Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

—————————————————————————————–

 

Бесок скрёбся в туеске, осенние листья шуршали под ногами охотника. Шесть уток и никакой собаки не надобно. И без промахов, а порох нынче дорог. Но душить его скоро всё равно придётся, как бы полезен ни был. С беском правила нарушать себе дороже.

А правил всего несколько. Во-первых, больше одного не держи. Во-вторых, коли держишь, корми кровью. В обычные дни сойдёт любая – хоть коровья, хоть кобылья, хоть куриная, а раз в три дня изволь своей ему накапать, чтобы слушал.

В третьих, для всякого дела его используй, но к людям из лесу не проси вывести, в глушь заведёт. И не разговаривай с ним, вообще, имя тем более не давай, отверзнет уста – опасным станет. Это было в четвертых. Ну а в пятых две зимы беска пользуй, а перед третьей удуши. Иначе беда, вырастет большой бес и растерзает. Да, и еще в церковь ходить особо было не принято пока у тебя в хозяйстве бесок, но это не строго. Если похороны там или венчание у кого можно сходить, не прогонят, чай.

Добывали их, бесков, если удавалось убить в лесу беса. Ну как убить… На памяти Егора все хвалились, что убили, а сами находили уже мёртвого. Ну, мертвую, бесовку-то. А с ней бесок, редко два. На мать особо не смотришь, жутко станет, а его в мешок и домой. Продать другому нельзя, после того как один раз покормил слушать только тебя будет. А кормить сразу надо, иначе не даст себя от мамки унести. Так-то.

Егор вышел к небольшому обрыву и увидел вдали за рекой соседское село, в некоторых домах уже зажгли на окнах свечи. Вечереет, знать. Бесок заскрёбся в своем коробе сильнее, настырнее. – Да заткнись ты, чёрт! Охотник поставил туесок между корней, прислонил ружьё к старому пню с неровным гнилым верхом. Отошел немного от берега реки, развязал пояс на штанах. Потом сполоснул руки и умылся холодной, уже осенней водой.

Вот надо сегодня и прикончить, чего уж там. А делают это так – короб в воду опускают, хорошо, если текущую, там открывают и руками душат беска прямо под водой. Он не сопротивляется тогда, не его стихия. Потом вместе с коробом туда же и все, концы в воду – река унесёт.

Отряхнув руки и вытерев их от капель полой шинели, Егор протиснулся сквозь кусты к своим пожиткам. Туесок был открыт. На неровном пне, обняв его одной когтистой лапой и обвив отвратительным, толщиной с жирного червя длинным хвостом, сидел страшный клыкастый бес. Ружьё охотника лежало около пня.

Тихо текла Кубань, да только не южная, екатеринодарская, а северная, костромская.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Написано в целом весьма грамотно (если не считать, что автор, как и 99,9% его собратьев совершенно не умеет правильно прописывать сочетания прямой и косвенной речи). Вопросы к набору текста тоже стандартные: в русских текстах нужно ставить красные строки и не нужно делать увеличенные интервалы между абзацами (это не статья в интернете, а художественное произведение!)
    Миниатюра на тему некой (видимо) легенды о бесах. Увы, нет ни закрутки сюжета, ни неожиданного поворота – так, зарисовка на тему, которую автор предварительно пояснил и объяснил. Это не «рассказ», а лишь небольшая зарисовка, причём автор не объясняет, почему бесок превратился в беса – ведь герой вроде бы всё делал правильно! Видимо, автору просто ТАК захотелось.
    При этом не вполне понятна последняя фраза рассказа – про реку Кубань, «но не екатеринодарскую, а северную, костромскую». Фраза ну оч-чень интригующая, но совершенно не понятная в контексте написанного. Возможно, данная миниатюра всего лишь часть некого более крупного произведения – задуманного, но не дописанного? Ну, коли так, дачи автору в дописанные, но «Уральский Следопыт» не публикует недописанные произведения.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели