Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Сегодня на долю упаковки приходится более 15% продукции, потребляемой человеком. При этом для ее изготовления используется более 20% пластика, производимого в мире, хотя большая часть упаковки предназначена для одноразового потребления. Поэтому так важно, чтобы упаковка была не только удобной для потребителя, но и в процессе ее утилизации наносила наименьший вред окружающей среде.

В мире профессиональное изучение упаковки, ее технологии, конструирования и дизайна существует более 100 лет. В России лишь в 1995 г. в системе высшего образования была введена принципиально новая специальность «Технология и дизайн упаковочного производства».

Читать полностью

Из чего делают упаковку? Список материалов очень широк: бумага, картон, полимерные материалы, древесина, стекло, упаковка из металла. Вся эта упаковка делится на детскую и взрослую, экологичную и неэкологичную, пищевую и непищевую. Поэтому для каждой упаковки очень важны как конструктивные характеристики, так и дизайн: как она открывается и закрывается, цвет, шрифт, ее размеры. Особенно важным является экологичность, ведь безопасная утилизация и переработка использованной упаковки входит в рейтинг самых острых проблем современного общества. Поэтому целый ряд преимуществ по сравнению со всеми прочими вариантами имеет картонная упаковка: ее можно перерабатывать, на картон можно нанести любое графическое изображение и применить всевозможные декоративные украшения, а еще он удобен для транспортировки и хранения.

В последнее время большое внимание уделяется применению биоразлагаемых («зелёных») композитов. Для получения таких материалов применяют целлюлозные волокна, порошок скорлупы кокосов, пектин, крахмал и даже морские водоросли. Биоразлагаемая упаковка хорошо подходит для использования в сельском хозяйстве (компостных мешков или горшков для рассады). Из зеленых композитов делают одноразовые бутылки, стаканчики для молока, соков, воды.

Изучение свойств древесно-полимерных композитов – увлекательное и очень актуальное научное направление, по которому ведут работу ученые на кафедре Технологий целлюлозно-бумажных производств и переработки полимеров профессор В.В. Глухих и доцент А.Е. Шкуро. Ученые разрабатывают технологии получения изделий из полимерных композитов с различными показателями скорости биоразложения.

Под руководством профессора, доктора наук Алеси Валерьевны Вураско на кафедре студенты не только изучают все тонкости полиграфического и упаковочного производства, но и имеют возможность пройти учебную практику на лучших предприятиях области, достойно соревноваться с будущими коллегами из других вузов. А еще на кафедре есть собственный музей упаковки, где вы можете познакомиться с уникальными экспонатами из жестяных баночек и стеклянных бутылочек, давно вышедших из обихода, вы можете увидеть и даже подержать в руках полимерную упаковку знаменитого уральского майонеза. Вы можете увидеть работы выпускников и понять, что вы можете лучше, только пусть научат!

Вернуться в Содержание номера


Решение свыше

Летом 1980 года один из хороших маминых друзей – техник котельной Василий Джулай – привёз меня на электричке на озеро Флюс в палаточный лагерь детского морского отряда «Каравелла». С этого момента, собственно, и веду отсчёт моей личной истории в «Каравелле». Вася прекрасно играл на гитаре, быстро подбирал музыку к песням, сам сочинял отличные тексты. В то время в Советском Союзе работать по какой-то рабочей специальности, совмещая её с творческой деятельностью: петь песни или выступать в драмкружке, было даже как-то престижно. Там, где были Вася и его гитара, всегда сразу собирался народ. О том, что он по совместительству работает на общественных началах с детьми в «Каравелле», да ещё и помогает писателю Крапивину с организацией какого-то палаточного лагеря на Флюсе, мы узнали внезапно. Но поскольку мои родители в тот момент были всерьёз озабочены вопросом, куда «пристроить ребёнка» подальше от города, оторвав от пагубного влияния визовской уличной мальчишеской компании, то появление Василия было воспринято как знак с небес.

На Флюсе мне не понравилось. Я вообще не любила тогда палаточные лагеря, пешие походы с многокилограммовыми рюкзаками, вахты, комаров и т.д. Потому что романтику пилки дров вручную и ежедневной топки печи зимой мы с мамой постигали в нашей многоквартирной коммуналке во всей полноте чувств и ощущений. Яхты-мушкетёры, на четыре паруса каждая, которые, в зависимости от силы ветра, легко трансформировались из двухмачтовых в одномачтовые, конечно, завораживали. Да и ребята были хорошие… Песни у костра… Сказки, а чаще чтение каких-то фрагментов новых книг командора… Его все звали просто Слава.

Читать полностью

Но сразу менять привычный образ жизни было трудно. Об этом и сказала честно командору, когда он спросил, почему мой взор всегда столь суров.

И он тогда ответил, что «у каждого своя Дорога, которая зовёт в путь. А главное дело жизни, не слушая никого, найти именно свою. Но изначально ждать от мира пакостей не стоит, потому что по немыслимым вселенским законам мир устроен так, что в нём всегда есть и хорошее, и плохое. Вопрос только к каждому из нас, как мы сами смотрим на мир и на какую сторону встанем».

Оглядываясь назад, могу сказать, что выбор «поменять лодку» был предоставлен судьбой не раз, но почему-то делать этого уже не хотелось. 

Новый дом

Память детства способна удивлять. Она сама выстраивает хронологию событий в определённой последовательности и взаимозависимости. Вспоминается одно событие, а оно тут же цепляет другое. Всплывают имена, даты, смешные истории, звуки, шумы, картины, запахи…

 

С осени 1980 года каравелльцы обрели новый дом. Конечно, это случилось не по мановению волшебной палочки, а по воле вполне конкретных людей, которые работали на 79-м заводе и узнали через родственников и знакомых о пустующем Красном уголке по адресу Мира, 44. Здесь руководство завода давно, но безуспешно пыталось наладить хоть какую-то работу с детьми по месту жительства в трёх комнатках, которые относились к клубу «Космос». Новое помещение искали почти два года. Идею забрать под отряд эти комнаты подал Сергей Новосёлов. Да-да, тот самый, выросший из первых каравелльцев и знаменосцев. Его поддержал Игорь Тимофеев, в те годы один из активных инструкторов отряда. Побывав на месте, осмотревшись и прикинув, как они говорили, начальные шаги и дальнейшую дислокацию, они поехали к командору.

Но командор сначала не разделил всеобщего энтузиазма. В начале 80-х, двадцать лет преодолевая вместе с отрядом рифы и мели, он уже давно не горел запалом пионерского вожака периода начала 60-х. Честно говоря, он подустал от всех этих бесконечных битв и сражений. Жизнь «Каравеллы» того времени, даже при отсутствии своего помещения, была вполне организована и регламентирована. Построенные яхты-мушкетёры хранили в просторном сарае вместе с имуществом на закрытой охраняемой территории на берегу озера Флюс. В этом помогла руководитель отряда «Алый Парус» из Первоуральска – Марина Кудряшова. Будущее было зыбко и туманно, что вполне устраивало командора. Его разрывало от тем, сюжетов и замыслов. Он хотел писать книги, а «Каравеллу» свернуть как вполне законченный проект. Первые выросшие каравелльцы ушли учиться, работать, создавать свои семьи. Они более не нуждались в старшем наставнике. Но командор не учёл одного. За пятнадцать лет существования на Уктусе, регулярно рассказывая в публикациях о своей интересной жизни, «Каравелла» изменила реальность. По всей необъятной стране, зачитываясь книгами Крапивина и публикациями каравелльцев, люди стали создавать подобные отряды. «Корабль вести необходимо…». Так что снова уговорили, настояли, потребовали. И он не смог устоять против большинства. Но благодаря этому возвращению произошел выход на другой уровень развития. Появилось много всего нового.

Дом был красивым, светлым, наполненный воздухом, с высокими потолками и большими окнами. После полуподвалов он, конечно, смотрелся дворцом. Самое первое устойчивое воспоминание – парты в большом пространстве муравейника, рисунки планет за спиной у командора, который рассказывает всем сразу азы морского дела, и запах масляной краски от стены, где художник Евгений Пинаев создает своё бессмертное настенное творение. Картину, вместившую в себя бушующий океан, быстроходный парусник, каравеллу-мечты, белый город у моря, айсберги и маяк, а на берегу на причале мальчишку-барабанщика и моряка.

 

Переезд в помещение прошёл спокойно, четко и организованно.  Сначала его делили с какой-то жилконторой. Но спустя несколько месяцев, после внезапных рейдов «народной дружины» комитета ВЛКСМ завода Электроавтоматики, из помещения окончательно выгнали откровенных алкоголиков и тунеядцев. И вот тогда воцарился для каравелльцев настоящий рай на Земле. Каждая комната в помещении получило своё название в соответствии со своей принадлежностью и уникальным содержанием.

Появились «штурманский класс», «кают-компания», «морской класс», «знамённая», «оружейная», «фотолаборатория». Да, именно фотолаборатория, а не в ванной у Славы дома теперь проявляли все пленки и печатали фотографии. Даже проходную комнату, которая раньше была выходом на сцену, приспособили под стол с верстаком и инструментальными шкафами. Там разместилась мастерская, которая вообще раньше никогда не имела никаких помещений в отрядных пространствах, чаще всего временно занимая какой-нибудь сарай. Фотографии стал снимать и печатать студент отделения астрономии УрГУ Володя Колесников. Как-то всё сразу и очень хорошо устроилось.

В кают-компании был свой телефон. Его номер запоминался быстро и сразу. Все знали его наизусть, потому что, в какой бы точке города ты ни находился, если опаздывал по какой-то уважительной причине на занятия, то обязательно должен был добежать до ближайшей будки телефона-автомата и за 2 копейки, позвонив по заветному номеру 44-10-50, сообщить вахтенному о своей причине опоздания на построение. Когда нынешние каравелльцы спрашивают у меня с удивлением: «И что, так трудно было найти эти будки?». Всегда с улыбкой отвечаю: «Будки стояли на местах, а вот телефоны работали, к сожалению, не во всех. Но то, что спустя сорок с лишним лет я помню этот номер, меня всегда радует».

Отряд ожил, задышал, встрепенулся. И как результат – сразу пошёл приток новых ребят. Значительную часть, конечно, вызвали из резерва барабанщиков, знаменосцев и командиров. Они пришли изначально кто-то ещё на Уктусе, остальные уже на Добролюбова, но успели постичь азы отрядных отношений, требования организации занятий, формы и дисциплины. Количественный состав разрастался. Записалась большая группа ребят младшего возраста. Мест не хватало не только в экипажах, но и на роли в новом фильме «Жили-были барабанщики». Тогда было решено сначала для фильма, а дальше и для жизни изготовить сразу большую партию новых барабанов.

 

Их сделали пятнадцать. Покрасили в чёрный цвет морской формы. А чтобы совсем не смущать народ доминантой тёмного, на боку нарисовали синего краба, как символ мечты и дальних морей. В это незабываемое десятилетие в «Каравелле» сняли ещё много хороших детских фильмов: «Вождь Краснокожих», «Мальчишки из картонного города», «Одиссея капитана Саньки», «Три мушкетёра, или 20 лет спустя», «Манекен Васька». 

Эра “Штурманов”

В те года сделали не только барабаны.

 

Именно в начале 80-х Крапивин изобрёл «штурман». Вроде бы он ничего особо не придумал. Взял типовой проект постройки швертбота типа «кадет», увеличил все размеры и пропорции, расчертил на миллиметровке детали, соединил всё в единое целое и заострил носовую часть. А вот дальше… дальше началось самое интересное. Когда увеличенные лекала деталей обрели очертания шпангоутов, киля, стрингеров, то появилась уникальная лодка, аналогов которой ещё не было в стране. Просчитанная грузоподьёмность плюс незатопляемые отсеки дали возможность обеспечить хороший запас плавучести и сразу выводить для обучения на воду разновозрастный экипаж, объединяющий от трёх до пяти человек подростков. С внедрением затягивать не стали и первый пробный корпус со всем полагаемым яхтенным имуществом построили всего за месяц. Его спустили на воду в августе 1981 года.

Создатель предложил назвать проект «штурман», а первый пробный экземпляр получил имя «Экватор». Дальше, как это часто бывает у детей, новая лодка понравилась. Теперь походить на таких яхтах захотелось многим. Все мечтали о гонках, будоражащем кровь драйве крена и больших массовых соревнованиях. К тому времени новое помещение уже обжили. И с осени того же года запустили масштабное строительство сразу восьми штурманов.

Вспоминаю эту зиму как бесконечные уроки труда с утра до вечера в отрядные дни. Все были распределены на бригады, каждая из которых, закрепленная за определенной лодкой, приходила к определенному времени и, сменяя друг друга, строгала, клеила, шпаклевала, шкурила, красила… В общем, усиленно работала. Вместе с нами старшие наставники – сам командор. Остальные не на много старше нас – Сергей Новосёлов (Шкипер), его супруга Людмила, Борис Грехов, Борин младший брат Андрей, которого все звали Джон, Игорь Тимофеев (Борода), Александр Больных, который больше пропадал в пресс-центре, уже упомянутый Вася Джулай (гитарист). Чуть позже пришла ещё Наташа Смарцелова, благодаря которой шились костюмы для фильмов, нашивки и погоны для формы.

На строительстве мне лично больше всего нравилось работать рубанком на мачтах, но нас, девчонок, чаще всего отправляли в команду к Ане Мясниковой – шить паруса, что тоже было весьма интересно и увлекательно.

В результате 19 мая 1982 года – в День пионерии – все 9 штурманов новой флотилии вышли на воду в сильнейший весенний шквалистый ветер. На необкатанных лодках с необученными экипажами, конечно, все сразу начали киляться, но и здесь командор Владислав Крапивин, обеспечив наше спасение, показывал всем хороший вдохновляющий пример самоорганизации и дисциплины. Когда «штурманы» на хорошем ветре летели всей флотилией по водохранилищу, они напоминали белую крылатую стаю.

 

Золотое время Крапивина

В 80-е годы ХХ века имя Владислава Крапивина гремело по стране. Книги писателя было не достать. При тиражах в 100 000 экземпляров их мгновенно сметали с полок магазинов. Знаю, что многих спасали только общесоюзные журналы, такие как «Пионер» с его миллионным тиражом, или региональные: «Уральский следопыт», «Урал», где произведения выходили сразу со стола автора ещё в рукописях.

Говорят, что детство не выбирают, но про ребят моей эпохи точно могу сказать, что всем нам здорово повезло и жаловаться на судьбу не стоит. Так уж сложилось, что мы попали в отряд в период золотого десятилетия Крапивина, где книги регулярно дарились автором каждому каравелльцу с уникальным автографом. Он изменился. Возмужал. Держался уверенно и спокойно. Телефон в отряде разрывался от звонков издателей, редакторов, коллег по писательской организации, читателей и библиотекарей.

Именно в эти годы из-под его пера выходят фундаментальные, я считаю, одни из самых лучших, его повестей и романов: «Дети синего фламинго», «Колыбельная для брата», «Трое с площади Карронад», «Возвращение клиппера «Кречетъ», «Голубятня на жёлтой поляне», «Журавлёнок и молнии», весь цикл повестей в одной книге «Мушкетёр и фея», «Шестая Бастионная», «Летящие сказки», «Тополиная рубашка», трилогия романа «Острова и капитаны».

 

фонд президентских грантов
при финансовой поддержке

Он не работал, он именно творил, равномерно распределяя свою силу сразу в разных направлениях.  И был еще один феномен КРАПИВИНСКИЕ ОТРЯДЫ.

Они еще не называли себя так, но возникали по стране как грибы, копируя форму, устав, направления занятий. При этом, где в следующий месяц прорастет грибница, предсказать не мог никто. И всем им тоже был нужен командор.

 

читайте цикл статей Ларисы Крапивиной
60 лет отряду “Каравелла”

В начале было слово — бандерилья

Голос дороги

Жизнь по уставу

Зов моря

Человек и система

Стоп! Снято!

Тайна семьи Крапивиных

Белая стая 

Вернуться в Содержание номера


Одним из значимых символов Пермского края  является  деревянная скульптура. Эта коллекция Пермской художественной галереи является крупнейшей в России. А начиналось все так…

Около века назад, в середине 1920-х годов, основоположник, собиратель этой коллекции, в то время директор галереи Николай Серебренников организовал шесть экспедиций по всей территории Пермского края.

Св. Николай Чудотворец, конец 17 века.Происходит из Богоявленской церкви г. Чердынь

В основном скульптура бытовала на Севере. Большая ее часть – около 400 предметов – была собрана именно тогда за четыре года в шести странствиях. Серебренников со товарищи колесил по городам и весям, осматривал церкви. Ситуация была разная: где-то они уже были закрыты, где-то – действовали. Иной раз местные богомольцы не отдавали скульптуру, и она оставалась у них. Такие случаи тоже фиксировались.

Почему в Перми?

Почему же в Перми была собрана самая значительная иконотека? Видимо, Серебренников интуитивно почувствовал момент, что важно собрать именно здесь и сейчас.

 

Серебренников собиратель коллекции, фото конца 1920-х годов

 

Если мы вспомним историю, то 1928 году идет первая волна богоборчества. Когда храмы начинают массово разрушаться и закрываться и, соответственно, имущество разоряться. Разные судьбы у этой духовной утвари. А первая половина двадцатых и их середина – период, когда еще можно было эти вещи собрать. В Перми это получилось.

Читать полностью

Деревянные ваяния

Важно понимать и рассматривать пермскую деревянную скульптуру в контексте общерусской истории культуры. Храмовые православные деревянные ваяния бытовали много лет на территории Руси. Это и севера: Архангельск, Сольвычегодск, Вологда, Великий Устюг. Это и западные территории, например, Новгород и Псков, в том числе и центральная часть, и Урал.  Так исторически сложилось, что далеко не везде скульптура сохранилась и не всегда ее можно увидеть в музеях. Поэтому, приезжая в Пермь, многие гости впервые сталкиваются с этим и им кажется, что здесь какой-то уникальнейший заповедник на территории края.

Из композиции «Распятие с предстоящими», 18-й век. Происходит из церкви Рождества Богоматери с. Усть-Боровское, Пермский край

В основном это безвестное искусство. Известны лишь имена трех резчиков, работы которых можно увидеть здесь.  Самый ранний – Дмитрий Домнин,  автор Саваофа,  центральной композиции. Датировка весьма приблизительная, о годах почти речь никогда не идет. Это конец 18 века. Второй мастер – Назарий Филимонов, крестьянин. И его ученик Никон Кирьянов. У Кирьянова  в экспозиции большой страстной «Ангельский чин». Его работы сегодня можно назвать наивным искусством. Самая поздняя пластика датируется уже рубежом 19-20-х веков. Никон   умер в 1906 году.  Это могли быть мастерские  резчиков при монастырях. Вообще в обителях массово создавалось церковное искусство: и икона, и золотное шитье, и деревянная церковная скульптура. Это могли быть отдельные артели ремесленников, «самозанятые». Они ездили по стране  и выполняли работы по заказу того или иного храма. И могли быть мастера сами по себе, из крестьянской среды, научился, перенял от кого-то. И создавал для своей местной деревенской часовни скульптуры.

3. Фрагмент выставки для детей «Неземная красота». Пермская государственная художественная галерея

В 1980 году был проведен анатомический анализ древесины, большинство памятников исследовали.   И было выявлено, что большая часть  создана из сосны и липы. Они  были очень любимы резчиками. Те, кто работает в такой барочной традиции и сегодня, где много мелкого, сложного орнамента, предпочитают именно их, потому что они мягкие и пластичные.  Вот ель, береза – более твердая древесина, но, тем не менее, тоже использовалась. Те виды пород, что растут на территории Пермского края,  шли в работу. Потому что в других регионах встречаются и дуб, и редкий для России кипарис.

Технология создания

Технология создания во многом повторяет иконную: деревянная основа заливкашивается, покрывается меловым грунтом и затем уже наносится цвет.      Большая часть скульптуры – это темперная краска, которая используется в иконописи. Редкие исключения –  масло, скажем,  «Ангельский чин» Никона Кирьянова.  Традиция  создания  молельных образов церковного убранства не возродилась после революции и перипетий двадцатого века. Однако известен случай, когда скульптору Николаю Ватагину московская церковь Андрея Рублева заказала изваяние «Христа в темнице». Сегодня скорее светские художники осмысляют тему религиозных статуй в своих произведениях по мотивам этой коллекции.  Это и пермяки,  которые много работали над скульптурой – Михаил Павлюкевич  с Ольгой Субботиной, Александр Зырянов с его графической серией.

Царские врата

Вот экспонат  «Царские врата». С одной стороны,  сложная резьба в духе древнерусской традиции. С другой, это не совсем скульптура, а убранство иконостаса центральной створки, выполненная по всем канонам. Кроме резьбы, есть еще и живописные вставки с каноническим изображением на двух створках Благовещения и четырех евангелистов.  Это один из ранних памятников, который датируется концом 17 века. Обращает на себя внимание большемерная статуя Святого Николая. Один из самых почитаемых, любимых святых на Руси. И в иконе его тоже очень много, и часто в пластике встречается. Это происходит на северных территориях.  «Никола Можайский» из села Покча Чердынского района как раз образец ранней скульптуры. Чем отличается? Она, во-первых, не является круглой. Высокий рельеф рассчитан на обзор, она еще тяготеет к иконе,  еще не совсем от ее образного языка отказалась. Очень малое количество плоскостей сделано. Работа цельная, без детальной проработки.

Царские врата, XVIII век, дерево, резьба, левкас, темпера, позолота.
Происходит из Кафедрального Спасо-Преображенского собора г. Перми

Все нюансы добавляются росписью краской, как в иконописи: складки, волосы, морщины на лице.  И такие большие изваяния помещались в киоты:  своеобразные шкафчики, полочки со створками. Статуя в храме раскрывалась только в момент богослужения. В музее же она воспринимается по-другому, так как открыта всегда. В иконографии получаются два типа изображения. Одно – это привычный нам образ Николая Чудотворца.  И Николай Можайский, когда Святой показывается с градом и мечом. И все это отсылает к легенде города Можайска. Враги, увидев этот образ, отступили от города. И опять-таки, по преданию,  первую подобную деревянную скульптуру Николая, держащего эти атрибуты, вырезали и повесили над воротами города. Сейчас она – одна из ранних работ,  кстати, происходящих из Можайска,  находится в собрании Третьяковской галереи. Датируется аж 14 веком.  По сравнению с другими регионами пермская скульптура более поздняя. Самые ранние памятники – это 17 век.  Для того, чтобы определить их возраст, существует много методов: от радиоуглеродного датирования до исследования на атомном уровне.

Общие сюжеты

Сюжет  «Христос в темнице» не характерен для православного искусства. В иконописи  встречается нечасто, скорее,  в поздних образах.  На Рус распространялся, в основном в скульптуре. Иконография сидящего Христа-спасителя пришла, скорее всего, из Европы. Предание отсылает к Евангельскому тексту. Последние часы земной жизни Христа, когда его римские воины привели в преторию, где раздели. Надели на него багряницу, символ царской власти – терновый венец – и всячески над ним издевались. Был момент максимальной уязвимости Богочеловека, время моральных, физических страданий. В России, не только в Перми, начиная с восемнадцатого века, скульптура получает большое распространение.  Два года назад выставочный зал «Манеж» в  Петербурге сделал целую выставку, которая называлась «Христос в темнице». Этот сюжет представляли  33 скульптуры из 17 музеев.

Местные традиции

Чем  отличаются пермские памятники? Смешением евангельского сюжета с местными традициями. Пермские резчики, конечно, переосмысливали эту легенду и  вносили какие-то новые дополнения. Это  выражалось, во-первых, во внешности. Скульптуры все очень разные и портретные.

Господь Саваоф. Резчик Дмитрий Домнин, 18-й век, дерево, резьба, левкас, темпера. Происходит из церкви Св. Троицы г. Лысьва, Пермский край

Эти образы Бога создавались с конкретных людей. Когда смотришь на них, замечаешь, что они, в отличие от иконных изображений, живоподобны. Второй момент – это одежда. В коллекции есть три скульптуры «Христа в темнице», где он изображен в специфической синей хитоне, подпоясанной широким поясом. В евангельских текстах нет указания на такое платье, и сейчас  одна из версий,  что этот хитон достаточно сильно напоминает повседневную одежду коми-пермяцких крестьян. Так называемый шабур – верхняя легкая одежда с запахом, с круглым воротником, которая подпоясывалась очень похожим широким поясом  с характерным спереди узлом и ткалась  как раз из тененого льна.  Конечно, невозможно  на сто процентов утверждать, что это Христос в шабуре, но  очень похоже. В этом образе верующие и прихожане церквей узнавали и запоминали себя.

Св. Николай Можайский, XVIII век. Происходит из Димитриевской церкви с. Дубровское

Такой Христос – в образе крестьянина, был ближе  человеку 17-19 веков. Нужно понимать, что подобные скульптуры Христа в синем размещались в коми-пермяцких территориях и селах, где преобладало сельское население.

Жемчужина коллекции

Одна из  «Темниц» является единственной известной среди подобных собраний. Скульптура сохранилась в аутентичном виде до наших времен. Она создана в 18-м веке и имеет очень тонкую резьбу. В изготовлении  задействовано не только дерево, но и цветные стекла во вставках. Все это сохранилось практически в целостности и сохранности. Подобные изваяния в храмах помещались не просто так на открытом месте. Их пристраивали либо в стенные ниши в северной, более темной, части церкви, либо для них создавались темницы,  по сути своей  те же киоты: три стенки и створки. При этом они  делались  очень простыми. Если убрать  все колонки и навершия, то останется  элементарная кладка.

Композиция «Христос в темнице», XVIII век. Происходит из церкви Св. Троицы пос. Пашия, Пермский край

Храм в поселке Пашия, откуда эта композиция поступила, по каким-то причинам заказал резчикам совершенно невиданную темницу по своей сложности, по убранству, по богатству орнамента в  барочном стиле. Видимо, с одной стороны, у прихода были деньги, средства или еще какие-то причины, почему она была создана среди аналогий подобных. Если говорить еще про внешний вид, в навершии изображены ангелы страстей. То есть это те предметы, которыми пытали Христа. Это называется страстной ангельский чин. Колонки с виноградной лозой. Гроздья винограда – это сила Христа. Ну, и сама его скульптура именно в темнице – один из самых выразительных, драматичных памятников, где очень много эмоций соединяется. Резчик умел передать состояния. Все перемешано: сомнения,  готовность  на жертву,  на страх,  на боль. Это  видно в самом положении фигуры и на лике. Очень трогательно и наивно у Христа на щечке изображены слезки белой краской.  При всей наивности здесь сохраняется совершенная глубина образа. Во всех смыслах это жемчужина  коллекции.

Судьба коллекции

На сегодняшний день Галерея размещена в здании Кафедрального Спасо-Преображенского собора (архитектор Иван Свиязев), являющегося памятником архитектуры XIX века.

Спасо-Преображенский собор
фонд президентских грантов
при финансовой поддержке

Высота его шпиля более семидесяти  метров, включая крест наверху. Это здание на основании постановления Россимущества будет возвращено в собственность Пермской епархии.  Галерея же должна переехать в новое здание, где, мы надеемся, будет комфортно и безопасно как посетителям, так и хранителям древностей и самим уникальным экспонатам.

 

Вернуться в Содержание номера


Одним из успешных предпринимателей на Среднем Урале в начале ХХ века был Андрей Андреевич Пузанов. Он оставил значимый след в истории города Реж. Будучи сыном мастерового, из семьи крепостных крестьян Пузановых – мастеровых Невьянского и Быньговского заводов, он добился всего своим  умом и трудолюбием.  

 

Его родители были старообрядцами, с корнями из Поволжья, со временем перешедшими в единоверие и православие. На Урале род Пузановых оказался по воле  Демидовых в 18-м столетии. Андрей Пузанов родился в Режевском заводе в августе 1875 года в семье Андрея Ефимова и Мавры Николаевой Пузановых, он был крещен в Успенской церкви. Его судьба была типичной для сына мастерового того времени: с тринадцати лет уже сам зарабатывал себе на кусок хлеба. Начинал он слесарем при разных работах в течение восьми лет в механической фабрике, а затем стал специалистом по котельному делу. Старшим котельщиком трудился еще пятнадцать лет. Эта работа требовала определенных технических знаний. Управляющий Режевским заводом Павел Викторович Баутин в 1911 году выдал ему удостоверение с прекрасной характеристикой при увольнении по сокращению штатов.

Пузановы Евлампия Андреевна и Андрей Андреевич
Читать полностью

Как деятельный человек прогрессивных взглядов, в 1900-х годах Андрей Андреевич был действительным членом Режевской комиссии Общества попечения о начальном образовании. Эта комиссия много сделала для открытия в поселке двухклассного министерского училища. В 1907 году был избран гласным земского собрания от рабочих Режевского завода. «Здесь уполномоченным стал один из наиболее развитых и интеллигентных рабочих завода А.А. Пузанов», – писала газета «Уральский край» в январе 1907 года.

Пузанов известен тем, что предложил на сходе закрыть все пивные лавки в поселке. Будучи депутатом, председателем земельной комиссии, он энергично отстаивал интересы рабочих и ездил с этой целью в Пермь на прием к губернатору. Был избран волостным сходом рабочих для поездки в Санкт-Петербург к владельцам завода, когда предприятие стало лихорадить, пошли задержки в выдаче заработной платы.

Соколов М.А. и Пузанов А.А.

Но завод был закрыт, работы не было. Семью нужно было содержать. К тому времени у Андрея Андреевича было двое детей от первого брака – Михаил и Анфиса (его первая жена Афанасия Петровна Лунегова умерла очень рано). Анфиса училась в Алапаевской женской гимназии. И еще была жена Евлампия Андреевна и шестилетний сын от второго брака Павел. Андрей Андреевич становится кустарем. Открывает возле своего дома на берегу пруда лудильную мастерскую. Он обеспечивает, таким образом, средствами к существованию не только себя и свою семью, но и наемного работника. Так поступали тогда многие потерявшие работу предприимчивые мастеровые. Частные кузницы и мастерские в начале ХХ века в Режевском заводе были делом обычным. За свою работу Андрей Андреевич платил годовой налог в Екатеринбургское уездное земство в размере 209 рублей (немалая сумма по тем временам). Владел он и землей в окрестностях Режевского завода.

Политическая ситуация в России того времени была крайне нестабильной. После революции 1917 года началась Гражданская война. Режевской завод переходил из рук в руки. Когда поселок захватили белые, для Андрея Андреевича еще нашлась работа. Он взял у белогвардейцев подряд на изготовление седел для лошадей. Это принесло немалый доход. Старший сын Михаил работал при отце коновозчиком.

Деревянный пятистенный дом Андрея Андреевича Пузанова сохранился на ул. Набережной (Костоусова), 6 до наших дней. Но потомкам семьи он не принадлежит, национализирован. Там располагалась в годы советской власти некоторое время милиция (отделение НКВД). Для этого справа возводили деревянный пристрой. Он не выдержал испытания временем и давно разобран. На его месте теперь заросли тополей. А добротный пузановский дом, которому более века, сохранился и поныне.

Дом Пузанова

С приходом Красной Армии и установлением советской власти в Режевском заводе Андрей Андреевич отступает в июне 1919 года с белыми в Сибирь. С колчаковскими частями он дошел до Томска, но в апреле 1920 года вернулся в Режевской завод. Оставаться здесь было безрассудством. Работы не было, дом конфискован, могли и арестовать за политическое прошлое. Отступление с белыми и эксплуатация чужого наемного труда – события в биографии для человека того времени очень нежелательные. В документах Екатеринбургского отдела управления губернией Андрей Андреевич был зафиксирован в списках буржуазии. Такие факты могли стоить не только свободы, но и жизни.

Андрей Андреевич перебрался с семьей в Екатеринбург. Там была возможность начать новую жизнь. Поселился на улице Московской. До конца своих дней оставался кустарем. Благо, начавшаяся тогда в стране эпоха НЭПа этому всячески способствовала. Дружил с семьей Максимилиана Андреевича Соколова, брата своей жены. Его семья тоже вынуждена была покинуть Режевской завод в поисках работы. В апреле 1925 года в возрасте сорока девяти лет Андрей Андреевич Пузанов ушел из жизни. Причиной стало заболевание сердца. Хоронили его по старообрядческим канонам на Ивановском кладбище.

Здание конторы Режевского завода. Современный вид.

Его старший сын Михаил Андреевич Пузанов 1896 года рождения с женой Таисией Васильевной жили в Реже. Таисия Васильевна пережила мужа на 44 года. Их дети Нина Михайловна и Борис Михайлович Пузановы также проживали в Реже. Дочь Андрея Андреевича Анфиса Андреевна Бревнова жили с семьей у Верх-Исетского завода. Младший сын Павел стал музыкантом, дирижером, Заслуженным артистом РСФСР. Он прошел фронт и жил в Свердловске. Внучка Виктория Павловна Соколова много лет работала преподавателем по курсу фортепиано в Екатеринбургском музыкальном училище им. П.И. Чайковского. Потомки Андрея Андреевича по линиям трех его детей живут теперь в России и за рубежом и, к сожалению, не знают друг друга. Увы, время ослабляет родственные связи. Но самое главное, что потомки хранят память о своем деде и прадеде – настоящем предпринимателе.

Вернуться в Содержание номера


Заяц-беляк уверенно занимает почетное второе место (после лосей) по количеству регистраций эксклюзивных кадров фотоловушек.

В этом году весна и лето на Вишере порадовали погодой. Майские дни были без резких колебаний температуры, заморозки в июне отсутствовали, а тут еще и неплохой урожай рябины и кедровой шишки облегчил нелегкую жизнь наших таежных меньших братьев. Выводки глухаря, рябчика, вальдшнепа радовали глаза, ну а проверка данных фотоловушек в очередной раз подтвердила, что почетное второе место (после лосей) по количеству фоторегистраций по-прежнему уверенно за собой «застолбил» заяц-беляк. С этим интересным зверем знаком каждый житель нашей страны. Еще с детского возраста он сопровождает нас из сказок и мультфильмов, а любая встреча с ним в дикой природе никого не оставит равнодушным.

Зайцы (лат. Lepus) – это род из семейства зайцевых. Распространены везде, кроме Австралии и Антарктиды, всего около 30 видов. Отличаются длинными ушами, коротким хвостом, недоразвитыми ключицами, длинными задними лапами, что позволяет им передвигаться прыжками. Русак может достигать скорости 70 км/ч. Нас, жителей России, может удивить перечень видов зайцев, обитающих по всему миру:

Читать полностью

Антилоповый заяц, Американский беляк, Арктический беляк, Аляскинский заяц, Заяц-беляк, Чернохвостый заяц, Белобокий заяц, Конский заяц, Желтоватый заяц, Чернобурый заяц, Кустарниковый заяц, Заяц-песчаник, Заяц-толай, Ракитниковый заяц, Юньнаньский заяц, Корейский заяц, Корсиканский заяц, Заяц-русак, Иберийский заяц, Маньчжурский заяц, Курчавый заяц, Lepus starcki, Белохвостый заяц, Эфиопский заяц, Lepus microtis, Ханьнаньский заяц, Темношеий заяц, Бирманский заяц, Китайский заяц, Яркендский заяц, Японский заяц, Абиссинский заяц.

Глядя на этот список видов, можно отметить, что «заячья рать» довольно внушительная.

Зрение слабое, слух превосходный

На территории нашей страны водятся русак, беляк, маньчжурский, толай, а также помесь русака и беляка – заяц-тумак. Что касается тумака, то мнения специалистов расходятся очень сильно. По общепринятому мнению, тумак рожден от самки беляка и самца русака, абсолютно бесплодный редкий гибрид, в равной степени унаследовавший характеристики родителей. На самом деле учеными установлено, что потомство, полученное в результате такого скрещивания, далеко не бесплодно. Самки-тумаки могут приносить детенышей от самцов обоих видов, а самец-тумак может удачно спариваться с самкой беляка. Одним из обязательных условий является наложение ареалов обитания видов, и, как правило, гибридизация происходит при доминировании одного вида над другим, когда представители не всегда могут найти подходящего партнера.

Зайцы живут по одиночке или парами. В отличие от других «ушастых» – кроликов, они не роют нор, а сооружают гнездо в небольших ямках. Зайчата рождаются развитыми, с шерстью и открытыми глазами, и мать остается с ними всего на 5-6 дней, а затем лишь иногда прибегает к ним. Зрение у зайцев слабое, обоняние хорошее, слух превосходный. Беззащитность по отношению к многочисленным врагам (человек, хищные млекопитающие и птицы) делает их крайне осторожными и скрытными. Весной, после наступления брачного сезона, самцы ожесточенно состязаются за самок: встают на задние лапы и бьют друг друга передними. При этом они теряют осторожность, и тогда их часто можно увидеть людям.

В заповеднике «Вишерский» обитает лишь один вид зайцев – беляк (лат. Lepus timidus). Этот вид обитает в тундровой, лесной и частично лесостепной зонах Северной Европы, России, Казахстане, Монголии, Китае, Японии. Акклиматизирован в Южной Америке (Чили и Аргентина). Населяет некоторые арктические острова (Новосибирские, Вайгач, Колгуев). Южная граница проходит по южным окраинам лесной зоны. Это достаточно крупное животное с длиной тела взрослых особей от 44 до 65 см и массой тела от 1,6 до 4,5 кг. Самые крупные беляки обитают в тундре Западной Сибири (до 5,5 кг), самые мелкие – в Якутии и на Дальнем Востоке (3 кг). В заповеднике «Вишерский» беляк распространен по всей территории. Как в зимнее время года, так и в бесснежное он нередок в высокогорных участках горных тундр и в субальпийском поясе березового криволесья. Но все же наибольшая плотность распространения отмечается в прирусловых участках, занятых зарослями ивы, а также в районах произрастания осины и березы. Уши длинные (7,5-10 см), но заметно короче, чем у русака. Хвост обычно сплошь белый, относительно короткий и округлый, длиной 5-10,8 см. Лапы сравнительно широкие, ступни, включая подушечки пальцев (на охотничьем термине «пазанки»), покрыты густой щеткой волос. Нагрузка на 1 см2 площади подошв у беляка всего 8,5-12 г, что позволяет ему легко передвигаться даже по рыхлому снегу (для сравнения: у лисицы она равна 40-43 г).

След беляка на снегу

В окраске беляков наблюдается четко выраженный диморфизм: зимой он чисто белый за исключением черных кончиков ушей, а окраска летнего меха серого оттенка. Голова обычно окрашена несколько темнее спины, бока светлее, живот белый. Только в областях, где нет устойчивого снежного покрова, беляки на зиму не белеют. Самки в среднем крупнее самцов, но по окраске не отличаются. Линяет беляк два раза в год: весной и осенью. Линька жестко связана с внешними условиями: ее начало запускает изменение продолжительности светового дня, а температура воздуха определяет скорость ее протекания. Каждый участок тела вылинивает при определенной среднесуточной температуре. Весенняя линька на большей части ареала начинается с февраля-марта и длится 75-80 дней. Пик линьки обычно приходится на период схода снежного покрова, и она идет от головы к огузку и от спины к брюшку. Полностью перелинявшие зайцы встречаются с конца мая – начала июня.

В снегопад не выходит

В пределах своего обширного ареала заяц-беляк распространен неравномерно, тяготея к угодьям, обеспечивающим ему питание и надежную защиту. Наиболее равномерно он расселен летом, когда кормов много и передвигаться легко, осенью и зимой он совершает сезонные кочевки. В годы высокой численности его местообитания наиболее разнообразны. Он практически повсеместен в долинах рек, где не только лучшие кормовые условия, но и можно спастись от паразитов, купаясь в приречном песке. В тундровой зоне тяготеет к кустарниковым тундрам, также зайцы встречаются у морского побережья. В лесной зоне старается избегать сплошных лесных массивов (особенно таежных) с высокой сомкнутостью древостоя. Наиболее привлекательны для него леса, разреженные лугами, речными долинами, а также участками старых, зарастающих гарей и вырубок. Очень благоприятны для беляка центральные районы России, где хвойные участки леса обычно соседствуют с лиственными лесами и сельскохозяйственными угодьями. Он избегает обширных открытых болот и повсеместно встречается вблизи населенных пунктов. Характерно то, что беляки ведут одиночный территориальный образ жизни, занимая индивидуальные участки в 3-30 га. На большей части ареала это оседлый зверь и его перемещения ограничиваются сезонной сменой кормовых угодий. Массовые миграции характерны только для тундры, особенно при высокой численности зайцев. Их причиной в основном является высокий снеговой покров, который не позволяет поедать низкорослую тундровую растительность. А на Таймыре зайцы с сентября идут на юг, собираясь стаями по 15-20, а то и 70-80 особей. Протяженность миграционного пути порой доходит до сотен километров.

Беляк в березовом лесу

Заяц-беляк – преимущественно ночное и сумеречное животное. Обычно кормежка (жировка) начинается с заходом солнца и заканчивается к рассвету.

Например, по наблюдениям зоологов, в Центрально-Лесном заповеднике пик двигательной активности отмечается с 22 до 02 часов. В заповеднике «Вишерский» установлено, что наибольшая двигательная активность у «длинноухих» (75%) выражена с 18 ч. до 02 ч. Обычно заяц за день проходит 1-2 км. В оттепель, снегопад и дождливую погоду беляк вообще не выходит на кормежку. В такие дни потери энергии частично восполняются за счет вторичного переваривания «орешков». День заяц проводит, приминая траву в укромных местах. Выбор места для лежки зависит от сезона и погодных условий. Зимой, в сильные морозы, заяц роет в снегу норы 0,5-1,5 м длиной, в которых может проводить целый день и покидать лишь в случае опасности. Роя нору, беляк уплотняет снег, а не выбрасывает его наружу. В тундре зайцы зимой роют очень глубокие норы длиной до 8 м, которые используют в качестве постоянных убежищ. В отличие от лесных собратьев, тундровые беляки при опасности не покидают норы, а затаиваются внутри.

Прибрежные участки Вишеры – излюбленные места обитания беляков в зимний период

С места лежки к месту кормежки зайцы бегают по одному и тому же маршруту, особенно зимой. При этом натаптывают тропы, которыми могут пользоваться несколько зверьков. Идя на лежку, заяц обычно передвигается длинными прыжками и путает следы, делая так называемые «вздвойки» (возвращения по своему следу) и «сметки» (большие прыжки в сторону от следа).

Настовики и листопадники

Беляк – растительноядное животное с четко выраженной сезонностью питания. Весной и летом он кормится зелеными частями растений; в различных частях ареала отдавая предпочтение клеверу, одуванчику, мышиному горошку, тысячелистнику, золотарнику, подмареннику, осокам, злакам. Охотно кормится овсом и клевером на полях. В северных частях ареала в большом количестве поедает побеги и плоды черники. Местами поедает хвощи и грибы. Осенью, по мере высыхания травы, зайцы поедают мелкие веточки кустарников. По мере установления снежного покрова питание грубыми кормами приобретает все большее значение.

Беляк в летнем одеянии

Зимой беляк кормится побегами и корой различных деревьев и кустарников. Практически повсеместно в его рацион входят различные ивы и осина. Березы и лиственница объедаются им не так охотно, но из-за доступности служат важным источников пищи, особенно в северных и восточных районах. На юге беляк нередко питается побегами широколиственных пород: дуба, клена, лещины. Местами в питании велика роль рябины, черемухи, ольхи, можжевельника, шиповника. При возможности и зимой раскапывает и поедает травянистые растения и ягоды, кормится сеном в стогах. В горах Дальнего Востока выкапывает из-под снега шишки кедрового стланика. Весной зайцы с жадностью поедают молодую траву на лужайках.

Как и все растительноядные животные, беляк испытывает дефицит минеральных солей. Поэтому он периодически поедает почву и заглатывает мелкие камешки. Очень охотно посещает солонцы, грызет кости павших животных и сброшенные рога копытных животных.

Беляк – весьма плодовитое животное. В Арктике, на севере Якутии и на Чукотке самки успевают произвести всего один выводок в год (летом), но на большей части ареала они размножаются 2-3 раза в году. Первый гон проходит в конце февраля – начале марта на юге ареала, в конце марта – на севере Европейской части России, севера Западной Сибири, на юге Якутии и на Сахалине; в апреле – начале мая на севере Якутии, на Чукотке и в арктических районах Сибири. В нем обычно участвует 80-90% самок. Зайчата рождаются через 47-55 дней, в середине апреля – середине мая. В лесах в это время еще лежит снег, поэтому зайчат первого помета называют «настовиками», и именно это потомство наиболее подвержено губительному воздействию погодных условий. Вскоре после родов зайчиха спаривается вторично. Второй гон проходит в мае – начале июня, и в нем участвуют практически все самки. Зайчата второго помета рождаются в конце июня и в июле. В июле – начале августа в центральных и южных районах России проходит третий гон. В нем участвуют менее половины самок. Зайчата третьего помета рождаются в конце августа – начале сентября, а иногда и позднее, отчего их называют «листопадниками».

Количество зайчат в помете зависит от местообитания, возраста и физиологического состояния зайчихи. Характерно, что у таежных и тундровых зайцев в среднем 7 зайчат в помете, а в средних и южных частях ареала – от 2 до 5. Поэтому в итоге плодовитость у южных беляков лишь не многим больше, чем северных. Способность неоднократного размножения в течение одного календарного года является необходимым качеством для сохранения этого вида. Зайчата рождаются весом 90-130 г, покрытые густым мехом и уже зрячими. Уже в первый день жизни они способны самостоятельно передвигаться. Заячье молоко очень питательное и жирное (12% белков и 15% жира), поэтому зайчиха может кормить зайчат не чаще одного раза в сутки. Уже на 8-10 день они начинают подкармливаться травой и в возрасте двух недель становятся самостоятельными. Половой зрелости достигают в 10 месяцев.

В большинстве случаев зайцы активны в ночное время

 

Беляки живут в природе до 7-17 лет, хотя подавляющее большинство не доживает и до пяти лет. Плодовитость самок начинается снижаться уже с 4-го года жизни. В целом заяц беляк – обычный вид, легко приспосабливающийся к присутствию человека. Численность повсеместно изменяется по годам. Например, в заповеднике «Вишерский» во время зимних маршрутных учетов на начало 2017 года было отмечено 3908 зверьков, в 2018-м – 3997, в 2019-м – 756, в 2020-м – 1441, а на начало 2021 года всего 482 зверька. К началу 2022 года ожидается существенный подъем численности беляков в связи с благоприятной погодой весной и летом. Это вполне подтверждает наблюдения знаменитого зоолога Теплова В.П. в Печоро-Илычском заповеднике, указавшего зависимость количества зайцев-беляков в первую очередь от количества атмосферных осадков, отсутствия засух и прямого воздействия солнечных лучей. Во время «влажных» годов размножаются эпизоотии, что служит основной причиной депрессии. Кроме того, после «урожаев» зайцев также следуют падения его численности, связанные с биотическими факторами (внутривидовые отношения и высокая плотность самой популяции). Причину эпизоотий не всегда удается установить. Известны случаи массовой гибели беляков от паразитирующих червей, из которых наиболее опасны круглые черви – нематоды, поселяющиеся в легких. При этом эпизоотия охватывает до 100% локальной популяции зайцев. Обычны также кишечно-глистные заболевания, вызываемые нематодами и цестодами. Местами зайцев поражают печеночные трематоды, кокцидиоз, особенно опасный для молодняка. Известны эпизоотии и бактериальной природы –  туляремия, псевдотуберкулез. В годы высокой численности зайцев возрастает и количество истребляющих их хищников: рысей, лисиц, филинов, беркутов. При начавшейся эпизоотии хищники ускоряют вымирание зайцев и после ее окончания задерживают восстановление поголовья. Годы высокой и низкой численности чередуются с определенной цикличностью, но при этом ни высокие «урожаи», ни депрессии никогда не охватывают одновременно весь ареал, а действуют локально.

Следы беляков во время гона

Во второй половине ХХ века в литературных источниках нередко печаталась информация о негативном влиянии на популяции зайцев (особенно русаков) сельскохозяйственных организаций. При этом отрицательное воздействие на поголовье оказывали как использование технических средств, так и удобрений при нарушении технологии их использования и хранения (кучи удобрений зайцы лижут вместо соли и гибнут).

Вернуться в Содержание номера


Летопись сооружения железнодорожной ветки Чум-Лабытнанги

В феврале 1947 года Совет Министров СССР принял постановление «О производстве проектно-изыскательских работ по выбору места для строительства порта, судоремонтного завода в районе Обской губы и железной дороги от Северо-Печорской магистрали до порта». Начальным пунктом был определён разъезд Чум на трассе Печорской магистрали, а конечным – Мыс Каменный на восточном берегу Ямала.

Воркута жд карта генштаба

Изыскательские работы на будущей трассе проводились Министерством Внутренних Дел, а будущего порта – управлением Главсевморпути (ГСМП). Они должны были закончиться к началу августа 1947 года. Для производства работ в апреле этого же года приказом министра внутренних дел СССР создано Северное управление Главного управления лагерного железнодорожного строительства (ГУЛЖДС) с центром в поселке Абезь (Коми АССР).

Читать полностью

Управление строительства помещалось в длинной землянке, рядом находилась штабная колонна, где содержались заключенные, работавшие в управлении стройки, и производственные лагерные колонны.

Баржа «Воркута» у пристани Воркута-Вомилл

Начальником Северного управления ГУЛЖДС (СУЛЖДС) и строительства дороги № 501 и № 502 МВД СССР (сооружение железнодорожной ветки от трассы Чум-Лабытнанги в направлении мыса Каменного) был назначен В.А. Барабанов. На мысе Каменном планировали построить порт, судоремонтный завод и жилой посёлок.

Укладка шпал. Фотография из фондов Городского краеведческого музея г. Л

В мае начались земляные работы от разъезда Чум на восток, и уже 2 августа был сдан в эксплуатацию первый мост – через реку Воркуту. Строительство было таким важным, что финансировалось по фактическим затратам через Промстройбанк Коми АССР.

Пейзажи стройки 501

К концу года выяснилось, что по объективным причинам строительства порта оказалось невозможно, и все силы бросили на строительство 192-километровой ветки Чум-Лабытнанги. Авторами этого проекта были инженеры Н.Д. Михеев и А.Д. Жилин. К началу декабря 1947 года уже было открыто рабочее движение поездов на участке Чум –Собь, протяженностью 118 километров. Дорога была проложена через Полярный Урал по Собь-Елецкой долине, прорезавшей его насквозь. В 1948 году здесь прошёл первый рабочий поезд, а в постоянную эксплуатацию ветка была принята в 1955 году.

Прибытие пригородного поезда «Воркута-Лабытнанги» на о.п. Полярный в 1962 г. Фотография из фондов Городского краеведческого музея г. Лабытнанги

До наших дней на всём 192-километровом пути сохранилось восемь станций – Чум, Елецкая, Хорота, Полярный Урал, Собь, Харп, Обская и Лабытнанги. Не все из них так именовались изначально. Так, станция Елецкая изначально носила название Елецкий, что связано, видимо, с находившимся рядом одноимённым посёлком (назван так по протекающей рядом реке Елец). Станция Харп до января 1968 года именовалась Подгорной, видимо, из-за того, что располагалась уже за пределами высоких уральских хребтов (под горами). Названия всех станций происходят от находящихся вокруг них географических объектов.

Панорама пристанционного посёлка ст. Собь. Фото Андрей Комолов

На участке от Чума до моста через реку Воркуту изначально существовали три остановочных пункта – Предузловая, Выль-Вож и Пурга, позже упразднённые. Мост через реку Воркуту, ширина которой достигает 50-70 м, – это первое сложное техническое сооружение. Это место на географической карте Русского Севера одно из наиболее примечательных; тут сливаются две реки – Уса и Воркута. Отсюда начиналось освоение Воркутинского угольного месторождения и основание самого города Воркуты.

Погрузка угля на баржу на узловом центре, у пристани Воркута-Вом. Из фондов Воркутинского межрайонного музейно-выставочного комплекса

Чуть выше устья Воркуты на Усе еще в 1931 году был организован посёлок Усть-Воркута, или Воркута-Вом (по-коми), и одноимённая пристань. Сюда из Нарьян-Мара по Печоре и Усе на баржах доставляли необходимые для будущего Воркутинского промышленного узла грузы и заключённых.

Состав с кругляком-брёвнами для строек Воркуты в узловом центре, у пристани Воркута-Вом. Из фондов Воркутинского межрайонного музейно-выставочного комплекса

Первые несколько лет от этой пристани лошади тащили вверх по Воркуте баржи с грузами, будущими строителями и шахтёрами. В 1933 году до строящегося города по левому берегу реки проложили 64-километровую Воркутинскую узкоколейную железную дорогу, и она до начала войны выполняла роль основной транспортной магистрали. Сюда же на баржах по Воркуте доставляли уголь с воркутинских шахт для вывоза на «большую землю». В 1941 году пристань ликвидировали.

сохранившиеся строения

На правом берегу Усы, от реки, шла грунтовая дорога к созданному на левом берегу Воркуты, за мостом, у железной дороги ДОК’у (деревообрабатывающему комбинату). Рядом с ДОК’ом находилась одноимённая станция (она имела статус станции 3-го класса). Часть строений находились между рекой и полотном дороги. Для подачи воды из Усы имелась водокачка, соединённая водопроводом с ДОК’ом, а для заправки водой паровозов – гидроколонка. Давление в водоподающей системе поддерживалось с помощью водонапорной башни.

участок пути

Место слияния этих двух рек славится совершенно непохожими на окружающую тундру пейзажами: тут на широких пойменных террасах можно наблюдать похожие на лес многометровые в высоту ивовые заросли и луга с многоцветным разнотравьем. Да и за пределами пойм обеих рек находится последний в предгорьях лесной массив. Он тянется на север, по Воркуте вверх на пару километров, и на восток, в направлении Полярного Урала, включая восточный склон хребта Усвабердмусюр, и вниз по Усе.

фото И. Кузнецова стройка 501

На правом берегу реки Усы близ устья реки Воркуты возвели большой посёлок – Сангородок, состоявший из десятка с лишним зданий. Для снабжения домов водой были выстроены водонапорная башня с водокачкой. С левым берегом Усы Сангородок связывала паромная переправа. Развитая пойма рек благоприятствовала созданию тут очага сельскохозяйственного освоения. Были организованы выпас коров и лошадей, сенокосы.  Сенокосы тянулись вниз по течению Усы, где на правом берегу для нужд сенокосников было организовано «пристанище» типа хутора, Тит.

Участок дороги на перегоне Собь-Харп. Фото Д. Баландин

Восточнее ДОК’а несколько десятков километров железная дорога проходит совсем рядом с рекой Усой. Первой от ДОК’а находилась станция Никита, а ближе к реке Усе – одноимённый посёлок. В былые времена на станции и в посёлке было несколько жилых строений, но последние несколько десятилетий постоянного населения тут нет. Примерно в километре от Никиты находился разъезд Усинский из нескольких технических строений, бараков и казарм.

лагерные ворота

В 200-300 метрах от разъезда Усинского железная дорога по мосту пересекает реку Усу, а дальше, в 100-150 м от него, находится ещё один переход – мост через реку Лёкъелец. Это место сливания крупных рек Усы, Лёкъельца и Ельца. Между устьями Усы и Лёкъельца находилось селение Елец.

Восточнее моста через Лёкъелец – станция 2-го класса Елецкая. Она существует с 1949 года. Рядом со станцией находится поселок Елецкий, где проживает обслуживающий железную дорогу персонал, а также администрация поселения. Это единственная станция на всей железнодорожной ветке, где сохранилось первоначальное здание вокзала.

бывшая территория ГУЛАГА

На первых этапах существования станции и посёлка здесь располагался большой мужской лагерь, который ликвидировали только в 1958-1959 годах. В 1954 г. вместо старого депо с двумя канавами для осмотра паровозов и вагонов было построено новое. На станции имелся угольный склад для обеспечения паровозов топливом. Здесь же была одноэтажная электростанция с машиной «Локомобиль», топившейся углём, с паровым котлом, топкой и паровой машиной. Стоял здесь и ангар Хойлинского горно-обогатительного комбината (сюда планировали вывозить бариты с крупнейшего в стране Хойлинского месторождения).

заброшенная дрезина

В первые годы существования станционного посёлка в нём появились овощехранилище, интернат, под который был приспособлен обычный жилой дом, магазин, больница, занимавшая старый барак с печным отоплением, пожарное депо с пожарной машиной. Елецкий поселковый совет занимал деревянное одноэтажное здание послевоенной постройки без водопровода и канализации, но с печным отоплением. Имелась в станционном посёлке и школа, под неё было приспособлено деревянное одноэтажное здание с восемью печами. В интернате обучались дети ненцев и коми оленеводов, русских железнодорожников, живших на станциях, разъездах и в посёлках.

простейшее устройство переправы

Со времен ГУЛАГ’а в посёлке имелась некоторая инфраструктура – танцплощадка, фонтан и сквер. Со временем тут построили отдельные здания интерната (двухэтажное) и больницы, детский сад, ясли, почтовое отделение, сберкассу, столовую, библиотеку, мастерскую по пошиву одежды и метеостанцию. Появились и улицы – Вокзальная, Железнодорожная, Школьная, Набережная, Советская, Тундровая, переулки Связной и Школьный. Жилые дома, увы, многие годы напоминали бараки, что являлось наследием недавнего прошлого. В первые годы после начала эксплуатации железнодорожной ветки в посёлке проживало три тысячи человек, а затем численность жителей стала снижаться. При станции и посёлке существует своё кладбище.

Остатки известкового завода на бывшей ст. Береговая. Фото Денис Дьяконов

От станции Елецкой начинается второй перегон (длиной 66 км) до станции 3-го класса Собь с двумя промежуточными станциями Хорота и Полярный Урал. В начале перегона есть одно примечательное место – платформа 61 км. Сначала это была станция Береговая. Такой её высокий статус был связан с тем, что во время строительства тут располагался известковый завод, от которого сейчас остались лишь кирпичные трубы (очень характерной формы – «бутылка») и остатки стен. На этом перегоне было ещё несколько «остановок» – платформа 70 км, станция Хорота, платформы 86 км и 92 км, разъезд Тундровый (позже 101 км). В этих точках располагались сараи, бараки и казармы с рабочим инвентарем для ремонта и обслуживания дороги, здесь же могли останавливаться и путейские рабочие.

железнодорожный мост с деревянными опорами

На очень важном в историко-природном отношении рубеже – Собь-Елецком перевале, изначально находился разъезд Полярный Урал, позже его статус был повышен до станции 3-го класса. На первых этапах строительства на разъезде находился пункт обслуживания подвижного состава с канавой для осмотра паровозов и вагонов, гидроколонка для заправки паровозов водой. Воду качали из озера Перевального, где на северном берегу стояла водокачка, и подавали её вверх по склону по трубе, проходившей под полотном дороги. Рядом со зданием вокзала находилась водонапорная башня. Была тут и метеостанция. До мая 1950 года здесь располагалась Центральная база Полярно-Уральской геологоразведочной экспедиции. Позже её перевели на 106-й км (в тупик карьера стройки 501).

рельсы 19-го века

Восточнее располагался разъезд Волок (впоследствии 101 км). Ещё восточнее была организована «остановка», которая в течение 70 лет не раз меняла своё название. В связи с переносом сюда со ст. Полярный Урал базы геологоразведочной экспедиции с мая 1950 года здесь развернулось большое строительство: сооружение складов и удлинение железнодорожного тупика. Железнодорожный тупик был удлинен до максимальной возможности в 250 метров. Так возник на 106 км железной дороги Чум – Лабытнанги посёлок Полярный.

Заброшенный пос. Полярный близ остановочного поста 106 (110) км. Фото Сергей Карпухин

Посёлок просуществовал почти пятьдесят лет, до 2004 года. В нём находилась производственная зона с конторой Полярно-уральской геологоразведочной экспедиции, гаражом, механическими мастерскими, пилорамами и складами. Тут же впечатляющая святая святых бывшего «геологического треста» – керно-хранилище, уникальный банк данных, где хранятся образцы пробуренных горных пород. Если все керны выложить в ряд, то получится своеобразная «лента» с информацией о «прошлом» хребтов Полярного Урала, по которым можно проследить историю Полярного Урала с древнейших геологических эпох. Фактически недра – это Полярный Урал в «историческом» разрезе.

пос. Полярный на карте

Время расцвета посёлка пришлось на 1970-1980-е годы. Его жилая часть включала пятнадцать двухэтажных 16-квартирных домов с централизованным водоснабжением и отоплением. Здесь также находилась котельная, дизельная электростанция, водозабор из двух скважин, средняя школа (последний выпуск которой состоялся в 2004 году), баня, детские игровые площадки, ясли-сад, клуб, пекарня, магазины, гостиница, горнолыжный подъёмник, узел телефонной связи (а позже и – радиосвязи и спутникового телевидения) и даже крытый каток. Повсеместно были заметны телеантенны, посёлок имел и своё почтовое отделение.

В Полярном проживало более тысячи человек. К 2004 году все его жители были переселены: кто в город Салехард, кто в поселок Харп, а кто и совсем уехал с Севера.  Помимо геологов и обслуживающего персонала, тут также проживала часть бригады, обслуживающей прилегающий перегон железной дороги. Восточнее Полярного железная дорога по четырехпролётному мосту пересекает реку Большую Пайпудыну. За ним – станция Собь. Как и на всех станциях этой ветки, помимо основного пути, тут ещё два дополнительных. Строения стояли на южном склоне северного хребта долины и у берега реки. На станции паровозы дозаправлялись водой, для чего имелась гидроколонка и снабжающая её водой водокачка.

пролётный мост через р. Бол. Пайпудыну. Фото Д. Баландин

Восточнее станции Собь теснившие речную долину хребты постепенно отодвигаются от трассы, и в глубь уральских гор наступает лиственничный лес. На самом длинном перегоне Собь-Харп всего три «остановки», их названия трижды изменялись.  Неподалёку от платформы Красный Камень размещалась одноимённая мужская лагерная зона.

на вечном покое

До конечной станции Лабытнанги остались две станции этой ветки – Харп и Обская. Фактически они являются последними перед конечным пунктом – станцией Лабытнанги. Станция Обская во время постройки ещё в конце 1940-х годов должна была стать узловой станций, откуда планировалось тянуть путь ветку на Ямал, к порту Мыс Каменный.

раритеты советского быта
фонд президентских грантов
при финансовой поддержке

От былой обстановки на железнодорожной ветке практически ничего не сохранилось. На одних станциях-разъездах отстроены новые здания вокзалов, выкрашенные ядовито-жёлтой краской. Кое-где рядом с ними ещё можно увидеть старые строения, ныне более напоминающие «сараи». На других – старые деревянные вокзалы обшиты сверху сайдинговым профилем кислотно-жёлтого цвета и они уже смотрятся более красивыми на фоне серых гор…

 

Вернуться в Содержание номера


Геологи не боятся экстрима, у них такая работа. Но цель их  вовсе не острые ощущения сами по себе.  Цель другая, благородная – открывать людям красоту планеты.  И ведет их по этому пути любовь к делу, которому они служат: они знают и любят ее, минералогию.

Приполярный Урал

Великолепные образцы  кварцев Владимира Борисовича Сладкова, известного уральского геолога, были найдены на Приполярном Урале. Все камни  необыкновенные.  Одни похожи на воду северных озер, другие – на водопады, потоки которых льются с холодных гор.  Иногда их цвет напоминает снега, которые никогда не сходят с  северных вершин.  Или, как морион, напоминают  оттенок  нескончаемой полярной ночи.  Кварц и все его разновидности (дымчатый кварц-раухтопаз, морион и другие) здесь по составу особенно чистые, качественные. Так сложилось  геологическая ситуация для этой породы.

Кальцит, сросток кристаллов. Месторождение Пуйва, Приполярный Урал. Из коллекции В.Б. Сладкова

Традиционно кварц идет для производства оптики, полупроводников и оптиковолокна, в области химии. Коллекцию крупных и выразительных, словно говорящих на твердом и прозрачном языке, кварцев Владимир Борисович собирал не один год вместе с  дружной командой таких же увлеченных смелых геологов.

Читать полностью

Последователь Ферсмана

В свою профессию Владимир Борисович попал благодаря книге «Занимательная минералогия» А. Ферсмана, которая была издана еще в 30-е годы прошлого века и была направлена на популяризацию минералогии.  Одним из первых серьезных заданий как специалиста для Владимира Сладкова стала работа в «Уралкварцсамоцветах», где он собирал материал учебной минералогической коллекции для вузов СССР.

Месторождение Додо сезон 2014-2016

Эта коллекция является наследием минералогической лаборатории при УОЛЕ, созданной в 1889 году О.Е. Клером в Екатеринбурге (где было основано общество любителей естествознания).  Лаборатория существовала до конца  90-х годов XX века. Нашей задачей было собирать  руды и минералы на коллекционном участке, доставляя на базу в Новоалексеевку под Первоуральском.  Эти образцы стали пополнением учебной коллекции, которая, думаю, до сих пор используется в обучении студентов горных и других вузов страны.

Поселение зырян

Владимир Сладков приехал в поселок Саранпауль в первый раз с экспедицией «Уралкварцсамоцветов».  Само слово Саранпауль переводится как «поселение зырян», а зырянами ханты и манси назвали коми, которые перешли на восточный склон Урала. В девяностые годы XX века начались первые экспедиции.

Кальцит, щетка кристаллов на кварце. Месторождение Додо, Приполярный Урал. Из коллекции В.Б. Сладкова

А  уже после развала Союза, начиная с 2000-х, мы ушли на «вольные хлеба»,  стали  ездить на Приполярный Урал самостоятельно. Сезон обычно начинается в конце июня, до этого времени здесь идет активная весна, и снега в горах очень много.  Поэтому в короткий летний период мы прилетаем туда вертолетами, так как техника там не пройдет. Было две зимних поездки, но  стало понятно, что там крайне сложно пройти из-за снегов – техника, как правило, не выдерживает.

Где жили геологи

Одно из ценных свойств Приполярного Урала – его удаленность от цивилизации.  Здесь нет дорог, человек не нарушает экологию края, и природа сохраняется в первозданном виде.  Здесь в принципе нет сотовой связи  и практически нет людей.

Апатит, сросток кристаллов с хлоритовой присыпкой на кварце. Месторождение Додо, Приполярный Урал. Из коллекции В.Б. Сладкова

Рядом с базой находится небольшой поселок предприятия, добывающего кварц.  В поселке, где находилась база геологов, никто не живет. Когда-то, в советские времена, здесь круглые сутки, в три смены, работали люди, добывали кварц. Работы здесь закончились в 2001 году, и сейчас поселок брошенный, в нормальном состоянии поддерживаются лишь два дома, оставшиеся с 40-х годов. Зимой здесь ветра бешеные и приходится чинить крышу каждый год.

Месторождения кварца

    Додо, Пуйва, Желанное – так звучат названия месторождений кварца на Приполярном Урале.  Кварцы находятся довольно глубоко. Штольня –  это горная выработка, тоннель в гору.  При прохождении тоннеля вся порода, которая извлекается, складируется рядом.

Дымчатый кварц, параллельный сросток скрученных кристаллов. Месторождение Пуйва, Приполярный Урал. Из коллекции В.А. ПелепенкоС конца 30-х годов до 2001 года на этом месторождении было около 70 километров  подземных выработок. Основная задача в этих местах была геологоразведочная выработка, далее нужно было посчитать запасы, поставить на баланс. И тогда на это государство выделяло деньги.  Сейчас же на геологоразведку деньги не выделяются. И, в принципе, львиная доля месторождений была найдена и разработана исключительно в советские времена.

Горный хрусталь, сросток кристаллов в хлоритовой «рубашке». Месторождение Пуйва, Приполярный Урал. Из коллекции В.А. Пелепенко

      Специалист по определенным признакам можем определить, где будет хрусталеносное гнездо. Разработчики в принципе брали только чистые, кондиционные кварцы. Камни же с вкраплениями (хлорита, например) не брали. Зато как коллекционные эти камни как раз интересны.  Если же говорить про условия жизни в тех краях, то комары  далеко не самое страшное. Квадроциклы, вездеходы летом помогают преодолеть расстояния.

Большая кварцевая пещера

Хотя иногда пешком быстрее – скорость транспорта не больше 20-30 километров в час. В штольнях, поскольку они старые, довольно опасно работать.  И надо хорошо знать, куда не стоит ходить.  В общем,  само путешествие в те края сильно затратное, опасное и не прибыльное. Много зависит от техники, от погоды. Но эти места манят. Коллекционеров интересуют небольшие объемы,  интересные образцы, то есть  важна эстетическая составляющая камня.

Апатит, сросток кристаллов с хлоритовой присыпкой на кварце. Месторождение Додо, Приполярный Урал. Из коллекции В.Б. Сладкова
Любая находка, любое вскрытое гнездо – большая удача и своего рода артефакт.  Когда среди серого сланца ты откапываешь проводник кварцевой жилы и вдруг сверкает кристалл кварца, то это огромная радость.  И когда ты осознаешь, что этому хрусталеносному гнезду 200-300 миллионов лет, а в темноте земли все сверкает и переливается, ты вдыхаешь тот же воздух, которым дышит этот древний кварц, это великолепно.
Вернуться в Содержание номера
фонд президентских грантов
при финансовой поддержке

Слова «пермский период» уже 180 лет на слуху у всего образованного мира. В 1841 году шотландский ученый Родерик Импи Мурчисон обратил внимание на красноцветные глины и мергели на западом склоне Уральских гор. Эти породы отличались от тех, что ранее были известны, и Мурчисон понял, что обнаружил новый геологический период.

Ранее он же открыл Силурийский период (1835 год) и Девонский период (1839 год, совместно с Адамом Седжвиком). До открытия Пермского периода на геологической шкале не хватало одного звена – как если бы на циферблате часов не хватало одного интервала. По месту обнаружения красноцветных горных пород – практически в центре сегодняшней Перми, по крутым склонам Егошихинского оврага – и был назван новый геологический период – Пермский. Позже красные глины выявили по всему миру, и их стали называть горные породы пермской системы – «Пермь она и в Африке – Пермь» (палеонтолог Пётр Чудинов). Понятие «Пермский геологический период» официально вводится в научный оборот с 21 октября 1841 года.

СылваПередВстречейСчекардойПослеДождем

Пермский период начался около 300 миллионов лет назад, закончился 251 миллион лет назад. Продолжался он почти 50 миллионов лет. Получается, что именно в 2021 году исполняется 180 лет со дня открытия пермской геологической системы и пермского геологического периода (общепринятое сокращение – пермь, Permian), получивших название по месту первоописания в ходе интернациональной экспедиции по европейской части России и Уралу 1840-1841 годах.

Читать полностью

Экспедицией руководил шотландский геолог Родерик Импи Мурчисон, в ней участвовали французский палеонтолог Эдуард де Вернейль, немецкий геолог Александр Кейзерлинг, а также молодой российский геолог Александр Кокшаров.

 

Р.Мурчисон

Команда неутомимого шотландского исследователя-первопроходца начинала работу в шесть утра, а то и в пять. Ходили геогнозировать по окрестным горам, потом приводили в порядок путевые записи и каменный материал. Лето кончалось, световой день стал коротким.  «Что вы видите в темноте?» – спрашивал Кокшаров Мурчисона.  «Ночью можно работать так же хорошо, как и днем. Есть три звука от удара по камню геологическим молотком. Пифф-пафф-пуфф. Пифф гранит. Пафф известняк или песчаник. Пуфф слышно, как звук тонет в глине…»

Сылва Перед Встречей С чекардой

Геология и её родная дочь стратиграфия тесно связаны с палеонтологией, что неудивительно – планета Земля давно обитаема и жизнь на ней в чём-то сравнима с кольцами на спиле ствола дерева. Жизнь на матушке Земле значительно моложе воды и суши, но её история всё же не идёт ни в какое сравнение по длине и по драматизму с самой увлекательной детективной историей и сроками жизни одного конкретного человека.

Чекардинские Пороги

Показательна в этом отношении история открытия в Пермском крае около 100 лет назад (в 20-х годах ХХ столетия) второго главного свидетеля Пермского периода – могильника древнейших растений, насекомых, амфибий и рыб близ впадения речки Чекарды в крупнейший приток реки Чусовой – реку Сылву. Здесь отчётливо ощущаешь понятия «миг» и «вечность», здесь у обрушившегося берега реки Сылвы и лога-оврага на границе встречи Сылвы и Чекарды обнажились-осыпались камни, на которых время, как древний рентгенолог, запечатлело-зафиксировало давно канувшую в Лету жизнь древней стрекозы и упавшего листа дерева.

Сылва Перед встречей С Чекардой. Памятный Знак

И каждодневными свидетелями этих драматических событий «миллионов лет до нашей эры» являются молодые сосны, отчаянно цепляющиеся корнями за кромку этого «исторического» обрыва. Места эти до сих пор удивляют и «плодоносят»: то местные умельцы на чекардинской горе выложат из керамической плитки сакральное слово «Чекарда», то приедут заморские «сэры» во фраках и цилиндрах, чтобы «поковыряться» в местной чекардинской грязи (как будто у них своей мало!).

Чекардинские Росписи

Почва в этих местах удивительно плодородна и плодоносяща – не от древних ли «биоудобрений», которым миллионы лет? На последнем километровом отрезке девятикилометровой речки Чекарды ещё до войны стояло пять водяных мельниц (от них остался лишь хмель на деревьях как вечный спутник старинного хлебопивопроизводства), речную рыбу на зиму в этих местах солили аж двухсоткилограммовыми бочками… увы, последняя война сделала своё подлое дело – по последней переписи, в самой Чекарде живёт сейчас меньше полусотни человек…

Сылва Перед Встречей С чекардой

Тридцать лет назад в Перми состоялся международный конгресс, посвященный 150-летию открытия Пермского периода. Каждому участнику был подарен рюкзачок с геологическими путеводителями, каменными сувенирами и книжечка Семёна Иегудовича Ваксмана «Условный знак – Пермь».

С.Ваксман

Семён Ваксман воистину человек-оркестр, физик и лирик. Он истинный сын ставшей ныне легендарной эпохи «физиков-лириков» Бориса Слуцкого. За эту его многогранность друзья и коллеги в шутку сократили-объединили его имя-отчество – «Семигудыч»! Геолог-практик и геолог-учёный, кандидат геолого-минералогических наук, писатель и поэт, член Союза российских писателей. Выпускник «Губкинского» института нефти и газа в Москве, три года успешно отработал геологом на Дальнем Востоке, там же после окончании партии выбрал Пермь как место постоянного жительства. На этот выбор повлиял пермский в ту пору писатель Виктор Астафьев и его рассказ в «Молодой гвардии» – «Останутся воспоминания» («Бери да помни»). После переезда в Пермь состоялось очное знакомство Ваксмана с Виктором Астафьевым и «заочное» с… Родериком Мурчисоном.

Чекарда Стог На Козьих Ножках

Геолог и поэт, «Семигудыч» легко оперирует понятием Время, сопоставляя-сшивая воедино исторически события разных эпох, и причина этого – он как геолог, слуга  науки о Земле не может «не  читать» Землю «наизусть» – и не может «копать только на штык лопаты»… Родерик Мурчисон одну из трех открытых им систем назвал пермской – именно он ввёл во все словари мира короткое слово «Пермь», и оно пошло гулять по странам и континентам.

Хранители
фонд президентских грантов
при финансовой поддержке

Оно вошло в условные знаки – «легенду» всех геологических карт. Пермь – единственный город в мире, в честь которого была названа целая геологическая система и единственная с неанглийским именем.

Вернуться в Содержание номера

 


Загрузка...
Перейти к верхней панели