Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

 Коллекционная огранка – искусство редкое и сложное в исполнении. За счёт чего, каким путём достигается практически идеальная форма огранки кристалла и его магическая притягательность для любителей камня?  

Ключ мироздания

Существует мнение, что огранка камней – ремесло прикладное. Причина такого взгляда понятна. Ограненными камнями, в основном, занимаются ювелиры, вставляя их в свои изделия. Обычно, это небольшие камни, работа с которыми не требует высокой квалификации.  Владимир Аркадьевич Силин развенчал этот устойчивый миф, создав свой стиль и выведя огранку на уровень высокого искусства. Работы Силина привлекают своей глубиной и невероятной грацией.  По словам Мастера, его интересуют крупные камни:  «Мне интересно работать с камнем, как с самодостаточным материалом, представлять огранку как самостоятельное искусство.  Нравится работать с крупными формами, чтобы можно было взять камень в руки и рассмотреть, не пользуясь дополнительными инструментами».

Перо гения

Коллекционная огранка – это, конечно, не только крупный камень. Среди других её может выделить редкий цвет или минералогические включения, интересная форма и наполненность смыслом. Огранка – это всегда компромисс. С  одной стороны, из сырья нужно «вытянуть» всё имеющееся, с другой, надо учитывать свойства камня, оптические законы построения огранки, и, самое главное: камень после огранки должен выглядеть гармонично. Эти вопросы и решает профессиональный огранщик при индивидуальной работе с камнем.

Мастер огранки Владимир Аркадьевич Силин

 

По профессии Владимир Аркадьевич геофизик, в 1978 году он закончил Свердловский Горный институт (сейчас Уральский государственный горный университет) по специальности «геофизические методы поисков и разведки полезных ископаемых».  Двенадцать лет проработал в сейсморазведочной партии Баженовской геофизической экспедиции. Постепенно увлекся камнями, как и многие уральцы. Ездил за агатами, пробовал обрабатывать коллекционные образцы. Учился гранить, работал с ювелиркой, но потом полностью переключился на обработку камня. С 2000 годов, когда миновали 90-е, с их финансовыми кандалами, начал уделять больше внимания художественному развитию и техническому совершенствованию. В итоге был выработан собственный, авторский стиль, который отличает его работы уникальностью  и притягательностью.

 

Разговор с камнем

Иногда кажется, что огранка – это своеобразный разговор с камнем. Как будто ему, камню, задаются вопросы: «Что скрыто  за твоими границами, какие миры хранишь в себе, где можно поставить точку, многоточие, восклицательный знак?».  И, как мы видим, камни отвечают ему. Все коллекционные работы мастера с авторской огранкой изготовлены из кварцевой группы – дымчатый кварц, цитрин, хрусталь с Астафьевского месторождения (Южный Урал), кроме одного, с Приполярного Урала. Всё это сложные моноблочные композиции, то есть цельные, не склеенные. Глядя на эти произведения, стоит попробовать провести один эксперимент. Например, «войти» в камень, побыть там, внутри.  Процесс очень увлекателен: в глубине кристалла с искусной огранкой мерцает нечто родственное душе. Пространство внутри камня, когда мы внимательно, с интересом, смотрим на него, наполняется смыслами, фантастическими образами. Пусть эти образы придумываем мы сами, но именно камень дарит нам свободу фантазии. Это настоящие картины. Там есть герои, есть оттенки настроения и множество смыслов, которые автор кратко, в афористичной форме расшифровывает.

Ваза хозяйки горы

 

К уровню мастерства Силин шёл не один год, собственным путём, изобретая новые способы работы с материалом. Одна из его новаторских разработок – оборудование для высшей степени сложности так называемой «внутренней огранки», то есть камни с входящими внутрь углами. Для внутренней огранки необходимо специальное оборудование.  В 2006 году Владимир Аркадьевич сконструировал и изготовил уникальное оборудование,  в итоге его новые методы работы с камнем расширили границы гранильного искусства.

Старик. Холодное сердце

 

Привлекают  взгляд  многие композиции мастера. Например, «Старик» (кварц с включениями).Эта вещь вызывает смешанные чувства: восхищение большой наполненной жизнью. Сочувствие и сопереживание: слева на камне мы видим скол (так выглядел кварц изначально, без огранки), как след от перенесённых страданий. И всё же надежду: все наши раны залечиваются временем. Одна из его работ сродни философской притче о душе. В композиции «Два я» мы видим двойственную природу человека.

Два Я. Горячее сердце

 

Вот темнота (наверное, не ужасающая тьма преисподней, а, скорее, временное затемнение света, помутнение, которое случается с каждым из нас). И рядом – светлый золотой мир. Дымтрин  (такое название автор дал  в своё время сочетанию дымчатого кварца и цитрина) создаёт и мрак, и осветление помрачённого мира. Наверное, постигать смысл такой работы мастера для нас, зрителей – ещё один способ работы с душой. Вам совершенно точно не грозят  уныние или разочарование, потому что мир камня всегда разный. Неповторимый. И вместе с ним вы открываете грани природы, не только живой природы вокруг, но и своей души. Мастер дал притчу-расшифровку  почти каждой своей работе. В «Два я» она такая: «Характеры и судьбы. Вечная тема борьбы добра и зла, света и тьмы. В каждом человеке это есть».

 

Извлечь музыку

Понравилась и запомнилась ещё «Лестница в небо», работа 2019 года  (частично огранённый кварц). В этой композиции совершенно точно есть нечто от настоящего рок-н-ролла: ступени лестницы внутри камня, музыкальная стройность. И в то же время взрывной характер темперамента музыкантов.

Лестница в небо. Говорит камень.JPG

Неукоснительный, ровный ритм ударных, эмоциональность гитары Джимми Пейджа и  сыроватость, импровизация вокальных партий Роберта Планта. Интересный взгляд Владимира Аркадьевича на музыку «Цеппелинов», можно назвать его «музыка, сверкающая в кварце». Пожалуй, надо сильно любить камень, чтобы чувствовать его волшебный язык, его природу.

 

Вернуться в Содержание журнала