Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Баркер О.-Там, где ещё всё впереди-26

Через иллюминатор просматривался берег океана с зеленоватой, прозрачной водой при полном штиле. Вдалеке возвышался высокий меловый утёс. Летали птицы: значит есть воздух.

Я выбрался наружу и отстегнул шлем – просоленный морской воздух, насыщенный не знакомыми ароматами, распространился по всем клеточкам тела и наполнил меня ободряющим эликсиром. Воздух точно на Мальдивах, только во сто крат чище и, если так можно сравнить, вкуснее. Я разомлел. Огляделся. Красивое место. Ярко зелёные листья деревьев слепили глаза; жёлтый мелкий песок, словно золотая пыль; иссиння-изумрудная вода океана, вдали берег возвышался и перерастал в утёс из меловых пород; необычной раскраски птицы – всё указывало на то, что это по истине райское место.

– Ну как ты там, Сэм? – голос Мэла вернул меня на… ха, хотел сказать на Землю (хотя чего там, так оно и есть, на планету, похожую на нашу). – Всё в порядке?

На вершине утёса, в паре миль от места посадки, различил группу людей, направляющихся ко мне. А из лесного массива, напротив, показались несколько человек в одинаковых разноцветных туниках. Это были мужчины и женщины – люди. Точно такие же, как мы, лишь незначительно отличаясь лицом, но чем именно, я не смог понять. Как туземцы, впервые увидевшие иноземца, они боязливо, но с любопытством, медленно, осторожно приближались ко мне. Я живо представил себя  Миклухо-Маклаем, сошедшим на берег Новой Гвинеи. Я расслабился – Слава богу, в руках у них ничего не было. И пока они не подошли, расстегнул скафандр и стянул его с себя. Пусть видят, что я такой же, как они. Не хотелось напугать их собой. Явно, им никогда раньше не приходилось видеть той металлической штуковины, из которой я вылез, как из кокона доисторической бабочки.

Подойдя ближе, они не столько удивлялись мне, сколько костюму, который я снял с себя, и модулю позади меня. Мужчины с интересом рассматривали и трогали корпус, но внутрь боялись залезать, опасаясь подвоха. Женщины старались поднять тяжёлый скафандр и ощупывали его, переворачивая.

– Ну что там, Сэм? Ты как? – скрипела рация.

Люди переглянулись, решили, наверное, что голос Мэла, это мой собственный голос.

– Норма, Мэл… Будь на связи. Позже… – ответил я, наблюдая за… туземцами (поначалу я называл их так).

Но это были люди. Самые обыкновенные, такие же как мы. Смуглые, красивые люди. Те же волосы, носы, уши, такое же строение тел, тот же голос и, что удивительное, такая же речь. Только их язык был малопонятный и неразборчивый. Но половина букв, ей-богу, была из английского алфавита. С трудом, но я понимал, о чём они говорят. Точно так же мы определяем, о чём говорит годовалый младенец с набитым овсяными хлопьями ртом. Уже вблизи я получше рассмотрел их лица, и понял, чем они отличались от наших, земных, – выражением. Они были – добрые. Понимаете? Добрые. В глазах «инопланетян» не было не то что неудовольствия или хмурости, они просто излучали тепло и доброту.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    В этом рассказе у автора (в отличие от рассказа «Свежий дым») красные строки присутствуют – это хорошо.
    В отличие от первого рассказа, который я читал, этот текст и лучше вычитан – с запятыми почти нет проблем (а те, что есть, можно списать на описки). Всё нормально и с написание числительных.
    Традиционное замечание про сочетания прямой и косвенной речи осталось – увы, большинство авторов не умеет правильно расставлять пунктуацию в таких местах.
    Присутствуют и стилистические ляпы – их явно меньше, чем в первом рассказе, но они есть, и поэтому начинаешь подозревать (с учётом первого текста), что дело не в спешке, а в том, что автору нужно поработать в этом направлении.
    Например: «Её добрые глаза цвета морской волны казались продолжением бирюзового океана, на фоне которого она сидела напротив меня» – И это первая фраза текста! Предлагаю автору самому подумать надо подчёркнутой частью данного предложения. Если он не видит, что тут плохо, то точно имеет место проблема со стилистикой.
    На стилистике не будет останавливаться, поскольку, на мой взгляд, в тексте есть более серьёзные проблемы. Рассказ, как и первый, заявлен как «научная фантастика». В таком жанре к логике фантастических допущений, как я уже писал ранее, и спрос особый.
    Прежде всего, автор почему-то отправляет своих героев искать планету земного типа в галактику Туманность Андромеды, т.е., за 2500 световых лет от Земли! А зачем так далеко? Ведь по самым скромным прикидкам статистически в нашей собственной родной галактике (Млечный Путь) планет земного типа должно быть тысячи, если не сотни тысяч. Так для чего нужна Туманность Андромеды? Для красного словца? Или просто название красивое? Или автору когда-то очень нравился роман И. Ефремова с аналогичным названием? А, возможно, автор просто путает понятие «галактика» и «другая солнечная система»? Увы, я сталкивался и с таким.
    Но – допустим, что у нас именно галактика Туманность Андромеды – в конце концов, автор волен посылать своих героев туда, куда ему хочется. Вот только в таком случае всегда должна быть соблюдена элементарная, как я это называю, научно-техническая логика».
    А что имеет в данном случае? Астронавты каким-то образом летям в галактику Туманность Андромеды 8 лет. Вопрос: на чём летят? Если у них так называемый «гиперзвездолёт», то 8 лет – цифра как бы несуразная (Ясное дело, никто не знает, сколько будут занимать полёты на гиперзвездолётах, если они когда-нибудь воплотятся в реальность, но в данном случае по стандартной «логике» НФ-произведений и применяемым в этом жанре стандартных штампов 8 лет – явно перебор). Если же полагать, что 8 лет – это бортовое время из-за релятивистского замедления времени, то это никак не вяжется с тем, что на Земле толстосумы ждут результаты экспедиции: в этом случае (если полёты происходят на субсветовых скоростях), на Земле пройдёт пара тысяч лет, никого в живых из заказчиков экспедиции не останется в живых.
    Далее – а как при этом астронавты общаются с Землёй по радио в режиме реального времени? Ведь сказано, что связь у них практически мгновенная! Тут дело уже и не в Туманности Андромеды: ведь даже из окрестностей Альфы Центавра радиосигнал будет идти 4 с лишним года, т.е., вот так, он-лайн не поговоришь! А тут – мгновенная связь за тысячи световых лет. Это как? Стоило хотя бы для такого случая (чтобы данное сюжетное построение не смотрелось явным научно-техническим ляпом) ввернуть хоть пару слов про некую особую «гиперпространственную связь», которой располагает экспедиция. А иначе создаётся впечатление, что автор о таких «мелочах» просто не задумывается (или не понимает их значение, что намного хуже). Но не задумываться о таком можно в какой-нибудь фэнтези, а вот в НФ-произведении никак нельзя.
    Ну и, наконец, сама основа сюжета, базовая сюжетная идея – в чём её суть? Общество на Земле лживое и продажное, правители ни во что не ставят народ. (В общем-то, это, увы, правда). А вот на далёкой планете астронавты встречают первобытную (!) цивилизацию, живущую совсем по иным законам. Об аборигенах сказано: «Они живут по законам первобытно-общинного строя, и в то же время их интеллект и самосознание находятся на уровне древних греков». Да ещё и при этом общество пребывает в удивительной душевно-социальной гармонии по законам «добра и справедливости».
    Давайте подумаем: а с чего бы такое могло иметь место? В первобытном-то строе! Откуда интеллект и самосознание (!) на уровне античной Греции? Кстати, и в Элладе тоже какого-то особо высокого «самосознания», кроме разных Платонов и Аристотелей ни у кого не было, но – будем считать его «высоким.
    Но откуда такое в первобытно-общинном строе? И, главное, где тут научная фантастика?
    Да, нередко авторы (особенно в фантастике 50-60-летней и более давности) использовали подобную «картину мира»: показывалось общество на далёкой планете, которое развивалось не по модели технологической цивилизации, а по пути цивилизации «биологической» и т.п. И, разумеется, общество это, конечно же, являлось куда более «нравственным», чем земное. Тоже, мягко говоря, преувеличение, но, тем не менее, это общество не называлось, как правило, «первобытным». Оно и понятно: в первобытном обществе понятий о «добре и справедливости» как основе миропорядка, в принципе, существовать не может. Т.е., у нас в данном случае имеется не НФ, а просто «розовая утопия» без каких бы то ни было логических обоснований. У того же Томмазо Кампанеллы в его утопии «Город Солнца» науки на порядок больше.
    А тут в этом первобытном строе всё так хорошо, что астронавты решают плюнуть на Землю и остаться. Более того, у одного из них на Земле осталась семья, но ни слова не было сказано, что астронавт эту семью, скажем, ненавидит (тогда бы хотя бы некая «обоснованность» этому поступку была). Нет, он просто бросает семью на Земле. Простите, но в реалистичном художественном тексте для таких поступков героя должна быть показан мало-мальски убедительная мотивация.
    С учётом всего вышесказанного подобные сюжетные решения не выдерживают критики, если говорить о научной фантастике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru