Рейтинг@Mail.ru
аэлита кубок 3

Забелина Е-А звёзды так далеки-22

Лицо не дрогнуло, но губы изогнулись в издевательской усмешке. Глядя ему прямо в глаза, она поднесла бутылку ко рту и принялась пить прямо из горлышка.

– Жадина! –  оскалился он, выхватил бутылку и отправил её с балкона вниз.

Послышался звук бьющегося стекла, который заглушило чьё-то испуганное аханье.

– Я могу ещё заказать, – лениво усмехнулась Анри, стирая несколько пролитых капель с лица и груди.

Он с трудом отвёл взгляд от малюсенькой родинки на ключице. Чтобы отвлечься схватился за еду.

– Заказывай, –  ехидно предложил он, намазывая булочку абрикосовым джемом, – как думаешь, после какой бутылки они вызовут полицию?

– Не вызовут, – сощурилась она, глядя мимо него, и принялась раскуривать сигаретку, – пока я плачу, никто никого вызывать не будет.

– А жаль… – протянул он, стянул её кофе и одним махом проглотил содержимое. Напиток оказался настолько приторным и крепким, что у него выступили слёзы.

Анри никак не отреагировала на его очередное хулиганство.

– Ты так хочешь в полицию? Как ты будешь объяснять им, что находишься здесь без присмотра, – поинтересовалась она, задумчиво глядя, как ветер морщит поверхность воды в озере.

– А как ты объяснишь им, что делаешь в одном номере с шестнадцатилетним подростком, который не является твоим родственником? – спросил он, почти спокойно дожевав очередную булочку

– Сказать, что ты угрожал мне? Или пытался ограбить? Как думаешь, эти дураки достаточно продажны, чтобы в это поверить?

Впервые в её глазах он увидел что-то похожее на веселье. И поразился про себя её выдержке. Она двигалась, разговаривала, держалась так, словно на её теле не было ран, которые не могли не болеть.

– Хочешь заработать? – без всякого перехода спросила она.

– Хочу, даже очень, – признался он и налил ей кофе, – но с алкоголиками связываться гиблое дело. Обязательно подведут.

Теперь она замолчала надолго. Откинулась на спинку кресла и с наслаждением затянулась так, что посыпались искры. Лица он не видел, но ему и не было нужно.

Он не знал, чего она хотела, но понимал, что припекло её достаточно сильно, чтобы он мог ставить условия.

Он доел булочки и допил остатки кофе, прежде чем она заговорила снова.

– Туше! – признала она. – Ради дела я могу и потерпеть. Если ты сделаешь то, что нужно, получишь тысячу, но с одним условием – уберёшься отсюда.

Ксавье вздрогнул. Кожа покрылась пупырышками, хотя от утренней прохлады почти ничего не осталось, и солнце уже вовсю припекало.

Тысячу?!

Чтобы получить столько, его матери пришлось бы работать почти год, на ногах с восьми утра и до девяти вечера, два через два. И это сейчас, когда отчим помог ей устроиться в новую парикмахерскую, где зарплата была почти на четверть больше.


Комментарии:
  1. Картинка профиля Борис Долинго

    Набрано в целом качественно: где надо – стоят именно тире, а не дефисы, и даже – редчайший случай! – пунктуация в сочетаниях прямой и косвенной речи везде верная (ну или почти везде – я читал, всё-таки, не как «корректор», может что-то и пропустил), Кстати, почему я всегда упоминаю о «культуре» набора текста – потому, что это своего рода «одёжка», по которой автора встречают; к тому же, это один их важных моментов, поскольку правильный вид и организация текста (в купе с грамотной авторской речью, разумеется!) формирую соответствующе грамотного читателя.
    Написано и литературно (в плане грамотности, стилистики и т.п.) тоже хорошо. А вот что не понравилось.
    Во-первых, очень невнятен образ ГГ – Ксавье. Беда в том, что с самого начала сам автор задаёт неверный «ракурс» восприятие своего героя: про Ксавье сказано «мальчишка». Мальчишка – это кто? Особь максиму лет до 13-14 (далее, всё-таки, уже «паренёк», «парнишка»). Ксавье таким и начинаешь воспринимать – тем более, описано, что он жадно поедает сласти. Т.е., перед нами как бы ещё «ребёнок». А далее по авторским (авторским!) описаниям ГГ должен тянуть где-то лет на 18-19, как минимум. И хотя потом выясняется, что Ксавье 16 лет, всё равно – явно неудачно образ его подан в начале текста. Т.е., налицо «когнитивный диссонанс», созданный сами автором, и это не есть «гуд».
    Далее Ксавье в номере рассуждает не сбежать ли «предварительно опустошив содержимое бара»! А утром почему-то с отвращением смотрит, как девушка, его пригласившая, наливает спиртное в кофе (да ещё как сказано: «пахнущая спиртом гадость»!). Тоже – диссонанс. Вот если она была уже «в стельку» пьяная – ещё понятно, а вот так-то – с чего «отвращение», коли сам хотел бар опустошить?! Да ещё и сам просит хозяйку номера ему налить! Явные нестыковки смысловые.
    Хотя вот эти нюансы, о которых я говорю, правятся очень легко. Несколько, на мой взгляд, сложнее с другим – со смыслом самого сюжета.
    Некая хозяйка замка (видимо, художница) нанимает парнишку, сбежавшего из дома, украсть картину (точнее, «психокартину» – некое изобретение автора). Парень крадёт картину, получает оплату от хозяйки-похитительницы, но при этом «заболевает» желанием стать художником. Да ещё каким-то образом за время похищения успевает сам нарисовать картину! (Как он это успел за время похищения, что слуги ничего не заметили – не ясно. Возможно, это особенность «психокартин»: их пишут – если есть талант – за секунды? Но автор это подаёт слишком уж невнятно.
    Тем не менее, описано всё просто прекрасно в литературном отношении – и расставание Анри и Ксавье, в частности. Но в чём смысл сюжета, мне, если честно, осталось не ясно. Для чего Анри проворачивает такие фальшивые похищения (как можно догадываться, случай с Ксавье – не первый)? Чтобы таким образом взращивать молодых художников? Т.е., она как-то распознаёт в бездомных подростках талант – и именно таким и предлагает? ОК, но этого не видно из текста! Более того, та масса литературно хорошо описанных нюансов (например, слёзы Анри в ванной у зеркала, красные полосы на её спине, описания домашних «страданий» Ксавье и т.п.) слабо (по сути – никак) укладывается в общую сюжетную «логику», о которой можно догадываться. Что в целом делает рассказ неким набором хорошо прописанных по отдельности, но «логически» плохо стекающимися в единое сюжетное целое.
    Тем не менее, я бы взял данный рассказ к публикации как некую «чувственную эклектичность», если бы не одно важное «но»: по сути, это очень слабая фантастика, а у нас всё-таки раздел фантастики.
    Напоминаю: что определяет произведение как однозначно принадлежащее к жанру «фантастика»? Один лишь фактор: если мы убираем из сюжета чисто фантастический антураж, сюжет рушится, произведение исчезает. А что мы имеем в данном случае? Вот убираем всю «фант.мишуру» из текста – галактическую империю, антигравитационный аэробус и психокартины – и что у нас произойдёт? А ничего – сюжет остаётся. Это мог быть вполне современный рассказ, где Ксавье улетает не на гравиаэробусе, а на обычном «боинге». Даже «психокартина» не спасает положение – это вполне может быть и обычная живопись.
    Т.е., у нас не «фантастика» в чистом виде, а некая «псевдофантастика», к сожалению. Тем не мнее, написано, повторяю, очень хорошо в литертаурном отношении, и я бы рассказ принял – я нередко принимаю и «псевдофантастику», если она написана хорошим литературным языком, но при этом сюжет полностью «логически» выстроен.
    Одним словом, если автор поработает над «логикой» стыковки отдельных сюжетных эпизодов и элементов (ну и устранить мелкие несоответствия описаний, о которых сказано в самом начале), то я буду готов рассмотреть данный текст повторно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru