Рейтинг@Mail.ru
Долинго- критик, Аэлита

Белокрыльцев С. – И смерть смертна – 36

- Чокнулся, - вывел Сусолин. - Он точно смерть?

“Старший сержант” замахнулся. Товой, будто защищаясь, подвернул ногу коленом внутрь. Удар сочной глухоты традиционно пришёлся по многострадальному бедру. Видать, у Освалейчеца свои счёты с ляжками. Товой скривился. Поехавший с катушек батя должен попасть, должен. Вспыхнувший в избитой ноге чёрный огонь боли распалил горнило злости.

- Спроси в школе, где она училась! - заорал Товой. - Она и учителями не брезговала! С девятого класса не брезговала!

- Заткни свою вонючую пасть, недоносок!! Не смей так говорить о моей дочери!! - верещал Освалейчец, вознамерившись сделать из ноги жнеца отбивную. Ляжка онемела, Товой едва елозил ногой по простыне, подставляя её под освалейчецев кулак. - Я тебе, сука, ногу в мочало изхерачу!!

Тоненько, едва слышно треснула капсула. Товой и не знал, что лопнувшее стекло может звучать так удивительно приятно. Припечатанный дубинкой Освалейчеца к бедру, разбитый сосудик игольчато проткнул кожу осколками стекла.

- Хочешь узнать, убил Жробица твою дочь или нет?! - завопил Товой. - Вот сам у него и спроси, тупая гнида!

Из кармана смерти, сквозь материю штанов, тяжело заструился плотный столбик чёрного дыма. Настолько плотного, что хотелось растянуть его резинкой.

- Это ещё что? - с опасением пробормотал Сусолин, отступая назад.

Освалейчец, дыша как марафонец на втором гряду марафоне, свирепо таращился на поднимавшуюся субстанцию. Дым вознёсся к потолку и скрутился в шар, исходящий клубами кудрей и буграми. Он увеличивался и изменялся, пока не сформировался в человеческое подобие. Вместо глаз у призрака полыхали сгустки пламени, обладающего холодной синевой льда. Вместо рта чернел прогал, в котором сахарно-белым сверкало мелкое и рассыпчатое. Остальное постоянно смещалось; разваливалось, образовывая дыры, просветы, рваные края, и вновь слеплялось. По полтергейсту частыми кудлатыми волнами проходил дым, будто его окружало некое поле.

- Ты хотел знать, я ли убил твою дочь? - сардонически воскликнул дух Жробицы. - О, как она рыдала перед смертью, как умоляла отпустить! А какие ожоги оставляла на её милом теле раскалённая подкова. Счастье так и липло к ней! ХА-ХА-ХА! Тебе показывали её тело для опознания? Только вот опознавать там было нечего! ХА-ХА-ХА! Ну ничего, сейчас я устрою тебе встречу с дочуркой, папочка! Больше вы никогда не расстанетесь, обещаю!

Опомнившись, Освалейчец и Сусолин на втором “ха-ха-ха” открыли по Жробице огонь, но пули пронзали фигуру из дыма без всякого для неё вреда и с большей охотой дырявили стену. Когда в ствол запрыгнул последний патрон, расчетливый Сусолин навёл пистолет на Товой. Пуля острейшим гвоздём пробила рёбра жнеца. Горло костлявого словно шибером перекрыли, дыхание забилось в спазмах. В глазах померкло. Товой бессильно, будто потеряв всякую надежду, подёргал занарученными руками.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    По набору текста: автор вроде бы поступает правильно – не делает увеличенных отступов между абзацами и пишет красные строки, но красную строку стоит делать всё-таки. не 1-2 интервала, а поглубже, чтобы она получалась заметнее.
    Есть отдельные ошибки, но, возможно, это описки, и в целом, можно сказать, что написано грамотно (хотя местами в именах автор странным образом путает падежи). Хотя в стилистическом плане есть огрехи по использованию знаков пунктуации. Например: «…Вот мастерам войн, болезней, голода, распрей, тем неплохо живётся, они сеют, а самое тяжкое выпадает на долю костлявых, те жнут…» – Данная фраза куда лучше и внятнее читалась бы, если бы была написана как-то вот так: «…Вот мастерам войн, болезней, голода, распрей, тем неплохо живётся – они сеют, а самое тяжкое выпадает на долю костлявых – те жнут…». Ну и ещё есть подобные места в тексте.
    Автор использует дефисы там, где по всем канонам необходимо писать тире – мелочь, конечно, но всё-таки элемент культуры набора.
    А вот чем автор немало удивил – тем, что практически все сочетания прямой и косвенной речи написаны верно! (Неужели автор читал нашу методичку?! Респект в любом случае!)
    По сюжету рассказ весьма забавный и интересны. Очень нестандартное фантазирование на тему «костлявой». Хороший юмор, местами оригинальные метафоры и сравнения, но местами автор явно с ними перебирает. Например, вот такая, использованная, чтобы подчеркнуть степень не аппетитности некой еды : «…на который бы плюнул и таракан, готовый от голода сожрать собственный ус…» – прошу прощения, ну очень уж «заумная» метафора. Тут, если автору уж так хотелось бы, стоило выразиться попроще и более незамысловатыми понятиями (скажем, какое-то сравнение с голодной мышью и т.п.). Да и вообще это начало со сравнением затяжной осень с протухшими желтками слишком затянуто. Нет, оно неплохо по идее, но слишком длинно, поскольку мало связано с сутью сюжета.
    Далее, что не понравилось – придуманные (а, точнее, слишком надуманные) названия мест и имена. Ну к чему тут названия типа «Паткор» или «панаберская фирма»? Что такое «панаберская»? (Такое впечатление, что автор что-то забыл дописать в данном последнем случае). А имена типа «Товой», «Жробис» или «Освалейчец» – они откуда и зачем? А что такое «Аплицанская война»? Ведь, судя по наличию кота или кур, действие происходит вроде бы на Земле (хотя и упоминается, что смерти работают в разных мирах). Так к чему тогда эти вычурные имена и названия? Я не говорю уж о таком «имени», как «Хонорея Гонококк», которое смотрится в данном контексте откровенной пошлостью (потому, что с сутью сюжета оно никак не связано и никакого «сарказма-юмора в этом смысле не несёт: если бы рассказ был, скажем, о каком-то межгалактическом публичном доме – тогда почему нет?).
    А, и ещё по названию: она само по себе неплохое, звучное этакое. Но, на мой взгляд, не очень подходит именно ДАННОМУ сюжету. Ведь ГГ – смерть – не умер же! Очень бы рекомендовал автору подумать над другим названием (хотя не настаиваю).
    Резюме: рассказ я бы взял к публикации, но настоятельно рекомендую автору его вычитать ещё раз (есть ошибки и пропущенные слова и предлоги). Ну и – самое главное! – заменить имена на какие-то более «нормальные» (уж «Хонорею Гонококк» – однозначно, а то просто ни к селу, ни к городу такое имя в ДАННОМ рассказе).
    Готов рассмотреть повторно после правки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru