Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Город, закрытые ставни

Памяти Мертвого Города

«…Понимаешь, я собираю городские легенды…»
«Легенды, говоришь…»

Прохладно, однако… Еще лето, а уже холодно. Так, еще пять минут. Черт, что же он имел в виду? «Тебя ждет встреча с давно ушедшим. Это будет жемчужиной твоей коллекции…». Старый хрен. Торчи тут, мерзни… Мрачная улочка, давит, зато в кабаке шарманка орет как недорезанная.
«Город сна, Улица сна, ветер гонит опавшие листья…»

Странно, чего это они Шуфутинскому допеть не дали. Тяжелым молотом рухнул последний удар «Биг-Бэна» с Майдана. «Легенды, говоришь…» – усмехнулась ночь.
«Город Тьмы, улица Тьмы, сон как уход от зимы… Город войны…»
Отзвуком последнего боя выключенных часов отрезало музыку из кафе и свет по всему Спуску.
«Фига себе, пар изо рта идет. Сколько же сейчас градусов?.. Вот такое хреновое лето… И листья пожелтели… «…Жухлая повесть листьев…» «…Сегодня ночь воспоминаний…»
Перекошенные развалины домов стали глубже и чернее. Мертвый Город. «Город Сна, Улица сна, вечность тесна и пуста». Несколько шагов вниз по улице. Острое чувство: с этой минуты ты не один. Что-то появилось в окрестных домах, не ожило, а именно появилось. Мягкое свечение заставило оглянуться. От руин домов Андреевки повеяло холодом. Город. Мертвый Город.
«Тень переломленных улиц подарила Леди Зима…»

«Ты вернулся».
Слова вкрадчивым морозцем пробрали тишину.
«Кто здесь?»
«Ты забыл меня, малыш? Полно, ВСПОМИНАЙ!»

«Тужтесь… Еще… Хорошо… У вас мальчик, милая. Крепкий и здоровый. Поздравляю».
«Сережа, немедленно отойди от окна, зима на дворе, простынешь… Сынок, какой дядя с тобой разговаривал? Дух? Сынок, духов не бывает. Не плач, у нас будет новая квартира, у тебя отдельная комната… Ну чего он ревет, дорогой?…»

Вспышка.
«Полный бред! Какие враги народа?! Отличные офицеры! В армии бардак! Напортачили, умники! Сергей, успокойся, в правительстве умные люди, разберутся… Длинный звонок вырывает из тревожного сна. Четыре часа утра. Серые тени в дверном проеме. «Комкор Петров, вы арестованы…»

Вспышка.
«Милый граф, я буду сегодня в полночь в вашем особняке на Воздвиженской… Шорох падающей одежды, длинный протяжный стон, сплетенные тела на шелковых простынях… «Серж, попробуй, что я нашла сегодня в одной испанской винной лавке. Лучшего ты не пробовал за всю жизнь… Покачнулась комната, зазвенел разбиваясь бокал. Стук удаляющихся каблучков…»

Вспышка.
«Эй, боярин, отворяй! Грамота от князя! Совет у него, зовут немедля! Открываются ворота, слышен приглушенный хрип привратника и топот десятка ног. Блеск меча, рукоять скользит от крови, рычание и хрип…» Вороны кричат.
«Вечность дна, вселенная дна, люди устали от сна…»
«Вспомни, какой сегодня день, малыш…»
Хватит… прекрати… я… помню.
«Только играет и пляшет война, одна…»

Вспышка.
Крик женщин, лязг мечей, стоны умирающих… и ощущение переполняющей тебя силы. Войска непобедимого кагана вливались в разбитые ворота. Юный наследник вождя стремглав мчался вверх по молодому Городу. Тонкая девичья фигурка прижалась к стене дома. Конь заступает свет, скалятся зубы всадника, протягивается рука. Прыжок, и полоснув по пальцам засапожником, девушка бросается в сторону. Тонкий свист и кочевник с сожалением слизывает кровь, бегущую по руке. Конь подходит к лежащему телу. В нем еще теплится жизнь. «Будь ты проклят, пес. От всех матерей, жен и дочерей русских не будет тебе покоя…Не забудешь ты этот день и это место…» Конь переступил через тело, а молодой каган, пожав плечами, бросил саблю в ножны. У него было много дел. Стрелу, пронзившую его горло через минуту, он не увидел…

«Город Сна, Улица сна, свет фонарей переломлен до дна…»

– Сегодня тот самый день, молодой каган. Я ждал тебя.
– Дух Мертвого Города! Что тебе за дело до смертных и их проблем?
– Я не так давно Дух Мертвого Города. Ты здесь, чтобы платить по счетам.
– Не то время, повелитель развалин и властелин крыс, не то время…
– Мне даже немного жаль тебя, малыш. Ты оказался не в том месте и
не тогда, когда нужно. А девочка-ведунья не захотела играть по правилам.

Вспышка.
«Вороны, кричат».

Пляска теней, бешеный бег в никуда, ужас и боль. Все, кому верил, – предали, все, что любил, – исчезло, все, кого знал, – враги. Нет знаний, нет разума, нет чувств, нет умений, нет личности. Почти. Камнем падают слова: «Ты проклят, пес. От всех матерей, жен и дочерей русских не будет тебе покоя…»

Мертвый Город накрыла тишина, окутав дрожащим маревом стены домов. Внезапный стон, вздох, всхлип.
Содрогнувшись, Мертвый Город стал окончательно Мертвым. Ветер развеял саван тумана, открыв погребальный костер Луны.

Только далеко-далеко, на самой окраине родившийся несколько часов назад мальчик грезил во сне:
«Время такое было, Дух. Страшное, но великое. Что жизнь человечья была, Дух – тлен. Что Города великие были, Дух – прах. Что религии судьбоносные были, Дух – легенды. Что сам ты БЫЛ – и чем ты стал, Дух. Спасибо этой девочке, Дух. За то, что связала меня с этим местом, с этим Городом, с этой землей. Я заплатил по своим счетам, Дух. Теперь твой черед».

А над Городом все громче и громче кричали вороны.

«Только холодная Леди Зима Лед поднимает одна. Со дна…»

Поделиться 
Перейти к верхней панели