Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Григорьева Е. — Глазки́ — 5

Произведение поступило в редакцию журнала «Уральский следопыт» .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок «в отдел фантастики АЭЛИТА» с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

——————————————————————————————

Лёша закрыл ворота и пошёл по тропинке к дому. Уже стемнело. Его клонило в сон. Весна. Авитаминоз. Да ещё сегодня было семь пар, а потом ещё час в электричке… Ну теперь-то выходные, теперь-то он отоспится.

Перед дверью дома он замер, почувствовав что-то неладное. В сумерках что-то возилось, шуршало, и Лёшу пробрало холодком.

Он рванул ключи из кармана. На брелке висел маленький, но мощный фонарик. Он включил его, повёл по двору лучом.

Вроде всё затихло. Никого нет. Дрова в поленнице все на месте. Грядки, вскопанные с осени, не потоптаны. Резиновые плитки дорожек лежат ровно. Вот только…

Лёша направил луч на стену дома. Осенние былинки, торчавшие возле неё, колыхались. Что-то прыснуло оттуда в кусты.

— Эй! — вскрикнул Лёша, отпрянув.

Он рванулся к чурбаку у поленницы, выдернул из него топор, сжал покрепче и пошёл к углу дома, светя фонариком под ноги.

Но трава больше не шевелилась.

«Ветер» — решил Лёша, но упрямо полез в кусты, продираясь вдоль забора.

Да ничего особенного. Всё те же засохшие колючки, репей. Никаких признаков того, что здесь кто-то был. Но…

Прошлогодняя трава здесь примята, разобрана в стороны и… какая-то мокрая, что ли. А ведь снег давно стаял, и во дворе сухо!

Лёша резко глянул за угол дома.

Ничего. Тихая пустынная улица за дощатым забором. Асфальт серебрится — взошла половинчатая луна.

Вдруг что-то вжикнуло, проехавшись по ноге Лёши. Он подпрыгнул. В груди всё сжалось до боли.

«Фух…»

Это мобильник в кармане вздрогнул пару раз и затих — пришло сообщение.

Сердце бешено колотилось. Лёша пытался унять дрожь в коленках. Трясущимися пальцами выковырял из кармана мобильник. Решил бросить это занятие — пугать себя самого — и поплёлся обратно к крыльцу, на ходу прочитав сообщение.

«Сынок! Там в погребе картошка в ящике. Она какая-то странная. Может, генномодифицированная! Папа не смотрит, что покупает. Ты когда придёшь, спустись вниз, перебери её. Если начала прорастать — выковыряй все глазки́! А то намаешься потом!

Да, и лампочку не забывай выключать — от света картошка зеленеет.

Если что, там на гвоздике — серп. И ножи там в кухне в ящике. Но это — на крайний случай!»

Что? Бред какой. Кто же хранит картошку с выковырянными глазками? Бедная мама. Весной она всегда немного того. Хотя… Папа вон опять её за границу повёз. Говорит, ей надо почаще отдыхать. Морской воздух, новые впечатления, солнце… Пройдёт.

«Ладно, мам. Отдыхайте там».

Лёша закрыл окно сообщения. Вернул на место топор. Подошёл к двери, вставил ключ в замок.

Половик в коридоре валялся скомканный, чем-то обляпанный. Опять эта влага… Пол в коридоре весь грязный.

Лёша замер. Потом спружинился и резко вломился в комнату.

Ковёр был откинут, измят. На полу — какие-то брызги. Посреди топорщится крышка приоткрытого погреба. Из-под крышки вьются, кудрявятся влажные бледные щупальца, бугрящиеся жёлтыми почками…

Лёша вскрикнул. Плюхнулся на задницу, задрыгал ногами, елозя по полу — пополз назад, к двери.

В висках барабанила кровь, в глазах помутилось. И вдруг рядом что-то забулькало, забормотало подвывающим многоголосьем. Или эти слова звучало прямо в Лёшиной голове?

«На волю!.. Нам нужен свет… И воздух… Много, много свежего воздуха! И субстрат… Вкусный жирный субстрат! Чернозём!..»

Лёша не понял, как оказался в кухне. И не выскочил ведь на улицу, не бросился прочь! Нет, он прибежал на кухню.

«Что там, мама?.. Ножи, ножи…»

Он впился в ручку ящика, открыл его. Чуть не порезался, схватив самый большой нож.

Покрепче сжав обеими руками, он выставил его перед собой и маленькими шажками стал продвигаться к залу.

На пороге он остолбенел. Ростки-щупальца заполнили комнату, расшвыривая вещи, мебель. Они были толщиной с руку и продолжали расти. А вслед за ними из погреба показались такие маленькие, безобидные клубни — жалкие, сморщенные, розовые — и правда странные. Балансируя на своих неуклюжих ростках, цепляясь ими за всё вокруг, они выбирались из погреба.

— А-а-а! — завопил Лёша, зажмурился и бросился вперёд, размахивая ножом.

Лезвие рассекло что-то мягкое. И голову Лёши заполнил визг. Что-то вопило от боли.

— Воздух… Пища… Мы хотим жить!

Лёшу заклинило. «Что же это… Они живые, а я…»

Он выронил нож. Попятился, закрывая уши, хотя все равно слышал стоны. Пару обрубленных щупалец отчаянно извивались на полу.

Лёша вылетел в коридор и воткнулся спиной в стену. Бессильно к ней привалившись, он смотрел, как неуклюжие, жалкие, маленькие розовые клубни, подтягиваясь на трясущихся отростках, вылезают из погреба и медленно ковыляют во двор. И под ними шуршит, колышется сухая трава в темноте.

***

Утром Лёша вывел из гаража папину машину, съездил на рынок и купил мешок картошки. Специально выбирал не мелкую розовую, а пожелтее и покрупнее.

Потом долго сидел на кухне и аккуратно, вручную, стараясь не повредить кожицу, выковыривал глазки. Так, на всякий случай. Вдруг снова…

Иногда он поглядывал в окно, на поле за забором, и его по спине бежали мурашки. А в голове тихонько звучало: «Свобода… Чернозём… Спасибо, Лёша!.. Мы тебя никогда не забудем».

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Про набор текста могу сказать то же самое, что для рассказа «Грон». Здесь попались ещё отдельные мелкие описки, но это мелочи – набрано неплохо, и написано грамотно. Если бы ещё автор не стремился к «рваным» предложениям… Я понимаю, если бы это был какой-то логически выбранный стиль, но на это не похоже, т.к., если автор верно выбирает стиль, это помогает чтению, а не мешает.
    Что касается сюжета, то уже была очень похожая ситуация с рассказом «Тонкий подход», который я рассматривал в этом же блоке: развязка, которая в рассказах такого типа является главным «зерном», основным смыслом, ради которого сюжет строился, получилась слишком невнятная – не ясно, так чем же помог ГГ картошке, которая вдруг (кстати – а с чем бы это случилось?!) стала разумной? В действительно продуманном рассказе явной изюминкой было бы как раз это – хоть какая-то причина внезапной разумности картофеля. Эпизод с заменой «мутировавшего» картофеля на обычный, с рынка, должен был бы по сюжетной логике стать неким кульминационным сюжетным итогом, но он таким не смотрится, т.к. неясно именно то, что привело к «разумности» хранившейся в подполе партии. Так что если и пытаться доводить рассказ, именно об этом стоит подумать (придумать) в первую очередь.
    Увы, не подойдёт

  2. Критику воспринимаю адекватно, спасибо за отзыв! Но вот рецензию на своего «Грона» почему-то так и не увидела. Жду и надеюсь. 🙂

    1. Рецензия на рассказ «Грон» отправлена вместе с рецензией на «Глазки». Видимо, главный редактор УСа пока рецензию ещё не выставил (это на сайте может делать только он). Пока появились, кстати, далеко не все рецензии, что бы в одной «обойме» с Вашими.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели