Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Белокрыльцев С. – И смерть смертна – 36

Участок Товой на время отпуска взяли под свои косы ближайшие смерти. Ему и самому по тем же причинам приходится обслуживать их участки. Отпуска, больничные, командировки, отгулы. Дополнительная нагрузка на дополнительную нагрузку дополнительной нагрузки с дополнительной нагрузкой, так как Товой и без того вкалывал за троих. Впору самому полоснуть себя лезвием по адамову яблоку. Но смерть не самоубийца. Убить родную мать или отца - это запросто, завсегда пожалуйста, это служебный долг, а себя - никак. В Высшем Университете Философии и Практики Смертства мозги промывают отменно. В ВУФиПС поступает один из десятков тысяч, а сдают выпускные 15-20 процентов. Стандартная ситуация, когда из массы в несколько миллионов абитуриентов сцеживается экстракт в полсотни тысяч студентов, из которых выпускные экзамены сдаёт всего пара десятков. Естественно, дипломированные слишком ценны для вольного полоскания себя по глотке разными острыми штуками, поэтому университетские психологи с каждым курсом закрепляют в студентах психологический блок, мешающий им причинить себе вред любыми способами.

В конце концов, Земля по индексу планет с разумными существами и так на 1001 месте, а в списке 1349 планет. Что будет, если даже смерти начнут вешаться, прыгать с моста, травиться и стреляться? Вот мастерам войн, болезней, голода, распрей, тем неплохо живётся, они сеют, а самое тяжкое выпадает на долю костлявых, те жнут. Завязать войну просто, всегда найдётся достаточно скотов, которые с удовольствием, по финансовым соображениям, разожгут её горнило, а убить миллионы людей - вот работа, вот это труд.

Поев котлет и запив их жир горячий бутылкой пива, безмятежный и великолепно счастливый, с безмерной лёгкостью и свободой в каждом движении, Товой впорхнул в гостиную, завалился на диван и взял с журнального столика “Над пропастью ни ржи”. В предвкушении двух блаженных часов, полных покоя и любимого занятия, он раскрыл книгу.

И тут же поморщился. Душа этого ублюдка Жробисы, подтерись ею дьявол, месяц валяется в кухонном столе, куда была с крайним омерзением брошена далеко за полночь после виртуозно насыщенного дня. Вспомнил-то о ней лишь когда сдавал дела старшей. И чуть опять не забыл. Если бы не отпуск, неизвестно, сколько бы Жробиса ещё провалялся в столе. Пусть он и серийный маньяк-убийца, лишивший жизни 26 человек, в том числе и двух девочек, но души надо доставлять в срок, хотя, как по мнению Товой, некоторые души следовало предать забвению, а не фильтрации через ад. Возможно, это было бы куда более эффективным наказанием.

Сверхосторожный маньяк не следил и убивал в разных районах (Товой видел, как умирали три его жертвы). На его поимку полиции понадобилось четыре года. А Жробиса, просидев в одиночке месяц, возьми да и скончайся от сердечного приступа. 26 душ с нетерпением ожидают прибытия Жробисы в ад, а он лежит себе и лежит в неком столе. Совсем замотался Товой. Надо Модере отдать, пускай заскочит в анидис. А офисные ежи, колючие бюрократы, не могли уведомление отправить. Видать, и их грузят, как ломовых.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    По набору текста: автор вроде бы поступает правильно – не делает увеличенных отступов между абзацами и пишет красные строки, но красную строку стоит делать всё-таки. не 1-2 интервала, а поглубже, чтобы она получалась заметнее.
    Есть отдельные ошибки, но, возможно, это описки, и в целом, можно сказать, что написано грамотно (хотя местами в именах автор странным образом путает падежи). Хотя в стилистическом плане есть огрехи по использованию знаков пунктуации. Например: «…Вот мастерам войн, болезней, голода, распрей, тем неплохо живётся, они сеют, а самое тяжкое выпадает на долю костлявых, те жнут…» – Данная фраза куда лучше и внятнее читалась бы, если бы была написана как-то вот так: «…Вот мастерам войн, болезней, голода, распрей, тем неплохо живётся – они сеют, а самое тяжкое выпадает на долю костлявых – те жнут…». Ну и ещё есть подобные места в тексте.
    Автор использует дефисы там, где по всем канонам необходимо писать тире – мелочь, конечно, но всё-таки элемент культуры набора.
    А вот чем автор немало удивил – тем, что практически все сочетания прямой и косвенной речи написаны верно! (Неужели автор читал нашу методичку?! Респект в любом случае!)
    По сюжету рассказ весьма забавный и интересны. Очень нестандартное фантазирование на тему «костлявой». Хороший юмор, местами оригинальные метафоры и сравнения, но местами автор явно с ними перебирает. Например, вот такая, использованная, чтобы подчеркнуть степень не аппетитности некой еды : «…на который бы плюнул и таракан, готовый от голода сожрать собственный ус…» – прошу прощения, ну очень уж «заумная» метафора. Тут, если автору уж так хотелось бы, стоило выразиться попроще и более незамысловатыми понятиями (скажем, какое-то сравнение с голодной мышью и т.п.). Да и вообще это начало со сравнением затяжной осень с протухшими желтками слишком затянуто. Нет, оно неплохо по идее, но слишком длинно, поскольку мало связано с сутью сюжета.
    Далее, что не понравилось – придуманные (а, точнее, слишком надуманные) названия мест и имена. Ну к чему тут названия типа «Паткор» или «панаберская фирма»? Что такое «панаберская»? (Такое впечатление, что автор что-то забыл дописать в данном последнем случае). А имена типа «Товой», «Жробис» или «Освалейчец» – они откуда и зачем? А что такое «Аплицанская война»? Ведь, судя по наличию кота или кур, действие происходит вроде бы на Земле (хотя и упоминается, что смерти работают в разных мирах). Так к чему тогда эти вычурные имена и названия? Я не говорю уж о таком «имени», как «Хонорея Гонококк», которое смотрится в данном контексте откровенной пошлостью (потому, что с сутью сюжета оно никак не связано и никакого «сарказма-юмора в этом смысле не несёт: если бы рассказ был, скажем, о каком-то межгалактическом публичном доме – тогда почему нет?).
    А, и ещё по названию: она само по себе неплохое, звучное этакое. Но, на мой взгляд, не очень подходит именно ДАННОМУ сюжету. Ведь ГГ – смерть – не умер же! Очень бы рекомендовал автору подумать над другим названием (хотя не настаиваю).
    Резюме: рассказ я бы взял к публикации, но настоятельно рекомендую автору его вычитать ещё раз (есть ошибки и пропущенные слова и предлоги). Ну и – самое главное! – заменить имена на какие-то более «нормальные» (уж «Хонорею Гонококк» – однозначно, а то просто ни к селу, ни к городу такое имя в ДАННОМ рассказе).
    Готов рассмотреть повторно после правки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru