перезагрузилась, то первое, что я вижу, это срочная новость.

«КРУПНЕЙШАЯ АВИАКОМПАНИЯ РОССИИ ОТЧИТАЛАСЬ ОБ УБЫТКАХ ВО ВТОРОМ КВАРТАЛЕ».

От увиденного я чуть не потерял сознание. Покрываюсь холодным потом и чувствую лёгкую тошноту. Ватными пальцами щёлкаю нарисованную иконку на сенсорном экране и захожу в торговый терминал. Взгляд тут же концентрируется на красных цифрах напротив названия авиакомпании. Красный цвет, это цвет падения стоимости акций. Чем больше они падают, тем больше я зарабатываю.

В течение дня каждые полчаса проверяю стоимость акций. Практически сразу, после публикации отчёта, они упали на шесть процентов, после чего продолжили движение вниз. Я снова и снова смотрю на свой счёт. Он, в отличие от стоимости акций, горит зелёным. Мой депозит увеличивается с каждым часом.

Уже перед концом рабочего дня, прежде чем покинуть свой офис, я захожу в терминал и вижу, что ценные бумаги рухнули более чем на двенадцать процентов. Я не хочу больше ждать и откупаю акции по более дешёвой цене. Их забирает себе брокер. А на моём счёте скоро появятся деньги, которые я заработал.

В метро связь работает с перебоями, поэтому я больше не заглядываю в торговый терминал. Сейчас в этом нет смысла. Мне и так хватает положительных эмоций. Свои деньги я заработал. Одного я не могу понять. Неужели никто не заметил вчерашней новости на портале?

Наконец, по дороге от метро к нашей с Полиной квартире я захожу на портал и в изумлении застываю на месте, увидев знакомый заголовок:

«ПОСЛЕ ПУБЛИКАЦИИ КВАРТАЛЬНОЙ ОТЧЁТНОСТИ АКЦИИ ГЛАВНОГО АВИАПЕРЕВОЗЧИКА РОССИИ РУХНУЛИ НА 13%»

Мало того, что они по ошибке опубликовали новость на сутки раньше, так они ещё и угадали с глубиной падения. Поднимаюсь в квартиру в приподнятом настроении. Сестры ещё нет дома, и я заглядываю в холодильник, чтобы посмотреть, что у нас есть на ужин. Параллельно включаю свой ноутбук.

Успеваю сварить простые макароны и натереть сыр. Ставлю всё это перед ноутбуком и захожу на портал. Первое, что я вижу, это заголовок главной новости.

«ПОСЛЕ НОВОСТИ О ПОДДЕРЖКИ ПРАВИТЕЛЬСТВА КРУПНЕЙШАЯ АВИАКОМПАНИЯ РОССИИ СУМЕЛА ВОССТАНОВИТЬ СТОИМОСТЬ АКЦИЙ НА РЫНКЕ»

Я снова в замешательстве смотрю на экран ноутбука. Неужели пока я готовил ужин, правительство успело что-то предпринять для спасения авиакомпании? В задумчивости, автоматически открываю портал теперь уже на своём смартфоне. Тупо смотрю на экран. Неуверенно обновляю ленту. Потом ещё раз. И ещё раз. Что за … На смартфоне нет никаких новостей о восстановлении курса акций. Там лишь сказано, что они рухнули на тринадцать процентов. Я откладываю его в сторону и снова присматриваюсь к новости на мониторе ноутбука. Внимательно, как и вчера, рассматриваю её. Год. Месяц. Число. День недели. Вторник?

Пот, больше похожий на холодный душ, обдаёт меня с ног до головы. Не помню, чтобы когда-то потел так сильно. Рубашка, которую я не успел снять после работы, мгновенно становится насквозь мокрой. Наконец до меня доходит, что творится с моим ноутбуком. Я вижу на нём завтрашние новости.

 

Моя первая реакция на такое открытие была мысль – я сошёл с ума. Другого объяснения найти не могу. Всю ночь я ворочался с бока на бок, отгоняя от себя тревожные мысли, убеждавшие в том, что я лишился рассудка. Я старался найти аргументы того, что это не так. Просто случилось чудо, или открылся портал во Вселенной, или …

Наверное, всё случившееся было для меня шоком, потому что странным выглядел тот факт, что я совершенно забыл про встречу в баре. По этой причине я и не подумал, что именно незнакомец виноват в том, что стало с моим ноутбуком. Списал всё на последствия ночного удара электричеством. И только под утро, как вспышка в моём мозгу вспыхнуло воспоминание о странном человеке, рассуждающем о теории времени посреди громыхающей музыки. Удивительно, но это воспоминание успокоило меня, предоставив хоть какое-то объяснение случившемуся. Почти сразу я провалился в глубокий, но короткий сон.

Через пару дней деньги, которые я заработал на падающих акциях авиакомпании, наконец, поступили на мой счёт, и моя жизнь резко изменилась.

Хотите откровенно? Я не сильно задумывался о том, кем был тот незнакомец. Ангел, Бог или Люцифер. Мне честно было всё равно. Каждый вечер я составлял чёткий список завтрашних операций на бирже. Что-то покупал, а что-то продавал.

Я понимал прекрасно, что, только будучи осторожным, очень осторожным, я смогу сохранить свой секрет в тайне. Поэтому время от времени я совершал заведомо проигрышные сделки, чтобы не привлекать лишнего внимания. Внимание. Вот, что мне нужно было меньше всего.

И всё равно через месяц мне позвонили из брокерской конторы и сообщили, что готовы перевести обслуживание моего счёта на более выгодный тариф, видя мой текущий оборот. После этого я снял миллион, который смог заработать за несколько недель, и открыл ещё с десяток счетов в других конторах.

Мог бы я зарабатывать больше денег? Конечно. Но, отдавая себе отчёт в том, что мой самый главный враг – это жадность, я сдерживал себя, как мог. Очень быстро я распрощался с работой, не открывая истинную причину своего поступка никому. Ни друзьям, ни сестре. Полине было достаточно моего объяснения, что я зарабатываю, торгуя на бирже. А уже через полгода я купил себе апартаменты с одной спальней на окраине Москвы. Квартира родителей полностью отошла сестре.

И всё же, время от времени я возвращался к размышлениям о том, что стоит за всем происшедшим? Было ли это даром свыше или искушением дьявола? Но мне удавалось легко отогнать эти мысли, когда я видел, как растут мои счета. У меня появилась серьёзная цель в жизни. Построить самую большую инвестиционную компанию мира. И кажется, этой мечте суждено было сбыться.

В моей голове созрел план – заработав один или два миллиона долларов, можно открыть несколько счетов для торговли на зарубежных биржах. А ещё лучше, несколько оффшорных компаний, у каждой из которых будет несколько счетов. И понемногу накапливать капитал. И всё было бы хорошо, если бы не та злополучная поездка на Кипр.

 

Я говорил вам, что первые месяцы был охвачен такой эйфорией, что совсем не думал обо всём, что происходит в мире. Мне не приходила в голову мысль о том, что я могу узнать о предстоящей катастрофе, землетрясении, аварии и постараться предупредить людей. Нет, правда. Я был настолько взбудоражен теми переменами, которые произошли в моей жизни, что всё остальное для меня не существовало. Я был полностью поглощён собой и торговлей. И ещё своим ноутбуком.

Только сидя там, на полу в аэропорту, после того, как меня вывели из самолёта, я словно пришёл в себя. За все эти месяцы я ни разу не подумал о том, что мог бы посмотреть новости за следующий день и узнать, что где-то случится наводнение или теракт. Позвонить и предупредить соответствующие службы. Осознание того, что мне было плевать на всех остальных людей, было словно удар молотком по голове. Я вдруг спросил себя. Насколько это правильно, использовать дар лишь для того, чтобы зарабатывать деньги? Мир вдруг снова стал для меня существовать.

И вот, когда я уже решил предупредить чешские авиалинии о том, что завтра с их самолётом случится происшествие, что нужно проверить бортовую электронику, снова появился тот незнакомец.

Выражение его лица. Надменный взгляд. Он будто прожигал меня глазами насквозь. Я чувствовал, что он знал, что так будет. Я стоял перед ним и переминался с ноги на ногу, как провинившийся ребёнок. Он медленно поднимается и тихо, сквозь зубы, говорит мне: «Если ты попытаешься предупредить их, то для тебя всё кончится».

 

Следующую неделю я не подходил к ноутбуку. Я не знал, что происходит на бирже. Просто лежал целыми днями у себя в спальне, в новых апартаментах, куда только что переехал и смотрел телевизионные каналы, которые постоянно показывают фильмы и сериалы. Комедии. Мелодрамы. Но никаких фильмов-катастроф или боевиков. Я не хотел напоминать себе о том, что в мире гибнут люди. Взрываются бомбы. Горят дома. Полина решила, что у меня депрессия, и начала беспокоиться обо мне, когда я отказался объяснять, что со мной происходит.

В сущности, не происходило ничего особенного. Я торговался с собой. Доказывал сам себе, что я не всемогущий Бог, который обязан за всем следить. Я не мог спасти этот мир. Не мог всем помочь. Я обещал Богу, Вселенной и Высшему разуму, который подарил мне такой невероятный дар, что буду помогать бедным. Жертвовать на благотворительность. Кормить бездомных. Да что угодно, только пусть, пожалуйста, я смогу продолжать видеть завтрашний день.

Наконец мне удаётся найти аргумент, который приводит меня в состояние душевного равновесия. Вокруг меня есть столько тех, кто нуждается в помощи. Но помочь им я смогу, только если мой дар останется со мной. Вот оно. Я буквально подпрыгнул на кровати. Ну, конечно. Я буду зарабатывать деньги, чтобы заниматься благотворительностью. Так я смогу принести больше пользы. Мне становится легко. Начинаю дышать полной грудью. Я чувствую себя, как птичка, которая смогла выбраться из клетки. Как мышь, избежавшая мышеловки и успевшая скушать сыр. Я даже моментально перевожу миллион на счета разных благотворительных фондов. Я не скуплюсь на покупку своей индульгенции.

Но для того, чтобы сохранить душевное равновесие, мне обязательно нужна стратегия, чтобы больше не произошло ничего похожего на происшествие в аэропорту. Мне нужно устраниться от всего, что происходит в мире, кроме финансовых новостей. Пусть господь, ну или кто там на небе, сам занимается своей работой. Исцеляет больных. Превращает воду в вино. Ходит по воде. А я буду делать то, что я могу – зарабатывать и раздавать людям деньги.

Включаю свой ноутбук. Удаляю все ссылки, закладки и приложения, которые могут показывать мне новости. Принимаю решение, что на ноутбуке я должен заходить только на один сайт – портал финансовых новостей. В конце концов, я должен бережно относиться к источнику своего успеха.

Никаких новостей. Никаких катастроф, аварий и катаклизмов. Я снова как будто отдаляюсь от всех событий, которые происходят вокруг меня. Часто новости я узнаю из разговоров людей за соседним столиком в ресторане. Хотите честно? Мне не интересно, что происходит в мире. Я снова поглощён торговлей на бирже. Время от времени я делаю щедрые пожертвования в разные благотворительные организации.

Я снова летаю на крыльях. Жизнь вернулась в привычное за последние месяцы русло. Я вновь на вершине горы. Активно торгую. Строю планы на будущее. Наконец, мне удаётся улететь на Кипр. В этот раз без приключений. Я очень осторожно заглядываю в новости, нарушив данное себе обещание, чтобы убедиться, что завтра не произойдет авиакатастроф. Также я вернусь обратно.

Две недели на Кипре я хожу по офисам. Открываю фирмы, счета, перевожу деньги. Это уже другой уровень. Скоро я полностью уйду с российского рынка. Ещё полгода, и возможно я перееду жить в Европу. Или в Азию. Ещё не решил. Вечером сижу на открытой террасе пятизвёздочного отеля и наслаждаюсь закатом. Погружаюсь в радужные планы, которые мне предстоят.

Теперь чуть ли не каждую неделю я улетаю на выходные. Вена, Лондон, Рим, Париж. Рядом столько интересного. Мне нет смысла сидеть в Москве, когда передо мной открылось море возможностей. И, наконец, я делаю себе визу в США. Мои счета неизменно растут. Только теперь это уже не рубли. Это доллары и евро, которые дают мне ещё больше уверенности. Я по-прежнему веду себя аккуратно. Некоторые сделки закрываю слишком рано или поздно, чтобы потерять какие-то деньги, или заработать минимум. Мне звонит мой персональный брокер одной из фирм. Ему так жаль. Простите, сэр, но нам пришлось принудительно закрыть сделку. Предел риска. MarginCall. Рынок пошёл не так, как вы ожидали. Я сокрушаюсь в трубку. Что делать. Это биржа. Брокер выражает сочувствие. Но он не знает, что я заработал за два дня сотню тысяч через другие фирмы, где я заключил полностью противоположные сделки. А этот проигрыш – для отвода глаз. Никакого излишнего внимания. Человек-невидимка с миллионом долларов.

Как вы понимаете, я чувствовал себя королём жизни до того вечера, пока Полина не залезла в мой ноутбук и не зашла проверить почту. Она забыла закрыть браузер, и произошло то, чего я боялся больше всего. Заголовок. Тот самый. Ужасный. Сокрушительный. Рушащий надежды. Мой мир снова повергнут в прах, и мне нужно собирать его по кусочкам.

«34 ЧЕЛОВЕКА ПОГИБЛИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОЖАРА В МУЗЕЕ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ, ИЗ НИХ 20 ДЕТЕЙ».

Господи, ну почему это опять происходит со мной? Ведь я не сделал ничего плохого и ни в чём не виноват. Разве было так сложно закрыть все страницы и выключить ноутбук? Почему я снова должен мучаться от чувства вины?

Пытаюсь себя успокоить. Найти точку опору. Некий континуум, который даст мне хоть немного уверенности в том, что я поступаю правильно. Разве все эти последние месяцы я не знал, что где-то в мире происходят трагедии? Случаются катастрофы. Погибают люди. Страдают невиновные. Конечно, знал. Но где-то в глубине своего подсознания. Я вновь отдалился от этого мира. Он практически перестал для меня существовать. Свой долг перед людьми, которых я не могу спасти, чтобы не потерять свой дар, я отдаю щедрыми пожертвованиями.

Вечером мне кажется, что я сойду с ума от мыслей, подобно рою жужжащих в моей голове. Перед глазами стоит фотография из завтрашних новостей. Спасатели выносят из здания музея носилки, накрытые простынями. И хотя невозможно увидеть, что находится под простынями, по очертаниям видно, кто там. Маленькие силуэты детей.

Мой дар становится для меня проклятьем. Я ненавижу тот день, когда осознал, что за секрет скрывается в моём ноутбуке. Ненавижу первую сделку и первый заработанный миллион. Я очень зол на Вселенную. Для чего было давать мне дар, от которого я вынужден отказаться ради того, чтобы спасти этих детей?

Вдруг внутри меня как будто что-то ломается. Трескается. Сокрушается. Как будто кто-то разбил чашку, и она разлетелась на куски. В это же мгновение моё сердце превращается в холодный кусок льда не способный к сочувствию. Хватит, говорю я себе. Эй, подбери сопли. Ты что, не знал, что все эти месяцы в мире кто-то страдал? Тысячи человек каждый день. А ты раскис из-за одного пожара.

Хватаю сумку и начинаю собирать вещи для перелёта. Нахожу билеты на ближайший рейс до Нью-Йорка с пересадкой в Амстердаме. У меня много дел, которые я должен сделать. Уже завтра я буду на Уолл-Стрит, где начнётся новый этап в моей жизни. Тот миллион долларов, что у меня есть, превратится в десять, а потом в сто. Я заставляю себя думать о предстоящих переговорах с воротилами финансового мира. Скоро я буду президентом крупного инвестиционного фонда. Я уже почти отвлёкся от страшных мыслей, когда передо мной снова всплывает картина. Носилки. Простыни. Маленькие тела. Но я мотаю головой, чтобы выбросить эти видения. Я уже решил, что каждая семья, в которой погиб ребёнок, получит очень щедрую выплату от неизвестного жертвователя. И я даже не задумываюсь о том, могут ли деньги компенсировать потерю?

Оставляю записку для Полины и вызываю такси через приложение в смартфоне. Вскоре я уже в машине и направляюсь в сторону аэропорта по практически пустым дорогам. Уже ночь и я улетаю последним рейсом в Амстердам, где у меня будет пересадка. Через несколько часов я буду в Нью-Йорке, в аэропорту Кеннеди. В городе, где я всегда мечтал побывать.

Через полчаса я вхожу в здание аэропорта и ощущаю знакомый запах. Вкус предстоящего путешествия. За несколько последних месяцев, терминал стал для меня практически родным, так часто я летал.

Прохожу на стойку регистрации бизнес-класса, где улыбчивая сотрудница выдаёт мне посадочный талон на мой рейс. На соседней стойке стоит мужчина и держит на руках девочку лет четырёх. Ту уже сморило, и она положила голову на плечо отцу. Он тихонько поворачивается из стороны в сторону, что-то мурлыкая на ухо дочери.

Мне всё равно. Эта милая картина не может меня растрогать. Нужно быть сильным в этом жестоком мире и уметь абстрагироваться от всего, что мешает нам идти к своей цели. Я беру посадочный и иду на посадку. Неожиданно мой взгляд выхватывает из небольшой, в это позднее время, толпы скучающих пассажиров знакомое лицо. Это уже третий раз за год, когда я встречаю того самого незнакомца из бара. Он пристально провожает меня взглядом. Но в этот раз я не чувствую перед ним никакого страха, как это было раньше. Спокойно отворачиваюсь и протягиваю свой паспорт служащему аэропорта. Посадка на мой рейс уже объявлена.

 

***

 

Тёплый июньский вечер медленно опускался на Центральный Парк Нью-Йорка. Толпы людей заполнили собой улицы, прилегающие к самому центру города, уже загорающегося своими великолепными огнями витрин и рекламных экранов. Я сижу за небольшим столиком в одном из ресторанов на Пятой Авеню в ожидании своего заказа. Прямо передо мной стоит ноутбук, на котором транслируются последние новости из России. Чтобы не мешать окружающим, у меня в ушах вставлены беспроводные наушники.

Симпатичная диктор со светлыми волосами рассказывает о самом важном, а я не слишком внимательно её слушаю. Мне хочется насладиться этим уходящим в закат днём, позволив всем событиям отпечататься в моём сердце.

СТАЛИ ИЗВЕСТНЫ ПОДРОБНОСТИ ВЧЕРАШНЕГО ПРОИСШЕСТВИЯ, КОТОРОЕ УЖЕ УСПЕЛИ ОКРЕСТИТЬ, КАК «ЧУДО В МУЗЕЕ». КАК СООБЩАЮТ ПРЕДСТАВИТЕЛИ СПАСАТЕЛЬНЫХ СЛУЖБ, НЕ НАЙДЕНО НИКАКИХ ПРИЗНАКОВ ВЗРЫВА ИЛИ УМЫШЛЕННОГО ПОДЖОГА В СГОРЕВШЕМ МУЗЕЕ ЕСТЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ. ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ ДАННЫМ ПРИЧИНОЙ ВОЗГАРАНИЯ СТАЛО КОРОТКОЕ ЗАМЫКАНИЕ. ДО СИХ ПОР НЕ ПОНЯТНО, КАКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ПРОИСШЕСТВИЮ ИМЕЛ ЗВОНОК НЕИЗВЕСТНОГО С СООБЩЕНИЕМ О ЗАЛОЖЕННОЙ БОМБЕ. ЧТО ЭТО? ГЛУПАЯ ШУТКА, КОТОРАЯ СТАЛА СЧАСТЛИВЫМ СОВПАДЕНИЕМ? ИЛИ ВСЁ ЖЕ ПОЖАР БЫЛ ВЫЗВАН УМЫШЛЕННЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ? ОДНАКО, КАК СООБЩАЮТ СПАСАТЕЛИ, НАЧАВШАЯСЯ ПОСЛЕ ЗВОНКА ЭВАКУАЦИЯ ЗА ЧАС ДО ПОЖАРА, НАВЕРНЯКА СПАСЛА МНОЖЕСТВО ЖИЗНЕЙ. ПО СООБЩЕНИЮ ФСБ РОССИИ ЗВОНОК БЫЛ СДЕЛАН ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ И ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ ДАННЫМ ВЫЗОВ ШЁЛ С IP АДРЕСА В АМСТЕРДАМЕ.

В эту секунду официант приносит салат и ставит передо мной. Я вздрагиваю от неожиданности, отрезанный от внешних звуков плотно вставленными наушниками. Виновато улыбаюсь официанту и снова возвращаюсь к трансляции. Мне больше не нужно скрываться от происшествий. Я больше не могу ничего изменить. То, что показывает мой ноутбук – сегодняшние новости.

И К ЗАРУБЕЖНЫМ СОБЫТИЯМ. В США БЫЛ РАЗЫГРАН РЕКОРДНЫЙ ДЖЕК-ПОТ В ЛОТЕРЕЕ. БОЛЕЕ 1 МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ ПОЛУЧИТ НЕИЗВЕСТНЫЙ, КОТОРЫЙ КУПИЛ ЛОТТЕРЕЙНЫЙ БИЛЕТ В ПОСЛЕДНИЕ МИНУТЫ ПЕРЕД ЗАКРЫТИЕМ ТИРАЖА НА ЗАПРАВКЕ, БЛИЖАЙШЕЙ К АЭРОПОРТУ КЕННЕДИ.

[1] ОКР – обсессивно-компульсивное расстройство. Навязчивое поведение и ритуалы.

[2] САБ – служба авиационной безопасности.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Сначала, как всегда, о наборе текста. В русскоязычных литературных текстах принято проставлять красные строки, а между абзацами не оставлять увеличенные отступы. Эта мода пришла из Интернета, но она для статей, обзоров и т.п. нехудожественных текстов в Сети, а в литературных текстах следует соблюдать установленную культуру.
    В остальном по набору всё более-менее нормально. Но избранная автором манера изложения через рубленые короткие предложения вызывает сомнения. В целом для данной структуры текста (фактически, монолог героя с самим собой, некий «поток сознания») такая форма подачи оправдана. Но даже в данном случае есть немало мест, где уместно было бы соединить отдельные короткие предложения в более сложные конструкции через тире, запятые и двоеточия. Многие места стали бы читаться намного более «сочно» в литературном смысле слова.
    Сюжетно вещь очень интересная и психологичная. Но, как мне кажется, она местами сильно перегружена рассуждениями героя. Да, показан тип невротика (и об этом сказано), но, тем не менее, есть немало мест, где стоит немного подсократить вереницу порой чрезмерно затянутых описаний и рассуждений, сделать их чуть покороче. Если бы в тексте присутствовало хоть немного диалогов, было бы лучше, но их нет (такова структура текста, избранная автором), поэтому стоит сделать такую «моноложную» структуру максимально лаконичной, чтобы не утомлять читателя. На мой взгляд, текст вполне можно сократить тысяч на 5-6 знаков – он от этого только выиграет.
    И вот ещё какой нюанс: если честно, мне показалось, что название «Обратный отсчёт» не вполне соответствует сути рассказа. Почему «обратный отсчёт»? От чего этот отсчёт начался? Не ясно совершенно. Очень бы рекомендовал автору подумать над другим названием, поскольку название играет огромную роль в общем впечатлении, которое остаётся после прочтения произведения.
    Готов взять текст для публикации, но только после того, как автор перечитает его и попробует сделать сокращения порой слишком затянутых мест.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели