Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Улыбкин А.-Диссонанс-21 т.зн.

Но всё паршиво обернулось. Из ряда вон паршиво.

Кто я теперь? Может, я и не любил его вовсе?

 

7

Я – монстр. И тело моё – во власти чужого мира. Оно часть его. Ядовитую для любого землянина атмосферу я впускаю в себя громадными порциями. Приходится постоянно сдерживаться, никак не привыкну контролировать этот процесс. В воздухе десятки жизненно необходимых компонент. Некоторые из них – ещё и источники питания. Любая тварь здесь способна прожить, пользуясь лишь тем, что её окружает или находится под ногами.

Мой разум предательски отказывается ассоциировать себя с новым телом. Мне кажется, что я человек, но даже зеркала не нужно, чтобы убедиться в обратном. Удлинённые пальцы с мощными выдвижными когтями, вместо кожи – броня из тёмно-зелёных чешуек, вытянутая вперёд челюсть с пятисантиметровыми клыками, три глаза на лице, три на затылке… Такая вот я дичь редкостная. А уши где? Их найти не смог.

 Вопреки всему, сознание рисует образы человеческого тела. Будто я забрался в экзокостюм необычной модификации. Эта иллюзия помогает успокоить психику и перестать нервно шарить в пространстве тремя парами глаз. «Местные», наверное, принимают меня за психа, если у них вдруг есть такое понятие.

Уродец, что дал мне новую жизнь, снова возник, будто из ниоткуда. Кадры, когда Саня стоял и смотрел на мои последние минуты, вновь врываются в сознание.

«Это способ общения!» – подумал я, и полная пасть зубов вдруг превратилась в улыбку. Я прав! Обитатели планеты явно далеки от тупых животных. Они умеют улыбаться…

«В битве ты с нами», – так расшифровывалось сообщение зубастого. Не дожидаясь ответа, он развернулся и побежал. Я следовал за ним.

Неизвестно, как долго мы месили здешнюю грязь. Прежнее чувство времени начало подводить ещё с тех пор, когда меня забросили в озеро... перерождаться.

Мы добрались до нужного места, там дожидалась армия. Она резко сорвалась с места. Мы взбежали на соседний холм, внизу всё пространство было заполнено невиданными мной ранее существами.

Наш «лагерь» представлял собой сборище членистоногих всех мастей и размеров. Среди общей массы я также заметил и немногих подобных себе – в чешуйчатой защите, приземистые, с деформированной грудной клеткой и удлинёнными конечностями, они чем-то походили на земных доберманов. Сомнений в том, что мы убийцы не возникало.

Врагами оказались иные беспозвоночные – похожие на червей головоногие твари. Нельзя было рассмотреть каждого в отдельности, они предстали в виде сплошного ковра из непрерывно пульсирующей плоти. Тела сплелись в единое целое, и лишь множество горящих ненавистью глаз позволяло понять, что перед нами нечто чудовищное.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Классический диссонанс объёма формы и содержания.

    В плане набора текста и здесь всё хорошо. (но плохо, что в этом рассказе присутствует персонаж «Алекс» – как и в рассказе «Всё, что нужно». Если бы это были рассказы одного цикла с одним и тем же героем – понятно, а так вызывает некоторое недоумение (словно на свете не хватает имён для выбора).

    По сюжету это попытка создать «психологичный» рассказ об отношениях двух братьев, у старшего из которых комплекс на младшего, что вызывает понтонную напряжённость. Братья оказываются в армии на иной планете, где люди воюют с аборигенами – жуткими монстрами вроде монстра из фильма «Чужой». Непростые взаимоотношения братьев развиваются ещё и на фоне противостояния людей и чужих – автор пытается поднять и проблему взаимоотношения рас через трансформацию землянина в аборигена. Задумка не оригинальная, но практически вечная – писать о конфликте «человек-человек» и «человек-чужой»), можно бесконечно, особенно, если делать это хорошо.

    А вот «хорошо», увы, тут как раз не получилось, поскольку, как и в рассказах «Всё, что нужно» и «Скажем слабости – нет!», присутствует тот же необъяснимый сумбур в изложении сюжета. Повествование построено так, что периодически переключается между мыслями то одного брата, то другого. Описано это очень нечётко, и постоянно приходится перечитывать уже прочитанное, чтобы понять, глазами какого брата читатель сейчас должен смотреть на мир.

    Сам превращение младшего брата в аборигена подано на уровне плохих фильмов о генно-вирусных трансформациях: героя аборигены бросают в местное озерцо, жидкость в котором растворяет даже боевую броню, но при этом эта субстанция почти моментально превращает человека в существо, совершенно чуждое людям внешне, но сохраняющее личность человека. Выясняется, что аборигены переделали человека сознательно – для того, чтобы появился «парламентёр», который объяснит землянам, что земляне не правы. (Должен заметить между делом, что все произведения описывающие сложнейшие модификации биологических объектов столь примитивным образом, я бы относил к жанру сказок, но никак не НФ).

    Став «аборигеном», но ментально оставаясь человеком, младший брат вдруг сразу же осознаёт, что аборигены – тоже разумные существа, и что земляне воют против них «неправильно» и начинает пытаться исправить эту ситуацию. Тут же возникает вопрос: а почему аборигены не создали такого «парламентёра» давным-давно, а продолжали воевать и гибнуть?

    Думая, что младший брат погиб, старший осознаёт всю надуманность его комплексов против брата, а когда узнаёт, что брат стал «иным», пытается объяснить ситуацию начальству, вступает в конфликт и, в конце концов, решает последовать за братом и тоже стать «иным». В конце текста присутствует довольно туманный намёк на то, что два «перерождённых» брата станут дипломатическим мостом между людьми и аборигенами.

    При всей высказанной критике, у данного сюжета, как мне кажется, есть определённый потенциал, но, во-первых, текст должен быть прописан намного более чётко. Во-вторых, проблема ещё вот в чём: автор попытался очень ёмкую тему уложить в 21 т.знаков текста, что очень мало для масштабной темы – ведь, фактически, тут аж две сюжетные идеи: конфликт братьев и конфликт землян и чужих. Если честно, я плохо себе представляю, чтобы столь масштабную сюжетную задумку можно было изложить на таком малом пространстве страниц, и так, чтобы это было сделано ярким художественным языком. Думаю, сумбур у автора во многом как раз и возникает из-за стремления сказать слишком много на ограниченном пространстве текста: возникает классический диссонанс объёма формы и содержания. В этом смысле название данного рассказа («Диссонанс») себя полностью оправдывает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru