Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Шевченко А. – Сжигатель – 31

– Две порции снотворного – себе и вам. Больше ничего.

– Сейчас всё принесут, – Глеб направился к двери. – Работай, сноходец. У тебя меньше пяти часов.

 

 

***

 

Тропа в золотистой дымке выводит на окраину Города. Я выхожу на узкую улицу, неровно вымощенную брусчаткой. Напротив – высокий одноэтажный дом со стрельчатыми окнами. Двигаюсь вдоль него, мимо живой изгороди с изящной аркой, с ведущей вглубь сада дорожкой. Следом стоит покосившаяся хибара без забора, а дальше всё тонет в золотистом тумане, и чтобы увидеть, что впереди, нужно идти.

Всё, как обычно.

Сконцентрировавшись на образе Бориса Игоревича, бизнесмена из Москвы шестидесяти семи лет я сворачиваю на перекрёстке и выхожу на широкий проспект. Образ достаточно чётко формируется перед глазами, и я примерно понимаю, куда идти.

Я потратил два часа на беседу с ним, стараясь выведать все важные моменты. Рискованный путь – составить образ лишь на основании собственного мнения человека. Но другого выхода нет. Нет времени, чтобы изучить прессу, документы, поговорить с близкими и знакомыми того, в чьё сознание я собираюсь залезть.

С другой стороны, хорошо, что не пришлось нести всю эту белиберду про долгую подготовку и настройку, про вещь, несущую отпечаток ауры, длительные медитации, вход в транс по методам Фрейда и Юнга – короче, ту чушь, которой я обычно пудрю мозги клиентам, чтобы набить цену. Не надо прикидываться экстрасенсом, гипнотизером. Борис Игоревич откуда-то знал, что для сеанса нам обоим надо всего лишь заснуть.

Я одёрнул распахнувшуюся куртку. Каждый раз оказываюсь тут в разной одежде. От чего же это зависит? И Город тоже всегда разный. Бесполезно запоминать расположение домов, улочек и перекрёстков – в следующее посещение всё будет иначе. Неизменен только мягко светящийся золотой туман, стелющийся у стен, скрывающий небо и дальние улицы.

И Ключ. Ключ всегда со мной.

Я нащупываю прохладный металл в кармане, сжимаю в кулаке.

Шаг, шаг. Широкие проспекты сменяются кривыми проулками, пышные особняки – жалкими лачугами, бетонные стены – зелёными изгородями. Что там, в его недрах? Каждый дом – спящий где-то человек, и внутри – все его мысли, секреты и воспоминания.

Что скрывает эта стройная башня из жёлтого камня? Его владелец красив душой и остёр умом? Или же чист помыслами, словно прозрачные стёкла в узорных витражах? А может, он высокомерен, стремится возвыситься над окружающими? Трудно сказать… Внешность обманчива. Лишь войдя в дом, можно познакомиться с внутренним миром человека, понять, кто он есть. И увидеть то, что сам человек уже мог позабыть.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Автор перемудрил с терминами – их тут избыток, противоречащих друг другу

    Написано грамотно, и автор явно прочитал нашу методичку по сочетаниям прямой и косвенной речи (это очень радо – пока один из немногих), но ошибки в этом плане всё-таки есть, увы. Значит, только прочитал и не всё запомнил.

    Есть небольшое число грамматических ошибок, но – самый мизер. Хорошо и увлекательно написано, но есть одна серьёзная проблема: похоже автор сам не до конца представляет основную сюжетную затравку: КАК работает сжигатель? Кроме того, ГГ называет себя «Сжигателем», а сторонние люди его – «сноходдец». Не понятная связь между терминами. Каким образом у него «из руки вырывается пламя»? Он что – сжигает письма во сне? ОК, но ведь письма сжечь письма во сне, если они остаются в реальности, не имеет смысла. А если он сжигает их в реальности, то откуда пламя из руки? Т.е., у него ещё и способность к пирогенезу, что ли! Несуразица какая-то получается.

    И не понятно, как вообще этот человек уничтожает воспоминания. Ну да, допустим, он проник куда-то, и сжёг письма (чтобы кто-то не мог восстановить информацию), но КАК он заставляет людей забыть что-либо? Это совершенно не описано на первом примере с «неверным» мужем – там следовало бы написать что-то про «жёлтый туман» и т.п., что описано позднее – было бы более последовательно и понятно, что сжигаемые письма – это сжигаемые воспоминания во сне. Опять же – а почему т огда «сжигатель»? Что, у всех людей воспоминания в виде каких-то бумажек, которые нужно сжечь, чтобы они забыли? Непоследовательность этих описаний – очень серьёзный просчёт, влияет на веру читателя в сюжет: если не ясно описано, как же работает главный «механизм» в сюжете, то какая же ему вера? Я бы вообще термин «сжигатель» поменял, поскольку он явно не соответствует каждому возможному случаю уничтожения воспоминаний. Кроме того, по ходу рассказа всплывает ещё и термин «Ключник». Так кто же ГГ – «Сжигатель», «сноходец» или «ключник»? Мне кажется, автор перемудрил с терминами – их тут избыток, причём, противоречащих друг другу в известной степени, и не всегда последовательно встроенных в сюжет и словно придуманных по ходу дела и оттого не слишком как бы «притёртых» друг к другу.

    Тем не менее, рассказ интересный. Если бы автор немного чётче систематизировал всё (особенно, начальные описания сделал более ясными и термины как-то более чётко увязал), то я бы взял этот рассказ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru