Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

(утопия)
Я живу на Земле, в Украине, в Киеве.
В городе тихо, безлюдно, спокойно и особенно грустно, когда идет дождь. Все жители, как будто уехали в отпуск и не вернулись.… Так и произошло.
Я давно уже привык к виду пустого города. Теперь по его улицам гуляют только дикие животные.
В подвалах заброшенных домов, правда, не прячутся зомби, или другие монстры – сюжеты в кино об этом было пустой выдумкой.
Апокалипсис был совершенно не таким, каким его предрекали в Голливуде. Потому, что уникальными во Вселенной оказались люди, а не планета Земля.
Когда мы об этом узнали и услышали о бесконечных вариантах жизни, которые предложили пришельцы нам, семи миллиардам избранных – жизнь на Земле круто изменилась.
Люди стали быстро покидать планету ради другой жизни в справедливых мирах.
Деньги, оружие, больше не обладали властью. Государства рухнули, но никого собой не придавили, просто уже было некого. Планета быстро опустела.
Люди расселились по бесконечным «Землям», в бесконечном Космосе, оставались только колыбельные цивилизации и те, которых не прельстила такая жизнь. Но нас было немного.

Были и такие люди, которым пришельцам предложить было нечего. Они не обладали фантазией, а обладали властью и могуществом на старой Земле. Они привыкли повелевать, и им нечего было делать в мире, где нет насилия и несправедливости. Эти люди, как это ни странно, оказались в большинстве, среди патриотов прежней Земли.
Я наблюдаю за одним таким человеком. Он живет в роскоши, в огромном доме, в центре города. Где его можно часто увидеть на террасе, любующимся закатом.
Дом стоит на склоне горы, у подножья которой течет река. За несколько лет воды этой реки очистились от следов человеческой жизнедеятельности, а широкие берега заселили птицы и звери.
Вообще, Земля уже выглядит так, как будто и не переживала гнета людского ига. Она быстро расцвела, постепенно и неумолимо уничтожая все следы нашего присутствия.
В этом, наверное, и была вселенская справедливость, о которой все мечтали, и которую никто не ожидал.
Самое удивительное, что произошло на Земле – это то, что власть досталась Небесам, выиграл сюжет, который предрекали все Учителя и Пророки. Теперь на планете царила справедливость, и свобода каждого живого существа на самом деле заканчивалась там, где начиналась свобода другого.
На то, чтобы уничтожить на всей Земле людей, не соблюдающих этот закон, у пришельцев ушло меньше года. Но человек, за которым я наблюдал — выжил.
Я никогда не задавал себе вопрос: почему люди так легко покинули Землю?
Ответ простой, мы узнали о мирах, где все налажено для долгой, счастливой жизни и выбрали один из них. Законы, предложенные пришельцами, были просты и понятны, и они полностью соответствовали мечтам всего человечества.
Это было похоже на эмиграцию, когда ты покидаешь родину, ради лучшей жизни и больших возможностей. Это обычное поведение людей. В дорогу с собой они брали только надежду, и воспоминания.
Странно, что никто никогда на Земле, о таком исходе не думал, и не был к нему готов. Но когда пришло время, большинство людей сделало свой выбор, не задумываясь.
Каждый, кто остался, обязан был содержать себя самостоятельно. Конечно, никуда не делось богатое наследие землян, в виде запасов продуктов, горючего, домов, автомобилей и прочего. Всем этим можно было распоряжаться без оглядки, потому что оглядываться было не на кого, жизнь на Земле стала одинокой.
До обеда, человек, за которым я наблюдал, охотился, когда требовалось мясо, остальную часть дня просто сидел в кресле, на террасе, бормоча себе песенки под нос.
Пару раз он пытался меня застрелить, но «невидимые стражи» предупреждали эти попытки. Его наказывали и лишали оружия, но он быстро находил себе другое, и снова, иногда в меня целился.
И еще, я был рад, что человек не вскрыл себе вены, или не пустил пулю в висок.
Я задумал с ним поговорить. Поэтому, последний «пост» в моем дневнике такой длинный.
Я поставил число, год.

Мало надежд, что кого-то, когда-нибудь заинтересуют мои записи, но я не обращал внимания на такие мысли.
Я спустился к реке, к пешеходному мосту. Погода стояла прекрасная. Солнце только-только вставало.
На другом конце моста был остров. Там жила небольшая община, и были женщины. Я ходил туда и рассказывал, что видел, о чем слышал. Иногда, за это получал секс. Женщины в общине были добрые.
Пришельцы обезопасили Землю, уничтожив электростанции и другие, вредные производства. Теперь электричество давало солнце, или ветер, но у всего был свой срок службы, и все понимали, что вскоре придется научиться жить без него.
На Земле, давно ничего не производилось.
Не было радио, телевидения, интернет. Новая жизнь, в качестве избранных, изменила людей. Мы изучали себя, наслаждались своей уникальностью и мало интересовались другими вещами.
Я был исключением, но мне казалось, что в общину меня пускали не из-за моих рассказов, а потому что я хотел их рассказать. Я сошел с моста. Лида купалась. Я задержался поздороваться и посмотреть на ее обнаженную красоту.
– Привет!
Она говорила, слегка наклонив голову в бок.
– Зачем пришел?
Лида стояла передо мной голая, ее смуглая кожа блестела на солнце капельками воды.
– Я пришел к тебе.
Я привык говорить правду, потому что враньем давно ничего нельзя было добиться. Лида рассмеялась.
– Ты мне сегодня нравишься, — сказала она.
Я обрадовался этим словам.
– О чем будешь рассказывать? – спросила Лида.
– Хочу поговорить с человеком, который живет на горе, ответил я.
– Это интересно?
– Думаю да, он несколько раз пытался меня убить.
Я отвел глаза от ее живота и увидел, как Лида прищурилась. Ее лицо не было таким красивым, как ее тело.
– Ты, так жадно смотришь на меня, она снова рассмеялась. Почему ты не улетел? Там, — она показала пальцем вверх, — много женщин. Я не знал, что ответить. На Земле было все то, что я люблю, но глупо рассказывать ей об этом, когда твое тело хочет с ней секса, и она об этом знает.
Стражи оберегали людей, поэтому никто не боялся опасности.

Лида взяла меня за руку и повела в лагерь.
– Ты смешной, — сказала она и снова рассмеялась.
Община заняла небольшой спортивный лагерь, десяток одноэтажных домиков огражденных забором.
Жителей было немного. Все стены, асфальт и деревья были покрыты рисунками, иллюстрациями истории людей на Земле.
Странно, но нигде на рисунках не было неба. Сегодня, я хотел спросить об этом художника. Я часто его видел, лежащим на спине, считающим звезды.
Мать Лиды – Вероника, приготовила еду. Когда мы показались, она пригласила всех к столу. Там была только жареная рыба и много зелени. — Хочется хлеба, сказала Лида.
Все с ней согласились. Художника звали Алексей. Он только что закончил рисунок пшеничного поля, на заборе. При упоминании хлеба, он указал на него и все снова рассмеялись.
– Мы поплывем к океану, сказал Алексей.
Его жена, кивнула головой в знак поддержки мужа.
Художники были единственной семейной парой, которая не распалась. Они усиленно готовились к поездке, снося съедобные припасы на корабль, пришвартованный у Речного вокзала.
Пришельцы давно освободили реки от шлюзов, дамб, разрушили гидроэлектростанции. Поэтому путь к морю, по реке, был открыт. — Кто с нами? – спросил Алексей.
Я посмотрел на Лиду, но она, увлеченная едой, не заметила моего взгляда.
– Там другие люди, — продолжил художник. — И этот город нам больше не интересен.
Алексей всегда объяснял свои поступки, кроме одного, почему не покинул Землю. Вообще, эта тема, никогда, ни кем не поднималась в общине.
Я сказал, что поплыву с ними. Я решил давно, хотел только поговорить с человеком, живущим на горе.
– Когда вы отчаливаете? – спросил я.
– Завтра, с рассветом, ответил Алексей.
Лида, после завтрака позвала меня в свой домик. Я обрадовался и пошел.
Она закрыла за мной дверь и легла на кровать. Сквозь щели в стенах пробивалось утреннее солнце. Ее тело было, как будто расчлененное полосками яркого света. Я лег сверху, заживив собой эти раны.
Это был приятный сюрприз, я подумал, что Лида спала со мной из-за скорого отъезда, значит вечером, все могло повториться еще раз.

Солнце встало в зените. Я искупался и вымылся. Весь обратный путь в город я вспоминал Лиду, ее громкое дыхание долго звучало у меня в голове.
За мостом я сошел с дороги, и стал пробираться сквозь кустарники, вверх по горе.
Земля была сухая, и каждый мой шаг поднимал вверх облачка пыли.
– Эй! – я услышал громкий окрик справа.
Это был человек, за которым я наблюдал.
Он стоял, облокотившись на ружье. Одет был человек в красивый охотничий костюм, на голове покачивалось перо, воткнутое в шляпу. Я рассмеялся такому виду.
Человек крепко сжал дуло, и казалось, еле-еле сдержался, чтобы снова не направить на меня ружье.
– Ты меня знаешь? – продолжил он.
– Да, — ответил я.
– Кто я?
– Ты никто, — эти слова слетели с языка сами собой, но я действительно так думал.
– Почему же ты следишь за мной? Раз я никто.
Сложно было ответить на этот вопрос. Я действительно не знал, почему следил за ним. Я помнил, что когда-то, на старой Земле, от воли этого человека зависело множество судеб. Я тогда был маленьким, и не понимал объяснения мамы, чем заслужил: злой, жадный, толстый дяденька такие привилегии. И я давно хотел об этом спросить его самого.
– Почему вы, никогда не желали стать добрым? Это же всегда было в вашей власти, — задал я первый вопрос.
Он стоял, слегка покачиваясь из стороны в сторону.
– Я хочу тебя убить, — немного помедлив, ответил он и неприятно улыбнулся.
– Для таких дел, вам нужна была власть? – спросил я.
– А для чего еще нужна власть? – он слегка повысил голос. Для вашей любви, счастья, радости — она ведь для этого не нужна?
– Нет, ответил я. – Для этого ничего не нужно, только желание.
– Правильно, желание.
Человек покраснел, было видно, что продолжать стоять спокойно ему давалось с большим трудом.
– У меня нет ваших желаний! – его голос сорвался на крик.
– Почему же вы не убьете себя? – спросил я. – Ведь уже известно, что ни на Земле, ни за ее пределами, вас ничего не сможет удовлетворить.
– Я надеюсь, что когда-нибудь, они не уследят, — он показал пальцев вверх, — и я тебя прикончу!
Гримаса на его лице выражала счастье.
– Вы действительно так сильно это хотите? – спросил я.
– Да, — ответил он, – я очень этого хочу.
– Жаль. Ведь я пришел попрощаться, завтра, мы с вами расстанемся навсегда, — сказал я с грустью.
Я достал «Polaroid» и сделал фото, на память.
Человек прищурился от вспышки, на фото его лицо, почему-то выражало радость.
– Вы хорошо вышли, — сказал я, — сегодня я буду о вас рассказывать, и может быть, получу награду.
Я продолжил путь. Разговор с человеком, на удивление, оказался коротким.
Я вдруг понял, что такие люди были несчастны и на старой Земле, даже когда обладали властью.
Я вышел на площадь. Массивное, белое здание подпирало следующую городскую гору, в его тени, на поросших травой ступеньках я сел отдохнуть.
Меня ждало путешествие, но я уже представлял себе, как вернусь обратно.
После разговора с человеком, я подумал, что скоро вернуться все люди покинувшие планету.
Мне казалось, что особенное удовольствие быть счастливым здесь, на своей Земле. Потому, что это правильно. Потому, что такие люди, как человек, за которым я наблюдал, ничего не меняют, они никогда не обладали тем, что нужно для счастья, поэтому были не в силах его отнять.
Вечером, Лида внимательно слушала меня и часто смеялась, над сделанными выводами.
Я подарил ей фотографию человека, но она небрежно бросила ее на стол.
– Ты напрасно его потревожил, теперь он обязательно себя убьет.
– Почему? — спросил я.
Но она, молча, обняла меня.
Этим вечером, я многократно был счастлив. И когда в ночной тишине прозвучал выстрел, я не придал ему никакого значения.

Поделиться 
Перейти к верхней панели