Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Шевченко А. – Элен – 22

Но ресторан не дарил клиентам сувениров.

Всё это было очень странно. В течение недели Пётр каждый вечер приходил в ресторан, ожидая встретить загадочную Элен. А в пятницу его вызвали к начальству для доверительного разговора: уполномоченные органы вежливо интересовались, с какой целью подающий надежды дипломат, сын уважаемых родителей интересуется некоей эмигранткой и настойчиво ищет контакта с ней? Пришлось унизительно оправдываться. Больше он в том ресторане не появлялся.

Трудно сказать, повлияло ли это, казалось бы, незначительное событие на дальнейшую судьбу Петра Сергеевича. Но всякий раз, едва лишь он задумывался о своей жизни, столь же лживой и бессмысленной, как пластмассовые фрукты на столике дешёвого кафе, он отчего-то вспоминал Элен, словно именно она стала некоей отправной точкой, поворотным знаком, дорожным символом на ткани бытия. Пусть внешне ничего не изменилось, он продолжил карьеру дипломата и вышел на пенсию в шестьдесят восемь, но тогда, именно тогда всё могло пойти по-другому.

С годами воспоминание поблекло, превратившись в смутное неприятное чувство, и, ощущая его, Пётр Сергеевич всегда старался переключиться на что-нибудь позитивное. А сувенир в виде трёх бутылочек отправился туда же, где был и весь остальной хлам – в коробки и ящики. Там, в темноте и пыли, терпеливо доживали свой век выцветшие чёрно-белые фотографии, позолоченные ордена и значки, старые билеты, карты городов, брелоки для ключей, и прочее, прочее, прочее… Всё то, что не имело значения, но сохранилось, потому что ничего другого не было.

Но сегодня жизнь словно повернулась вспять. Будто и не прошло полувека, и ему снова двадцать шесть, и стоит выйти на улицу, как он ступит на знакомый Ланнский бульвар, вдохнёт неповторимый аромат французской выпечки, а потом – в знакомый ресторан; и всё будет иначе. Как именно – иначе, Пётр Сергеевич не знал, знал лишь, что чувство это – лживо, что на самом деле он дряхлый, никому не нужный пенсионер, но ощущение было столь сладостным, что он смаковал его и лелеял.

Вот оно…

Губы сами расползлись в торжествующей улыбке. Обретённый в Париже сувенир лежал на ладони, отсвечивая бликами на зелёных бутылочках.

Всего час назад он убедил себя, что наконец-то свихнулся, ибо в толпе людей, спешащих к автобусу, увидел лицо Элен – лицо, которое столько раз видел во снах, что не мог спутать ни с каким другим. Это не могла быть она, но это была она. Тогда, не в силах справиться с ощущением дежавю, он окликнул её по имени.

Она обернулась. Нахмурилась, обеспокоенно мазнула взглядом по толпе, а потом скрылась в автобусе. Тогда он понял, что сошёл с ума.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Странный рассказ – вроде бы, написано хорошо и чувственно, читать было интересно. А по прочтению остаётся двоякое впечатление: либо автор намешал в сюжет плохо состыкованные друг с другом сюжетные элементы, либо это отрывок, выхваченный из какого-то более крупного произведения. Потому что смысла в описанном в том виде, в каком это представлено в объёме этих 22 т.знаков, нет никакого, поскольку ничего не понятно, и ничего не объясняется. Кто такая Элен? Почему она ошиблась в выборе главного героя в Париже? Почему она не стареет? Почему она превратилась после третьей встречи с ним в каменную статую? И т.д., и т.п. вопросы.
    Или автор хотел сказать, что всё это – посленаркозный бред у ГГ? Но тогда, тем более, есть ли смысл в тексте в этом виде, поскольку, если это бред, то для чего он описан?!
    Не понятно, в общем, и в таком виде рассказ в наш журнал явно не подойдёт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru