Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Гурьянов А. – Неожиданная комндировка – 90

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

—————————————————————————————–

В это осеннее утро Графская Аллея городского парка выглядела безлюдной. Что впрочем, было неудивительно. Стоял обычный будний день. Хотя сегодняшняя погода уж точно не смогла бы обрадовать прохожих. Ещё немного и можно было бы подумать, что холодный порывистый ветер собрался замести все тротуары аллей этого парка разноцветьем листопада. Да мало того, жухлой листвой забросать любого, кто по недоразумению встретился бы на его пути.

Поэтому стороннему наблюдателю показалось бы крайне удивительным, что в это ненастье одинокий мужчина вдруг задумал расположиться на парковой скамье с видом на канал с проточной водой. Впрочем, тот человек явился сюда явно не для того, чтобы полюбоваться ярким золотом и багрянцем только что опавших листьев. Или собрать из них материал для гербария. Скорее, какое-то нешуточное дело послужило причиной для появления мужчины на Графской Аллее.

Косвенным подтверждением, что человек появился здесь не случайно, сказал его гардероб. Последний соответствовал ненастной погоде, и значит, был подобран заблаговременно. Воротником добротного кожаного плаща мужчина плотно прикрыл шею, а фетровую шляпу, чтобы порыв ветра ненароком не сорвал с головы, надвинул глубже. Можно сказать, на самые уши. Увы, несмотря на принятые меры, человек до сих пор ощущал некий озноб. Болезнь ли тому послужила причиной, или вконец расшатанные нервы?

Разговор, который вскоре состоялся между собеседниками, только подтвердил последнее предположение.

– Ну что, Сергей, мы пришли сюда не просто прогуляться на промозглом ветру, а чтобы обсудить без посторонних ушей наши действия на ближайшую перспективу. Да и нынешняя беседа будет очень краткой.

– Я это понял, – согласился худощавый 60-летний мужчина. Тем не менее через минуту нервно закрутил головой в поисках возможных соглядатаев:

– Что предложишь, Алексей?

– Тебе, Сергей, главное не волноваться. Данное место у меня под контролем, – Алексей усмехнулся по поводу излишней нервозности собеседника и затем продолжил в той же спокойной манере: – Так вот, сообщаю вкратце. Известная тебе спецслужба заинтересовалась мо…, нашим планом. По нему следует, что завтра прилетает твоя дочь. Кстати, она привезёт диск?

– Да.

 

 

 

– Хорошо. Следом в тот же день или, в крайнем случае, послезавтра должен появиться нужный нам человек. Ради искомого диска он или она, неважно кто именно, пойдёт на многое, чтобы его заполучить. Тогда приходит наша очередь.

– Получается, что я и моя дочь выступят в роли живца? – недовольно буркнул Сергей.

– Да, получается, – по-прежнему невозмутимо промолвил собеседник. – Зато в результате мы окажемся очень богатыми людьми. Мало того, нам предоставляется местожительство в так называемом альянсе спецслужб, Пятый глаз. Причём с гарантией полной безопасности.

После этих слов собеседники замолчали. Каждый задумался о своём, заветном. О чём вслух не решился бы сказать никому. Алексей был твёрдо уверен, что его тайны не узнает никто. Что касается Сергея, то о последнем он смог бы лишь помечтать в лучших снах.

Однако тот же Сергей первым отреагировал, что слева от парковой скамьи, где он расположился, на ближайшем к нему склоне канала появилась парочка, которую теперь назвали бы людьми с пониженной социальной ответственностью. Да, выглядели они неказисто, начиная с поношенной одежды и разбитой обуви – куртки с грязными пятнами, полинявшие вязаные шапочки – и заканчивая потасканной внешностью.

Мужчина среднего роста и телосложения, вооружившись палкой с острым наконечником, сноровисто тыкал своим оружием по небольшим кучкам из опавших листьев вперемешку с увядающей травой. Металлический звон или стук обо что-то твёрдое должен был подсказать мужчине, что найдена вещь, которую впоследствии можно будет определить как ценную, так и нет.

В паре шагов за мужчиной неспешно двигалась женщина, голову она склонила к земле. Острым взглядом женщина пыталась распознать в травяном покрове нечто блестящее, или обыкновенную безделушку. Причем на которую обратила бы внимание только женщина. Кстати, в эту минуту именно к ней вполголоса обратился её спутник:

– Энни-Мэри, обрати внимание на мужика, что сидит на скамье повыше тебя. Запомни его, послезавтра он принесёт нам 100 евро.

– Неужели?

– Ты главное запомни его внимательно, чтобы потом не ошибиться.

– В чём?

– Вот через 40 часов я скажу тебе, в чём.

– Послушай, Гердт, мы же получим большие деньги, а это не опасно?

– Во-первых, нет. Во-вторых, я буду рядом. В-третьих, мы работаем на…, – тут в голосе мужика явно проявились нотки самолюбования, – на разведку!

 

 

Невысокая, тридцатилетняя женщина среднего телосложения склонилась над дорожным чемоданом. Если присмотреться к этой шатенки, которая сейчас застыла в двусмысленной позе, то к её достоинствам можно было присовокупить милое округлое личико с носиком-картошечкой и аккуратными пухленькими щёчками. Ко всему была она холостой и носила фамилию, Шелкун.

В это время зазвонил её сотовый телефон. Взглянув на экран айфона, шатенка с недоумением повела бровью. Номер звонившего оказался неизвестным. Минуту-другую поразмыслив, женщина всё-таки отозвалась. Вдруг это Нинка откуда-то звонит с долгожданным презентом?

Вот только в трубке раздался отнюдь не женский знакомый голос, а мужской неизвестный, но при этом обаятельный:

– Лилия Сергеевна, добрый день! Извините за беспокойство, но я звоню от лица вашей подруги. Точнее, Нина Петровна просила сообщить, что ваша просьба выполнена.

Когда женщина услышала имя близкой подруги, черты недовольства на её лице разгладились, и ответила она вполне доброжелательно:

– Я слушаю вас.

– Лилия Сергеевна, – продолжил говорить мужчина деловым тоном, в котором женщина, к удивлению для себя, уловила чарующие нотки. – К сожалению, Нину Петровну внезапно отправили в краткую командировку. Поэтому Ни…, – тут в трубке возникла тишина. Наверное, собеседник запнулся от смущения, но затем переборол мимолётное стеснение и продолжил: – Нина Петровна не успела вас предупредить. Однако попросила меня передать вам заказ.

От услышанной информации Лилия Сергеевна вдохнула с облегчением.

– Спасибо, прямо-таки гора с плеч. А то уж я вся извелась. Ведь у меня завтра самолёт.

– Да что вы, никаких проблем. Я доставлю ваш заказ прямиком в аэропорт. – И чтобы у женщины исчезли последние сомнения по поводу этого неожиданного звонка, мужчина внёс в разговор долю некой откровенности: – Понимаете, Нина Петровна для меня…, в общем, её просьбу я выполняю обязательно. Если сказал, что провожу вас и непременно угощу чашечкой с превосходным кофе, то будьте спокойны.

При этих словах мужчины Лилия Сергеевна понятливо улыбнулась. Из чувства моральной поддержки подруге, да и вообще женской солидарности, она порадовалась за Нинку, которая, по большому счёту, вовсе не являлась красавицей. Скорее, даже наоборот. А тут, судя по голосу, его обладатель, – степенный мужчина. По словарному запасу и лексикону, – интеллигентный. Последнее явилось бы огромным плюсом для Нинки, вернее, Нины Петровны, которая давно отчаялась найти спутника жизни.

Ну а уж если неизвестный воздыхатель её подруги собрался оказать помощь в переносе багажа, то почему нет? Вдобавок ко всему появляется отличная возможность увидеть Нинкиного ухажёра. Да и чашечка с отличным кофе, так сказать, на дорожку тоже не помешает.

Последние радужные мысли помогли Лилии Сергеевне быстро договориться с новым знакомым по поводу завтрашней поездке в Шереметьево. Кстати, неизвестный мен Нинки или Нины Петровны назвался Сергеем Павловичем.

Что касается дальнейшего плана, который составили вышеназванные люди, то новый знакомый на личном авто доставляет Лилию в аэропорт. (По мере продолжения их разговора по телефону женщина разрешила называть её по имени). После чего они посещают кафе, где пробуется обязательная чашечка кофе с чудесным, по словам того же Сергея Павловича, напитком. Затем последует привокзальная суета с оформлением билета и багажа. Потом – посадка в комфортабельный Эрбас, три часа полёта и, наконец, долгожданный город, Райнштадт.

 

2.

 

– Дорогуша, только представь, к нам явились нежданные гости!

В голосе её друга, который вдруг раздался от входа в квартиру, Морева уловила ехидные нотки. Казалось бы, зачем, если кто из соседей по площадки готов обратиться к ним с некой просьбой? Да только именно этот насмешливый тон Владимира заставил сердце Моревой сжаться от недоброго предчувствия.

Между тем Волков на правах хозяина уже пригласил гостя раздеться-разуться и надеть тапочки. В ответ мужской голос, вроде бы неизвестный Дарье, что-то неясно пробубнил. Следом послышался шум, словно что передвинули в коридоре, а затем чуть уловимый скрип закрываемой двери в подсобное помещение.

Надо сказать, что Мореву заинтриговало происходящее у входных дверей. Она быстро оставила шитьё новой гардины и поспешила выйти из своей уютной, как Дарья называла, светёлки. Буквально через три шага сменила направление, чтобы попасть в длинный коридор. На его другом конце женщина увидела, само собой, Волкова и….

А ведь, казалось бы, с момента печальных событий в Дарьиной жизни минуло больше 10 лет. И все эти годы женщина пыталась забыть о прошлой работе. Вытравить из памяти. Но, как сейчас выяснилось, тщетно.

Ибо чем дольше женщина вглядывалась в лицо и фигуру человека, который вдруг заявился к ним в дом, тем сильнее Дарью охватывало чувство былой неприязни к нему. Последнее Волкову сразу не понравилось, потому что ситуация с гостем грозила выйти из-под контроля.

Да, перед Моревой стоял её бывший непосредственный начальник, а именно Плазов Сергей Павлович. Прожитые годы, словно не имели силы над этим человеком. Был он по-прежнему кряжист, с крепкой осанкой и волосами, седыми точно лунь. Хотя сейчас его облик несколько портила этакая добродушная улыбка, которую словно кто приклеил к его круглой физиономии.

Когда же бывшие, начальник и подчинённая, можно сказать, столкнулись взглядами, улыбка на лице Плазова засияла пуще прежнего. Не исключено, что по задумке, энергетика от неё придала бы дополнительную силу обаяния бывшему руководителю Дарьи. Но только не в случае с Моревой. Тон её голоса как радушной хозяйки просто изливался вселенской добротой. Однако по смыслу её фраза явно не стелилась радушием:

– Мы всегда рады незваному, Сергею Павловичу!

Правда, затем женщина не смогла сдержаться. Яростно сверкнув глазами, она добавила с плохо скрываемой злостью:

– Данный визит я сравнила бы с появлением коллекторов в нашем доме!

Плазов не ожидал такого холодного приёма. Однако будучи по натуре самолюбивым человеком, он не привык отступать. Иначе говоря, человек не остался в долгу. Когда подарочная коробка дорогих конфет, – его знак вежливости, был оставлен без внимания, а сама коробка, протянутая хозяйке, картинно повисла в воздухе, он нарочито удивлённо воскликнул:

– Какой ужас! Неужели у вас, Дарья Сергеевна, возникли проблемы с коммунальными платежами?

В квартире воцарилось тяжёлое молчание. Хотя продлилось недолго, так как в разговор вмешался Волков. Он догадался, что возникшая пикировка между Дарьей и Плазовым вот-вот и грозила бы перерасти в настоящий конфликт. Поэтому Владимир решил показать присутствующим, кто в доме настоящий хозяин. Причём ситуацию с конфликтом он разрешил немудрёным способом, – пару раз оглушительно хлопнул в ладоши, и вдобавок с грохотом уронил свою трость.

Противоборствующие стороны невольно отвлеклись на шум и замолчали, чем сразу воспользовался Волков. Требовательным жестом он пригласил Дарью и гостя, чтобы они расположились на широком и удобном диване. Сам занял место, напротив, у камина, откуда смог бы свободно увидеть их лица.

– Ну что господа-товарищи, – отчётливо громко и с усмешкой произнёс хозяин дома. – На правах председателя я объявляю слёт пенсионеров-«странников» открытым! И слово для доклада предоставляется гражданину Плазову.

Сергей Павлович сначала метнул недовольный взгляд на Волкова, ну не смог его протеже обойтись, чтобы не ёрничать. Затем серьёзно произнёс:

– Ситуация, ребята, складывается, действительно, аховая. Поэтому вводную часть за недостатком времени я пропущу. Изложу только факты. По непроверенной информации в Европе объявился «уокер». Много лет назад воспользовался ситуацией, и не вернулся. Самое страшное, что он располагает базой данных по «спящим» агентам из разных эпох. Дело усугубляется, что в «спутниках» у него проходит некий Шелкун. Из шпионов-перебежчиков. Не наш, от «смежников». Мало того, указанные деятели спят и видят, чтобы начать сотрудничать, кто им заплатит больше.

Опять же по косвенным данным именно сейчас к ним проявила интерес одна из спецслужб Евросоюза.

В свою очередь, нам ставится задача не допустить, чтобы «уокер» пошёл на сотрудничество с противоположной стороной. Судьба Шелкуна, – не наша проблема.

Плазов закончил краткую речь и оглядел присутствующих. Его обращение, ребята, к 40-ка и 50-летним взрослым людям со стороны, показалось бы, по меньшей мере, странным. Однако слушатели как бывшие подчинённые Сергея Павловича, так не посчитали, и восприняли его слова с пониманием. Молча и до тех пор, пока Плазов не напомнил о себе:

– Если что непонятно, ребята, задавайте вопросы.

Волков оказался первым:

– Эс Пэ, какие вопросы? Где мы, и где «странствие»?

– Понимаю. Однако именно теперь наша страна не может себе позволить, чтобы какая-нибудь премьерша в очередной раз заявила, дескать, хайли лайкли, это Россия. Поэтому необходимо действовать без всякого привлечения государственных служб и материальных ресурсов. То есть, исключительно частным порядком. Значит, в дальнейшем все действия будут зависеть лишь только от вашей сообразительности, напора и удачи.

Плазов знал не понаслышке как сильные, так и слабые свойства Волкова в качестве «странника». Видел, чего, в действительности, стоит Волчара, несмотря на его нынешний тщедушный вид.  Поэтому, не колеблясь, Плазов громогласно упомянул и о происках врагов, о предстоящих опасностях и, в конце концов, элементарном везении. Он знал, чем увлечь авантюрную натуру хозяина квартиры. Сергей Павлович ни минуты не сомневался, что в итоге Волков согласится. Ибо Вован с начала давнего знакомства, по сути, являлся открытой книгой для Эс Пэ.

Чего нельзя было сказать о Моревой. С этой женщиной Плазов всегда держался настороже. Например, Дарья из своих «командировок-странствий» часто возвращалась с благоприятным результатом. Из, казалось бы, абсолютно проигрышной ситуации она, за редким исключением, практически всегда выходила победителем. Другое дело её поступки на работе в настоящем времени, нашей текущей жизни. Здесь ей сильно мешали дурацкие, по мнению того же Плазова, принципы.

Вот и сейчас Морева сказала, как отрезала:

– Что до меня, то больше играми в «странствие» я не балуюсь!

Плазов понял, что после этого заявления, никакие доводы не изменят решения Дарьи. Ни высокопарные призывы к общечеловеческим ценностям, ни утилитарные посулы крупных сумм денег. Однако предчувствуя ответ Моревой, Плазов придержал козырь, который обязательно помог бы ему в идейном противостоянии с Дарьей:

– Принцип держать, слов нет, похвально. А что скажешь насчёт Алексея? Ведь он уже 14 лет ждёт не дождётся встречи с тобой.

На удивление, с этим ударом буквально ниже пояса, Морева справилась отлично. По крайней мере, внешне. У молодой женщины не дрогнул на лице ни один мускул, однако Дарья сразу поняла, что проигралась вчистую. В таком случае, зачем цепляться за бесполезный сейчас принцип? Однако если она уступила в главном, то должна победить хотя бы в малом.

Поэтому Морева в дальнейшей беседе повела себя таким образом, что будто бы изначально согласилась на участие в операции по нейтрализации «уокера». Мало того, Дарья резко изменила тему для общего разговора. На повестке дня появился вопрос, о котором прежде даже не заикнулись бы. Зато теперь женщина как всякая хозяйка вдруг озаботилась новой темой, причём для неё очень злободневной. А именно вопросом о пенсионной реформе.

Волков за годы, которые прожил вместе с Дарьей, почувствовал, что подобное крутое изменение темы в беседе таило в себе некий подвох. Отчего с этой минуты начал с интересом следить за реакцией их бывшего руководителя.

В свою очередь, Плазов смог лишь оторопело перевести взгляд с Владимира на Дарью и обратно, пытаясь понять, в чём смысл её последней фразы. Дескать, причём тут пенсия? Да и вообще что происходит? С ума сошла, что ли? Правда, через минуту бывший начальник выдавил-таки первое, что пришло ему на ум:

– Ну, пенсии…. Работать-то некому.

– Выходит, без пенсионеров никуда, – с торжеством резюмировала Морева. Она понимала, что её заявление, по сути, выхлоп пара, выброс негативных эмоций. Но после своих слов испытала большое моральное удовлетворение. Теперь осталось получить материальное.

– Да, согласен, твоя правда, – тем временем коротко ответил Плазов. А потом, как ни в чём не бывало, вернулся к прежней теме разговора, ради которой появился в квартире у Волкова: – Ну, так что, ребята, если цель ясна, определим задачи.

– Минуточку, – не успокоилась Дарья, – каждый труд у нас требует оплаты. А если предстоит заграничная командировка, то будьте любезны, платёж в евро. Сами понимаете, Сергей Палыч, на теперешнюю пенсию не разгуляешься.

– Так вот ты, оказывается, к чему вела разговор. Ну, знаешь ты себе, Морева, цену. Ох, знаешь. Ладно, не волнуйся, – не на базаре. Получишь ты в своих любимых евриках! Причём оплата пройдёт из частного фонда.

После чего Сергей Павлович посчитал, что самая тяжёлая тема в беседе закрыта окончательно, и добавил:

– Ну что ж, если претензий по общим вопросам больше нет, то приступим к главному, а именно «странствию».

 

3.

 

В конце сороковых годов при МГБ СССР недалеко от подмосковного города Загорска была создана Лаборатория № 1. Насколько бы безрассудной ни казалась идея возможности путешествий во времени, нашлись безумцы, которым она показалась весьма и весьма привлекательной, да и вождю затея приглянулась. Если сумели сделать атомную бомбу, то почему бы не попытать счастья и с машиной времени, ведь какие перспективы открываются в деле победы мирового коммунизма. В 1953 году лабораторию не закрыли лишь чудом, и до середины шестидесятых она влачила жалкое существование.

Всё изменилось в 1966 году, когда в лаборатории сформировали отдел, который занимался бы состоянием человеческого организма перед смертью. В ход пошли и «книги мёртвых» древних индийцев и египтян, и работы Сведенборга вместе с трудами других мистиков-теософов. Как ни странно данная проблема заинтересовала не только энтузиастов, невежд и недоучек, ею занялись и некоторые серьёзные учёные в разных странах мира. Однако лишь только учёным мужам из СССР удалось оказаться «впереди планеты всей».

Именно в Лаборатории № 1 были достигнуты определённые успехи. Впрочем, об этом трубить на весь мир не стали, что, как известно, также было для нас явлением обычным.

Изначально перед вновь образованными подразделениями лаборатории №1 были поставлены три задачи:

1). Изучение отделяющейся от тела в момент смерти субстанции, возникающей как следствие симбиоза человеческого сознания и «жизненной сущности человека». Таким в те богоборческие времена окрестили некий комплекс природных явлений, до сих пор наукой не описанных, который мистики, религиозные апологеты и буржуазные философы называли «душой»,

2). Подчинение симбионтов (сознание + «душа») воле других людей,

3). Отделение симбионтной субстанции, получившей название «странник», от тела при жизни человека с его согласия на определённое время, чтобы в дальнейшем этот «странник» мог самостоятельно путешествовать во времени.

В середине восьмидесятых разработчики подошли вплотную к путешествию во времени. Был получен эликсир «Симбо Ц», являвшийся катализатором для управляемой реакции разделения человеческой личности на составные части: тело и (сознание + душа). Затем следовал обратный процесс – синтез с использованием того же универсального катализатора. «На полигоне» прошли несколько удачных «путешествий – полётов» с ошеломляющими результатами.

В ходе экспериментов сознание человека-испытателя попадало в некую необъятную сферу, выходом из которой виделся известный всем по книге «Жизнь после смерти» Р. Моуди светлый тоннель. Он представлял собой спираль из чёрных и белых секторов, которые при вращении постепенно сливались в светлый круг.

Учёные благоразумно решили тоннель не изучать, однако приложили максимум усилий для обследования гигантской сферы, имевшей поистине планетарные масштабы.

Скоро выяснилось, что выход из неё вовсе не один – другие значительно отличались по своей природе от «чёрно-белой спирали». По крайней мере, отправляясь в путешествие по ним, было куда больше шансов вернуться. Их назвали «временными тоннелями».

Путь по такому тоннелю всегда извилист, часто пересекается с другими переходами, иногда заканчивается тупиком. Бродя по переходам, «странник» мог очутиться в параллельном мире или попасть в наше прошлое на нашей же планете. Иначе говоря, тоннели представляют собой огромный лабиринт, по проходам которого «гуляют сквозняки» – ветры времени, времени, являющегося четвёртым измерением нашего пространства.

Эти ветры – есть векторная величина четвёртой оси координат нашего мира, который доселе считался трёхмерным. По ней происходит съём избытка энтропии ветром времени из нашего мира. А поскольку энтропия неизменно растёт, ветру времени приходится обдувать Землю с нарастающей силой по мере «движения» нашего мира из прошлого в будущее. Значит, и путешествовать, используя временной поток, скорее всего, можно только в одном направлении, – двигаться в наше минувшее. Возвращение будет тоже не простым, – придётся преодолевать мощный встречный ветер. Каково же придётся смельчаку, которому вздумается заглянуть в грядущее? Его просто раздавит грозный ураган.

В результате долгих и кропотливых экспериментов механизм путешествия наконец довели почти до совершенства. Заключался он в следующем. «Странник», который освободился с помощью «Симбо Ц» от тела, отправляется в опасный круиз, при этом представляя в своём воображении по мере сил конечный пункт назначения. Оператор – человек, который обладал телепатическими способностями, помогает «страннику» добраться до места назначения, направляя или корректируя его движение. По прибытии «странник» вселялся в тело аборигена, и, таким образом, знакомился с новым для него миром.

Одним словом результаты деятельности Лаборатории №1 вполне можно было назвать хоть и не блистательными, но, по крайней мере удовлетворительными, и тут в Советском Союзе началась перестройка. Поднятые преобразованиями волны сильно ударили по военно-промышленному комплексу, по науке в целом, и по лаборатории в частности. Резко урезалось, а то и вовсе свёртывалось финансирование многих перспективных программ. В их числе оказались и разработки Лаборатории №1. Её закрыли в 1991году. А созданный в Поволжье в 1984 году Филиал организации, куда мыслился перевод экспериментальной базы лаборатории, самоликвидировался годом позже. Сотрудники остались не у дел и побежали кто куда устраивать свою судьбу.

Несколько предприимчивых людей, трудившихся над проектом «Странник», решили продолжить работы над ним на коммерческой основе, так как часть запаса эликсира «Симбо Ц» оказалась у них. При каких обстоятельствах остаётся только догадываться. Спонсоры, которые согласились поддержать совершенно новый вид экстремального туристического бизнеса, нашлись удивительно быстро. Впрочем, почему удивительно? Конечно, определённый риск присутствовал, но ведь и барыши обещали быть немалыми, от чего кое у кого закружились головы.

Именно на этой почве в стане единомышленников произошёл раскол, хотя они кинулись делить шкуру пока в общем-то неубитого медведя, ибо техника путешествий во времени не была до конца отработана. Образовались две яростно конкурирующие между собой «фирмы». Только благодаря режиму строжайшей секретности в «фирмах» и разгильдяйству органов власти, какое не снилось прежним структурам, «верхи» так и не заинтересовались деятельностью авантюристов. Свою роль в сохранении секретности сыграла и удалённость от столицы.

Одна из соперничавших фирм, которая сумела остаться под крылышком щедрых спонсоров, успешно заняла нишу в области «экстремального» туризма. Причём «туры», которые предлагались фирмой, были столь оригинальны и даже экстравагантны, что от богатых клиентов отбоя не было. Дело становилось всё более прибыльным, разрасталось, а фантастические путешествия, которые по-прежнему проводились в режиме строжайшей секретности и только для избранных, входили в моду.

Потребовалось создать развитую инфраструктуру «туристического» бизнеса. Поэтому фирма была кровно заинтересована в создании в своих рядах подразделения, которое занималось бы поиском привлекательных зон для экстремального отдыха.

Кроме того, в местах возможных остановок путешественников фирма вступала в контакт с кем-то из местных, налаживала производство эликсира и обеспечивала им внештатных сотрудников. К тому же «туристическая» фирма нуждалась в хорошо подготовленных операторах, чтобы с их помощью турист мог в любой момент вернуться в наше время и пространство.

Кстати, именно в данной фирме, причём с момента её основания, в качестве «странников» трудились следующие люди. В ранге начальника группы, – Плазов Сергей Павлович, иначе Эс Пэ. Как гениальный проводник, – Леший. Среди оперативников резко выделялся Волков, в просторечье Волчара или Вован. Позже к ним присоединилась Дарья Морева.

 

Люди из другой «фирмы», так называемые «тайм-уокеры», опоздали к «разделу пирога». Им пришлось искать новых спонсоров, и, к моменту, когда они были готовы выйти на рынок экстремального туризма, «странники» его уже завоевали. Вести борьбу за каждый цент и никель, предлагая что-то чуть лучшее, чуть «красивее упакованное», чем конкуренты? Нет, «тайм-уокеры» решили придумать что-то такое, что позволило бы им обскакать конкурентов одним махом. И придумали!

Они поставили перед собой более сложную и более дорогостоящую в исполнении задачу – переброску по мосту времени людей, рвущихся удовлетворить на новом месте свои не реализованные амбиции. Клиент становился участником большой игры под названием «история». «Тайм-уокеры» не гнушались и делами пострашнее – отправляя в путешествия совершенно того не желавших людей – по «заказу», тела же их в итоге оказывались в психиатрических больницах.

В борьбе за клиентуру между конкурирующими фирмами сначала возникает недопонимание. Последнее затем приводит к мелким стычкам между «странниками» и «тайм-уокерами». Со временем эти стычки учащаются, и раз от раза увеличиваются в масштабах. Постепенно столкновения переходят в настоящую борьбу без правил. К сожалению, лишь однажды, а именно в 1999-ом, руководители указанных фирм таки соизволили встретиться, чтобы выработать определённые правила для дальнейшего ведения бизнеса.

В результате трудных и долгих переговоров стороны разделили Поволжскую область на зоны влияния. Также договорились, что как «странники», так и «уокеры» при проведении собственных операций не вторгаются на территорию соседей и не переманивают на свою сторону работников из конкурирующей фирмы. Кроме того договаривающиеся стороны обязываются не нарушать правопорядок в области, а все спорные вопросы разрешать исключительно на местах и только во время «работы». Иначе говоря, если войны происходят с обязательными для них жертвами, то обязательно в ином времени.

Наступила мирная передышка в сложных отношениях между фирмами. Однако по пришествии года «уокеры» нарушили договор. В итоге вспыхивает ожесточённая война, в которой противоположные стороны несут ощутимые потери. Причём как в настоящем времени, так и в историческом прошлом.

Однако на финальном этапе указанных событий властные структуры всё-таки нашли для себя нужным вмешаться в борьбу группировок, и положить конец их давней войне. Мало того, компетентные органы ликвидировали эти «туристические» фирмы в организационном плане. Что же касается уцелевших работников из этих фирм, то одни получили заманчивые предложения, от которых по тем или иным причинам не смогли отказаться. Другие, не согласившиеся, вынуждены были поменять страну проживания, или исчезнуть во времени, а то и пространстве.

Прошло 3 года с момента слияния 2-х частных фирм, и в государственной организации, скрытой за аббревиатурой ФАПСИ, сформировали новое подразделение с ничего не говорящем подавляющему числу людей названием, – Особый Отдел.

К сожалению или счастью, но после указанных реорганизаций вся дальнейшая информация по данному Отделу автоматически попадала под гриф «совершенно секретно», и, следовательно, до сих пор не подлежит оглашению.

 

 

Что касается наших героев, то Волков, – авантюрист по натуре, за истекший период сначала (2000 г.) числился в списках, кто пропал без вести. Когда же, вопреки всем известным научным законам, через несколько лет он умудрился самостоятельно вернуться из прошлого времени в настоящее, то руководством Особого Отдела был немедленно отправлен на пенсию. Так сказать, от греха подальше.

Леший, этот проводник поистине от Бога, трагически погибает. Его любимая ученица, крайне амбициозная Дарья Морева, оказывается следующей, кто вынужден был покинуть ряды «странников».

В 2004 году первая международная операция, в которой Дарья сыграла одну из главных ролей, завершилась с неоднозначным результатом. Последнее, к сожалению, послужило основанием, чтобы Мореву уволили без выходного пособия.

Плазова С.П., в 2010 году отправили на пенсию по истечению трудового стажа. Причём отправили с наградами и благодарностями за долгую и безупречную службу. К удивлению, в одной из поздравительных речей, которыми во множестве просто засыпали виновника торжества, прозвучало следующее.

Мол, дорогой и многоуважаемый, имярек, исключительно под вашим чутким руководством, ну и прочее бла-бла-бла. Однако позже люди услышали нечто, полное двусмысленности: «Вы смогли удержать под контролем, по сути, неуправляемую, но, тем не менее, талантливую во всех отношениях группу, которую в среде «странников» прозвали не иначе как «волчья стая»

 

4.

 

С той поры минуло 8 лет. Однако даже теперь вышеуказанной «волчьей стае», которую прежде усиленно отправили на покой, не суждено было отдохнуть. Ибо в данную минуту всё тот же Плазов С. П., удобно устроился за длинным и широким столом на кухне-столовой в окружении его бывших сотрудников и не преминул отдать последние указания:

– Если по Райнштадту тему обсудили, то перейдём непосредственно к вопросу, каким образом вы туда попадёте. Отправитесь по одному направлению, но разными путями.

После этих слов Волков, прежде по-хозяйски усевшийся за стол, не замедлил бесцеремонно перебить старшего товарища. Сложилось впечатление, что хозяин явно  не терялся во времени, а может быть и пространстве. За что, по одной из версий, был лишён доверия и отправлен на пенсию. Только последнее ни в коем случае его не смутило. Сейчас он повёл себя как в старые добрые времена, также беззастенчиво и нахраписто:

– Эс Пэ, учти, в деле я не был 15 лет. Значит, для страховки мне нужен «маяк».

Плазов, до сих пор оставаясь в душе прирождённым руководителем, ответил. Но не официально в ранге начальника, а как товарищ, с которым эти люди взялись за выполнение общего и опасного дела. Поэтому, какие могли быть церемонии?

– Будет тебе аж два «маяка». Они как раз подбирают для вас «спутников».

– Надеюсь, что в адеквате, и не с помойки?

– Не хами, Волчара, уж какие попадутся. Времени, сам понимаешь, не было. К тому же «маяки» работают для нас в «тёмную».

– Понятное дело, меньше знаешь – лучше спишь.

– Ладно, философ, иди собираться. Пойдёшь первым. Дарья Сергеевна вслед за тобой, но через определённый интервал. Не исключено, что её амбре срисовало, к примеру, БНД.

Здесь в разговор вступила Морева:

– Неужели за 14 лет мой след кто-нибудь помнит?

– Дарья, полной уверенности нет, но сейчас на дворе компьютерный век.

Женщина кивнула головой в знак согласия. Тем более что в данную минуту Мореву больше взволновало бы самочувствие Волкова, чем беспокойство по поводу своего предстоящего «странствия».

В этот момент её друг, согласно настоятельному совету Плазова, отправился к себе в комнату. Морева поспешила за ним. Двигаясь по просторному коридору, Волков взглянул в зеркало. Подмигнул своему отражению, и был таков, – скрылся за дверью.

Неожиданно женщина вспомнила, при каких обстоятельствах познакомилась с Владимиром, или как его тогда называли, Вованом. Да, момент их встречи у колонки поселкового водопровода отпечатался в её памяти навсегда. Этакий бравый и крепкий телом молодец 30-ти лет отроду за рулём модной тогда «восьмёрки». Шатен с чуть рябоватым и вместе с тем обаятельным и открытым лицом. Красивыми карими глазами записного сердцееда и, судя по всему, туманным будущим.

Сейчас он, конечно, выглядит не таким физически сильным, как 20 лет назад, и недуг его не собирается отпустить. Однако боевого духа ему, по размышлению Дарьи, занимать не потребовалось бы по-прежнему. Оптимизмом, настроем лишь только на победу её друг смог бы смело поделиться, с кем угодно. Ибо для «странника», когда он в работе, главным является, не каким его видят со стороны, а как он себя представляет.

С боевым задором у Моревой тоже было всё в порядке. Однако рассмотреть себя в крупном зеркале по высоте до потолка, желания не появилось. Зачем? Она не Волчара, это ему хоть до 70-ти можно было спокойно подмигивать себе в зеркале. А женский век, что не говори, короток. Теперь и грудь у неё пологая, и мышцы живота ослабли. Можно сказать, в росте просела. О морщинах на лице и шее даже говорить не стоило бы.

В это время Мореву, чуть отодвинув в коридорном проходе, обогнал Плазов. Понятно, сейчас заторопился подключить систему с лекарством к её другу. Она знала, что доморощенную стойку для капельницы мужчины соорудили буквально недавно из подручных средств. Здесь, перед самой дверью Волкова Дарья вдруг остановилась как вкопанная.

Сию минуту она поняла, что за шумы раздавались у входной двери, когда у них в гостях объявился Плазов. Само собой, тогда мужчины спрятали поклажу Эс Пэ с необходимым материалом для «странствия» в подсобное помещение. Иначе откуда быстро, словно с небес, сейчас в доме взялись капельницы, пакеты для физраствора, бинты, шприцы и много чего прочего? Значит, как не печально сознавать, между её другом и бывшим шефом существовала предварительная договорённость.

Однако Мореву заговорщики оставили в неведении. «Ну Волчара, змей! Ладно, получай свою дозу «Симбо Ц», – с обидой подумала Дарья. Очень скоро данный препарат устремится по венам её друга, и тогда начнётся его очередное «странствие» после долгого перерыва. Перерыва, которым, как сейчас выяснилось, он тяготился, и мечтал от него избавиться.

Здесь женщина одёрнула себя будто ужаленная. Какие могут быть претензии к Волкову, если она, лишь только услышав имя «уокера», тотчас и напрочь забыла все свои обеты! В результате получилось неутешительное, а именно чему быть, того не миновать. Иными словами, через час в её комнату тоже заглянет Плазов. Что окажется сигналом для неё, Моревой Д. С., пенсионерки и «страннице» по совместительству.

 

 

Шум от взлетающего самолёта постепенно затих, после чего Сергей Павлович поспешил галантно обратиться к Лилии Сергеевне. Именно по имени-отчеству он обратился к женщине, несмотря что по возрасту, она явно годилась ему в дочери:

– Поймите, Лилия Сергеевна, таким образом, я лишь подчёркиваю уважение к вам как женщине. Уж простите меня, старика, и мои манеры.

– Да перестаньте, Сергей Павлович. Я и так вам благодарна за то, что сопроводили меня до аэропорта.

Женщина, действительно, выразила признательность ухажёру её подруги тем, что согласилась зайти с Сергеем Павловичем в кафе при аэровокзале, чтобы выпить за столиком разрекламированный сорт кофе. Хотя если честно, Лилию сейчас нашлось бы, кому проводить. Дело в том, что её жених должен был появиться в Шереметьево перед самым отлетом рейса, Москва-Райнштадт.

 

 

Рёв взлетающего самолёта опять прервал милую беседу молодой женщины и пожилого мужчины. Сегодня при близком рассмотрении, по мнению Лилии, её новый знакомый, Сергей Павлович, выглядел гораздо эффектнее, чем каким она нарисовала его при вчерашнем телефонном разговоре. Да, для подруги Лилии он явился бы сущей находкой. Возрастом за 60, с волной седых волос, приятным баритоном, отлично поставленной речью и уверенностью в поступках.

Наверное, тому посодействовала уютная атмосфера маленького кафе. Казалось бы, окно на всю стену, а солнечные лучи, будь они яркими, не смогли бы утомить глаза посетителей. Причиной тому явились непроницаемые шторы, которые пусть частично, но закрыли оконную конструкцию.

В полумраке помещения расположились 6 аккуратных столиков. К ощущению удобства и приятного покоя в этом заведении для Лилии добавился следующий факт. На данный момент в кафе, кроме них и обслуживающего персонала, никого не было.

К столику, который выбрали Сергей Павлович и Лилия, незамедлительно подошла официантка. Сергей Павлович с красноречивым видом о чём-то пошептался с девушкой. Официантка понимающе кивнула и сразу отправилась выполнить заказ.

Буквально через 10 минут девушка вернулась с полным подносом.

– Персонал работает отлично,– заметила госпожа Шелкун. – Оперативно и не навязчиво. Или вы здесь хозяин?

На последнюю реплику Сергей Павлович снисходительно ответил:

– Ну что Вы, Лилия Сергеевна. Повезло, что публики нет.

В этот момент в кафе зашла новая посетительница. Сергей Павлович, занявший место спиной к входной двери, не обратил никакого внимания на звуки, что кто-то вошёл, и не обернулся. Тем более что его чрезвычайно увлекла беседа с прекрасной, как недавно он заявил, дамой.

Лилия Сергеевна, напротив, обратила внимания на новую посетительницу. Не то чтобы госпожа Шелкун заинтересовалась внешностью этой женщины среднего возраста. Ничего особенного. Невысокий рост. Волосы русые, и чрезвычайно коротко пострижены. Широкоскулое отёкшее лицо. Кстати, при теперешнем полумраке Лилия Сергеевна не смогла бы даже разглядеть цвет её зрачков за опухшими веками у этой, хм-хм, особы. Хотя в лучшие годы формой её глаз, ни дать, ни взять, лисьих, смогли бы полюбоваться многие мужчины.

К сожалению, теперь если взглянуть на эту женщину, на ум сразу пришли бы слова, мол, здорово её потрепала жизнь. Почти полное отсутствие макияжа. Гардероб тоже, можно сказать, соответствовал безнадежному моменту в нынешнем бытие этой, с позволенья сказать, личности.

Единственное, что не понравилось госпоже Шелкун, – гневный взор, которым женщина буквально испепелила Сергея Павловича. Однако вида Лилия Сергеевна не подала. Мало ли, чем не приглянулся мужчина для этой обиженной на судьбу? Может быть внешностью, а может посетительница вообще мужененавистница?

Тем временем Сергей Павлович, не чувствуя беды, которая с минуты на минуту грозила обрушиться на его седую шевелюру, эффектно приподнял чашечку с кофе от столешницы. Исполнил элегантный жест, словно чокается с его спутницей, и произнёс, будто бы сказал тост:

– Лилия Сергеевна, от всего сердца я желаю вам лёгкого полёта!

Молодая женщина вежливо поблагодарила за доброе напутствие и пригубила горячий напиток. К удивлению, этот сорт кофе на вкус действительно оказался выше всяких похвал. А уж в сортах, которых Лилия перепробовала на своем веку достаточно, она поняла бы толк. Для закрепления восхитительного аромата госпожа Шелкун не удержалась от последующих глотков. К сожалению, отлично разбираясь в разных марках кофе, женщина совсем не научилась разбираться в людях. И в подобном утверждении ей очень скорой пришлось убедиться.

Допив кофе, Лилия Сергеевна повела взглядом по сторонам и уже в который раз, словно ударилась о взор, который теперь был обращён непосредственно к ней.

 

 

Если прежде посетительница засмотрелась на провожатого госпожи Шелкун, то теперь с такой же непосредственной наглостью взгляд посетительницы будто бы разрезал лицо Лилии на куски. Мало того, указанная нахалка медленно приблизилась к их столику и сию минуту буквально нависла над ним внушительным бюстом.

Столь бесцеремонное и наглое поведение незнакомки страшно возмутило Лилию Сергеевну. Правда, следом появилась мысль, которая успокоила самолюбие молодой женщины: «Ха, а ведь кроме огромных грудей других-то достоинств у этой нахалки не видно!» Придя в себя, Лилия Сергеевна только захотела своим замечанием поставить наглую незнакомку на подобающее место, когда неожиданно её потрясло резкое изменение в поведении Сергея Павловича.

Ибо стоило ему обернуться и посмотреть на «эту нахалку», как тотчас же с ним произошла потрясающая метаморфоза. Куда исчезли прежние лоск и светские манеры у поклонника её подруги? Куда пропала былая уверенность в его жестах и движениях? Прежде роскошный бонвиван в одночасье превратился в «заурядное недоразумение», и тихим голосом промямлило:

– Машенька, понимаешь, Сергей Павлович, ты знаешь, мой непосредственный руководитель попросил меня проводить эту женщину, нашу новую сотрудницу.

Между тем женщина, которая внезапно нарушила уединение двух людей, не обратила ни малейшего внимания на путаные объяснения спутника Лилии. Наоборот, грубым и хриплым голосом она прокаркала:

– Значит, опять Сергей Павлович попросил? Значит, опять новую сотрудницу? И было бы за кем волочиться. Ты глянь, Василий, на неё, хотя у тебя же катаракта!

Лилии Сергеевне глубоко наплевала бы на всякую хворь, которой, оказывается, был подвержен коварный соблазнитель женских сердец, и в первую очередь сердца её лучшей подруги. Однако неуважительные выражения в собственный адрес госпожа Шелкун выдержать не смогла. Она быстро поднялась из-за стола и резко бросила:

– Значит, Василий, или как там вас…, отдайте номерок от моего багажа!

– Что!.. – завопила во всю лужёную глотку воинственная Машенька, возраст которой Лилия определила в 45 лет. – Да я ж тебя, кобыла расфуфыренная!

Пока Лилия Сергеевна была занята тем, что выхватывала из рук этого лукавого донжуана брелок, неугомонная ревнивица из всех сил вцепилась в аккуратную причёску обладательницы билета на ближайший рейс в Евросоюз. Другой же рукой со всего размаха выдала оплеуху всё той же Лилии Сергеевне.

Однако позже случился неожиданный поворот в этой трагикомичной истории. Средневозрастная Машенька неожиданно охнула, её правая рука выпустила волосы Лилии Сергеевны, а левая было потянулась к своей груди, но потом обессилено повисла у собственного бедра. Ноги у Машеньки подкосились, и она медленно, и с шумом, будто из рук выпустили полный грузом мешок, опустилась спиной на пол.

Немногочисленный обслуживающий персонал маленького кафе сбежался на крики и грохот. Между тем инициатор конфликта растянулась на полу без движения. Её голова откинулась на бок. Кончик языка чуть высунулся из полураскрытого рта. Выступила тонкая струйка слюны. По всем признакам женщина не подавала признаков жизни.

– Скорую! – раздался чей-то истошный женский голос. Кто-то побежал на первый этаж, чтобы из медпункта позвать дежурного врача.

– У Машеньки слабое сердце. Наверное, очередной инфаркт, – после минутного замешательства, наконец, пробормотал Сергей Павлович.

Немедленно кто-то раскрыл оконную фрамугу полностью, чтобы в помещение ворвался свежий воздух. У администратора кафе, наконец, нашёлся «Валидол» в дежурной аптечке. В общем, возникла суматоха, обычная в подобных случаях.

Лилия Сергеевна заторможено отмахнулась от официантки, которая протянула для неё ватку, чтобы вытереть кровь с лица. «Какая кровь? Ссадина, и ничего более, – устало подумала молодая женщина. – Правда, голова гудит, словно колокол. Да кожа саднит у волос. М-да…, а рука у Машеньки оказалась чересчур тяжёлой. Главное, чтобы синяк не появился. И вот за всю эту «радость» я должна буду поблагодарить чёртову ревнивицу? Хотя грех такое говорить. Это её гуляка виноват. Довёл женщину до сердечного приступа. А если у неё инсульт? Кошмар!»

 

 

С этими грустными мыслями Лилия Сергеевна медленно вышла из кафе и тяжёлой походкой отправилась в ближайшую туалетную комнату аэровокзала. Хорошо, что времени до вылета на рейс, Москва-Райнштадт, оказалось достаточным, чтобы госпожа Шелкун произвела над собой определенные действия. А именно привела свою немного испорченную внешность и сильно подорванные нервы в относительный порядок после глупого инцидента в привокзальном кафе. Поэтому дальнейшая встреча с её женихом по имени Степан прошла без особых проблем.

Молодой человек даже не заметил огрехов на лице своей возлюбленной. Вот что значит хорошо наложенный грим импортного производства, с затаенной радостью отметила для себя Лилия Сергеевна. Что касается непосредственно встречи и беседы этих людей, то они заняли мало времени и прошли исключительно в деловом тоне.

– Здравствуй, милый! ZIP-дискету принёс?

– Обижаешь, не зря же работаю в институте по современным проблемам безопасности.

– А копию с дискеты сделал?

– Даже три usb-флешки. Хотя было трудно найти Zip-привод для этой древней техники.

– Люблю тебя. Обязательно сообщу, когда всё устроится. Звонок послужит сигналом для твоих дальнейших действий. Повторяю, только после моего звонка.

– До свидания, дорогая. Страшно волнуюсь за тебя.

– Пока, милый, пока.

Сухость в общении влюблённых молодой человек объяснил для себя нервной раздражительностью женщины, которая обычно сопровождает многих улетающих.

 

5.

 

По бескрайним просторам океана его величества, Хронос, по его длинным коридорам и запутанным лабиринтам прозвучал голос «странника», Волкова, где отчётливо, а где тихо и невнятно:

– Дарья, услышал твои вопросы, и немедленно спешу дать ответ. «Маяки», которых Эс Пэ подключил к работе, выполнили задачу. Подобрали нам «спутников», зарезервировали несколько банковских ячеек, положили в них деньги и устроили пару закладок с нашим эликсиром. За это «маякам» благодарность. Пусть теперь поедут-полюбуются красотами-высотами Кёльнского собора.

Сейчас я буду для тебя «маяком». В результате двойная польза. Во-первых, своей болтовнёй буду наводить тебя на цель. Кстати, сделай поправку на боковую составляющую для ветра времени. Это раньше с его помощью мы сразу уходили вглубь веков, а теперь необходимо прокладывать путь в одном временном поясе. Впрочем, кого я учу?

Во-вторых, буду сообщать без умолка о свежих новостях, чтобы тебе не пришлось тратить время на ознакомление данного места. Вдобавок тебя страхую. Если в нашем разговоре я вдруг замолчу, значит в игру вступила противоположная сторона. Что может привести к печальным результатам. Тем более что время катастрофически поджимает. Кстати, об этом я уточнил у моего «спутника».

Тут самое время поведать о них, бедолагах. Если уж мне довелось оказаться «странником» в теле подобного «спутника», я моментально прозондировал как его сущность, так и основные желания, манеры и поступки, которыми живут эти люди. А ты, коль очень скоро появишься, сможешь оценить мои сведения.

Короче, летом в этом городе наши «спутники» могут реально бомжевать. С тележками, сумками, а то и собачками для жалости толкаться по городским районам. Иногда газетами приторговывать. В городе существует Рейн-Плац, где у бомжей – сущая Мекка. Часть площади специально для них выложили керамической плиткой разных цветов. Типа, «Жёлтый, красный, голубой, выбирай себе любой!»

Я не смеюсь. Полагаю, это не для красоты, а для толерантности. Упокой мою душу от этого слова! Здесь же, на площади стоят гигантские скамьи из камня. На них периодически собирается подобный люд. Так сказать, клубы по интересам.

Теперь что касается нашего контингента. Успокоило, что они традиционной ориентации. На данный момент мой «спутник» по имени, Гердт, и «спутница» для тебя, Энни-Мэри, ведут себя обособленно от коллектива с Площади. Виной тому явился Гердт. Буквально на днях, но до моего прибытия, ему поступило заманчивое предложение. Дескать, не желает ли наш уважаемый герр поработать на отечественную спецслужбу? Естественно, за определённое вознаграждение.

Гердт с великой радостью согласился. Конечно, ему и Энни было бы во многом комфортнее выкуривать пусть дешёвые сигареты за 5 е, чем долго возится с табаком, бумагой и фильтром для изготовления вонючих самокруток. Да и зачатки патриотизма у герра как гражданина тоже нашлись.

 

Именно на данных человеческих качествах – патриотизм и корыстолюбие, и всё это помноженное на обычную людскую недалёкость и глупость – задумал сыграть наш «странник». Вдобавок решил вспомнить, и небезосновательно, что нравы людей везде одинаковы, невзирая на разницу как в часовых поясах, так и расстоянии в километрах. Ибо слаб человек, слаб! Уж из каких фолиантов извлёк Волков эту сентенцию, теперь он не вспомнил бы, но в обыденной жизни она помогает ему часто.

 

– Привет, Гердт, – прямо-таки по-свойски обратился Вован к «спутнику». – Есть тема для разговора. Поступила инфа, что БНД вышла к тебе с предложением о работе.

Более того, не дав Гердту опомнится, «странник» взялся за создание в их беседе атмосферы, полной неясности и недомолвок:

– Отрицать бесполезно. Ко всему контора тебя проверила, и ты на хорошем счету. Поэтому БНД порекомендовала тебя нашим компетентным службам. Чтобы не пугать тебя попусту, сообщаю, что с этого момента я буду твоим куратором, который и день и ночь напролёт будет контролировать абсолютно все твои мысли и действия.

Гердт всё-таки попытался выяснить, кто есть кто в нынешнем разговоре. Тем более у него образование. Правда это было в прошлом, но как-никак он, – бакалавр:

– С кем конкретно я разговариваю? Например, вы иностранец? Я вас с трудом понимаю.

– Твои сомнения лишь подтверждают, что мы сделали правильный выбор в отношении тебя. Слушай внимательно и запоминай. Теперь с тобой работает, DGSE.

– Подождите, но я же дал согласие, сотрудничать с отечественной разведкой, а не с иностранной. К тому же мне неизвестной.

– Дай договорить, и чтобы больше не перебивал. Говорю в первый и последний раз. Информация для тебя, DGSE, – французское отделение СЕС, а BND – немецкое. Страны у нас разные, но мы все из Союза, и делаем общее дело. Вот тебя смущает мой акцент, а знаешь ли ты, что я родом из Лотарингии, бывшей земли Германии? И что моя землячка француженка, Патриция Каас?

– Нет, – «спутник» Волкова смутился от обилия информации, которая сейчас обрушилась на него: загадочные аббревиатуры, малоизвестные топонимы, какое-то женское имя. От волнения Гердт даже понизил голос.

В свою очередь, «Странник» отлично сознавал, что на текущую минуту смешал в кучу реальные факты и вымысел, абсолютно не связанные между собой. Зато всё, что он здесь наговорил, со стороны выглядело бы значимым и для неосведомлённых даже внушило бы доверие. К тому же в общении со «спутником» его «новый куратор по разведке» не оставил жёсткого агрессивного напора:

– Теперь, надеюсь, ты, Гердт, понял свою ошибку и по поводу моего акцента, и работы на общее дело Евросоюза? И чтобы завершить наш разговор на позитивной ноте, готов сообщить тебе о дополнительной сумме вознаграждения. Мне доподлинно известно о ваших доходах в БНД.

Понятно, что для «странника» не составило труда покопаться в памяти «спутника» и узнать, во сколько евро местная разведка оценила наблюдение Гердта и Энни за Шелкуном. После чего Волков продолжил общение с его «подопечным»:

– Так вот, ваша доплата будет составлять 150 евро. Кроме того в следующие двое суток, возможно, потребуется выполнение другой задачи. Причём по двойному тарифу. Самой собой, без нарушения уголовного законодательства.

Мысль о получении 300 евро без всяких налогов и, тем более, уголовщины, сошла на Гердта, словно манна небесная. Он воспарил в мечтах: «Теперь какой сбор пустых бутылок? Какая выпивка из пластиковых и картонных пакетов? Теперь можно было подумать о более серьёзных тратах».

По расчетам, в которые дальше углубился «спутник» Волкова, получилось следующее, а именно что скоро наступит зима. Значит, открывается прямая дорога в хосписы. Если выбрать заведение с полным пансионом, а на меньшее Герд и Энни-Мэри были бы не согласны, то после всех полагающихся социальных выплат у них на карманные расходы осталось бы всего 100 е. И тут как раз вовремя забрезжила подработка. Да не одна, а сразу в двух очень серьёзных организациях.

Здесь Гердт мысленно продолжил вычисления:

«100 е от BND, 150 е от DGSE. Кстати, последняя разведка, по словам моего куратора, менее известна, чем иные спецслужбы мира. Зато работу оплачивает более щедро. Затем скоро ожидаются, назовём их, инвестиции за Шелкуна, плюс ещё раз за Шелкуна. Да это же настоящий Клондайк! Эх, только бы Энни не сорвалась, а то недавно медики еле смогли откачать мою подругу».

От возможности получения указанных денежных сумм у Герда настолько закружилась голова, что он даже собрался отметить с Энни-Мэри обвалившееся на них богатство. Вот только о нём пришлось немедленно позабыть. Да и как иначе было бы поступить Герду, когда сонную артерию в его организме пережали до такой степени, что он чуть не потерял сознание, а тихий голос «личного куратора» подозрительно елейным голоском ему сообщил:

– В следующие два дня любая мысль об удовольствиях закончится для тебя выгребной ямой. Понял? Вот и ладненько.

 

 

Сегодня Андрей и Сергей оставили в покое длинную и массивную скамью на Графской Аллее, которую прежде облюбовали для своих укромных бесед. Сегодня для прогулки и разговора было выбрано оживлённое место в центре города у высокой старинной башни с часами. Механизм настоящих часов с большим циферблатом был отрегулирован мастерами таким образом, чтобы через определённый интервал куранты своим громким боем сообщили бы городскому населению о точном времени. Это поистине сложное произведение техники придавала людям радость и некоторую уверенность в завтрашнем дне на протяжении последних 600 лет.

– Заметь, Сергей, как символично, что именно завтра средневековые куранты громко поведают о начале операции под названием, «Хилдегард».

– А нельзя ли без высокопарных слов? – недовольно поморщившись, буркнул Шелкун

– Нет, – сурово отчеканил Алексей. – Потому что именно завтра, именно с боем часов на башне, мы вместе с твоей дочерью устроимся на указанной скамье в парке и будем ожидать появления долгожданных гостей. Причём у Лилии обязательно должна быть с собой коробка с ZIP-дискетой.

В этом месте беседы Сергей запрокинул голову, чтобы взглянуть на высокую башню средневековой постройки. Главный символ города был увенчан 10-метровым шпилем. Под самой крышей башни расположились знаменитые куранты, бой которых смогло бы услышать практически всё население этого некрупного города в одной из земель северной части Евросоюза.

«А что – подумал мужчина, – будет здорово, если завтра данное архитектурное сооружение вкупе с часами принесёт мне удачу». Однако, обратившись к Алексею,  задал вопрос, который вовсе не касался темы градостроительства:

– Тогда почему именно на скамье? Подальше от посторонних, которые в тот момент могут проходить мимо?

– Да, к нам должны подойти исключительно заинтересованные персоны. Мы не можем допустить сегодняшнего провала с Энни-Мэри.

– Это с бомжихой, что ли?

– Сергей, ты живёшь в этой демократической стране 10 лет, однако не учился быть толерантным и политкорректным. Но это я к слову. Теперь отвечу по существу. Да, утром её задержали под предлогом, что она хранит опасные наркотики. И что ты думаешь, глубоко компетентные люди тщательно проверили её с помощью новейшей диагностической аппаратуры. Однако не обнаружили ни малейшего следа присутствия «странника» в её теле.

– Но ты же уверил меня, что мужик-бомж, является «спутником» для первого «странника». Мало того, подразделение в БНД якобы перехватила разговор между «странниками». Один из них говорил, что ожидает скорейшего прибытия своего напарника. Так не проще ли будет арестовать этого бомжа?

– Ты задал много вопросов, – Алексей налился злобой, но тоном ответа своего настроения не показал, – что ж, я постараюсь дать тебе развёрнутый ответ.

1-е. К сожалению, местные шифровальщики пока делают только первые шаги в этом до сих пор неизученном сегменте прикладной науки. Которое именно я назвал бы уокерологией. Так вот, была перехвачена только часть разговора. Потом случился технический сбой, в результате которого не удалось запеленговать место нахождения второго «странника»,

2-е. Как ты называешь, бомжа задерживать и уж тем более арестовывать нельзя ни в коем случае. Потому что первый «странник» обязательно успеет предупредить второго. И тогда – провал нашей операции. Чем это обернётся для нас, ты, надеюсь, понимаешь. Без нужной информации мы окажемся здесь лишними людьми.

– Но Лилия привезла дискету!

– Тогда почему наотрез отказалась её отдать тебе? В заявления твоей дочери, что она должна отдохнуть с дороги, мне верится слабо. Нет, тут что-то другое. Уж не затевает ли она собственную игру с этой ZIP-дискетой? Не ровён час, обратится в эти независимые и демократические СМИ. А последние нам понадобятся совершенно для иной цели. Поэтому, Сергей, время, оставшееся до операции, держим Лилию под плотным контролем. Куда она, туда и ты!

– Даже в WC?

– Не смешно, и вообще, давай-ка, повторим алгоритм наших завтрашних действий.

Итак, завтра днём с 15:30 до 16:15 мы будем встречать «гостей». К этому времени всю парковую зону оцепят от посторонних людей. Группа наблюдения с помощью технических средств будет контролировать место вокруг известной скамьи. Именно там, где должна произойти встреча сторон, – мы и «странники».

В заключительной части операции задействованы: ты, Лилия, я и Энни-Мэри. Ну и, само собой, Герд.

– Разве эта, Мэри, – не «спутник»?

– Я же тебе объяснил, она чистая, и даже готова помочь нам. Завтра по поводу неё есть соответствующая инструкция. Из мер предосторожности, кареты неотложной помощи будут стоять наготове.

Кроме того, для ослабления сил противника, и отвлечения  его внимания в операции, «Хилдегард», задействован Гердт. Мы знаем, что он является «спутником». Поэтому ему поручается выступить в качестве якобы дублёра у Мэри. Тем самым, мы контролируем действия его «странника». Когда же произойдёт наш контакт со вторым «странником», они будут схвачены. А чтобы никто не ушёл, недавно сформированную группу перехвата бросят на перехват.

– Что ж, Алексей, ты меня успокоил.

– Сергей, разве я подводил тебя когда-нибудь?

После состоявшегося разговора «уокер» понял, что настроение его «спутника» заметно улучшилось. Чего нельзя было сказать об Алексее. Его особенно взволновали данные, которые были получены в СЕС после информационной утечки из России.

Из неё следовало, что проблемой возвращения «Досье по спящим агентам» занялась группа из 3-х человек, причём из бывших «странников». Иначе говоря, с кем «уокер», возможно, встречался раньше. К сожалению, более развёрнутых данных источник сообщить не смог.

 

 

Вот эти последние сведения и обеспокоили бывшего «уокера», и будущего, но пока не зачисленного сотрудника в ряды Соединённой Европейской Спецслужбы или СЕС. Именно о данной спецслужбе с недавних пор грезил Алексей. И как раз успешное проведение «Хилдегард» послужило бы ему отличной стартовой площадкой для карьерного роста в этой организации. По мнению «уокера», завтрашняя операция обязательно вошла бы в анналы мировых разведслужб и, соответственно, прославила бы имя её разработчика.

Дело в том, что итогом «Хилдегард» явилось бы получение уникального досье на многочисленных агентов из прошлых эпох. Пока зарезервированных, но в любой момент готовых к действию. Кроме того завтра произошёл бы захват «странников».

Что послужило бы точкой отсчёта для запуска мощнейшей пропагандисткой кампании по Евросоюзу. Основной движущей силой здесь выступила бы старейшая разведка островитян. В результате мировая либеральная общественность смогла бы воочию увидеть звериный оскал коварного «русского медведя» с его страшными ядами и отравляющими газами.

 

6.

 

– Герд, сегодня планируется очередное поступление 300 евро. Докладывай.

– А чего говорить, вы обо всём имеете сведения, а я даже вашего имени не знаю.

– Зови меня, Вольдемар, – быстро откликнулся Волков, а про себя подумал: «Француз я, в конце концов, или нет».

Вспомнив, что «куратор от разведки» не любит повторять приказания дважды, Герд зачастил:

– Значит, докладываю. Мы с Энни приближаемся к скамье, на которой сидят Шелкун и молодая дамочка. В 15:55 минут Энни быстро подходит к этой парочке, и обрабатывает мужчину и дамочку из распылителя фирмы, «Nina Ricci».

Затем Энни должна убедиться, что ZIP-дискета находится в дамской сумочке. А после вашего указания начинаю действовать я.

– Молодец, Герд. Вчера за прошлую работу ты получил из банковской ячейки 150 евро, и 50 как премия. Сегодня я жду от тебя чёткой работы в том же духе.

Что до вчерашних событий, то тогда по указанию «куратора» Гердт совершил несколько малопонятных ему поступков. Сначала под сводами этого моста избавился от флакончика духов, «Nina Ricci», который получил от Энни-Мэри. Затем почему-то в одиночестве немного прогулялся по парку.

Потом у тумбы одного из столбов городского освещения Гердт открыл дверцу с надписью «Осторожно высокое напряжение!» и оттуда достал очередной флакончик духов. Данный экземпляр очень подошёл бы под описание флакончика, который «спутник» Волкова совсем недавно выбросил в воды канала.

Последний факт не замедлил прокомментировать Волков в своей излюбленной манере:

– Да они похожи как 2 капли воды. Чую, эта «Nina Ricci» скоро потеснит «Калашников» с рынка оружия. Вот чё бойся-то!

 

 

В 15:25 по среднеевропейскому времени группа наблюдения из СЕС зафиксировала момент, когда на Графской Аллее по направлению к парковой скамье № 13 появились объекты надзора. Объекты являли собой 60-летнего мужчину среднего роста в добротном пальто и молодую миловидную женщину в демисезонной накидке и с небольшой дамской сумочкой в руке.

По раскрасневшимся лицам и оживлённой жестикуляции у данной парочки даже издалека можно было понять, что между людьми возник серьёзный разговор.

– Я не желаю уезжать в Австралию. Во-первых, далеко. Во-вторых, на пляжах опасно. Акулы. В-третьих, скоро этот материк расколется в результате землетрясений и последующего повышения уровня мирового океана. В результате страна затонет.

– Девочка, это всё вражеская агитация.

– Не важно. Меня сильнее привлекает Доминикана. Там всегда тепло, и на пляжах белый песок. Отец, ты вечно говоришь со мной, будто я маленькая. Вот вчера уговорил меня поужинать твоей обожаемой гречневой кашей. Мало того, что я с детства терпеть её не могу. Мало того, что багажом эту крупу провезла на самолёте…. Кстати, неужели в этой стране дефицит с гречкой?

– Ну, грешен я, дочка, люблю кашу из этой крупы. И ты удивишься, но здесь именно такого сорта не найдёшь. А при готовке из него у каши получается особый вкус.

– Да ладно, отец, в конце концов, это мой подарок. Однако не понимаю, почему ты потащил меня в парк? Я хотела от души отоспаться.

После этих слов Шелкун оказался в двусмысленном положении. С одной стороны он остро почувствовал вину перед дочерью за причинённые ей неудобства. С другой, ему не давал покоя «уокер». Сначала своими излишними подозрениями по поводу дискеты. Затем гречки. Якобы крупу отравили в России, а Лилии подсунули, чтобы его отравить.

Теперь наставлениями, чтобы дочь обязательно присутствовала во время их встречи с противоположной стороной. Хотя здесь подозрения Алексея не были бы лишены подозрений. Почему Лилия наотрез отказалась передать ZIP-дискету в руки Шелкуна? Знает же, что у отца запланирована деловая встреча. Вчера Сергей битый час объяснял, как она важна, и где эта встреча должна произойти. Неужели, дочь, в самом деле, захотела повести собственную игру?

В это время Шелкуны приблизились к очередному повороту на Графской Аллее, за которым через каких-то 50 метров можно будет увидеть известную скамью. Но тут неизвестно по какой причине молодая женщина почувствовала недомогание.

– Отец, – жалобно, однако настойчиво произнесла Шелкун-младшая, – давай, присядем на эту скамью. Острая резь в паху. – От болевых ощущений черты лица у Лилии исказились, на лбу выступил пот, а руку она сильно прижала к низу живота.

С утра дочь пожаловалась на недомогание. Вот только Сергей Шелкун, занятый предстоящей операцией, не особо прислушался к её сетованиям. Ко всему «внутренний голос» в лице Алексея подлил масла в огонь. Дескать, у твоей просто каприз, что её планы не удались. И вот тебе, пожалуйста. Шелкуну-старшему пришлось аккуратно подвести свою младшую к скамье, и постараться устроить дочь удобно.

В свою очередь, «уокеру», обычно не доверявшему никому и ничему, выдалась прекрасная возможность понаблюдать за поведением Лилии. Вдруг заметит признаки симуляции? Но нет, реакция на боль у женщины показались ему естественными. Хотя «уокер» должен был признать, что по части женских болезней он, – не специалист.

Тем временем Сергей, потоптавшись у скамьи, присел рядом с дочерью.

– Отец, ты не волнуйся, – слабым голосом произнесла Лилия, – сейчас у меня боль отступит, и тогда мы обязательно пройдём дальше по Аллее. Я же понимаю, до какой степени тебе важна будущая встреча.

Шелкун-старший вздохнул с облегчением. После чего даже закрутил головой по сторонам. Хотя последние движения он выполнил не по собственной воле, а по указанию Алексея. «Уокер» захотел осмотреться, вдруг он увидит первым возможного переговорщика?

В это время мимо Шелкунов быстрым шагом прошмыгнула женщина в поношенной одежде и с шапочкой, надвинутой до бровей.

Что же касается нынешних отношений между отцом и дочерью, то их впору было бы назвать безмятежными. Младшая Шелкун нежно склонила голову к плечу родителя, а он по-отечески взял её ладонь в руки и ласково произнёс:

– Послушай, Лилия, выкинь-ка ты из головы, что понаписали в рекламных проспектах из туристических агентств. Белый песок, видите ли, у них. Знаешь, когда получу деньги, то первым делом я займусь твоим здоровьем.

Несколько минут отец и дочь помолчали в радостном томлении. Однако вскоре идиллия, только что возникшая между родственниками, приказала долго жить. Шелкун вдруг с подозрением воскликнул:

– Или ты о доминиканских пляжах начала петь с чужого голоса?

Дело в том, что его «внутренний голос» поспешил напомнить о себе:

«Узнай, что там за кавалер объявился? Если жених, то нам приблудные ни к чему. А хорошего жениха, причём проверенного, мы найдём в своём коллективе. Да и вообще, чувствую, мы ограничимся захватом первого «странника». Жаль, что второго не наблюдаю до сих пор».

Между тем в разговоре с родителем дочь продолжила прежнюю тему:

– Не забывай, отец, я давно взрослая, и у меня своя личная жизнь.

На заявление дочери Шелкун-старший мало того что не замедлил ответить, но и поспешил задать вопрос:

– Про жизнь-то понятно, но кто твой нынешний избранник?

Вот только подробностей, как зовут нового спутника Лилии, и чем занимается он по жизни, Сергею Шелкуну узнать не удалось.

Дело в том, что к отцу и дочери, занятым разговором, незаметно подкралась Энни-Мэри, особа без определённого места жительства и тем более профессии. Кстати, эта женщина недавно пробежала мимо. Когда же поняла, что мужчина, за которым она следила прежде, теперь просто поменял скамейки, вернулась обратно.

Будучи рядом с Шелкунами, Энни извлекла из кармана бесформенной куртки распылитель, который был сделан в виде флакона духов, «Nina Ricci». Затем вдруг нервно хохотнула и обильно распылила содержимое флакона на лица и головы Лилии и Сергея Шелкунов.

Потом опять истерично захохотала, выбросила использованный флакон около скамьи, согласно ранее полученным указаниям, и даже  не взглянув на содержимое в дамской сумочке, пустилась наутёк. Не исключено, что из-за боязни за содеянное. Но вероятно, чтобы скорее получить 100 евро, которые пообещали за якобы несложную работу.

Через 3 минуты после бегства Энни-Мэри от парковой скамьи, место подруги занял её сожитель. Первым делом, по наставлению «куратора», Гердт окинул взглядом местность вокруг скамьи. Не обнаружил ничего подозрительного. После чего осмотрел неподвижные тела мужчины и молодой женщины. Именно с этого момента «спутник» Волкова безоговорочно выполнил все указания его «куратора от разведки».

Если подробно, то из кармана бесформенной блузы Гердт вынул распылитель, который в известной степени напомнил бы флакон духов, «Nina Ricci». Положил его на скамью рядом, чтобы впоследствии им было удобно воспользоваться.

Затем на сгиб локтя левой руки положил голову младшей Шелкун. С помощью большого и указательного пальцев сдавил щёки женщины. С таким усилием, что рот у Шелкун приоткрылся. После чего правой рукой несколько раз брызнул содержимым из флакона. До тех пор, пока его «куратор» не остановил:

– Теперь посмотри на содержимое дамской сумки. Прекрасно! Вытащи ZIP-дискету из её коробочки. Дискету – в карман, коробку оставь в сумочке, и живо – под мост за деньгами.

«Спутника» Волкова не пришлось упрашивать дважды. Гердт кинулся вниз по склону канала, чтобы затем по его бровке вдоль воды добежать до пешеходного мостика.

 

 

«Странница» неясно почувствовала, что в рот её «спутницы» попало некоторое количество распылённой жидкости. Словно издалека пришло давно забытое ощущение, которое очень трудно, а порой бывает, что вообще невозможно описать словами. Причём сколько бы данное событие не повторялось на её жизненном пути, привыкнуть к нему было нельзя.

Затем проследовала целая череда мгновений: сначала ярчайшая вспышка, затем кратковременный мрак. В следующую секунду, нет, миллисекунду Дарья внезапно поняла, что нынешний процесс отделения её сознания от тела «спутницы» будет отличен от всех предыдущих. Следом Морева уяснила причину: «Газ! По замыслу «уокера» он явился бы виновником якобы отравления. Случилось, когда бомжиха подбежала и распылила аэрозоль вокруг Шелкунов. Теперь в организме Лилии яд соединился с нашим препаратом, и здорово мешает мне покинуть «спутницу».

Между тем сознание Дарьи – сферическая энергетическая оболочка – начало движение к отделению от тела женщины. Однако что это был за путь. Обычно этот процесс произошёл бы плавно с быстро нарастающей скоростью, и «странника» охватило бы чувство необычайной лёгкости. В данный же момент «сфера» Моревой покинула «спутницу» чрезвычайно медленно с изматывающей «странницу» мелкой дрожью.

Тут Дарья заметила молодую женщину, которая, будто в глубоком сне, раскинулась по скамье в парковой зоне. «Ну конечно, – прокомментировала Морева, – подо мной лежит бывшая «спутница». Рядом с Лилией, поперёк скамьи в неподвижной позе застыл Сергей Шелкун. «Из-за денег рискнул здоровьем дочери, – с неприязнью подметила Дарья. – И впрямь – колода колодой».

В этот момент до «странницы» донёсся громкий крик:

– Не оставляй меня. Я передам тебе сведения о «спящих». Анкеты на них дорогого стоят. Тем более что смогу сообщить о состоянии дел у европейских «уокеров». Вообще-то с моей подачи теперь они называются «ньюуокерами».

Этот «олдуокер» долго распинался бы о своих заслугах, но тут вмешался Волков:

– Алёшенька, теперь нам твоё досье без надобности.

– Волчара, но ты же блефуешь. Я так понимаю, теперь у «странников», или как там сейчас ваша контора называется, совсем дела плохи. Если тебя, пенсионера задрипанного, откуда-то выкопали. У тебя даже методы связи пещерные. Это же надо, по всем временным тоннелям эхо пошло от твоих переговоров-мыслей со вторым «странником». Кстати, у него что, силёнок не хватило, чтобы сюда добраться? Сгинул на старости лет, не справившись с ветром времени?

– Об этом тебе лучше спросить у Моревой, – «странник» не обратил ни малейшего внимания на хамство «уокера». Понял, что оскорбления последнего, лишь жалкая попытка задержать «спутника» Волкова. Если не вблизи от парковой скамьи, то хотя бы, чтобы тот не покинул территорию парка.

Однако «странник» забеспокоился, чем именно усыпили Шелкунов? Версию, что их отравили, Волков отказался бы даже рассматривать. Зачем это «уокеру» и его теперешним хозяевам?

В это время к диалогу давних врагов неожиданно присоединилась Морева:

– Володь, это «Старичок», новая разработка европейских биологов. Газ нервно-паралитического действия, но для «странников не страшен. Если, конечно, у тебя под рукой «Симбо Ц». Подробности сообщу, когда доберёмся на базу.

– Морева здесь, что ли? – оторопело вымолвил «уокер», ибо до последней минуты не смог поверить «страннику». Не мудрено, потому что если в паре «странник-спутник»  Морева «встретилась» с Лилией Шелкун, то этот тандем для «уокера» превратился бы в настоящую катастрофу. В этом случае поголовное количество секретов Алексея и Сергея Шелкуна теперь не явилось бы тайной за семью печатями.

– Неужели, всё-таки Дашка? – страшась поверить очевидному факту, не унимался посрамлённый «уокер».

– Для тебя, сморчок, Дарья Сергеевна! – этой фразой Волков подвёл окончательный итог в познавательной беседе с «уокером».

 

К Моревой пришло понимание, что именно сейчас её сознание с огромным трудом, но всё-таки «сбросило путы», которыми до последнего было приковано к телу «спутницы». Дарья облегчённо вздохнула: «Значит, нашему старому доброму «Симбо Ц» удалось-таки справиться с новейшим изобретением западных, так сказать, «партнёров». Да, скоро она будет свободна и устремится к безоблачному небу. О чём не преминула сообщить своему напарнику.

Волков сразу же отдал последние распоряжения Гердту. Дело в том, что в нетерпеливом ожидание денежного платежа его «спутник» был даже готов разобрать весь мост до последнего камушка, однако на это команда не поступила. Зато пришла иная:

– Гердт, выкидывай дискету в воду. Бросай подальше. Молодец! Теперь пей всё, что осталось во флаконе духов, из которого прежде потчевал дамочку на скамье. Слышишь?

Однако почувствовав внутреннее сопротивление «спутника», – дескать, где 300 евро? – «странник» пояснил своё указание:

– Выпей, иначе умрёшь! Теперь пустой флакон забрось в канал. Да кидай в сторону от места, куда бросил дискету. Скажу тебе по секрету, у скамьи ты работал с опаснейшим ядом, «Старичок». А вот именно сейчас ты принял от него антидот.

– А как же Энни? – потерянно прошептал Гердт.

Волков сделал вид, что не услышал: «В конце концов, если этим «ньюуокерам» понадобится, то они смогут откачать подругу Гердта». Потом «куратор от разведки» сообщил «спутнику» заветную для того новость, которая должна была бы хоть немного утешить новоявленного Джеймса Бонда:

– Что касается денег, то запоминай номер банковской ячейки, – 74068. Короче, действуй-злодействуй, и не кашляй!

 

7.

 

Между тем небо закончилось. Точнее сказать, изменилась суть такого понятия, как небо. Хотя цвета окружающей обстановки можно было смело сравнить с колером «пятого океана». Правда эта «небесная синь» приобрела сначала пасмурно серые тона. Затем цвета из серых превратились в фиолетовые, а потом в чёрные. Однако Дарью встретило не космическое пространство. Она вступила в особую зону, которое среди «странников» называется Пограничье. Хорошо, что с данным понятием Морева была знакома не понаслышке. Однако её несколько смутило, куда же пропал верный друг?

Впрочем, очень скоро недоумению Дарьи нашлось разумное объяснение. Дело в том, что вокруг каждого человеческого существа существует некое эмоциональное поле. У кого в большей степени, например у тех же «уокеров» и «странников», а у кого в меньшей. Причём это поле такое же неповторимо, какими явились бы отпечатки пальцев у человека.

Так что пока Морева, с превеликим трудом выбиралась из оков её отравленной «спутницы», Волков, словно ракетой вылетев из тела «спутника», неожиданно ощутил злобное присутствие посторонних. После чего ему ничего не осталось бы сделать, как схватиться с неизвестными.

«Чужаков насчитал аж 3 штуки», – озабоченно подумал «странник».

Преследователи тоже почувствовали его и сразу начали брать в «клещи». Даже попытались нанести несколько ударов. В ответ Волков, резко увеличив скорость, заложил вираж и начал уходить в негласно запрещённое место. Туда, где проходили пути освобожденных от телесной оболочки человеческих душ.

Преследователи смутились и на первых порах сбросили скорость. Потом один незнакомец решил не заходить в опасную зону. Уязвленное самолюбие оставшихся толкнуло их на отчаянный шаг. Они устремился вслед за Волковым.

Между тем, подойдя к Последнему тоннелю, «странник» погасил скорость и вступил в него. Вокруг закрутилась карусель чёрных, белых секторов.

Волков ненамного углубился в тоннель до только ему известного ориентира. Затем развернулся и слегка ударился в невидимую, и назовём её исходной, стенку тоннеля. Стенку, которая, кстати, была осязаема для «странника». Получив небольшой ответный импульс, «странник» полетел к противоположной стенке.

Затем рикошетом, но теперь с увеличенной силой и скоростью опять направился к исходной стенке. Именно таким способом, словно шарик пинг-понга, «странник» начал сближение с преследователями.

Никто не хотел уступать в этой лобовой атаке.

Приближаясь, перехватчики открыли шквальный «огонь». Извилистые, словно змеи, лучи их ментальной энергии ударили по выбранной цели, впрочем без особого успеха. «Странник» получил несколько попаданий, но раны не оказались критичными.

Мастерски маневрируя, и с нарастающей скоростью, Волков сблизился с неприятелем. Причём таким образом, что его противники вынуждены были оказаться вблизи друг от друга. В конце концов, с ужасным треском 3 «сферы» противников столкнулись.

Сверкающим болидом «странник» с огромной скоростью врезался в первого из неприятелей. Тот в мелькании перед ним чёрных, белых секторов потерял ориентацию в пространстве. После чего в панике заметался из стороны в сторону. Его сознание отключилось, и в результате данный противник окончательно вышел из боя.

Между тем отброшенная ударом «сфера» Волкова сцепилась в ближнем бою со вторым противником. Перебросив неприятеля через себя, «странник» придал тому дополнительное ускорение, которое противник не смог преодолеть. В результате его душа с рваными остатками сознания угодила через Последний тоннель прямиком в область пространства под названием, Мытарства. В область крайне загадочную и до сих пор неизученную.

В свою очередь, Волков постарался ощутить присутствие оставшихся врагов. Однако попытки его ни к чему не привели. Противник отступил. В чернильной темноте Пограничья «странник» оказался в одиночестве. Его окружала лишь кромешная тьма и могильная тишина.

Между тем из «сферы странника» через полученные в бою рваные отверстия выходила по каплям драгоценная внутренняя психическая иначе ментальная энергия. Из последних сил Волков попытался преобразовать поврежденную энергетическую оболочку своего сознания.

Бывает, что человек, оказавшийся в экстремальной ситуации, чтобы остаться в живых, без всякой анестезии отрезает себе какой-нибудь часть или орган тела. Волков попал в аналогичную ситуацию. «Странник», душа которого сжималась от ужасной боли, начал безжалостно отсекать, избавляться от омертвевших, и тем ему мешавших, частичек сознания. Постепенно чёрная мгла вокруг его сознания сменилась на тусклую пелену, а мрачное безмолвие разбавили появившиеся звуки разной величины и тональности.

К радости, в одном из этих звуков Волков разобрал голос его доброй подруги:

– Волчара, миленький ты мой, как же я за тебя волновалась!

На удивление «странницы», к её другу немедленно явились его былая самоуверенность и хвастовство. Недавняя схватка с неведомыми противниками, словно его не коснулась, а последующее самолечение-самоистязание будто бы произошла не с ним.

– Да какие беспокойства, Дарья. Подобным пируэтам с Последним тоннелем меня сам Леший научил. Но это ещё что, а вот когда мне довелось…

– Молчу Волчара, молчу, – издала смешок Морева. – Я прекрасно помню, когда в одной из командировок в Древнюю Русь IX века ты прочитал злой ведьме лекцию, Об основах социализма. В другом же «странствии» ни кого иного, а Серого Волка взялся обучить Правилам безопасного движения на автострадах.

– Ну и что, – не сдался её друг. – Мне был важен результат, и в итоге что? Ты говоришь, дескать, ведьма злая-злая, а между тем дорожку она указала верную. Про Волка говорить не буду, тема вообще не обсуждается. Что касается моего последнего «спутника», то если бы я руководил операцией, то.… Нет, всё-таки правильно сказал Дартаньян, мол, видели бы вы меня 20 лет назад!

Стоило «страннице» лишь только услышать об имени знаменитого мушкетёра, кагда она моментально сообразила, что её другу необходим отдых. И чем скорее он наступит, тем лучше окажется для них, теперешних командировочных. А лучший отдых, по мнению Дарьи, заключился бы в смене деятельности. В их случае в перемене темы для разговора.

– Послушай, Володь, ты, наверное, здорово утомился после этих боёв. Кстати, с кем ты сцепился, на твой взгляд?

– По-моему, с «ньюуокерами», – задумчиво пробормотал «странник». – Однако эти, чую, на казённом довольствии сидят у спецслужб. Ты лучше вспомни, когда в 4-ом году проводили совместную операцию с БНД по империи Каролингов, ваши обучали стажёров?

– Было дело, – согласилась Дарья. – Непосредственно учёбой и подготовкой я не занималась, однако совместную группу возглавить пришлось. Кстати, именно там на моём пути нарисовался этот «уокер», Алёша.

– Значит, на нём Эс Пэ зацепил тебя на работу. Ну, теперь-то «уокер» вышел в тираж окончательно. После сегодняшнего оглушительного провала любой службе он будет по барабану.

– Понимаешь, Володь, я ведь злилась не на «уокера», а исключительно на себя. За то, что не распознала в нём гадкого перевёртыша. А после недавних событий он мне глубоко безразличен, – как-то устало промолвила Морева. Потом добавила, но теперь с озабоченностью: – Короче, Волчара, давай, отступим поскорее из Пограничья. Вдруг объявятся очередные перехватчики?

– Не думаю, сейчас бундесам самое время, чтобы раны зализывать. Впрочем, ты права, быстренько уходим отсюда. Держись за мной. Отыщем нужный коридор, и тогда всё будет преотлично.

Через некоторое время «странником» удалось обнаружить необходимый путь к возвращению на базу. После чего Волков и Морева неторопливо «поплыли» по безбрежному океану владений его величества, Хроноса.

Для Моревой, наконец, выпала счастливая возможность привести её мысли в порядок. Волков правильно понял, что задумала Дарья, и не возразил. Его всегда больше интересовала живая оперативная работа в «странствии», чем кропотливая аналитика.

 

 

Группа наблюдения из СЕС зафиксировала, что к 15:50 у скамьи №13 Шелкуны не появились. Оказалось, что по неизвестной пока причине Шелкуны изменили место встречи с противной стороной. Группа технического обеспечения не смогла за столь короткий промежуток времени оказать содействие группе визуального надзора. Однако агент Мэри, в 15:58 обнаружила Шелкунов на скамье №12 и там же обработала их.

В 16:01 у скамьи №12 появился агент, Герд, и продублировал действия агента, Мэри. Из-за дальности поста визуального наблюдения нельзя со 100%-ой гарантией было утверждать, что агент Герд, осмотрел внутренности дамской сумочки.

Здесь необходимо отметить, что в охраняемой зоне семья Шелкунов оставалась без надлежащего присмотра на протяжении 8 минут. И за всё время наблюдения за указанными объектами, никто из посторонних лиц к Шелкунам не приблизился.

Поэтому по истечению отведённого времени на операцию, а именно 16:15 по среднеевропейскому времени, командир группы наблюдения отдал приказ о вызове двух карет скорой помощи. Официальная версия, – оказание экстренной помощи лицам, которые были обнаружены в парке на Графской Аллее с признаками острого и неизвестного отравления. Означенные машины скорой помощи оперативно прибыли к месту происшествия. Позже потерпевших незамедлительно доставили в окружной госпиталь.

После чего компетентные службы Евросоюза, СЕС, посчитали, что операция, «Хилдегард», подошла к завершению.

 

 

Мысленный отчёт «странницы-Моревой» о проделанной работе во время её заграничной командировки:

«Должна сразу отметить, что без дезинформационной поддержки Волкова, моё местоположение определилось бы легко. Ибо на протяжении полутора суток напарник будучи «странником», создавал впечатление, что мы постоянно находимся на связи, и моё прибытие в Райнштадт – не за горами. Хотя я в течение последних 24 часов, спокойно обреталась в этом славном городе.

Однако по порядку. Моё включение в операцию по предотвращению вывоза архива началось с появления в Шереметьево. Именно в этот аэропорт я и Эс Пэ добрались на обычном рейсе Аэрофлота из нашего города.

Здесь надо сказать пару слов о высоком профессионализме начальника нашей группы. Он не только провёл на отлично телефонные переговоры с госпожой Шелкун, после которых она согласилась встретиться с ним в Шереметьво перед отлётом её самолёта. Вдобавок загримировал меня до такой степени, что в момент появления в привокзальном кафе я выглядела бы, действительно, старой шалью, побитой молью.

Затем Эс Пэ с ловкостью добавил «Симбо Ц» в кофе для госпожи Шелкун. В это время я тоже приняла данный эликсир, и в результате случилась пламенная встреча двух женских сознаний. Кстати, моё проникновение в тело Лилии произошло, когда женщина бодрствовала. Что до сих пор считается непростым делом. Ибо здесь у потенциального «спутника» могли бы проявиться негативные факторы как психологического, так и физиологического плана.

Именно поэтому мы устроили небольшое шоу с рукоприкладством и тасканием за волосы. Необходимо было любым способом отвлечь внимание Шелкун, когда я как «странник» очутилось в её организме. После чего в игру опять вступил Эс Пэ. Ему предстояло без лишнего шума забрать моё тело из кафе, и отвезти на базу, в которую на этот раз превратилась наша квартира.

Что до меня, то я оказалась «странницей» у «спутницы», которая ни сном ни духом не догадалась о моём подселении и позднейшем проживании в её теле. Для этого я вспомнила все мои предыдущие наработки по данному вопросу. В результате последующие 3 часа каждая из нас провела по собственному разумению. Что при встрече молодых влюблённых, что во время перелёта на Эрбасе.

Я, например, сначала подслушала историю о старой ZIP-дискете. Потом очень тонко и не назойливо, пока «спутница» спит по время перелёта, покопалась в тайниках Лилиной памяти. Из чего узнала, что на данной дискете хранится архив, суть которого не знакома Шелкун-младшей, но который страстно мечтает заполучить Шелкун-старший.

Однако у влюблённых голубков родился план, на котором они тоже решили подзаработать. Если уж к ним в руки попала информация, за которую можно получить большие деньги, то грех было бы ей не воспользоваться.

По крайней мере, Шелкун-младшая решила выступить в роли посредника при продаже. Однако если дочь не договорится с отцом полюбовно, то не исключён был вариант с шантажом. К сожалению, данные планы моментально рассыпались в прах, стоило только Лилии встретиться с Шелкуном-старшим в Райнштадте.

Дочери, правда, не было известно, что её отец затеял игру с продажей архива не по собственной инициативе. Зато я поняла сразу, – «уокер» в опасной близости. Здесь мне на выручку пришёл опыт из давних «странствий», когда маскировка явилась бы единственной возможностью, чтобы моего тогдашнего «спутника» не отправили, к примеру, на костёр.

В моём же нынешнем случае при попытке «уокера» просканировать Лилию на предмет присутствия в её теле «странника», я благополучно затаилась в тени сознания Шелкун. Тут самонадеянность Алексея – знаний, умения ни на грош, а берётся за дело! – пришла мне на помощь. В результате я оказалась в курсе как разговоров, так и мыслей противников.

Например, из бесед между Алексеем и Сергеем я выяснила о плане операции, «Хилдегард». Целью явился бы захват «странников», для чего приготовили ловушку в виде семьи Шелкунов. Что касается копий дискеты, которые теперь хранятся у жениха Лилии, то для меня это явилось приятным сюрпризом, который в дальнейшем облегчит нашу задачу.

Теперь о «Старичке». Это новейшая разработка военной лаборатории из города Партон. Именно с помощью данного яда человеческий организм сначала вводился бы в коматозное состояние, а затем после проведения определённых мер по реабилитации человек выходил бы из комы III или даже IV степени. Конечно, при желании заказчика. В первую очередь, это коснулось бы семьи Шелкунов.

 

 

 

Сообщить Волкову о замыслах «уокера» и его хозяев я не смогла бы под угрозой провала нашей операции. Поэтому устроила проблемы с женскими органами у моей «спутницы». Сознаю, что причинила ей острую боль. Однако главной задачей для себя посчитала, чтобы встреча «странников» и «уокера» произошла не под надзором СЕС. В итоге наша операция завершилась без потерь и, мало того, принесла успех».

 

Тут Волков отвлёк Мореву от составления своеобразного отчёта по текущей командировке, заявив: «Готовься, мы приближаемся».

На что Дарья ничего не ответила.

«Значит, по-прежнему наш трудоголик в работе», – хмыкнул напарник.

Между тем «странники» неторопливо продвигались по спокойным волнам безбрежного океана времени. Стороннему наблюдателю они показались бы двумя сферическими объектами разной интенсивности свечения. От ярко-красного цвета, принадлежавшего Волкову, до тёмно-зелёного оттенка, которым было окрашено сознание Моревой.

Наконец, у «странницы» был подготовлен мысленный отчёт о заграничной командировке. Настроение у Дарьи в одно мгновение поменяло оттенки цвета её «сферы». Из тёмно-зелёного, который воплотил бы озабоченное состояние Моревой, он посветлел. Что означило бы радостное расположение духа «странницы».

Волков заметил изменения, которые произошли в настроении его напарницы, и поспешил за объяснениями:

– Ну, если освободилась от работы, то уж, будь добра, поведай, какие у тебя мысли об этом новом «Старичке»?

– А что рассказывать? – прикинулась Морева этакой простушкой. – Коротко не получится, а если долго, времени не хватит. Ты же привёл нас прямой дорогой к родному дому. Сейчас нас встретит разлюбезный, Сергей Палыч. Наверное, заждался. Вот тогда-то мы обстоятельно и доложим ему о результатах нашего закончившегося «странствия».

Затем Морева без лишней паузы завела речь о другом. О том, что наболело у неё на душе за прошедшие дни и часы, которые, кстати, истекают буквально в эти минуты.

– Ведь командировка, правда, последняя, дорогой ты мой милый, Волчара? – нежно промурлыкала Дарья. Её «сфера» тотчас потёрлась о «сферу» напарника, словно ласковая кошка о ногу хозяина: – Зато когда придёт настоящая зима, то долгими и холодными вечерами, мы присядем у камина рядком, и поговорим ладком.

Например, ты поведаешь мне о царях, колдунах и злых боярах с бандитами всех времён и народов. Я – о могучем драконе, взрыве на полигоне, и о коварных временных воронках. Да много о чём мы теперь сможем поговорить спокойно и не торопясь. Мы же теперь на пенсии, да, Володенька?

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок в отдел фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Рассмотрение повторное (в первый раз меня настолько «разочаровали» стилистические и логические ляпы на первой же странице, что текст я попросту далее не читал). Видно было, что написано в целом неплохо, но автор либо не вычитывал созданный текст, либо не видит этих ляпов (что намного хуже).
    После доработки указанные стилистические погрешности в начале текста исчезли, и я продолжил чтение. К сожалению, снова быстро стало ясно, что устранены конкретные огрехи, на которые я указал конкретно, а остальные – остались. Например, осталась фраза «…обрати внимание на мужика, что сидит на скамье повыше тебя…». Это что означает? Сидит где-то «подальше» по аллее, видимо? Но буквально звучит так, словно НА ОДНОЙ скамейке (видимо, какой-то огромной скамейке) сидят люди, и кто-то из них сидит выше другого! Нонсенс.
    Или почти тут же вот такая фраза: «…склонилась над дорожным чемоданом. Посмотрела на вещи, которые ещё предстояло положить в него и, вздохнув, подумала: «Как всё в него запихать?…» – Дважды подряд повторяется «в него» – ну разве это красиво?
    Или: «…Когда подарочная коробка дорогих конфет, знак вежливости, была оставлена без внимания, а сама коробка, протянутая хозяйке, картинно повисла в воздух …» – Разве не режет глаз здесь эта злосчастная одна и та же «коробка», да и форма самого предложения в целом?
    Ну и автору (как и многим другим) стоит помнить, что в прямой речи числительные никогда не пишутся цифрами, а даже в авторской речи порядковые числительные или нумерационные слова не пишутся с окончаниями через дефис (например, так: «40-летние» и т.п.; цифрами можно, но не иначе).
    В общем, стало видно, что тексту ещё требуется заметная работа корректора и редактора. Тем не менее, я продолжил чтение намного дальше, чем в первый раз (но всё равно получилось не до конца).
    Что сказать? Видно, конечно, что автор умеет складывать слова во вполне изящные (за некоторыми исключениями) предложения, вот только впечатление, что с этим изяществом он частот перегибает палку. Возможно, именно от этого стремления к излишней «красивости» фраз и рождаются стилистические огрехи? Огрехи эти случаются у всех – даже у самых лучших: дело в том, что когда любой автор торопится излагать приходящие в голову мысли (если мысли эти приходят быстро и в большом объёме), то ошибки неизбежны. Важно потом внимательно вычитать текст и увидеть допущенные из-за спешки ошибки.
    Текст, наверное, неплох в целом. Мне лично понравилась идея о «странниках» – путешествиях в виде новыми назвать нельзя). Не понравилось вот что: присутствует явный налёт детективности в попытке сделать «интересно» в угоду «логике». Ну, честное слово, не верю я в то, что подобное открытие могло быть сделано в одной стране (СССР – России, не важно), тем более, чтобы секретность открытия сохранилась в годы Перестройки, когда продавали всё и всех. И не верится, что всё соперничество идёт исключительно между парой подпольных именно российских фирм. А весь мир – ни слухом, ни духом не в курсе? Разве такое возможно было бы? Согласен, так попроще для создания вроде бы увлекательного сюжета, но «увлекательность» не должна превалировать над простой «логикой», поскольку в противном случае произведение, несмотря на вроде бы серьёзный и «основательный» язык изложения, начинает смотреться каким-то несколько дешёвым комиксом.
    И ещё очень не понравилось «лекция» об истории Лаборатории № 1, создании эликсира «Симбо Ц» и т.д. Я понимаю, что подобная «лекция» – самый лёгкий способ дать описание предыстории, некого «фона», на котором развивается сюжет, но если объём такой лекции превышает определённый разумный объём в пропорции к общему объёму произведения, то читать становится несколько нудно (особенно, если сам текст произведения резко контрастирует по своему построению с текстом лекции). Нужно учиться давать подобные описания «предыстории» сюжета иными способами – как-то между строк, что ли, через диалоги персонажей и т.п. приёмами. Да, часто для такого описания потребуется уже не малая форма, а крупная – повесть, роман. Наверное, и в данном случае тема больше тянет именно на крупную форму.
    Увы, до конца не дочитал. И отдавать почти весь раздел фантастики под данный текст по-прежнему не вижу смысла.

Публикации на тему

Перейти к верхней панели