Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Олейников А. – Из тишины и света – 31

– Спасибо, учту.

– Ну и ладно. Ты ложись теперь, а мне на обход пора. Когда тебя разбудить?

– У меня будильник. Встану в пять, выйду после рассвета.

– Тогда отдыхай, спокойной ночи, – пожелал Игнат и пошёл к двери.

Артём чуть было не окликнул его на пороге, чтобы рассказать о дневном происшествии, но потом передумал, решив, что охранник не услышит ничего нового. Собрав остатки сил, Артём доплёлся до кровати и с наслаждением растянулся на спине во весь рост. Засыпая, он смотрел в окно – туда, где на почерневшем небосводе робко поблёскивал тонкий серебряный полумесяц – такой же бесшумный и невидимый при свете дня, как и они. Кто знает, может, и его когда-то накрыло яркой вспышкой?

***

«Дом, милый дом», – объявил самому себе Артём, отдышавшись после долгого и довольно крутого подъёма на пригорок. Рекс навострил уши, но, так и не дождавшись указаний, потрусил дальше.

Крохотная деревенька на десять дворов была сейчас перед ними как на ладони. Бревенчатые домики, разбросанные по большому полю в почти что шахматном порядке вперемешку с банями, амбарами, загонами для скота и другими постройками. И сады… Деревушка будто тонула в весенней зелени среди плодовых деревьев, кустарников и… сорняков. Всего на год лишившись заботливых рук, сады стали частью окружающего лесного массива, словно вырвавшись наконец из многолетнего рабства.

Артём запомнил это место совсем другим, но и бывал он тут только на летних каникулах, и когда приходилось копать огород. Жизнь в этой Богом забытой глуши казалась ему невообразимо скучной, а сама деревня – остывшим трупом, но лишь теперь он понял, что раньше жизнь в ней просто била ключом. Сейчас же одни только птицы болтали без умолку, напоминая, что всё в этом мире продолжает идти своим чередом, и исчезновение двух миллионов человек для него – пустяк, на который можно не обращать внимания.

Нужный дом Артём отыскал без труда, но, зайдя внутрь, вдруг засомневался. Дело было не в том, что всё выглядело не так, как ему запомнилось – скорее уж наоборот, но иначе, чем он себе представлял. Старая скрипучая мебель с облупившейся чёрной краской, синие ситцевые занавески на окнах и даже древний транзисторный телевизор в дальнем углу. Нет, конечно, тех предметов интерьера, что представляли хоть какую-то ценность, здесь не было, но очень многое осталось целым – мародёры обошлись с этим местом на удивление деликатно.

Например, высокий комод из цельной древесины, даже пустой весивший килограммов шестьдесят, по-прежнему тихо пылился в спальной рядом со стальным остовом пружинной кровати, только рамки с фотографиями исчезли без следа. Воспоминания, связанные с этим громоздким монстром, были совсем не радужными для Артёма: именно упав с него, пятилетний мальчик вывихнул ногу и сломал два пальца на правой руке. Даже сейчас, глядя на комод, Артём почувствовал жжение в большом и указательном пальцах и, словно желая убедиться, что это всего лишь игра воображения, провёл рукой по верхней полке, собрав подушечками накопившуюся пыль.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Сюжет весьма заезженный, но это не значит, что его нельзя использовать

    Набрано и написано (в смысле и грамматики, и литературного языка) исключительно грамотно. Даже сочетания прямой и косвенной речи написаны везде верно, но автор использует только везде только ОДИН вариант таких сочетаний (а их существует больше дюжины), и, похоже, это сделано сознательно: используются только вариант, с которым автор знаком. В смысле верности написания. Так что могу порекомендовать нашу методичку – это расширит возможности автора.

    По сюжету. Ну, при всей гладкости литературного языка, сюжету я порадоваться, увы, не могу. По базовой идее – этакий «Сталкер» (Автор, возможно, любитель этой игры?). Некий эксперимент, авария – и, как результат, возникновение аномальной зоны или аномальных явлений. Сюжет весьма заезженный, но это не значит, что его нельзя использовать. Важно, чтобы получилось интересно и убедительно. А вот с убедительностью тут проблемы, т.к. большинство описанных таинственностей и ужасов на поверку оказываются либо неубедительными, либо взятыми с потолка, и вызывают массу вопроса типа «А с чего бы это?»

    С чего «бесшумные и «светящиеся» представляют какую-то опасность? В самом начале текста автор весьма успешно нагнетает эту опасность, но на поверку она оказывается всего лишь каким-то… А кем, кстати? Каким-то зверьком, которого автор пугнул выстрелами? Ну и что, где некая вселенская «опасность»?

    С чего и от кого деревня окружена забором? От «светящихся»? Явно нет. От людей-мародёров? Да с чего бы таким быть? Ведь на фоне того, что врач, поселившийся в дома деда героя, спокойно таскается на станцию за 10 км – значит, опасности вокруг нет вообще от слова «совсем»! У него даже пистолет без обоймы! Кроме того, ведь катастрофа случилась в сравнительно небольшом районе, весь мир не пострадал – а такое впечатление, что вся цивилизация рухнула. Почему власти не введут на этой территории какой-то карантин?

    Много можно ещё упоминать логических нестыковок в «картине мира», но даже по сказанному уже видно, что она очень плохо продумана и выверена автором, т.к. при чтении, а особенно по его завершению встаёт множество вопросов типа «С чего бы это?…» и «Как это так?…» В общем, крайне неубедительный мир показан.

    Автор явно умеет пользоваться литературным русским языком, но вот с построением убедительных сюжетных картин есть существенные проблемы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru