Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Гоман В. – Polarstern – 83

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По согласию автора произведение и рецензия выставляются на сайте www.uralstalker.com

—————————————————————————————–

Глава 1.

 

В окно полетела очередная стопка бумаг. О прочное стекло звякнула и разбилась пробирка.

Вовка, аспирант, грезивший научной карьерой, проклинал всё на свете. Полярный городок его больше ничем не радовал, да и научная карьера утратила ослепительную привлекательность. С приходом зимы, многообещающая стажировка превратилась в ледяной зороастрийский ад (да-да, ад в древнеиранских верованиях – ледяная бездна), и ветер – острый, колючий, близкий к ураганному, разбушевался сильнее.

Давно на небе не высыпали хрустальные звёзды.

Давно не окутывала городок тишина, подсвеченная полярным сиянием. Здесь, никогда не бывало тепло.

 

Раньше, Владимир часто выходил к берегу, смотрел на океан, седые волны которого то неистово бились об утёс, то нежно баюкали небольшие льдинки. Вот уже несколько недель, не видно ни океана впереди, ни леса – позади. Любоваться нечем – вечно недовольные лица коллег, надменные физиономии администраторов да начальства. А за окном, лишь молочная мгла – нескончаемая, постоянная. Выйдешь из здания – и тебя сносит штормовым ветром, пригибает к земле, как жухлую травинку. Уже в пяти шагах, ничего не видно.

Владимир увлёкся созерцанием белого потока. А может быть, просто «залип», как говорят в народе. Выглядел аспирант неважно в последнее время – коллеги не узнавали в нём аккуратного, педантичного и амбициозного молодого учёного, каким он показался по приезду в научный городок. Криво подвёрнутый ворот тёплого свитера, утеплённые штаны, местами потёртые – свидетельствовали о том, что человек либо неряшлив, либо пребывает в глубокой депрессии. Здание отапливалось на славу, и молодой учёный, взмокший и взъерошенный, как воробей, смотрелся жалко.

Выходить на улицу он боялся. Участились случаи нападения таёжного зверья – нескольких его коллег уже утащили. Засечь зверя в буран – невероятно сложно

От одного его знакомого осталось лишь мокрое пятно, а двое других – пропали без вести в снежной мгле. Хоть город Владимиру и не мил, но всё-таки, стать чьей-то трапезой уж очень не хотелось. Вариант «уйти подальше, куда глаза глядят» – совершенно не актуален. Оставалось заливать в себя литры цикория из жестяной кружки, да вымучивать водянистые статьи, периодически проверяя, не прекратилась ли за окном снежная канитель.

А она упорно не желала заканчиваться.

 

-Чё делаешь? – без стука, к нему в комнату ворвалась Анна, такая же аспирантка.

Но, нет – совсем не такая же. У неё хватало ума совершать вылазки в эти штормовые времена. Хоть и с оружием, но всё равно… Ненормальная.

-Тож самое, – буркнул Владимир.

-Скучная у тебя жизнь. Нет, чтобы хоть раз… – Анна заладила старую песню.

-Нет, нет, и ещё раз нет! Не пойду я с вами! – ответил он. – Отстань, пожалуйста. Мне ещё жить охота.

-Как хочешь, – Анна, высокая, темноволосая, с виду хрупкая, пожала плечами, развернулась и хлопнула дверью.

Через пару секунд, она приоткрыла дверь, хитрым взглядом обвела комнатушку коллеги, и добавила:

-А мы, между прочим, к «Воронке» идём.

-Совсем уже одурели, – Вовка, всплеснув руками, снёс со стола кружку с цикорием.

-Вообще-то кое-кто туда собирался, – нарочито тонким, детским голоском пропела Анна.

-Собирался, когда не было этого дурацкого бурана! Три недели назад! Сигналы, которые мы посылали на базу… Никто ведь не ответил, – сбивчиво проговорил Владимир и затих.

Ему очень хотелось сдвинуться с места. Но, идти на базу, на которой, возможно, не осталось ни одной души, да к тому же, путь лежал через лесополосу… Не, не настолько он ещё одурел.

-Не, я никуда не пойду.

-Трррррус! – с насмешкой ответила Анна, и снова захлопнула дверь.

Скоро, старая дверь точно отлетит.

Владимир, уязвлённый и взбудораженный, вскочил, чуть не поскользнулся на луже цикория, выбежал из комнаты и догнал Анну в коридоре.

-Пойду… пойду, – пропыхтел он. – Когда выдвигаемся?

-Через пару часов – сбор на первом этаже, обсудим детали. Там и решим, когда выдвигаемся, – не оборачиваясь, холодно добавила девушка.

От былого артистизма не осталось и следа.

-Хорошо, – крикнул ей в спину Владимир, и удалился на пару часов в свою келью, расположенную на четвёртом этаже жилого корпуса «Северная Долина».

 

Научная база, по-простому именуемая здесь «Воронкой», известна исследованиями керна – образцов льда далёких северных краёв и подлёдных озёр. Изучение реакции ледников на изменения климата уже порядком приелись, вот и отправились учёные с гор на крайний север. Помимо льда, специалисты не обделяли вниманием и снежные покровы, проводя снегомерные работы.

Перед самым началом шторма, учёные доставили на базу крупную партию ледяных образцов с самой северной точки. Все ожидали нового научного бума, ошеломляющих открытий и жарких конференций, но погода – сорвала все планы. С «Воронки» больше не поступали сигналы, а уходить далеко от жилых корпусов люди в здравом уме не решались.

Тем не менее, давно пора выяснить, что же всё-таки там произошло.

Владимир втайне надеялся, что его присоединение к команде безбашенных людей, хоть как-то поможет ему прославиться, раз то не совсем не вышло с гляциологией.

«Надо было заниматься метеорологическими исследованиями, – думал он, – Быть может, удалось бы что мощненькое разработать касаемо контроля погоды, климата… Как нельзя актуально! Но, нет – купился на эту безумную, холодную красоту…»

Ледники всегда казались Владимиру одними из самых живописных объектов на планете. Работа в лаборатории напоминала о горе-научнике и безрадостных студенческих прениях, а перспектива захватывающих экспедиций, возможность посмотреть на ледники из космоса – не давала покоя молодой и горячей голове. Ледяные глыбы представлялись ему целыми историческими архивами, где хранится информация не только об истории климата, но и многолетних загрязнениях атмосферы. Исследования керна заманили его невероятной схожестью с детективными исследованиями. Владимир жадно рассматривал видеоархивы, где гляциологи анализировали каждый слой, обнаруживали пыль и интересные образцы грунта, постепенно восстанавливая историю целой местности.

 

Мысли роились в голове, наталкиваясь одна на другую, и сводились к предстоящему походу.

Анна, у которой не было технического образования – вообще непонятно, как оказалась в научном городке!

Научный интерес аспирантки состоял в отслеживании состояний людей, работающих в тяжёлых, экстремальных условиях. Она бесконечно носилась по корпусам с бланками и тестами, приставала к коллегам с вопросами, вводящими в ступор как минимум секунд на двадцать. Помимо этого, многих пугало её умение обращаться с оружием.

 

Поскольку подготовленных людей в городке было мало, ей позволили совершать вылазки в условиях повышенной опасности и плохой видимости.

Владимир её очень недолюбливал. Анна всегда казалась ему надменной. К тому же, она раздражала его своими «психологическими штучками». Результаты тестов по адаптации у парня были весьма печальны. Особенно, после ухудшения погоды – за окном не пойми, что творится, а тут ещё располагающие к самокопанию вопросы подсовывают.

 

Подкрался час дня – пора на обед.

Сразу после трапезы состоится собрание отчаянных людей. Владимир поправил стойку свитера, прилизал волосы, нацепил тёплые тапочки и отправился на цокольный этаж, где находилась столовая корпуса.

Столовая жилкорпуса напоминала обычную советскую столовую, без излишеств и роскоши. У старшего поколения сердце ностальгически потягивало при виде ряда столиков с белыми скатертями и мраморных колонн. Правда, рацион разнообразием не баловал – простейшие блюда из рыбы и бутерброды с икрой, которые успели порядком приесться. На завтрак давали кашу (не всегда молочную), в обед – неизменно рыбу, вечером бутерброды с икрой или рыбьим паштетом, либо, реже – простой кефир. Научные сотрудники шутили, что с таким питанием они всё больше ощущают себя пингвинами.

 

Владимир взял поднос, получил порцию и отправился к столику за мраморной колонной в углу – как раз, для любителей уединяться. Несколько недель назад, почти все столики были заняты и, в одиночестве поесть не получалось. Всегда кто-то, вежливо извиняясь и спрашивая разрешения, садится рядом с тобой. Сейчас же, столовая почти пустовала – некоторые умные люди, уехали до начала зимы, кто-то пропал без вести, а кого-то… съели дикие звери.

Аспирант, невольно поморщившись от таких мыслей, начал давить в тарелке крупные куски перчённых картофелин. Так, уха оказывалась чуть приятней.

-Да, теорий много! Вы задолбали со своими гипотезами! Ни доказать, ни опровергнуть! Поэтому, пойдем! – зычный голос военного, Игната, раздавался на всю столовую.

Когда-то, он служил в научной роте на севере и решил продолжить карьеру. Его возраст неумолимо приближался к пенсионному – ведь, военные куда раньше отходят от работы. Внешний облик Игната соответствовал военному стереотипному – о таких говорят, «банка хоть куда».

«Он с нами пойдёт. Не сомневался. Возможно, даже возглавит отряд», – рассуждал Владимир, обдувая ложку горячего супа.

-А если… я прав? – не отставал от вояки профессор. Коротышка дышал ему практически в пуп. – Вирусы неизвестного происхождения, все эти исследования мерзлоты… Мало ли, что они в своей «Воронке» на поверхность выудили! – причитало местное «светило» науки. –Надо… надо дождаться подкрепления, Игнат…

Профессора звали Леонид Евгеньевич. Лет ему под шестьдесят, но не слишком здоровый образ жизни безжалостно накидывал ему года, одаряя хриплым кашлем от частого курения и брюшком, растущим в арифметической прогрессии.

«А этот вряд ли с нами не пойдёт», – ухмыльнулся про себя Владимир, уплетая суп вместе с мягкими рыбьими косточками. – «Но от его теории, всё же… Как-то не по себе… Действительно, мало ли что там могло произойти…»

Он поискал глазами Анну. Та крошила в суп черный хлеб, в то же время, внимательно наблюдая за сценой, разыгравшейся почти в центре столовой.

-Кто-то должен это проверить. Рано или поздно! Нет времени ждать подкрепления! – Игнат отстранил пристающего профессора и уселся за столик, рядом с Анной.

Леонид Евгеньевич, вздохнув, махнул рукой и засеменил за подносом. Выглядел он неважно – изрядно помятый серый костюм, землистый цвет лица и до кучи, желтушные глаза.

Здоровенный Игнат снова поднялся, обвёл взглядом немноголюдную столовую и объявил:

-Внимание! – небольшой гул утих, и стуканье ложек прекратилось, – Желающие совершить вылазку в сторону научной базы «Воронка»! Могут присоединиться к основному составу. Сбор – через час, на первом этаже. Повторю – мы ждём только тех, кто действительно собирается ИДТИ, – военный сделал упор на этом слове и остановился на пару секунд, – Разговоры – только по делу. Приятного аппетита!

Тишина обволокла столовую – только через некоторое время, особо проголодавшиеся, вновь застучали ложками. Что-что, но с таким известием, аппетит явно подпортится.

Владимир наблюдал за реакцией коллег. Кто-то обречённо смотрел в свою тарелку, кто-то – шушукался с соседом.

Аспирант поймал на себе взгляд Максима – инженера-эколога. Он сидел в кругу щебечущих лаборанток. Одной рукой, он обнимал за талию Лену, плавно опуская руку ниже, а другой – прижимал к бедру свой неизменный альпинистский рюкзак цвета хаки. Владимир мысленно хмыкнул: «А не ходит ли он с ним, часом, в душ?»

Этот – точно пойдет. Ни одна драка в городке без него не обходилась. Максим не пропустил ни одной юбки, ни одной охоты. Поход в «Воронку» тоже не оставит без внимания.

Максим вопросительно выгнул бровь. Владимир пожал плечами, взял поднос и покинул столовую, пропахшую рыбой.

 

Аспирант спустился на первый этаж. Желающие присоединиться к отряду – уже собрались. Чуть поодаль от кучки бесстрашных стояли зеваки. Последних жутко интересовало, не перевелись ли еще храбрецы, и, кто готов выйти в объятия шквалистого ветра навстречу неизвестности.

Помимо Игната и Анны, аспирант насчитал ещё шестерых.

Артём – опытный геолог, любитель докапываться до сути. На вид ему – чуть больше тридцати. Шустрые карие глаза, поверхностная игривая улыбка и светлые юношеские кудри. Лишь морщинка на лбу накидывала года.

Как и следовало ожидать – инженер-эколог Максим, довольно крепкий и к тому же, ярый любитель охоты. Внешне он напоминал Винсента Вегу из «Криминального чтива». Длинные темные волосы, большой рот на скуластом лице, цепкие серые глаза. Поведение соответствовало киношному образу. Вечно недовольный, периодически пьяный – Максим не пропустит ни одной тусовки в городке.

Метеоролог Татьяна Алексеевна – о таких говорят «бой-баба». Здоровенная женщина типичной деревенской внешности с живой мимикой. Размеры не мешали ей двигаться быстро и порой, даже бесшумно. Любитель своего дела, к тому же, неплохой картограф и «мама для всех» в жилкорпусе. Митя, лаборант, походил на комара. Неизвестно, каким образом его приняли в экспедицию. Бледный астеник с глубоко посаженными, мечтательными серыми глазами. Он смотрелся бы гармоничнее на вечере поэтов, чем в вооружённом отряде. Ходили слухи, что на стажировке в отдаленном холодном краю, настояли именитые родители.  Последний не принадлежал основному «сталкерскому» составу – он тоже, как и Владимир, собирался идти в первый раз от скуки и безысходности. Улучшений погоды не предвиделось, его работа в «Воронке» сорвалась, и сидеть на месте представлялось делом бессмысленным.

Игнат, как и следовало ожидать, взял на себя роль командира. Военный осмотрел на свои старые, но до сих пор исправно работающие и точные, армейские часы. Анна стояла рядом с ним, задумавшись и скрестив руки. Геолог Артём покачивался взад-вперёд на носочках. Боевая метеоролог и охотник-эколог, выглядевшие самыми бодрыми, скептически осматривали новичков. Лаборант втянул голову в плечи, а Владимир, не сонный только благодаря цикорию, подобрался ближе к членам безумной экспедиции.

-Как я понял, нас семеро, – выдал Игнат, когда часы показали ровно два. – Все понимают, что идут навстречу смертельной опасности?

Все вразнобой закивали. Растерянный Митя кивнул запоздало, занятый изучением больших, стилизованных под советские, плакатов. Яркие, с преобладанием красного, жёлтого и чёрного цветов, они смотрелись вполне уместно на стене цвета морской волны. Помимо традиционного плаката «Не болтай!» привлекали внимание два счастливых геолога у пробуренной скважины, под ногами которых пестрела крупная красная подпись «Меньше беседуй – больше исследуй!». Ещё забавней выглядел спешащий учёный, нарисованный будто бы сидящим на шпагате. Чёрная надпись сбоку всё объясняла – «Ты в корпусе, друг, просто так не сиди – скорей-ка на базу трудиться беги!».

Раньше, Владимир не обращал внимания на эти плакаты. Больше всего его добил плакат с изображением четырёх счастливых людей с научно-популярными журналами в руках, над головами счастливцев желтела надпись курсивом «Жить стало лучше, жить стало веселей!»

«Бежим, бежим на базу», –  подумал Владимир. – «И живётся весело, как в песне, ага…».

-Раз все понимают, куда идут, то перейдём к делу, – продолжал Игнат. – Объяснять, что нужно с собой брать, как одеваться, как себя вести – нужно только двоим, – военный бросил суровый взгляд сначала на Митю, потом на Владимира. – Думаю, за оставшиеся полдня Татьяна Алексеевна успеет провести ликбез.

Татьяна Алексеевна расползлась в улыбке и одобрительно кивнула. Анна заметно подавила смешок.

Игнат, ни на что не обращая внимания, вновь заговорил:

-Выдвигаемся завтра утром, на снегоходах. В восемь ноль ноль. Жду вас здесь всем составом. План такой: по дороге, пробраться через лесополосу к базе «Воронка». Цель: выяснить, почему пропали сигналы.

-Дорогу-то наверняка замело, – робко вставил Владимир.

Лучше бы не вставлял.

-На случай этого, вдоль неё располагаются высокие столбы-указатели. У тебя что, память отшибло? – повысил голос Игнат. – Проблемы могут быть в другом, как вы можете догадаться. Дикие животные близко подходили к жилым корпусам, и тем более, могут встретиться на пути. Рев снегоходов отгонит их, но может быть и так, что нам придется остановиться. Каждому будет выдан автомат, некоторым из нас – с датчиками сердцебиения, на всякий случай. И ножи, само собой.

-В прошлый раз с ними повезло блин, с датчиками… – Максим, вспомнив какой-то эпизод с прошлой вылазки, помрачнел.

У Анны с лица слетели разом и самодовольство, и ухмылочка.

-Может выручить и сейчас, – каменное лицо Игната не менялось. – Провианта берём на неделю. Сухпаи, небольшие порции. Воду брать не надо – снег чистый. Насчёт одежды – всё пояснит метеоролог. Вопросы?

Напряженная тишина свидетельствовала о том, что, либо их нет, либо, оба новичка ничего толком не поняли и струхнули не на шутку.

-Техник! Подготовить снегоходы! – скомандовал напоследок Игнат.

 

Глава 2.

 

-Опять ты заладила, зззз-зарррраза! – прошипел Игнат.

Вояка забегал по комнате, как ужаленный тигр по клетке. Он-то думал, что Анька наконец растаяла, а она снова пристала к нему с этим походом.

-Игнат! Я стрелять умею, я пользу принесу! – Анна перегородила ему путь, уперев руки в бока.

-Мне что, следить за тобой все время?! Что я делать-то буду, если тебя грохнут, а?

-Ну вот еще спорный момент, кого грохнут! – скривилась Анна.

-Ладно, я тебя возьму… Но, если тебя хотя бы ранят… Ты от меня не отвертишься! – Игнат похабно усмехнулся и заржал.

-Ах ты ж… Ладно, – раздражённо выплюнула аспирантка и выскочила в коридор, едва не налетев на проходящего мимо Владимира.

Несостоявшийся метеоролог отпрянул в сторону и покрутил пальцем у виска. В     коридоре возле его лаборантской, по поводу всё того же похода, уже наорала на Максима Лена, так, что Владимир даже запорол последний опыт. Приступать к следующему аспирант уже не решился, и хотел отдохнуть на жилых этажах. Но, нет – и тут, его настигли семейные разборки.

Анна зыркнула на Владимира и поспешно сбежала.

 

Владимир любил наблюдать. Он часто становился свидетелем пикантных сцен научного городка. Вспоминая события предыдущих дней, он ухмыльнулся. Но, надо бы прочистить ведро для мыслей. Впереди, его ожидала насыщенная лекция от Татьяны Алексеевны, на которую без опозданий (что удивительно), явился лаборант Митя.

Метеоролог также выдала им всё недостающее – из вещей и провианта.

-Так, жиром обмазываться, как некоторые северные народы делают, вас явно не заставишь, – ухмыльнулась она, приведя парней в небольшую, заставленную хламом от пола до потолка, комнату.

Помещение оборудовали как склад всего, что необходимо для выживания в экстремальных зимних условиях.

На замечание юные «сталкеры» никак не отреагировали.

-Поэтому, – продолжала монолог Татьяна Алексеевна, – Под зимний камуфляж – немедленно, натягиваем на себя термобельё. И, никаких возражений, иначе, в ледышки превратитесь! – она достала два добротных набора обтягивающих черных штанов и таких же лоснящихся кофт.

-Как капусты будем… или луковицы, – отметил Владимир и тут же замолк, сообразив, что иногда лучше молчать.

Метеоролог круто развернулась, смерила обоих юнцов презрительным взглядом, но, смягченным голосом пояснила:

-Совсем не соображаете, соколики. Термобельё, термокуртки, камуфляж – всё нужно! Насчёт оружия – спрашивать не буду, умеете ли вы с ним обращаться или нет. Надеюсь, что чутка соображаете, а если нет – Игнат покажет. Главное, в своих не пальнуть.

Митя хмыкнул. Вот теперь Татьяна Алексеевна разъярилась:

-Чего ты ухмыляешься? Лаборааааантишко! Ничего из себя не представляешь, а ещё хмыкаешь! – её лицо побагровело, большой рот искривился, глаза, казалось, вот-вот выползут из орбит.

Владимир сразу смекнул, что лучший вариант – просто молчать, кивая головой с покорным выражением лица.

-Термобельё как следует натягивайте… как там вас мамка в детстве учила гамаши зимой натягивать… – лекция продолжалась уже спокойным, выровненным тоном. –Так, теперь шапки… Уши развязываете, нечего выпендриваться, а так, свои уши от ветра и снега защитите… – суетилась она, извлекая на свет всё больше вещей. – Вот вам и нагрудники  – горло дополнительно защитить. Ботинки, ах да, точно, вот вам и ботинки для наших условий. Так, и носки тёплые вот ещё, поверх тонких. Вещмешки, конечно же… Я вам всё выдам!

Помимо рекомендаций по одежде, они наслушались и про сливочное масло, которое нужно добавлять в чай, как средство от простуды и для согрева. Про упражнение «воздушная баночка», которое необходимо выполнять, при длительном статичном положении тела на холодном ветре.

Так же, им напомнили про опасность влажности, и о прилегании разного рода ткани к телу, и многое другое. Несмотря на то, что у обоих были, вроде как, довольно светлые научные головы, лекции о выживании не полностью там уместились.

Многое предстояло познать в практике и, совсем скоро.

 

Нагруженные, они отправились по своим номерам, чтобы собрать походные рюкзаки и уже нацепить на себя часть выданного. По пути «сталкеры» столкнулись с охотником Максимом, и им представился отличный случай задать щекочущий вопрос.

-Что было тогда… на одной из вылазок? Кого подстрелили? – с интересом спросил Митя, выронив шапку с ушами.

У него никак не выходил из головы недосказанный случай, упомянутый Игнатом на собрании.

Максим, сочувственно вздохнув загруженным ребятам, поднял с пола шапку, лениво протянул Мите и ответил:

-Здоровая росомаха. Еле успели засечь, на расстоянии около семи метров… Новая разработка очень выручила. Полезная вещь, но не дай Бог, если все армии этим вооружить…

Митя судорожно сглотнул.

-Мне вопрос один покоя не даёт… Почему мы… на снегоходах вот старых отправимся, техника… тоже на ладан дышит, а есть вот эта разработка инновационная… которая вообще, по твоим словам, ещё на вооружение не принята? – Владимира больше интересовала эта сторона вопроса.

-Что касается сенсоров сердцебиения… На «Воронке» не только керн изучали… изучают, так ведь? При снежных бурях, последняя разработка – просто подарок. У нас первая, пробная, но исправная и неоднократно проверенная партия.

-Угу… – одновременно ответили ребята, и отправились по своим номерам.

-Тепличные, тепличные совсем, – ухмыльнулся Максим, накидывая рюкзак на плечи.

 

Бойцы – собраны, оружие – выдано. Смельчаков провожали всем корпусом. Но, встретят ли их в жилкорпусе как героев, и встретят ли вообще – неизвестно. В этих краях не только погода непредсказуема.

Может, встречать будет некого. А может, и некому.

Владимир вышел из корпуса и сразу ощутил резкий толчок в бок. Его сносило ветром, а с непривычки, устоять на ногах трудно. Ветер вёл причудливые игры со снегом – белая пустыня беспрестанно менялась, барханы двигались.

-Твою мать, ….! – выругался Игнат.

-Что такое, что такое… – Митя теребил Володю за рукав.

-Та сам не знаю! – прошипел тот.

Отряд столпился у небольшой пристройки жилкорпуса, которая служила здесь гаражом.

-Снегоходы… твою мать… – Максим вышел из гаража и сплюнул.

-Что случилось-то? – Татьяна Алексеевна уперла руки в бока.

-Аккумуляторы сдохли… в негодность пришли… – Максим насупился.

-Они… с-сами себя разрядили, – пискляво оправдывался техник…. Товарищ…

-Мааааалчать! Тебя просили вчера все проверить?! ААА? – гаркнул Игнат.

-Вчера… все было хорошо… Исправно… а тут, эти клеммы…

-Ветер – уже тише. Не сдует. Идем пешком. – Игнат вышел к отряду.

-Как это, пешком? – нахмурился Артем.

-На своих двоих, тупица!

Татьяна Алексеевна пожала плечами. Артем с Максимом непонимающе переглянулись, а Анна буднично восприняла новость. Во всяком случае, без эмоций.

-Ох, не нравится мне все это, – высказался Митя так, чтобы услышал только Володя.

 

Впереди шли Игнат и Максим, как более опытные, за ними – Анна с метеорологом и новички, а замыкал отряд бывалый боец Артём.

Выйдя за пределы городка, Игнат с Максимом остановились – чтобы посовещаться насчёт дальнейшей дороги.

-Потерялись… – выдал Митя, наклонив голову к Владимиру, чтобы тот услышал в свисте ветра.

Оба новичка вцепились в новые автоматы.

-Вряд ли. Они, наверное, те самые столбы ищут, ведущие к «Воронке», – предположил Владимир.

-Что-что?

Но, прежде чем Владимир успел повторить предположение, как глава экспедиции подал знак двигаться дальше.

Дорога к «Воронке» нашлась без промедлений. Осталось лишь, преодолеть то расстояние, что в тихую погоду занимало по времени не более тридцати минут пешком, не говоря уже о передвижении транспортом.

Все знали о возможных осложнениях, поэтому, ничего не загадывали.

 

Владимиру показалось, что, на бледно-голубого цвета экране датчика, на самом краю, появилась и исчезла небольшая светящаяся точка.

Он остановился.

-Ты чего? – Митя ткнулся ему в спину.

-На экран, на экран посмотри! – Владимир поднёс датчик к носу Мити.

Митя не увидел на экране ничего необычного. Точка больше не появлялась.

-Нас семеро, семь крупных точек, – прокричал ему в ухо лаборант. – Больше ничего нет.

-С краю была ведь небольшая точка… – Владимир уже сам не верил, было ли то на самом деле или ему привиделось с перепугу.

-Чего застыли? Вперёд! – поторопил их Артём.

Парням стало не по себе – особенно, Владимиру. Та мерцающая точка теперь занимала все мысли.

Здесь есть кто-то, кроме них. К тому же, точка размазалась, прежде чем окончательно исчезнуть с экрана. Это означало одно – оно двигается гораздо быстрее людей.

А может, это всё нервы…

 

Отряд с трудом продвигался дальше. Назвать дорогой едва видимую тропу можно с большой натяжкой. Пятиметровые столбы сократились вчетверо из-за огромных сугробов. Следов, само собой, не просматривалось – ветер продолжал бесчинствовать, заметая всё на своём пути.

Время тянулось. По ощущениям бойцов, прошло уже больше часа. Владимир мысленно благодарил Татьяну Алексеевну за термобельё, убедившись, насколько сильно спасают вещи от неистового ветра.

Прежде, чем однообразие успело наскучить парню, и он начал отсчитывать шаги, Игнат остановил отряд.

Перед ними оказались трактор и буровая установка, брошенные посреди дороги между столбами. Ни тел, ни каких-либо предметов поблизости не оказалось. Может, что-то скрывается под снегом, но сейчас, не время раскапывать…

Игнат и Максим обошли установку кругом и, ничего не обнаружив, дали команду двигаться дальше.

-«Воронка», наверняка уже рядом. Оттуда и была отправлена на очередной объект буровая установка, – высказалась Анна.

-Обратно не доехала, – предположил Максим.

-Может, люди на базу добрались без происшествий. А установка застряла и они, понимая, что улучшений погоды не предвидится, отправились на базу, – добавил Артём.

-А может, их давно съели. Шум техники много кого мог потревожить и разбудить. Неподалёку лесополоса, не забывайте, – заключил Игнат, взглянул на датчик и продолжил путь.

То ли они привыкли к погоде, то ли, ветер действительно начал стихать – но звуки многократно усилились. Слышимость улучшалась.

 

Через несколько минут Анна с Игнатом замерли, подав всем знак остановиться. Владимир тут же перевёл взгляд со своих зимников на датчик.

Точек было восемь.

Добавилась одна – маленькая и довольно подвижная. Будто бы, кто-то суетился.

Отряд замер.

Бойцы мысленно перебирали все виды животных, которые могут здесь встретиться. Медведи и росомахи не представлялись самыми страшными. Фантазии отсылали к древним легендам и сказкам о йети и тому подобном. Вспомнились жуткие страшилки детства, вытесняя всё объяснимое и логичное.

 

Максим с Игнатом остановились, сняв автоматы с предохранителей.

Перед ними оказался человек, беспрестанно бормотавший синеватыми губами. Его руки совершали замысловатые и стереотипные движения. Вот почему точка на датчике суетилась.

«Сталкеры» обступили неизвестного полукольцом.

-Назовись! Имя! – скомандовал Игнат.

Ответа не последовало. Мужик показался Владимиру смутно знакомым.

Кажется, где-то виделись…

-Назовись! – военный повторил команду.

Бойцы переглядывались между собой. Ситуация угнетала и давила.

Странный человек перестал бормотать и застыл. Глаза, пугающе холодные, серые – смотрели в никуда. Сетка тонких морщинок выдавала в нём мужчину лет пятидесяти. Голову покрывал капюшон термокуртки, местами порванной, а на перчатках замёрзла кровь – верхние фаланги пальцев отсутствовали.

-Мы тебя не тронем, – Максим приблизился к человеку, не отрывая пальца от спускового крючка.

Человек отшатнулся, помотал головой и побрёл прочь от отряда, продолжая бормотать.

-У него шок, – констатировала Анна.

-Ещё бы, он вот-вот замёрзнет здесь! И руки… Ты его руки видела? – прогремела Татьяна Алексеевна.

-Что… что делать будем? За ним пойдём? – спросил Митя, надеясь, что его не услышат.

Но его услышали.

-Ты что, парень, упал что ли? – подал голос Артем.

-С дороги не сходить! – Игнат смотрел вслед странному человеку.

-Оставим его? У нас мало времени, – предложил Максим.

Татьяна Алексеевна испепелила инженера взглядом.

-Пусть идёт с нами в «Воронку», – предложила Анна. – Не оставлять же человека умирать. Определённо, у него расстройство…

-Верно. Уже недалеко, – перебил ее Игнат и отправился вслед за несчастным.

Военный с геологом остановили скитальца. Тот уже успел содрать с себя шапку, и Владимир вскрикнул, узнав его по ёршику русых волос.

-Вспомнил! Я его знаю… То есть, видел, – закричал аспирант, и на него обратили внимание все члены отряда. – Видел его в корпусе недели три назад, до ухудшения погоды… Вроде, Борис зовут. Помню, что инженер с «Воронки».

-Борис, Борис… – затормошили его.

Татьяна Алексеевна заботливо накинула Борису капюшон.

Но Борис не желал разговаривать ни с кем, кроме себя. Более не сопротивляясь и не убегая, он покорно пошёл в сторону базы, вместе с остальными.

 

Теперь Владимир думал о том, что могло случиться с таким бодрым, жизнерадостным, общительным инженером – каким он и запомнился тогда. Однажды они столкнулись в жилом корпусе, и Борис, шутя, спросил: «Ну как молодёжь, продвигает науку?».

 

Отряд, озадаченный тем, что могло произойти с инженером, чуть не забыл про самую главную опасность.

На датчике то появлялась, то исчезала – крупная девятая точка…

 

Глава 3.

 

Что-то тёмное пронеслось перед ними. Из-за невероятной быстроты никто не успел понять, что именно.

Щёлкнули затворы. Члены отряда перегруппировались в круг, спинами друг к другу. Сквозь свист ветра слышался утробный рык.

-Вот и… влииипли, – Митя затрясся.

Владимир всматривался в белое пространство. Сплошная пелена. Никого. Почему-то ему казалось, что зверь нападёт именно с его стороны…

Напряжение росло. Но громадная росомаха появилась с другой стороны – Татьяна Алексеевна разрядила в неё всю обойму.

Истекая кровью, росомаха метнулась в сторону Анны и Игната.

Их пули добили животное, и оно, когтистое и косматое, взревев в последний раз, рухнуло наземь.

Бойцы выдохнули и продолжили путь.

 

«Воронка» представляла серое обшарпанное здание в три этажа, в форме усеченного конуса. Основание, слишком длинное по сравнению с высотой, придавало строению неуклюжий вид.

Научная база, единственная в этом городке, но далеко не последняя в округе.

Конструкция выглядела как металлический бункер с несколькими тонированными окошками. Под землёй, пролегала перевернутая копия базы, глубиной в три этажа.

Ходили слухи, что поблизости, помимо «Воронки», находится еще несколько скрытых научных объектов – лабораторных комплексов.

Именно из-за большого количества запутанных подземных ходов, научное сообщество решило именовать базу «Воронкой».

 

Борис молча плёлся за группой. Но, стоило отряду подойти к научной базе, как он завопил:

-Неееееет! Неееет! Ни за что! Только не туда, не туда!

Глаза бедняги, расширившись, приобрели более осознанное выражение.

-В чем проблема? – Игнат обошел инженера сзади.

-Там все… чужие… Вроде, все было одно – коллеги, знакомые лица…

-Хочешь сказать, базу кто-то захватил? – спросила Анна.

Борис сглотнул ком в горле и пробормотал:

-Мой коллега был рядом… А потом, вместо него оказался другой человек… С другим лицом. Совсем другим лицом… Не пойду, не пойду, не пойду…. Неееет… ни за что, не пойду… – просипел он.

-Мы тратим ценное время на болтовню с сумасшедшим! – Максим подошёл ко входу в «Воронку», огромной железной двери с кодовым замком. Круто развернувшись лицом к отряду, он добавил, – Пока мы тут занимаемся чем попало, ещё зверье придет. Выясним, что произошло, – он указал на дверь, – только одним способом.

-Согласен, – тут же отозвался Игнат, схватил брыкающегося Бориса и подошёл к двери.

-Я прикрою, – Максим обратил внимание на датчики сердцебиения. -Тихо. Порядок.

Игнат удерживал Бориса в болевом захвате. Татьяна Алексеевна, с укоризной посматривая на военного, всё-таки набрала старый код.

Подошёл. Шлюз разгерметизировался, и тяжелая дверь отворилась.

-Интересно, чего они его не сменили… Должны были сменить этот код пару недель назад… – удивилась она.

-Странно, – прошептал Владимир.

Перед входом, Игнат достал из рюкзака рацию.

-Приём… корпус… приём… Отряд в «Воронке». Повторяю: отряд в «Воронке».

«Да, через эти стены сигнал не пройдёт» – прикинул Владимир. –«Интересно, как же он дальше-то собирается на связь выходить…»

Рация хрипло зашипела.

-Не успели зайти, как уже помехи, – сплюнул Максим.

-Принято… принято… – рация заговорила искажённым голосом профессора.

-Одни профессора остались… Вот и отряд-то сколотили, из того, что было, эх… – Татьяна Алексеевна, сочувственно вздохнув, бросила печальный взгляд на Митю.

-Вперёд! – скомандовал Игнат.

В этот момент рванул Борис. Только не в «Воронку», а в обратную сторону.

-Стоять! – Игнат взял сотрудника на прицел.

-Ты сдурел?! – Татьяна Владимировна встала на линию огня. –Он тебе ничего не сделал.

-Игнат, да хрен с ним, он чокнутый, – разрядил обстановку Максим.

Борис уже скрылся за деревьями.

-Вот это здорово сиганул! – ухмыльнулся Артём.

-Ладно. Вперёд! – военный круто развернулся и направился к двери.

 

Все ожидали увидеть россыпи гильз, трупы, лужи крови, искорёженное и поломанное оборудование…

Но… на базе «Воронка» ничего не произошло.

Гладкие стены и кафельный пол сияли безукоризненной белизной. Еле слышно стрекотали приборы и гудели холодильные камеры.

Подозрительное затишье давило и настораживало. Судя по исправности оборудования и клинической чистоте – кто-то здесь обитал, поддерживая базу в относительно рабочем состоянии.

Убеждённость сталкеров в том, что базой управляет мистическая сила, испарилась с внезапным появлением одного из сотрудников. Тот выскочил из-за прозрачных холодильников с льдистыми образцами керна, как чёртик из табакерки.

Игнат и Максим одновременно направили на него стволы автоматов.

Почему работник станции, так педантично следивший за ней, напрочь забыл о своём внешнем виде?

Что это за демоническая улыбка, за которой скрывается отчаянное безумие?..

На вид – ему примерно столько же лет, сколько Владимиру и Мите. Халат салатового цвета помялся, даже швы местами разошлись. Растрёпанные волосы напоминали птичье гнездо. Глаза лихорадочно блестели, рот искривился в ухмылке. Неестественно скалясь, сотрудник «Воронки» гостеприимно распахнул руки, словно желал заключить новоприбывших в объятия.

-Оооо, кто-тооо прииишел! Обещаааааали приииииийти ведь, ха-хааааа, – всплёскивая руками, пропел он.

Бойцы переглянулись между собой. Они проникли на базу без предупреждения, вооружённые до зубов – а тут, сотрудники дурачатся.

-ПОЧЕМУ не отвечали на вызовы?! Проблемы со связью? Где аппарат?! – спросил ученого Игнат, по-прежнему держа чудака на прицеле.

-Да, так-то ничего не случилось, работаем, хи-хи, – не глядя на военного, в сторону ответил тот, теребя грязные рукава и поглядывая по сторонам.

-Да опустите вы оружие, наконец! – не выдержала Татьяна Алексеевна. –Разве не видно, что он и мухи не обидит?..

Анна схватила Игната за рукав термокуртки и отвела в сторону.

-Что Борис, что этот – очевидно, психически нездоровы. Я не знаю, что стряслось, но делаю ставку на какой-то шок. Не может же… быть так, что всех сотрудников разом поразило бредовое расстройство? – прошептала она.

Игнат выслушал Анну и предположил:

-Значит… Они увидели нечто, что ввело их в такое… состояние.

-В таком случае, нам нельзя разделяться, – Анна встревожилась.

От уверенного и напыщенного вида не осталось следа.

-Посмотрим, как поведут себя остальные. Может, кто-нибудь сможет внятно объяснить, что здесь происходит, – вмешался Артём.

-Что творится… Что же случилось с ребятами… – запричитала Татьяна Алексеевна.

-Может, они видят то, чего не видим мы?.. – вполголоса высказался Митя, за что удостоился нескольких презрительных взглядов.

На нелепость ему никто не ответил.

Владимир про себя отметил такую возможность.

Наверное, он единственный, кто не счёл предположение Мити абсурдным.

 

Глава 4.

 

-Ты… готова умереть за науку?.. Готова… умереть за меня?..

Анна во все глаза смотрела на своего наставника. Тот стоял у окна, облокотившись на подоконник.

В комнате пахло сигаретным дымом и свежей бумагой с типографской краской.

-Да… – вскочив, ответила Анна.

-Ты у меня – любимица, самая способная ученица… – он отошёл от окна и приблизился к девушке.

На его лице играли тени. Анне казалось, что холодные серые глаза просвечивают её, и смущённо потупила взор. Сильная рука коснулась её волос и остановилась на щеке.

Тело задрожало от приятного волнения. Анна знала, что сделает всё не столько ради науки, сколько… ради него. И в этот далёкий, оторванный от мира город поедет, и останется навечно среди его снегов, если иного выхода не предвидится.

Она не знала, что за теплотой его рук кроется холодный расчёт.

 

Обход базы продолжался. Зловеще гудели холодильные камеры. Даже мерный шум вентиляции действовал на нервы. Митя с Владимиром невольно морщились от крысиного писка. Время от времени, перед глазами возникали жуткие картины, подкреплённые сыроватым смрадом вентиляционных шахт. Ребята облегчённо выдохнули, когда отряд миновал подсобные помещения и снова оказался в стерильной части лаборатории. И неважно, что здесь полно странных сотрудников.

Всё равно, как-то спокойнее.

Сталкеры миновали огромный электробур для сверления скважин во льдах. Буровой снаряд весил не менее тысячи килограмм при длине около двадцати пяти метров. Вот почему, основание базы настолько протяжённое.

Далее, начинался спуск на нижние ярусы. Самый нижний ярус, сердце лаборатории, называли сектором А. Допуск туда имели элитные сотрудники.

Не обращая внимания на отряд вооружённых людей, они вытирали пыль со шкафчиков, холодильных установок и подмигивающих красными и зелёными огоньками приборов. Один из сотрудников суетился возле электробура, мурлыча что-то малопонятное себе под нос. Другой, тихо посмеиваясь, хлопал дверцами шкафчиков с глупым выражением лица.

-Что за …! – дернулся Максим, едва не наступив на выползшего из-под стола сотрудника. Тот восторженно загукал и смачно пустил слюну, завидев ошалевшего человека с автоматом.

 

-Снять показания… Снять показания… – бубнил ещё один ученый, бегая между установок.

-Соколик, что с тобой? Ну… чего ты?.. – поймала его Татьяна Алексеевна.

-Снять показания… снять показания, – ученый закатил глаза, силясь высвободиться из материнских объятий метеоролога.

-Ты кто… что ты здесь делаешь? Кто ты такой?!

Сотрудник элитного класса, с золотистым бейджем на лабораторном халате, тряс своего коллегу. Тот часто заморгал, не в силах что-то ответить.

-Смотри… как Борис, – Анна поравнялась с Игнатом. –Тоже, своих не признаёт.

-Теперь понятно, почему они не выходили на связь, – Максим цокнул языком.

-Нехорошо… ох нехорошо… – подоспела Татьяна Алексеевна, так и не добившись ничего от того сотрудника.

Владимир посмотрел на Митю. Тот, бледнее обычного, вцепился в автомат и двигался маленькими шажками. Артём молча наблюдал за происходящим, изредка нахмуривая брови.

-Какое сегодня число? – Анна подошла к сотруднику, который натирал лабораторную дверь до блеска, водя тряпкой по одному и тому же месту.

-Число… ах, да… Число, – сотрудник задумчиво почесал лысину и снова приступил к занятию со всем усердием.

«Как такое могло случиться?», – недоумевал Владимир.

Будто, кто-то сыграл с базой нелепую шутку, обособив её от всего мира. В стерильном лабораторном воздухе витала немая угроза. Гости тщетно пытались вступить в контакт с работниками «Воронки» – выведать ничего не удалось.

 

Тем временем Анна, призывавшая Игната не разделять отряд, сама куда-то запропастилась.

-Где же… наш психолог? – спросил Владимир, зыркнув на Игната.

Военный забеспокоился. Ещё бы, по всему городку ходили сплетни, что он неравнодушен к девушке. В жилых корпусах любили травить байки про лаборатории и сплетни про отношения. К тому же, Игнат сам давал повод, при любой случайной встрече пожирая аспирантку глазами.

-Чем ты смотришь?! Где она?! – Игнат ткнул Максима прикладом в бок.

-Ты охренел?! Я что, должен за всеми усмотреть? Она незаметно просочилась куда-то, – возмутился Максим. – Сам недоглядел за своей девкой, блин! Теперь, ищешь виноватых!

-Да что ты… – разъярился было тот, но между двумя здоровенными бойцами встала Татьяна Алексеевна, нисколько не уступавшая им по пробивным свойствам.

-Спорить – бессмысленно. Мы все виноваты – были не внимательны, как следует. А ссоры, ребятки, не помогут её найти.

От одного взгляда Татьяны Алексеевны мужчины втягивали головы в плечи и пятились назад, как раки.

Владимир поражался, насколько здорово, что с ними эта женщина. Она действительно могла разрядить обстановку, её слушали и слушались. Боялись даже.

-Поддерживаю, – донёсся голос замыкающего.

Артём успел немного отстать.

Игнат ограничился сухим и жёстким:

-Впредь не разделяться. Не отставать. Быть начеку. Найдем её.

Чтобы немного отвлечься, Владимир предался воспоминаниям.

 

-Гасчёты, быстго!

Владимир подпрыгнул. В комнату заглянул разъяренный научник. Круглые очки на мясистом носу, глубоко посаженные поросячьи глазки, картавый голос, костюм, усыпанный перхотью – кошмар аспиранта.

Кошмар продолжался изо дня в день. Который месяц. Никакой благодарности. Ноль свободы, минимум творчества. Одни сухие расчёты.

Ты – никто. Бесполезное создание.

Именно поэтому мысль о длительной стажировке показалась Владимиру заманчивой. Новым шансом, способностью покончить со старым образом жизни.

Он отправил статью на конкурс, ничего не ожидая. Но аспиранту повезло, и в один прекрасный день, кошмар закончился.

Владимир запомнил этот день до мелочей. Как пошёл на почту, достал из конверта грамоту… приглашение на стажировку.

Парень посчитал событие судьбоносным. И решил, что именно оно кардинально изменит ход жизни.

 

Улучив момент, когда Артём замешкался у приборов, Анна юркнула в ближайшее подсобное помещение. Схему «Воронки» она могла рассказать среди ночи – ещё до стажировки, она знала базу от и до.

По пути, ей попадались работники с теми же стеклянными глазами и странным поведением. Кто-то качался на стуле, обхватив себя руками. Кто-то бесцельно носился взад-вперед по коридорам, никого не замечая. Кто-то во всё горло распевал песни, кто-то бормотал себе под нос. Аспирантку предупреждали, с чем придется иметь дело – но реальность оказалась более пугающей.

В другом подсобном помещении, она увидела сваленные друг на друга трупы. В нос ударил невыносимо тошнотворный, сладковатый запах. Три тела бугрились в углу комнаты, не покрытые, в темно-зелёных лабораторных костюмах. Подойти и осмотреть их у Анны не хватило мужества – от трупного запаха её замутило. Без убийств (или, самоубийств?..) не обошлось.

Миновав полумрачные и зловонные подсобки (освещались они только красным аварийным светом), Анна остановилась.

Не просто выдохнуть – достать важную вещь.

Девушка выудила из пухлого рюкзака тонкий кожаный планшет – удобную походную сумку для карт и других тонких и плоских вещей. Но, хранились там не только карты. Анна извлекла продолговатую прозрачную капсулу, сделала надрез, приготовила запасённые шприц, спирт и ввела себе под кожу содержимое капсулы.

Вся команда подвержена безумию. В любой момент, все бойцы могут лишиться рассудка. А вот Анне теперь ничего не грозит – ведь любимый заверил, что всё будет хорошо и пойдёт, как надо.

Она ввела пробу вакцины от вируса, что подчинил себе разум всех обитателей «Воронки». Превентивная вакцина долгие годы создавалась учёными на основе гипотез.

Девушку не волновало, как долго пробный антивирус сможет защищать и, защитит ли он вообще. В чём-то, они похожи с Игнатом – что у того, всё «по приказу», что у неё, обратной дороги нет.

Аспирантку основательно готовили к исследованию и велели достать образец редчайшего вируса родом из прошлых тысячелетий. Вирус содержался в безобидных цилиндриках керна. Однажды, его уже находили, но исследования прикрыли, а причастных ему – убрали.

Не только бактерии, паразитировавшие на мамонтах и прочих существах тех времён, представляли опасность. Научные руководители Анны мечтали получить образец для досконального изучения. Исследования, которые поразят научные сообщества масштабностью – ведь для изучения такого феномена одних лекарей души будет недостаточно. К психиатрам присоединятся биологи, химики, нейрофизиологи… Междисциплинарные, элитные исследования принципиально нового уровня!..

Как же будет доволен тот, ради кого она, Анна, так старалась! Его одобрение куда важнее, чем научное признание и слава….

 

Девушка прониклась воспоминаниями об учёбе. И не заметила, как перед ней оказался огромный охранник с толстым железным крюком в руке.

На безумном лице читалось маниакальное возбуждение.

-Чужиииииие! Чужииииииие на базеее! – завопил он, сверкая налитыми кровью глазами и обнажая жёлтые зубы.

Чёрные усы, до кучи, придавали ему поистине дьявольский вид.

Анна быстро нашла выход из положения. Будто застыв, она прикрылась рюкзаком и осторожно вытащила из-за пояса Беретту с глушителем. Чудом, девушка успела выстрелить прежде, чем безумец занес над нею крюк.

Охранник плюхнулся громадной тушей на ступеньки, с грохотом уронив оружие.

-Твою ж мать! – выругалась Анна.

Она бросилась вниз по ступенькам, на самые нижние ярусы сектора А.

Именно там, по расчётам учёных, должны храниться образцы заражённого керна.

 

Глава 5.

 

Грохот услышали все.

-Это что было? – пробасил Максим.

Все замерли.

-Рядом, рядом совсем, – Артем указал на приоткрытую дверь подсобного помещения.

-Идём, – решил Игнат, и отряд пошёл по следам беглянки.

Но, на пути им попалось одно сдерживающее обстоятельство – в виде пожилого сотрудника злосчастной базы.

Он преградил гостям путь перед подсобкой, куда были скинуты трупы. Не будь он улыбающимся милым дедушкой, Игнат бы давно оттолкнул его в сторону.

-С дороги! – приказал военный.

-Таааам смерть, не пущу вас! – пропел тот тонким голоском. – Погибли, они погибли… Влад, ученик мой… Двоих перестрелял… и себе пулю в лоб…

-В таком случае, опасности нет. Отойдите, – отрезал военный.

Первый раз, отряду попался внятно говорящий субъект.

-Нет. Опасность выползает из самого дна… Там… нехорошо. Кто там долго находится… Долго не выдерживает… Я вот вернулся, но… Временами, будто бы выпадаю, забываю много чего… А как заглядываю в свой блокнот, натыкаюсь на имя любимого ученика, бегу его искать… и… и… – старик затрясся от рыданий.

Игнат разрывался между тем, чтобы как можно скорее найти Анну и тем, чтобы выслушать старика.

Владимир, неожиданно для самого себя, выступил вперёд и положил руку ученому на плечо.

-А потом, оказываетесь здесь, видите тело и… вспоминаете? – осторожно спросил он.

Старик достал из кармана халата скомканный платок и кивнул.

-Мы пришли помочь, – продолжал Владимир, – скажите, что вы изучали там, в самом низу?.. В секторе А?

-Последние… образцы керна из … подлёдного озера… Я говорил… говорил, что осторожно надо размораживать… Они там что-то… Да я… – его взгляд потерял осмысленность, и сотрудник побрёл прочь, более не преграждая путь к двери.

Игнат рванул ручку.

-Стой! Да подожди же ты! – остановил его Максим. – Слышал, что говорил старик? Там что-то не то. А мы даже не знаем, как с этим бороться.

-Здесь всюду что-то не то, если ты еще не заметил. Не торчать же здесь пожизненно, – военный отпёр дверь.

В нос ударил тошнотворный запах разлагающейся плоти.

-Самоубийца, вот и всего! За мной, – крикнул Игнат, прикрывая рукой нос.

За ним последовали остальные.

 

-Тебе пора на пенсию, Карелов. Служба, рано или поздно, подходит к концу, – полковник сделал затяжку.

Его лицо скрывалось в тенях и клубах сизого дыма.

-Полковник, я…

Впервые в своей жизни, Игнат замялся. Даже потолок кабинета невыносимо давил. Грязное окно за проржавевшими решётками почти не пропускало свет, но полковник обожал свою берлогу, сдувая пыль с каждой реликвии.

-Я понимаю, Игнат, понимаю… Время – штука безжалостная. –Полковник спрятался за кипой бумаг.

-Я же… сопьюсь, полковник… У меня ни семьи, ни родных… Ничего… – Игнат впился пальцами в столешницу.

Полковник затушил сигарету в пепельнице из черепашьего панциря.

-Ладно… Я долго думал над твоим положением, и в таком случае… У меня есть для тебя последний приказ.

Игнат оторвал руки от столешницы и выпрямился. Сердце радостно забилось. Он, Игнат, снова будет нужен! Он по-прежнему – военный, не отработанный материал.

Он – нужен…

-Слушаю, товарищ полковник!

-Эх, Игнат… Все бегут оттуда, а ты… – полковник поднялся. –Знаешь, чего там ребята только не делают, лишь бы не служить на севере… – он задумчиво поскрёб подбородок… Вводят себе под кожу вазелин, например. Конечность опухает настолько сильно, что… это напоминает заражение крови… страшное зрелище, Игнат…

Игнат молча кивнул. Он всё ещё едва сдерживал радость. Страдания молодых бойцов с заражением крови его мало интересовали в этот момент.

-Так вот… Не всегда успевают госпитализировать даже, чтобы на большую землю отправить, – продолжал полковник. –Ну, довольно разговоров. Раз ты так хочешь…

-Я уже говорил – мне некуда идти.

-Отправляйся на север, майор Карелов. Охраняй учёных. Ты же, как раз, столько-то лет в роте научной служил… Там, ты найдёшь своё место.

 

-Нельзя спускаться в сектор А, где эти образцы лежат, – шепнул Владимир Мите, когда они миновали страшную комнату.

-Что предлагаешь? Этот прёт вниз, как танк, ему на всех плевать, кроме неё, – Митя имел ввиду Игната.

-Предлагаю замедлиться, но… далеко не уходить. Ждать их тут… Посмотреть, какими они вернутся… Если вернутся, – добавил аспирант, оглядываясь.

-Допустим. А с этим, что … делать? – вздохнул Митя, мельком глянув на замыкающего. – Б-безысходностью пахнет… в воздухе что-то… Ты… чувствуешь?

-После вони от трупов я мало что чувствую, – отметил Владимир. – Здесь… страшно конечно… Но, я держусь.

-М-может… они тут все… ну запаникуют, переругаются, а мы улизнем, а? – с надеждой прошептал лаборант, заискивающе глядя на Владимира.

 

Отряд продвигался по широкому коридору. Ламп на потолке местами недоставало, и на стенах плясали причудливые тени, отбрасываемые светом фонарей. Татьяна Алексеевна несколько раз беспокойно оглядывалась назад, будто пыталась увидеть нечто необычное. Замыкающий насупил брови, что очень не сочеталось с милыми кудрями. Артём зыркал по сторонам, убегал вперед, чтоб заглянуть в лица членам отряда.

-Ты что в лицо светишь, придурок?! – прошипел Максим, оттолкнув геолога с дополнительным фонарём.

-Что опять?! – прорычал впереди Игнат.

-Наблюдательный ты наш! – сплюнул Максим.

-Ребят, спокойно… п-проверял… Безысходностью здесь пахнет, – Артём повторил слова Мити.

У Владимира по коже пробежали мурашки.

-Ребятки… заберём Анну и пойдём… Хорошо? – снова вмешалась Татьяна Алексеевна, только уже менее уверенно.

-Говорю же, проверил… – Артём отошел назад.

-Так, успокоились! Все на нервяке! – прикрикнул Максим.

Игривая ухмылочка давно исчезла с его лица. Игнат, здоровый, как скала, шагал впереди, не сбавляя темпа. Митя пару раз чуть не упал – и упал бы, если б не спина Владимира.

Казалось, что силы членов отряда тают по мере спуска к сердцу лаборатории.

«Интересно, что могло стрястись с Анной?» – терялся в догадках Владимир.

 

Наконец, отряд добрался до ступенек, по которым недавно сбежала Анна.

Вскоре, бойцы наткнулись на крюк, и очередной – на этот раз свежий, труп.

-Стреляли из пистолета, – отметил Максим, присев на корточки возле трупа охранника. Инженер поднял тяжелый крюк и повертел его в руках. – Вот эта штука и вызвала грохот.

-Анна, Анна… Она уже внизу! – Игнат, как заведённый, отправился вниз.

Пользуясь моментом, Владимир очутился на одной ступеньке рядом с Максимом.

-Ты прав. Мы не знаем, что нас ждёт. Игнат уже безумен!

Максим прищурился.

-Уж не слинять ли ты надумал, а, малой?

-Куда линять-то – позади сумасшедшие и аномальный буран, – Владимир спокойно принял вызов. – Ясно, что мы здесь надолго зависли. Но торопиться вниз…

-Как хотите, но я пойду за Игнатом, – Татьяна Алексеевна, растолкав ребят, вышла вперёд. – Нехорошо, ох, очень нехорошо делаете! – несмотря на внешнюю решительность, на её круглом лице читалось беспокойство.

-Посмотрим. Нет у нас, видимо, другого пути, – понизив голос, пожал плечами Максим.

Интересно, куда исчез его изначальный боевой настрой?..

Игнат суетится, Максим подавлен, у Мити нарастает тихая паника… Даже Татьяна Алексеевна даёт слабину. Артём тормозит больше обычного, Анна – так вообще, запропастилась.

«Я что, один из отряда нормальный?» – задумался аспирант.

 

Анна носилась по артериям подземной лаборатории. Заражённые неизвестным вирусом сотрудники попадались всё реже.

Блестящие цистерны с толстыми шлангами, бесконечная гряда холодильников, двери, двери и ещё раз двери, с изображениями значков самых разных видов опасностей. Знак радиационной опасности в жёлтом треугольнике. Такого же цвета треугольник с маленькой шаровой молнией внутри, что означало лазерное излучение. И, трёхсторонний символ биологической опасности, ярко-оранжевого цвета – простой трилистник, который составляют три равным образом пересекающиеся окружности.

Сменялись узкие и не очень, длинные серые коридоры – то с тусклым, близким к аварийному, освещением, то с таким белым и ярким, что резало глаза.

Вакцина, определённо, действовала. Двигаясь пустынными коридорами, девушка почти не испытывала волнения. Антидот, как оказалось, не только защищает от вирусов психотического происхождения, но и способен унимать страхи, волнения.

 

Череда коридоров привела Анну в комнату, уставленную холодильными установками. Специально подобранные синие лампы освещали образцы керна.

Помимо ламп, свет исходил и от самих образцов – цилиндриков льда разных размеров. И небольших, как школьный пенал, и покрупнее – размером с альпинистский рюкзак. Небесно-голубые оттенки переплетались с густо-зелёным, как хвоя, насыщенным цветом. Местами встречались прожилки и трещины глубоких, темно-синих тонов.

«Особые образцы. Не видела прежде таких», – подумала Анна, разглядывая керн через толстое стекло.

Рядом с одним из холодильников возвышался стол с колбами и кучей аппаратуры для разморозки. Колбы светились не менее ярко, чем ледяные образцы. Бирки с одинаковыми номерами свидетельствовали о том, что вся жидкость – одного происхождения.

Прислушиваясь к каждому шороху, Анна приступила к изучению разбросанных на столе документов.

«Образец H6548 со дна объекта Астра-1… разморожен… H6549… абсолютно идентичны… обнаружены бактерии неизвестного происхождения…» – глаза бегали по строчкам с обилием специфичной терминологии и многоэтажных расчётов.

«Н-образцы и были нужны!» – вспомнила Анна, затаив дыхание.

Сердце застучало чаще, ладони вспотели от нарастающего, приятного волнения.

В кипах документов нашелся ежедневник лаборанта, впервые разморозившего образцы керна.

 

Запись от 12.02.2022:

«Приступил к разморозке образца. Что-то новенькое…

… Разливаю полученную жидкость по колбам для дальнейших исследований, выявления и изучения микроорганизмов».

 

Запись от 13.02.2022:

«Жидкость, тоже светится… Люминесценция… как это возможно… В увеличенных размерах вирус напоминает звезду… Назовем её условно… Polarstern, по-немецки… Выясним. Мысли что-то путаются. Прежде… такого со мной не бывало. Возможно, переутомление…

Заходил Влад, пили чай. Много говорил о том, что проще застрелиться, чем безвылазно сидеть на базе. Дурацкая погода, буран этот, чтоб его… Связь предательски вырубилась. А Влад странный, совсем себя в руках не держит, нервничает. Да, и Борис А., приборы сегодня заходил проверять. Техника сбоит, непослушная какая-то. Инженер чуть не перепутал мне всё здесь, будто ему здорово память отшибло. Смеётся не к месту, достали его глупые шуточки… Да и простые вещи не помнит – не может назвать сегодняшнюю дату.

Да уж, точно с ума все сойдём взаперти…»

 

Запись от 14.02.2022:

«Кажется, что мысли вкладываются… просто вкладываются кем-то извне… Не могу понять – они не могут быть моими… Напряжение, что-то нехорошее идёт от этих колб, кажется, что в жидкости пляшут маленькие демоны… Когда долго смотрю на них, вдоль позвоночника начинает течь что-то холодное, гадкое… Становится совсем невыносимо, в глазах темнеет…»

 

На этом аккуратные записи заканчивались, постепенно перерастая в чудные каракули. «Острый психоз, причём, со стремительным развитием», – заключила аспирантка, захлопнув пыльный дневник.

Интересно, куда подевался автор записей? Не стал ли одним из тех несчастных, гниющих в подсобном помещении?..

Анна изучала отливающий сине-зелёным образец, держа его в стеклянной колбе, на уровне выше головы. Держала так, словно это был факел – символ грядущих побед.

Это означало то, что она выполнила заказ.

Теперь, она обретёт известность и будет обеспечена до конца своих дней.

Главное, скорее покинуть город, убрав с дороги тех, кто может помешать.

 

Глава 6.

 

Отряд остановился у приоткрытой бронированной двери.

«Обычно, такие двери блокируются специальным электронным кодом…», – поёжился Владимир.

Открытая дверь свидетельствовала либо о безалаберности сотрудников, либо о том, что до отряда кто-то уже проник в сектор А. В данном случае, верно и то и другое – охранник оставил дверь открытой, и Анна без проблем юркнула к заморозкам.

Бойцам до них ещё предстояло добраться.

Всем членам отряда доводилось бывать на базе, но до сектора А никто не спускался. Игнат водил бойцов коридорами до тех пор, пока до всех не дошло, что они ходят кругами.

-Видел эту цистерну! Вон, отметина белой краской… Были здесь уже, говорю же, – сплюнул Максим.

Игнат уставился на цистерну.

-Сколько часов мы уже в «Воронке»? – спросил Владимир.

-Четыре с лишним часа, – Татьяна Алексеевна глянула на свои часы и подошла к Игнату. – Ну так, куда дальше?

-Не знаю, – признался тот, выдержав паузу.

-А что мы, собственно, ищем? – Максим шагал взад-вперед. – Мы имеем дело с неизвестным… И, заметьте, нам не попался по пути ни один сотрудник! В самом сердце лаборатории, где должна кипеть научная жизнь… Сумасшедшие кучкуются наверху, в подсобке трупы… Вот мы и влипли…

-Где… Артём? – Митя, отвлёкшись от созерцания технических прелестей залов с аппаратурой, обнаружил, что позади никого нет.

-АААААРТЁЁЁЁЁМ! – гаркнула Татьяна Алексеевна.

Тишина. Несколько секунд прошло в напряжённом молчании.

-Арртёёёёём… Артёёёёём… – с присвистом раздалось из соседнего помещения.

Голос принадлежал не Артёму. Он звучал странно, совсем не по-человечески – в каком-то искаженном, механическом варианте.

Щёлкнули затворы. Мурашки забегали по телу даже у самых стойких.

-Что ещё за хрень… – выругался Максим.

Игнат, с оружием наготове, отправился на источник звука.

Отряд шёл за ним, крепко сжимая в руках автоматы. Холод оружия обнадёживал, уберегал от паники. Тот жутковатый голос ещё звенел в головах, несмотря на воцарившуюся тишину. А нарушил её Митя, споткнувшись о провода. Казалось, что упал не автомат, а целая цистерна.

-Придурок! – шикнул Максим.

-Я… я… сосредоточился слишком… я… я…. – Митя затрясся.

-Артёёём… Сосредоточ…. Средоточ…. Чился, – повторил голос.

Владимир почувствовал, что по всему телу струится холодный пот.

Игнат двинулся к ближайшей двери и распахнул её ногой. Засвистели пули.

-Тихо ты, это человек! В шлеме! Что творишь, твою же дивизию… – Максим толкнул военного, и тот выпустил пол-обоймы в потолок, разбив несколько ламп.

Белые матовые осколки зазвенели о пол.

-Хорошо, здесь цистерн нет, – шепнул Владимир Мите. –Мало ли, что оттуда полилось бы…

-Угу… – буркнул тот.

С виду, помещение напоминало обычную картотеку. Здесь хранились научные труды в бумажном и электронном вариантах. За системным блоком одного из компьютеров сгорбилась маленькая человеческая фигурка в халате – и, чудном шлеме.  В таком напряжённом состоянии, сотрудника можно запросто принять за инопланетное существо.

Татьяна Алексеевна содрала квадратный шлем с проводами-завитушками и в сердцах влепила работнику пощёчину.

Тот, нервно улыбаясь, повторил, уже вполне человеческим, голосом:

-Артём… Артём… Его искали? – он часто заморгал.

-Где он?! – Владимир не узнал собственного голоса.

Даже в голове зазвенело, виски запульсировали.

-Артём… Не знаю никак Артёма… Сос-ре-до-то-чился, – тощий и обросший сотрудник, выпучив глаза, повторил услышанное. – Где он, где он…

-Бесполезно, – махнул рукой Максим и поднял шлем. – Да, эта штука искажала голос. А мы тут чуть не обделались, тьфу…

Митя прислонился к шкафу с нумерованными ящичками. Парня трясло.

-Ты чего? – Владимир хлопнул друга по плечу.

-Да ничего, напугался просто… Сейчас выдохнул… пройдёт.

-Не обделался, соколик? – горько ухмыльнулась Татьяна Владимировна.

-Надо наверх! УХОДИМ! – неожиданно скомандовал Игнат.

-Погоди! А как же… Анна, и Артём? – подскочила Татьяна Алексеевна.

-Уходим… Анна… Артём… – монотонно бубнил неизвестный сотрудник.

-С дороги, мать твою! – Игнат ткнул прикладом женщину.

Та отшатнулась к стене, открыв рот от неожиданности.

-Ты тоже чокнулся? Да ты поехал, поехал, – Максим, отходя, на всякий случай взял военного на прицел.

 

-Мама нашего жилого корпуса! – просиял Леонид Евгеньевич, профессор с брюшком. –С праздником вас!

Татьяне Владимировне дарили бумажные букеты цветов. Её шестой день рождения в полярном захолустье. Все отсюда бегут, а она, становится мамой каждой смены лаборантов, учёных и аспирантов. Даже военные сердца пронимает своей искренней теплотой, что уж там говорить…

-Спасибо, что вы с нами… – Владимир тоже вручил букет бумажных тюльпанов метеорологу. –Не знаю, как вы здесь… бессменно… не тянет домой?..

Он давно хотел задать ей этот вопрос, но всё боялся, стеснялся. Бражка, определённо, добавила храбрости.

-Да что мне там делать-то, сынок?.. Хоть вы и меняетесь каждый год… Но вы все… родные… – её глаза увлажнились, она закашлялась. –Своих-то похоронила двоих… – она чуть не смяла ручищами подаренные тюльпаны, крепко сжав их… -Убили, сынку… А дочка…, – она заплакала.

Владимир пьяно поморгал и отодвинул от себя подальше недопитую бражку. Он винил себя за этот вопрос. Но, сейчас – не знал, как поддержать.

Лаборантка Лена первой бросилась обнимать Татьяну Владимировну. Все остальные последовали её примеру и обступили метеоролога кольцом.

Один Володя, смущённо, стоял в стороне, проклиная бражку.

 

Игнат развернулся. На разглаженном лице – неуместное выражение безмятежного спокойствия. Глаза пустые, стеклянные. Палец нажимает на спусковой крючок…

-Неееет! – заорал Максим.

Владимир успел толкнуть и повалить остолбеневшего Митю.

Застрекотали автоматы. Ответный огонь Максима не успел спасти метеоролога.

Она не до конца поняла, что же всё-таки произошло. Не успела понять. Пули прошили костюм, и он пошёл красными пятнами. Тело медленно сползло по стене, оставляя на белом кафеле яркие вишнёвые следы…

-Готов…! – выругался Максим и схватился рукой за правое плечо. – Зацепил всё-таки… с-собака…

-Нет! Зацепил, зацепил, зацеееепиииил…! – прокричал сумасшедший сотрудник из-под стола.

Хватило же ума спрятаться.

-Валим, валим отсюда! – заорал Максим.

Ребята вслед за ним покинули помещение.

-Кто бы… мог подумать, – выдохнул Митя.

Они снова оказались в зале с цистернами и чёрными шлангами, что расползались по полу, как змеи.

-Татьяна Владимировна… – Володя сглотнул ком.

Он так и не успел извиниться перед ней за тот случай на празднике. Не успел поблагодарить её за поддержку и заботу в трезвом виде, ясном сознании… Не успел.

Митя часто закивал и закрыл лицо руками.

-Нужно найти потерявшихся, пока… Пока мы ещё в норме, – Владимир сам начинал бояться некоторых мыслей.

-А ты уверен… что мы… ну, это… ещё в норме?.. Может, мы уже тоже начинаем… – Митя всхлипнул.

-Замолчи! – Максим ударил кулаком о стену. -Забудьте про Игната, Владимировну… Давайте-ка выбираться отсюда. Сообщим нашим, что здесь произошло. Когда наладится погода, департамент вышлет подмогу и разберётся со всей чертовщиной. Нам же, надо спасать свои шкуры, – Максим рукавом вытер лоб.

Кажется, кто-то упрекал Владимира в том, что тот, некоторое время назад, якобы собирался слинять.

-Согласен, но… – Владимир замялся на доли секунды и посмотрел инженеру прямо в глаза. Напуганные, даже … немного… безумные. – Как быть с Артёмом и Анной?.. Не бросить же их тут, посреди этого ада…

-Кажется, про них тоже придётся забыть, – Максим отвёл глаза.

На слове «забыть», символично выключилось основное освещение.

Лишь аварийные лампы светили зловещим, красноватым светом.

 

-Запомни – есть запасной путь до жилых корпусов, через лесок, вдоль утёса… Используй эту дорогу. Не знаю, хватит ли у тебя времени полюбоваться океаном… Но, там очень красиво, – говорил знакомый, приятный голос.

Анна сидела в кабинете у научного руководителя и жадно впитывала информацию, не упуская ни слова.

-Так будет значительно ближе, чем по основной дороге, – продолжал мужчина. –К назначенному времени, на площадке, тебя будет ждать наш вертолёт. Вроде, всё. Верю, что справишься! – он поднялся из-за стола, хлопнув крышкой ноутбука.

В комнате совсем потемнело.

Анна, задумавшись, смотрела в сторону.

Чем ближе стажировка – тем сильнее волнение.

-В чём дело, дорогая? – спросил наставник.

Он стоял в тени. Анна не видела его лица.

-Сложно… сказать. Вернее, признаться в этом… даже себе.

-Ты не уверена в нас?..

Анна сглотнула.

-Если… всё пойдёт не так?.. Если, раскроют? – девушка, не мигая, смотрела в темноту.

Мужчина заходил по комнате.

-Знаешь, в таком случае… Если у меня здесь, или у тебя там, что-то пойдёт не так… Давай договоримся?

-О чём? – Анна сжала влажными пальцами столешницу.

-Лучше забвение, чем поражение, – ответил наставник.

-Ты о… том, чтобы принять смерть… в случае чего?

-Именно.

Девушка вновь задумалась. В молодости привлекательна слава, картины героической смерти, жертвы во имя науки… Или, чего-то ещё.

Прошло несколько секунд молчания.

-Да. Договорились. Лучше забвение, чем поражение, лучше забвение, чем поражение… – Анна будто бы мантру повторяла. -Я умру за тебя, – добавила она напоследок.

 

Глава 7.

 

Артёмка, ну ты у меня и молчун! – жена наглаживала его кудри. –Уезжаешь так далеко, и… надолго… хоть бы, сказал что… ну поддержал… ну, что любишь меня, знаешь, что буду тебя ждать и всё-такое, – она надула губки.

-Время пролетит быстро, Настя… Есть слово «надо». – Артём осторожно отстранился от жены, боясь её обидеть.

Рюкзак уже готов. Скоро приедет машина, которая доставит его до вертолётной площадки. А дальше – заснеженный лес, база на севере… Наука.

-Я… хотела сюрприз тебе сделать, но… в общем… – сбивчиво заговорила жена, отчего-то положив руку на живот.

-Говори, Настя, – Артём поднялся и обнял её за плечи.

-Я беременна, Тёма… Малыш у нас будет, – она просияла.

Артём крепко сжал её руки в своих руках:

-Сделаю всё, чтобы вернуться скорее.

 

Анна возилась с бумагами, пытаясь утрамбовать в рюкзак данные о polarstern. Сбор документации занял больше времени, чем предполагалось – из-за беспорядка на столе, в шкафах, путаницы заляпанных бирок на образцах.

К счастью, здесь преобладали компактные, распиленные образцы. Один из них девушка поместила в небольшой контейнер и спрятала в рюкзак.

-Вроде бы, всё. Пора выбираться, – выдохнула Анна, поправляя и подтягивая лямки рюкзака.

Перед самым уходом, её взгляд упал на жидкости в колбах. Вирус в другом агрегатном состоянии очень хотелось прихватить. Слишком соблазнительно, оставлять здесь уже размороженное, доступное и совершенное … биологическое оружие.

Здесь же, аспирантка нашла миниатюрный пульверизатор для ухода за растениями. Вылив воду, она наполнила емкость сине-зелёной жидкостью.

«Так, закрутить, спрятать понадёжнее… Слишком заметно. Вдруг, встречу кого из наших по пути. Если они ещё… адекватные».

Раздались выстрелы. Анна вздрогнула, бросилась к двери, но… нос к носу столкнулась с Артёмом.

-Где все? – быстро нашлась она.

Артём, пошатываясь, шел вдоль холодильных камер, глазея на всё подряд.

«Не нравится мне всё это», – подумала Анна. – «Переигрываешь, зараза!».

Девушка поняла, что геолог лишь притворялся сумасшедшим. Она шмыгнула за холодильные установки и контейнеры. Артём развернулся и выстрелил в пустоту.

-Я знал, что ты здесь неспроста, – крикнул он. – Выходи, предательница. Не успеешь выбежать, всю изрешечу.

Анна выровняла дыхание. С выравниваем дыхания успокоилось и бешено стучавшее сердце. А с равномерным биением появилась и чёткость в мыслях.

-Всё же… выслушай меня, Артём, – попросила она, крепко сжимая в руке пистолет.

-Да-да, конечно… «Я сейчас всё объясню» и в таком духе, ляляля… – Артем сымитировал девичий голос. – Не ожидала, да? Я засёк, вычислил тебя и, тоже отстав от отряда, пошёл следом. Надо же, удалось тебя одурачить, хах…

-Удалось, – согласилась она. – Возможно, ты сделал правильно. Выстрелы-то слышал? Они наверняка друг друга перебили.

-На что ты и надеялась, – продолжал Артём. – А также на то, что и я буду в их числе, и ты спокойно заберёшь то, за чем тебя послали научные шишки… Я давно слежу за тобой – с самого приезда! Сразу понял, что с тобой не всё так просто… Это ты, ты снегоходы из строя вывела! Чтобы мы дохли, как мухи!

Анна судорожно соображала. Отнекиваться – бесполезно. Клеммы у аккумуляторов она действительно перемотала – сработало. К её счастью, Игнат не только отправил отряд по её указке, но и не стал его задерживать из-за технических неполадок.

Аспирантка предлагала психологические тесты всем научным сотрудникам и военным, читала от корки до корки их личные дела. Она прекрасно знала, на что лучше надавить.

-На самом деле, крови очень не хотелось… Но, так уж получилось. У меня есть противоядие, Артём, – подводила Анна. – Неизвестно, сколько ты ещё протянешь… Станешь безумным… Кто тебя там ждет, на большой земле?.. Ах да, Настенька… Ты ведь частенько с ней списываешься, любуешься её бесстыжими фотографиями… Я тоже, много что заметила, Артём… Нужен ли будешь ты ей тогда?.. Больной и беспомощный. Ах даааааа, – вкрадчиво продолжала аспирантка, -Она же ещё и ребёнка ждёт… Больной папаша… И, карьере твоей капут…

-Заткнись…! – Артёма трясло. На его висках запульсировали жилки.

-А тут с тобой антивирусом могу поделиться, а ты обзываешься… Нехорошо. Ты получишь антивирус, если согласишься выбраться со мной отсюда.

-Ахахахах, нашла идиота, – сухой смех геолога больше напоминал кашель. – Чтобы ты мне потом, при удобном случае, пулю в затылок или нож в спину?..

-А разве… у тебя есть выбор? Ты заражён, Артём. Все здесь заражены. Кроме меня. Также, у меня есть доза, которую запросто могу распылить. Процесс ускорится… И, вон, посмотри на те колбы – ты уже вдоволь наглотался испарений. Эта милая светящаяся жидкость и свела с ума всю базу. Со мной, у тебя есть шанс выбраться отсюда … живым… и возможно, адекватным.

Артём бросил быстрый взгляд на колбы и задумался на несколько секунд.

-Бррррехня!.. – выпалил он. – Не доверяю тебе! – на всякий случай, он снова взял дверь на прицел.

-Посмотри записи на столе, сам убедишься. Имей в виду – я ввела себе антивирус перед спуском сюда. Я знала, куда мы отправляемся и, что нам грозит.

-Ты… Весь отряд загубила! Да убить тебя мало, тварь!!! – Артём взбесился.

Пистолет дрожал в его руках.

«Без антидота долго не протяну… Один не справлюсь… Может, с ней договориться?..» – задумался геолог. Инстинкт самосохранения возобладал над всем остальным.

-Возможно. Но без меня никто бы не узнал об этом вирусе из льда, и вы всё равно бы погибли, не имея противоядия… Разве что…

-Что? – уцепился Артём.

-У кого-то… может быть к нему иммунитет. Хотя, маловероятно. Кто-то быстро сходит с ума, кто-то – далеко не сразу. У всех по-разному проявляется, индивидуально. В зависимости от времени пребывания в заражённой среде, интенсивности заражения, количества бактерий… Ещё нужно установить связи, подробно изучить. Видишь, я с тобой предельно честна, – говорила Анна, попутно проверяя обойму пистолета.

-Согласен, – процедил Артём. – Давай сюда противоядие!

-Допустим, я тебе даю противоядие, хорошо… Но, чего тебе стоит-то, меня прикончить и забрать данные с базы? Насколько… Я могу тебе доверять?.. Ты же так желал моей смерти… – девушка выбралась из укрытия, направив ствол «Беретты» на Артёма.

Тот уже не удерживал дверь на прицеле.

-Я – не ты!.. У меня даже мыслей таких… У меня жена, ребёнок…

Пистолет задрожал ещё сильнее.

-К тому же, вирус мог зацепить тебя раньше всех остальных… Сейчас, ты выходишь из себя. Видел бы ты свои глаза, Артём, – Анна продолжала вещать гипнотическим голосом. – Они уже… безумны… как будто, это уже и не ты вовсе. Я хочу тебе помочь, но, как могу верить?.. И ты, не верил мне ведь поначалу… Посмотри на свои глаза, слева от тебя зеркало, на столе… Ну же, Артём, посмотри… – ласково пропела аспирантка, пятясь к приоткрытой двери.

Артём повиновался гипнотическому тону и посмотрел на себя – взмыленного, потного. В глазах и правда… будто, огоньки плясали…

Рука Артёма безвольно опустилась. Грохот упавшего пистолета заглушил тихий писк электронного замка. Этих секунд как раз и хватило Анне, чтобы благополучно смыться.

Артём остался один на один с накатывающим безумием.

«Дверь заперта», – выдохнула девушка.

Стоило ей сделать пару шагов, как выключился свет.

 

-Что происходит?! Чокнутые питание вырубили?.. – крикнул в темноту Максим.

Владимир грешил на Анну, вспоминая её подозрительное поведение. Митя молчал, стоически изображая покорность судьбе.

-Ну… зато все двери разблокировались, – добавил Владимир.

У него, в отличие от остальных, мысли не теряли ясности и чёткости. План действий рельефно выстраивался в голове.

Так замечательно голова не работала даже в хорошую погоду.

-Значит, выберемся отсюда. Фонарики нам в помощь, – Максим достал из рюкзака здоровый фонарик с электрошоком.

Троица проложила путь до лестницы. В красном свете аварийных ламп влажно поблескивали тёмные следы крови.

-Идите дальше сами, – вдруг выдал Владимир, повинуясь чутью. – Я найду остальных.

-Ты что, тоже уже… того?.. – обалдел Максим.

-Выбирайтесь, расскажете в жилом корпусе, что здесь произошло. Мы многих потеряли… Я найду Артёма и Анну.

-Ну, иди, сгинь здесь, раз так тянет на тот свет! Пошли, лаборантик, – небрежно обратился инженер к Мите.

Тот, постояв несколько секунд, как истукан, спустился на ступеньку ниже и повернулся к Владимиру.

-А знаешь, я с тобой. Доверяю тебе, что ли. То есть, уверен, что ты один из немногих, кто … не сошёл с ума.

-Да вы оба рехнулись! Ну, как хотите! Ссссс-сопляки… – Максим, подсвечивая дорогу фонариком, затопал наверх.

-Кто ещё сопляк, – процедил Владимир.

-Вот, у меня тоже есть с собой, – Митя достал фонарь, но без электрошока. – Теперь, светлее.

Владимир уверенно шёл вперед, понимая, что неизвестная зараза на него действует меньше, чем на остальных, либо – не действует совсем.

Нужно держаться осторожнее с Митей. Сейчас он хоть и тревожный, но тихий, то через пять минут сможет пустить либо себе пулю в лоб, либо… кому ещё.

Никому нельзя доверять.

Даже себе…

 

-Недосын! Ничего, ничего не стоишь! На кой мне твои сраные корочки, что ты их мне суёшь! – отец Мити вышвырнул со стола дипломы.

Митя засопел, не в силах что-либо ответить. Рядом с отцом, он всегда чувствовал себя ничтожеством.

-Вот брат твой, Яр… Не то что ты… – он поднялся и заходил по комнате, как разъярённый тигр по клетке.

-Папа… не надо п-пожалуйста…

-Молчи! Молчи, недоделок! Яр был военным… Во всём, с меня брал пример, следовал моим советам, а ттты… – он брызнул слюной, тыча пальцем в зашуганного Митю, -Не стал военным, не послушал отца… Армия бы сделала из тебя мужчину, маменькин ты сынок!

Митя еле сдерживался, чтобы не зареветь. Он снова видел себя со стороны – маленький заплаканный ребёнок в темном шкафу, скрывается от разъярённого отца.

-П-пап… я поеду на север, – наконец выдавил из себя он.

-Чтоооо? – отец вопросительно выгнул бровь.

-На север поеду с-сс… экспедицией… Ну, это… наукой заниматься…

-Вот и… дуй с моих глаз подальше, может, и вырастешь хоть там! – он наклонился, чтобы поднять дипломы. –И… филькины грамоты не забудь! – он кинул бумажки в Митю и вышел, хлопнув дверью.

Митя так и простоял среди комнаты ещё несколько минут, глядя на фотографию старшего брата в военной форме. Казалось, он до сих пор смотрит на него с укором – несмотря на то, что умер как три года назад.

 

Глава 8.

 

Анна запнулась о ступеньку и упала. Она думала, что Артём сразу отправится следом. Шестое чувство подсказывало, что пистолет уже нацелен в её сторону.

Царила пустая тишина. Но, что за гулкий стук?..

Нет, всего лишь кровь в висках. Сердце бешено колотилось. Ладони вспотели.

«Надо же, как эта ситуация вывела меня из себя… Недопустимо! Что за чушь?! Собраться!!!», – Анна держала дверь на прицеле.

Дыхание выровнялось, ствол застыл в напряжённых руках.

Пятясь, Анна отступала назад. За приоткрытой дверью раздавались шаги. Топот то отдалялся, то раздавался совсем близко.

Девушка старалась не дышать, всматриваясь в густую черноту перед собой.

Фонарика-то нет…

Анна отчётливо слышала шарканье, но не знала, вышел ли Артём или нет.

За её спиной мелькнул фонарик, подсветив зловещую дверь. Шаги притихли.

-Настя… Настя… Я не вернусь, – прошелестело за дверью.

Коротко грохотнул выстрел. Тело тяжело упало на пол.

 

Стало ещё светлее. Обернувшись, Анна увидела неровный свет фонаря, лизавший покрытый ржавыми подтёками кафель на стенах.

Девушка сосредоточилась, вцепившись в Беретту.

-Вот ты где! – выпалил Владимир, едва завидев её.

-Да, я здесь, – ответила Анна и, сделав испуганную гримасу, указала на дверь, ведущую в холодильные комнаты. – Наш геолог, кажется… В общем, его накрыло.

-Мы… слышали выстрелы! – пропищал Митя.

-Я… Еле сбежала, вдруг свет выключился. Отсиживаюсь тут… и Артём… ну, в общем… сам себя… – промямлила Анна, опустив голову

-Д-думаю, туда не стоит идти… Пора догонять М-максима, – сказал Митя.

Владимир размышлял. Он нисколько не доверял аспирантке. Желание правды и справедливости победило научные амбиции.

Владимир бросил быстрый взгляд на Анну и ворвался в комнату. Холодильные камеры и колбы светились. Присмотревшись, Владимир разглядел распластанное на полу тело геолога в поблёскивающей луже крови. Его пальцы так и держали рукоять пистолета.

«Не соврала, значит… сам себя… правый висок… правая рука…» – мысленно констатировал Владимир, обходя тело.

Анна медленно продвигалась следом.

«Нет, убирать кого-то из них сейчас – не вариант. К тому же, Вовка – подозрительно здоров… Митя же… почти готов, он хлопот точно не доставит» – соображала она, водя глазами по светящимся колбам.

-А Максим где? Игнат? Мамка наша? Что с ними? – поинтересовалась Анна.

Владимир не ответил – слишком увлёкся изучением комнаты.

-Максим ушёл вперёд, за ним нужно было идти, – тихонько вставил Митя, с надеждой обрести союзника по оперативному уходу с базы. –А остальные… их больше нет…

-Значит, пора догонять Максима, – ещё тише, чтобы не слышал Владимир, сказала Анна. Аспирантка развернулась и направилась к выходу.

Митя засеменил за ней.

 

Владимир задержался в комнате. Его внимание привлекли покрытые слоем пыли бумаги.

Вот он, звёздный час! Аспирант найдёт доказательства случившемуся, доложит в жилкорпусе на собрании…

Больше, его никогда не назовут «Вовкой», не скажут пренебрежительно – «А, этот аспирант!».

Отбросив в сторону бумаги со сплошными колонками цифр, он наконец обнаружил объяснение зловещим событиям.

«Polarstern – не просто образец керна, а оружие нового поколения… Пси-оружие бактериологического происхождения… Обнаруженный…»

Глаза скакали по строчкам. Бумага намокла от вспотевших ладоней.

Что же… дальше?

Заголовок следующей статьи гласил:

 

«Скрытые свойства воды подлёдного озера Астра-1»

Владимир остановился на этой колонке. Вероятно, учёные готовили научную статью для публикации.

«Данные специально по заказу Академгородка 252141. Расчёты прилагаем в конце. Вещество сохраняет свои свойства во всех агрегатных состояниях, кроме твёрдого… Таким образом, вирус можно распылить на территории противника, и все, в радиусе поражения, сойдут с ума. Действие куда мощнее, чем афродизиаков – разработки США, под действием которой вражеские солдаты предавались любовным утехам на поле боя. Осталось разработать антидот для бойцов нашей армии, чтобы они сохранили рассудок на заражённой территории…»

Вирус… Вот и объяснение тому, что здесь произошло.

«Вот так ответ!» – Владимир сглотнул образовавшийся в горле ком.

Почему… он здоров? Или, ещё предстоит распрощаться с разумом?

«Как бы то ни было, нужно торопиться. Времени мало…»

Аспирант прихватил заготовку статьи и папку с расчётами.

Пока он изучал комнату, Анна с Митей уже добрались до подсобных помещений.

 

Яркое солнце и тепло. Череда прикосновений, вызывающих приятную истому. Мурашки, желание и жар. Туманное, эйфорическое состояние.

Она часто смотрела на его фотографию, чтобы сохранить в памяти родные черты лица. Чтобы он продолжать посещать её во снах.

Воспоминания помогали ей, поддерживали на протяжении всего пребывания в полярном городке. Анна знала и помнила, ради чего она здесь. Не просто ради амбиций наставника и своих. За внешней холодностью скрывалась глубокая теплота – к единственному человеку.

Сначала, он стал для неё «крёстным отцом». А вскоре – и возлюбленным.

-Скоро, всё закончится. Потерпи, милая. Процесс запущен. Мы… будем вместе, чего бы там не говорила… вся эта элита, верхушка. О нас все уже знают, – его голос звучал гулко, словно из туманной завесы.

Родной, но приглушённый.

Будто, это было очень давно.

А может, даже во сне…

Анна встала с постели и подошла к окну, скрестив руки на груди.

-Я отправлюсь на север. Принесу то, что надо. Мы продвинемся в исследованиях и, никто не посмеет нам перечить. Никто! – повторила она, наделяя каждое слово энергией, с обожанием глядя на возлюбленного наставника.

-Мне страшно за тебя, – черты лица его размывались, общий и чёткий образ с трудом воспроизводился в памяти, ускользал.

От человека исходило неземное сияние.

-Инструкции знаю. Единственное, время… так долго… Как вахта – целых полгода не увидимся. Но, полгода покажутся ничем – ведь потом, впереди, у нас целая жизнь… новая, для нас обоих, – девушка коснулась его обнажённой груди.

Допускала ли она мысль, что и погода, и сам вирус, образец которого необходимо достать, создадут столько сложностей, превращая задачу в практически невыполнимую?..

Сможет ли Анна остаться в живых?.. Выбраться отсюда?..

Мужчина поднялся и взял её за руку. Солнечное сияние окутывало его тёплую ладонь.

-Про дорогу помнишь? Вертолёт прилетит за тобой на тот самый утёс…

Он говорил это ей уже тысячу раз. Но Анна подобострастно внимала каждому слову, послушно прокручивая в голове карты с красными отметками вокруг «Воронки».

-Я… буду ждать тебя, – обжигающе добавил он.

 

Анна очнулась, когда чуть не вписалась в спину обогнавшему её Мите.

ОН ждет её. Значит, она выберется. Любой ценой.

Странно, из-за чего навелся морок?

«Точно, лёгкий побочный эффект от противоядия», – вспомнила аспирантка.

Именно эти грёзы и помогли ей собраться.

Бойцы почти добрались до подсобного помещения с трупами несчастных сотрудников.

Девушка заранее подготовилась к возможному сопротивлению. Убийство, конечно, являлось крайней мерой. А Митю следовало убрать сейчас, пока Владимир застрял на дне лаборатории.

«Стрелять – определённо, не вариант».

-Подожди, достану респиратор, стой, – Анна закопошилась в рюкзаке. – Воняет неимоверно.

-К-какой там, б-бежим отсюда! – пропищал Митя.

Девушка одним прыжком нагнала лаборанта и зажала ему рот ладонью в грубой перчатке.

-Тише, тише… Не ори, хуже будет, – она приставила к его виску холодное дуло «Беретты». –Идём… тихо, спокойно, – прогудела Анна через фильтры респиратора.

Митя, дрожа, шёл послушно. Иногда, он спотыкался, и Анне приходилось и поддерживать его, и подталкивать вперед.

Наконец, впереди обозначилась чёрная дверь. Над ней зловеще, как единственный глаз, мигала красная аварийная лампочка.

Анна завела Митю в комнату и прикрыла за собой дверь. Жаль, нет засова…

-Сейчас, я отпущу тебя… будешь делать то, что я скажу. Только, не кричи – иначе, пристрелю тебя раньше.

Митя прогундел что-то утвердительное. То ли, от страха, то ли, от вони в помещении – у него слезились глаза.

Анна плавно опустила пистолет, крепче обняла Митю за плечи и убрала руку со рта. Парень тихонько захныкал.

-Всё хорошо, всё хорошо… – Анна погладила его по влажной щеке и одним резким движением сломала лаборанту шею.

Осмотревшись, Анна обнаружила в подсобке шкафчик с аптечками и кучей пустых мешков. Взяв пару самых больших, она накрыла тело Мити, предварительно оттащив его к остальным, уже вздувшимся трупам.

На душе засвербело.

«По-другому, никак…» – успокаивала себя девушка. – «Я должна, я должна… Цель оправдывает средства».

Анне, пока невероятно везло.

 

-Максим! Поверил, дурак! – не унимался Борис.

Максим, с всклокоченными патлами, пулей вылетел из номера. В коридоре, рядом с Борисом, согнулся пополам от смеха Артём.

-Вы…! – Максим ругнулся.

-Это тебе за те байки про погибших лаборантов и призраков! – погрозил пальцем Борис. –Я тогда, спьяну, чуть не обделался!

-Вместо Лены… бабу резиновую… в номер… ахахахаха… положить… – закатился Артём. –Ай да Борис!

-Идиоты! – сплюнул Максим и умчался вниз по лестнице.

-Ты только рожу его представь, когда он куклу на кровати увидел! – Борис похлопал Артёма по плечу.

-Да… воообще… как зенки вылупил, ахахаха, кха… – Артём даже закашлялся от смеха.

-А вот нечего выпендриваться. Не люблю таких, – Борис захлопнул дверь.

 

Свет на верхних этажах не выключался. Запах чистоты и хлора ударил в нос. Вокруг хаотично сновали сотрудники. Кто-то, шаркая, едва волочил ноги, неподвижными глазами глядя перед собой. Кто-то суетился, затравленно глядя на остальных.

Здесь ещё кипела жизнь – патологическая, аномальная, но всё-таки, жизнь. Внизу же, на каждом лестничном пролёте, остались кровавые следы смерти.

Анну раздражало это невыносимое шарканье. Ей всё чудилось, что Владимир уже бежит по её следам, вот-вот, нагонит. Девушка резко обернулась.

Нет, всё те же сумасшедшие.

Только Анна выровняла дыхание и продолжила путь, как сбоку, за цистернами, раздался грохот. Девушка прижалась к одному из баков и задержала дыхание.

По блестящим корпусам цистерн она видела, как мелькали салатовые халаты. Анна осторожно выглянула из укрытия…

-Придурки, …! – в сердцах выругалась она.

Сумасшедшие сотрудники перекидывали друг другу рюкзак. Объёмный альпинистский рюкзак цвета хаки.

Рюкзак Максима. С этой вещью, инженер не расставался даже в жилых корпусах.

До шлюза недалеко… Что за, ерунда творится?

Совсем скоро, за ней прилетит вертолёт.

Главное, чтобы Владимир не помешал… А Максим… судя по рюкзаку, его уже нет в живых.

-По башке его… ахахах… да… – приглушенно прозвучало за цистернами.

Анна перезарядила пистолет. Два патрона осталось, твою ж дивизию…

Девушка выползла из укрытия и увидела ещё одну толпу. В первой, сотрудники всё ещё увлечённо перекидывали друг другу рюкзак.

Осторожно отступая к выходу, девушка поняла, вокруг чего… кого, сгрудились сумасшедшие. На полу лежало тело Максима, лицом вниз. Вокруг головы растеклась лужа крови. Ближе всех, к трупу стоял лысый сотрудник с тяжёлым микроскопом в руках. Видимо, он и пришиб беднягу прибором. Пуская слюни, улыбаясь и гукая, как ребёнок, сотрудник сел на корточки, положил микроскоп, и начал тыкать в труп пальцем.

Анна кожей чувствовала, что Владимир скоро нагонит. Вот-вот, окажется за спиной. Возможно, он обо всём уже догадался там, в подвале. Этот точно мешкать не станет.

Вот кого нужно убирать, не задумываясь.

 

Глава 9.

 

Владимиру удалось достать только фрагменты – жалкие обрывки того, что известно Анне. Он узнал об образцах и понял, какую угрозу представляет вирус Polarstern.

Аспирант понимал, что противостоит губительному действию вируса дольше остальных. Раньше, действия Анны казались ему странными… Теперь, они обрели вполне осознанный характер. Сотни пазлов улеглись в одну непротиворечивую картинку.

Больше, научная карьера не манила его. Из всех мыслей, выделилась одна:

«Я убью эту лживую тварь…»

Бросив последний взгляд на сине-зелёные образцы, он покинул холодильное отделение. Уходя, он услышал отголоски музыки. На пороге, Владимир обернулся – казалось, все колбы звенели по-своему, образуя собой католический орган. Звучали, переливались, манили…

Владимир тряхнул головой, сбрасывая наваждение. Перезарядив автомат, аспирант стремглав бросился наверх. Владимир не собирался оставлять всё, как есть. Он не собирался оставаться гнить на базе, или, сходить с ума.

Но отголоски небесной музыки так и остались звучать в его голове.

 

Монотонный бубнёж сумасшедших сливался в одну непрерывную какофонию чудовищного улья.

В общем хаосе Анна, лавируя между цистернами, добралась до электронной двери. Аспирантка хлопнула ладонью по кнопке.

В этот момент, девушке обожгло левый бок.

Пуля от Владимира…

Тяжёлая дверь открылась ровно для того, чтобы проскользнула Анна, но не пролез Владимир. Юркая аспирантка нырнула в открывшуюся щель.

Получив несколько бесценных секунд, Анна ринулась в лес. На утёсе, возможно, её уже ждал вертолёт.

 

Снежная буря утихла. Редкие хвойные деревья, сугробы, контуры лаборатории теперь проступали округло. Свежий, морозный, сладковатый воздух наполнял молчаливый лес. По сравнению с тем, что было несколько часов назад, погода казалась божественной. Тишина, живость пейзажа… Мутные облака разрывало далёкое, холодное солнце, подсвечивая сиреневые отроги хребтов.

Давно оно сюда не заглядывало…

Анна отправилась на точку эвакуации коротким путем. В запасе есть несколько минут, чтобы вырулить на нужную дорогу, пока Владимир сможет открыть главную дверь. О заветной тропинке он даже не догадывался.

Путь удалось найти, несмотря на то, что окружающая обстановка сильно изменилась. Сугробы выросли вдвое, и Анна ползла, проваливаясь, через лесок к утёсу. Благо, территория небольшая, всё находилось почти в шаговой доступности. Если бы не бури, городок можно запросто обойти пешком часа за полтора.

Бок неимоверно болел, но Анна спешила. Девушка оставляла за собой ярко-алые дорожки кровавых следов.

«Больно, но не смертельно, – крепилась аспирантка. –Добраться, главное… добраться…»

Девушка жмурилась, отвыкшая от солнечного блеска. Застывшие в безветрие ветки деревьев плыли перед глазами.

 

Наконец, Анна выбежала на площадку. Сердце чуть не выпрыгнуло.

Вертолёт уже ждал её.

Девушка бросилась к кабине.

-Открывай чёртову дверь! – Анна застучала пальцами по стеклу.

Даже в термо-перчатках, они начинали замерзать.

Пилот не отзывался. Его голова, в шапке с длинными ушами, неестественно склонилась вбок, словно человек заснул. Круглые чёрные окуляры очков треснули.

Вдруг, мертвец резко дёрнулся.

Анна вовремя отпрянула от кабинки. Изнутри, кто-то разбил окно ледорубом.

В ушах застыл звон стекла. Аспирантка сжала в руках пистолет.

Последняя пуля…

 

-Ахахахахааа… – из кабинки высунулась голова Бориса, который ловко улизнул от отряда при обходе «Воронки».

-Что за… – Анна направила на него пистолет.

-Хорошо, как хорошо, что я здесь оказался… сбежал от вас, – всё ухмылялся Борис. –Все мы подохнем здесь, ты понимаешь?! ВСЕЕЕЕЕ! – его посиневшее лицо вмиг исказилось от ужаса.

От смешливости не осталось и следа.

-Борис… что ты… наделал… – только и смогла выдавить Анна, бессильно опустившись на колено.

Боль в боку запульсировала с новой силой.

-Посмотри… посмотри… – прошептал безумец.

Или, не совсем безумец?..

Анна бросила взгляд на разбитую кабину. В глазах стояли слёзы.

Борис, счастливо улыбаясь, держал в руке гранату. Целыми, ещё не отмороженными, пальцами он рванул чеку, громко хохоча.

Анна с криком отбежала назад и упала. Вертолёт с куском утёса обрушился вниз. Земля дрожала. Грохот еще долго перекатывался в ушах.

Перед внутренним взором маячили лица – вот, тощий и ни в чём не виноватый Митя, вот, кудрявый Артём, затравленно смотрит на себя в пыльное зеркало…

Подножие обваленного утёса лизали темно-синие волны. Даже среди них, мелькали лица погибших, выплывали из глубины и снова, терялись в волнах.

«Как?! Я же… ввела себе вакцину… он… Он ведь уверял, что она сработает!», -девушка тряхнула головой и поморгала.

Как же вакцина могла сработать, если у дражайшего наставника не было настоящего образца вируса…

 

Владимир, справившись с дверью «Воронки», двинулся по следам и капелькам крови.

Хрустя ветками, аспирант торопился, насколько возможно. Им будто бы двигала чья-то сильная воля, придавая сил и уверенности.

«Наверное, мне нужна куда большая доза вируса, чтобы обезуметь окончательно…» – думал Владимир.

Лес редел и наконец, закончился.

В этом месте океанический ветер не давал сугробам разрастись, разметая снег и оголяя огромные, острые камни. Белеющее небо сливалось со снежной землёй. Небольшие лунки на ледяной поверхности океана, местами растрескавшиеся и уже вовсе не похожие на лунки, контрастировали с общей белизной, ярко выделяясь.

Аспирант увидел знакомую фигурку в серой термокуртке. Девушка застыла на краю утёса.

-Что, ПОПАЛАСЬ, тварь?! – закричал Владимир.

Анна обернулась, схватившись за пистолет с последним патроном.

Владимир скатился с валуна и выбрался на ровную поверхность, вновь взяв на прицел Анну.

Их разделяло шагов десять, не больше.

Аспирантка направила пистолет на Владимира. Парень смотрел на неё и ухмылялся.

-Ну, стреляй! – гаркнул он и бросил свой автомат в снег.

Анну качнуло.

«Что… что он хочет?..»

Митя, Артём… Они стояли у него за спиной и тоже ухмылялись.

-СТРЕЛЯЯЯЯЙ! – заорал он ещё громче и достал из-за пояса охотничий нож.

Лезвие блеснуло в холодном свете белого солнца.

Анна вздрогнула. Палец сам вжался в курок…

Щёлк! Не сработало.

-Забыла, что мы севере? Ничему… ничему тебя Игнат не научил! – продолжал издеваться Владимир, играя ножом. –Огнестрел в таких условиях… ненадёжная штука… Но со снегоходами ты… лихо, лихо конечно…

-Ты думал, героем станешь, да? – прохрипела Анна. Она заметно слабела. – Ты очень ошибся… Мы все здесь подохнем…

«Мы все здесь подохнем», – эхом отозвался в голове голос Бориса.

-Предательница… – Владимир крепче сжал рукоять ножа.

Очень некстати, в голове снова зазвучала музыка, которая жутко мешала соображать.

Никакой логики, никаких закономерностей – сплошные эмоции. Страх, гнев, раздражение… Всё обращалось в одну противную ненависть – к Анне, к научной базе, к проклятому месту, куда его занесли амбиции… в конце концов, к самому себе! Парня затрясло.

-Тебе не хватило дозы вируса, думал, что крепче остальных?.. Неееет… И я тоже, туда же… А ты, герой-то наш… Кто поверит сумасшедшему?.. Ха-ха-а… – хохотала Анна, всё тише и тише.

Бросив бесполезный пистолет, она сдавила левый бок, куда попала пуля. Кровь закапала сильнее.

Пересиливая боль, девушка прижала к груди рюкзак. Она уже тронулась. Её обманули.

Владимир – тоже тронутый. Впрочем, какая уже разница…

Руки сами отпустили рюкзак.

«Всё равно… всё равно… всё равно…» – монотонно бубнили голоса в голове, издевательски озвучивая мысли.

Пошатываясь, девушка отступала назад, к самому краю утёса.

-Любимая, ты умрешь за меня? – снова раздалось в голове.

-Да, любимый… – прошептала девушка посиневшими губами и упала спиной вперед.

 

Владимир, прихватив заодно пожитки Анны, помчался к жилым корпусам. Ветер шелестел едва слышно, по снегу ступалось легче, не говоря уже о значительных улучшениях общей видимости.

Парень боролся с музыкой в голове. Спасительная мысль о правде и справедливости на время приглушала неуместные звуки.

Он успел всё рассказать в жилом корпусе.

Комната до отказа забилась людьми. Потом, Леонид Евгеньевич отметил, что «парню, мол, и так дурно, тут ещё толпа такая, да и от духоты, все сваримся тут».

Большая часть размытых лиц ретировалась. Осталась пара врачей, профессор и Лена с парой подружек, кажется.

Парня охватило сильное волнение. Духота давила. Дышать становилось сложнее.

Он говорил искренне и, несмотря на бурление эмоций – весьма последовательно. К тому же, он ведь успел прихватить кое-какие документы с «Воронки». Володе поверили.

«Так, Игнат снаряжает отряд… Дорога… «Воронка»… Странное поведение и невменяемость сотрудников… Параллельно – подозрительные действия Анны… Документы… вроде, всё… всё, всё, всё, всё».

Слово заело в голове. Кажется, даже зазвучало вместе с католическим органом. Готические нотки то тревожно нарастали, то затихали, пропадая вовсе… Для того, чтобы со временем, загреметь снова, с удвоенной силой.

Оркестр без дирижёра разыгрался в голове Владимира. Перед глазами, вспыхивала сине-зелёная жижа колб.

Комната сузилась до размеров деревянного ящика. За окном потемнело так, словно наступил обещанный жрецами майя Апокалипсис. В животе стало невыносимо жечь, начались колики. Голос изменился, перестав заедать в голове:

«Это всё, Владимир, это всё. Теперь-то, тебя уж точно оценят».

Хлопнула дверь. Ящик осветился мягким жёлтым светом.

-Владимир, минутку…. Расскажи ещё пожа…

Научный сотрудник застыл, глядя на скорчившуюся на полу фигурку.

Владимир сложился вдвое. Он видел перед собой не сотрудника в жёлтом лабораторном костюме, а одного из всадников Апокалипсиса. Высокая пепельная фигура, со скрюченными длинными пальцами, сжимавшими косу, нависла над ним.

-Нет! Нет! Нет! Это всё, это всё, это всёёёёёёёё! – завопил аспирант, забарабанив кулаками по полу.

Он выкрикивал слова, не обращая внимания на охи и вздохи Лены, непонимающий, испуганный взгляд Леонида Евгеньевича…

-Лена… Немедленно, немедленно звони в главное управление! – просипел ошарашенный профессор. –Весь городок нужно эвакуировать… А с этим-то, беднягой… что же делать?!

-Э-эвакуация… – Лена выбежала из комнаты.

 

Прошло несколько часов с момента звонка в Главное управление. Со стороны леса медленно нарастал мерный гул, будто стрекотали на ветру тысячи крыльев гигантской саранчи. Но, откуда ей взяться в этом полярном захолустье?..

Вертолёты вынырнули из-за острых верхушек сосен и выстроились ровным клином. В окнах жилых корпусов загорелся свет. Казалось, что стёкла дрожали от шума лопастей гигантских махин.

Люди напрягали зрение, вглядываясь в тёмно-лиловое небо северной ночи. Они недоумевали: что же здесь делают вертолёты настолько поздно?.. Эвакуацию-то на утро планировали.

Часы бесстрастно показывали второй час ночи.

От днища каждого из вертолётов отделилась бомба.

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок отдела фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения может быть удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели