Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Забелина Е-А звёзды так далеки-22

– Помоги мне, – попросила она, надевая парик.

Он так и не понял, что случилось. Он вдруг почувствовал себя маленьким магнитиком, которого непреодолимая сила влечёт в неизвестность.

От неё пахло так же, как в горах, когда первый снег ложился на кусты лаванды. Совершенно не понимая, что творит, он прижался губами к стриженому затылку.

Желание хмельной волной обрушилось на него, лишая зрения, слуха, сознания. Может быть, поэтому он не сразу понял, что Анри абсолютно спокойна. С таким же успехом он мог целовать мрамор, облачённый в форму прекраснейшей женщины.

Не шелохнувшись, она дождалась, когда он придёт в себя и всё же поможет ей надеть шапочку из рыжеватых кудрей.

– Я замужем. Прости, – услышал он, выскакивая за двери, чтобы перевести дух.

 

Сторож на въезде на территорию замка, увидев машину службы доставки, пропустил без вопросов. В темноте замка почти не было видно. Светильники освещали только площадку перед входом и лестницу, что опоясывала дом двумя зигзагами.

Его никто не встретил.

Сам не веря своей удаче, он поднялся по левой лестнице и через хрустальные двери вошёл в мастерскую.

То, что это мастерская, он понял не сразу. Комната размером с теннисный корт больше напоминала галерею.

Повсюду висели картины, стояли мольберты, скульптуры, посреди комнаты весело журчал фонтанчик. Вокруг него расположились уютные диванчики, на которые так хотелось опуститься, столики из хрусталя, которые выглядели так, словно их прихватило инеем. И везде в дорогих вазах благоухали розы: бордовые, коралловые, жёлтые, лиловые, белоснежные…

Столько цветов он никогда не видел, как не видел такого собрания картин.

Нет, он был в галерее – за год в новой школе ему пришлось посетить её дважды, но там не было такого буйства. Здесь картины были повсюду – на стенах, забираясь по ним до потолка, на мольбертах, на креслах и даже на полу – несколько картин на подрамниках стояли, опираясь на что придётся.

Но среди хаоса он не увидел ни красок, ни кистей, ни скипидара. Только прикоснувшись к чистому холсту на мольберте, он понял, что это значит.

Психохолст – творение придворного безумца и величайшего учёного мастера Дольнераля, – отозвалось минутной дрожью, как будто признавая его. Об этом чуде много судачили, много спорили, много ругали.

Ксавье слышал о нём, но никогда не видел, и уж тем более не прикасался. Ощущение было такое же, будто он гладил старого кота, что жил на помойке за их старым домом.

Кот не признавал никого, на мир смотрел единственным глазом, полным искреннего презрения, но Ксавье иногда позволял себя погладить. И тогда под шкурой у него рождалась вибрация, очень похожая на ту, что он ощутил сейчас.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Набрано в целом качественно: где надо – стоят именно тире, а не дефисы, и даже – редчайший случай! – пунктуация в сочетаниях прямой и косвенной речи везде верная (ну или почти везде – я читал, всё-таки, не как «корректор», может что-то и пропустил), Кстати, почему я всегда упоминаю о «культуре» набора текста – потому, что это своего рода «одёжка», по которой автора встречают; к тому же, это один их важных моментов, поскольку правильный вид и организация текста (в купе с грамотной авторской речью, разумеется!) формирую соответствующе грамотного читателя.
    Написано и литературно (в плане грамотности, стилистики и т.п.) тоже хорошо. А вот что не понравилось.
    Во-первых, очень невнятен образ ГГ – Ксавье. Беда в том, что с самого начала сам автор задаёт неверный «ракурс» восприятие своего героя: про Ксавье сказано «мальчишка». Мальчишка – это кто? Особь максиму лет до 13-14 (далее, всё-таки, уже «паренёк», «парнишка»). Ксавье таким и начинаешь воспринимать – тем более, описано, что он жадно поедает сласти. Т.е., перед нами как бы ещё «ребёнок». А далее по авторским (авторским!) описаниям ГГ должен тянуть где-то лет на 18-19, как минимум. И хотя потом выясняется, что Ксавье 16 лет, всё равно – явно неудачно образ его подан в начале текста. Т.е., налицо «когнитивный диссонанс», созданный сами автором, и это не есть «гуд».
    Далее Ксавье в номере рассуждает не сбежать ли «предварительно опустошив содержимое бара»! А утром почему-то с отвращением смотрит, как девушка, его пригласившая, наливает спиртное в кофе (да ещё как сказано: «пахнущая спиртом гадость»!). Тоже – диссонанс. Вот если она была уже «в стельку» пьяная – ещё понятно, а вот так-то – с чего «отвращение», коли сам хотел бар опустошить?! Да ещё и сам просит хозяйку номера ему налить! Явные нестыковки смысловые.
    Хотя вот эти нюансы, о которых я говорю, правятся очень легко. Несколько, на мой взгляд, сложнее с другим – со смыслом самого сюжета.
    Некая хозяйка замка (видимо, художница) нанимает парнишку, сбежавшего из дома, украсть картину (точнее, «психокартину» – некое изобретение автора). Парень крадёт картину, получает оплату от хозяйки-похитительницы, но при этом «заболевает» желанием стать художником. Да ещё каким-то образом за время похищения успевает сам нарисовать картину! (Как он это успел за время похищения, что слуги ничего не заметили – не ясно. Возможно, это особенность «психокартин»: их пишут – если есть талант – за секунды? Но автор это подаёт слишком уж невнятно.
    Тем не менее, описано всё просто прекрасно в литературном отношении – и расставание Анри и Ксавье, в частности. Но в чём смысл сюжета, мне, если честно, осталось не ясно. Для чего Анри проворачивает такие фальшивые похищения (как можно догадываться, случай с Ксавье – не первый)? Чтобы таким образом взращивать молодых художников? Т.е., она как-то распознаёт в бездомных подростках талант – и именно таким и предлагает? ОК, но этого не видно из текста! Более того, та масса литературно хорошо описанных нюансов (например, слёзы Анри в ванной у зеркала, красные полосы на её спине, описания домашних «страданий» Ксавье и т.п.) слабо (по сути – никак) укладывается в общую сюжетную «логику», о которой можно догадываться. Что в целом делает рассказ неким набором хорошо прописанных по отдельности, но «логически» плохо стекающимися в единое сюжетное целое.
    Тем не менее, я бы взял данный рассказ к публикации как некую «чувственную эклектичность», если бы не одно важное «но»: по сути, это очень слабая фантастика, а у нас всё-таки раздел фантастики.
    Напоминаю: что определяет произведение как однозначно принадлежащее к жанру «фантастика»? Один лишь фактор: если мы убираем из сюжета чисто фантастический антураж, сюжет рушится, произведение исчезает. А что мы имеем в данном случае? Вот убираем всю «фант.мишуру» из текста – галактическую империю, антигравитационный аэробус и психокартины – и что у нас произойдёт? А ничего – сюжет остаётся. Это мог быть вполне современный рассказ, где Ксавье улетает не на гравиаэробусе, а на обычном «боинге». Даже «психокартина» не спасает положение – это вполне может быть и обычная живопись.
    Т.е., у нас не «фантастика» в чистом виде, а некая «псевдофантастика», к сожалению. Тем не мнее, написано, повторяю, очень хорошо в литертаурном отношении, и я бы рассказ принял – я нередко принимаю и «псевдофантастику», если она написана хорошим литературным языком, но при этом сюжет полностью «логически» выстроен.
    Одним словом, если автор поработает над «логикой» стыковки отдельных сюжетных эпизодов и элементов (ну и устранить мелкие несоответствия описаний, о которых сказано в самом начале), то я буду готов рассмотреть данный текст повторно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru