Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Детдом особого назначения

Из истории поселка Нижне-Исетский

На въезде в Химмаш, сразу за  новым белокаменным Храмом Казанской Божьей матери, находится заброшенный парк, в центре которого виден остов полуразрушенного старого двухэтажного зелёного особняка, большого и угрюмого. А перед ним – строгая стела – памятник.

Скульптура у заводоуправления Уралхиммаша

 

Чем-то эта картина потревожила мою душу, и поэтому, разрешив деловые вопросы в библиотеке, я спросила у заведующей: «Светлана Николаевна, а что тут у Вас на Химмаше за «развалины старого замка»?  –  Это на въезде? За памятником? О, в этом здании когда-то размещался детдом «особого назначения». Там до революции находился казенный завод. Вот это здание, которое Вы видели, – бывшее заводоуправление, рядом была церковь и приют для детей-сирот при ней. С приходом советской власти здесь разместился детдом.

бывшее здание детского дома

Положение было в то время ужасающим – не хватало одежды, еды, кроватей… Так всё фактически и продолжалось до тех пор, пока не пришёл новый директор – Владимир Константинович Смирнягин. Ему удалось наладить работу детдома.  Причём, по системе Макаренко. У нас на Химмаше Смирнягин – человек-легенда.

Воспитанники детдома в клубе с директором Смирнягиным В.К.

 

Воспитанники детдома называли его отцом – он был строг и справедлив. Смирнягина и  сейчас на Химмаше помнят, любят и почитают, потому что  многие его выпускники оставались работать на заводе и жили в этом районе. Их дети и внуки сейчас тут живут. Помните известное «дело военных» 1937 года? Когда обвинили группу высших советских военачальников во главе с маршалом  Тухачевским в организации военного заговора?  Их расстреляли  за четыре года до войны с фашистами, а потом реабилитировали в 1957 году. Дети нескольких из них были сосланы в этот детдом. И содержались именно здесь. 

Выпуск 1940 года в 3 ряду второй слева стоит Света Тухачевская, а шестой Фридрих Шолохович

 

За подробностями мне посоветовали обратиться к директору музея истории завода Уралхиммаш – Наталье Борисовне Лазуковой.  Она является хранителем материалов об этом детском доме.       Выслушав мою просьбу, она не только предоставила мне возможность поработать с архивными документами, которых в музее немало – воспоминания о детдоме его воспитанников и педагогов, письма выпускников с фронта, фотографии тех лет, – но и помогла с ними разобраться. Итак, история получилась следующая.

В сентябре 1803 года в Нижне-Исетске начал работу казённый железоделательный завод. При нём, разумеется, появилась и инфраструктура – дома, школы, аптека и больница. И, конечно, церковь. При церкви был создан приют для детей-сирот. Их было тогда немного – десять-двадцать человек. После первой мировой войны  сирот стало больше. В зданиях, которые сейчас находятся в удручающем состоянии, в XIX веке располагались заводоуправление, училище, госпиталь, архив завода, квартиры администрации.

Дети сироты

 

Во время гражданской войны (в 1919 году) здания перешли в распоряжение Нижне-Исетского детского дома. На момент передачи в старом приюте при заводоуправлении было сто двадцать детей и пять воспитателей. Дети болели, медикаментов не было. Педагоги детского дома долго не выдерживали, люди увольнялись, потому что смотреть на бедственное положение сирот было тяжело, а чем им помочь – совершенно непонятно. Голодные дети не подчинялись воспитателям, воровали продукты в посёлке. Одна пара валенок – на нескольких воспитанников.

Во второй половине 1920-х годов ситуация стабилизировалась. Но, с тридцатых годов в детдом стали направляться дети раскулаченных из посёлка, а в 1937 году поступили первые партии детей репрессированных родителей из Владивостока, Нижнего Новгорода, Астрахани, Ленинграда. Детдом получил особый статус.

 

Уборевич Владимира, Фридрих Шолохович – будущий декан матмеха УрГУ

 

Из тридцати прибывших детей большинство составляли мальчики.  Было и несколько девочек из столицы – Светлана Тухачевская, Виктория Гамарник, Владимира Уборевич, Гизела Штейнбрюк. Кто же были эти девочки? Как судьба занесла их на далёкий Урал, в детский дом «особого назначения»?

Слева Света Тухачевская Сартанова Анна Мих.

Отцом Светланы был маршал Советского Союза Михаил Николаевич Тухачевский, расстрелянный 12 июня 1937 года. Мама Светланы также была арестована в сентябре 1937 года и отправлена в Сибирь, в лагеря. Отец Виктории – Гамарник Ян Борисович, начальник Политуправления Красной Армии. Он застрелился 31 мая 1937 года, узнав об аресте Тухачевского. Маму арестовали в 1937 году, как  жену «врага народа», и  расстреляли в 1941 году. Папа Владимиры – Уборевич Иероним Петрович, Командарм I ранга, военный министр Дальнего Востока.  Был расстрелян 12 июня 1937 года. Маму ее арестовали и отправили в Сибирь, в лагеря. Отец Гизелы – Отто Штейнбрюк, начальник I Европейского отдела Разведупра РККА, был расстрелян 21 августа 1937 года. Все – и отцы, и матери, и дети –  были реабилитированы в 1957 году за отсутствием состава преступления.

Слева с бородой Ян Гамарник, возглавлял строит Комсомольска-на Амуре, дочь Виктория Гамарник с 1937 направлена в детский дом.

 

Девочек в детском доме поместили в отдельную комнату и постарались создать видимость домашнего уюта, о чём стало известно в НКВД. После проверки ОблОНО факт «нарушений» был вскрыт, виновный в нём директор уволен. Последовавшие за ним остальные директора не могли понять: что делать, как содержать этих особых детей. Кто-то увольнялся, кто-то уходил в запой. Никто в этих условиях не сумел наладить в детдоме нормальную хозяйственную и воспитательную работу.

В мае 1938 года был издан приказ НКВД «Об устранении извращений в содержании детей репрессированных родителей». На местах его интерпретировали часто так, что с детьми нужно поступать так же жестоко, как и с их родителями:  никаких смягчений жёсткого режима! На долю детей «врагов народа» выпало множество тяжких испытаний.

Возвращение воспитанников детдома из школы

 

В декабре 1938 года в Нижне-Исетском детском доме появился новый директор –  Владимир Константинович Смирнягин.   К тому времени там уже жили двести пятьдесят воспитанников.  Ознакомившись с положением дел, он обратился за помощью к парторганизации посёлка, и помощь была оказана. Владимир Константинович не был педагогом. Он закончил совпартшколу, а не пединститут, но оказался очень крепким хозяйственником. К тому же, изучив труды Макаренко, решил работать с детьми по его методу – через трудовое воспитание, во-первых, выращивая лидеров  и опираясь на них, во-вторых. И Смирнягин сумел-таки стать «уральским Макаренко»! Ему удалось спасти от голода и бандитизма немало детей-сирот.

«Каждый ребёнок с девяти лет должен работать, причём не только головой, но и руками. Детям-подросткам с четырнадцати до семнадцати  лет надлежит окончить среднюю школу и овладеть одной из промышленных или сельскохозяйственных специальностей. Только тогда сможет каждый воспитанник детдома получить путёвку в жизнь и вырасти  полезным  членом  общества. Создание мастерских и подсобного сельского хозяйства даст возможность укрепить  жизнь и иметь продовольственные запасы. В этом заключается будущность детдома», – доказывал Владимир Константинович на педсовете, заседании детского совета  и общем собрании воспитанников.

Профессионализм детдомовцев. в мастерских д.д нач 50х

 

Сразу же были определены неформальные лидеры, из них собран актив детского дома с распределением обязанностей. Актив  утверждался общим собранием воспитанников. Заработал актив детдома в помощь новому директору! Поверили ему неформальные лидеры. Очень важным считал Смирнягин воспитание личности коллективом. «Чем больше требуешь, доводишь дело до конца, тем больше тебя будут уважать, – объяснял он активистам детдома. – Зарождаются традиции, их нужно сохранять. Нужен режим, он дисциплинирует».

Собрание актива детского коллектива

 

Владимир Константинович превратил детский дом в большую семью, где несколько сотен детей жили вместе в возрасте от семи до пятнадцати лет. Обучались в школе, учились обслуживать себя сами, приобретали трудовые навыки. Воспитанники были распределены на группы по тридцать-тридцать пять человек, в зависимости от того, кто в каком классе учится. Школьный класс – это отдельная группа в детском доме. Свободное время для детей не предусматривалось. В часы внешкольной работы, когда работали кружки, воспитанники, в них не занятые, под руководством воспитателя читали газеты, журналы, книги.

Занятия спортом

 

За каждую группу отвечали два воспитателя. Один воспитатель – за группу во время школьных занятий, второй вёл внеклассную работу. Причём каждый работал не более пяти часов в день. В таком же составе детский коллектив работал  летом в подсобном хозяйстве, которое находилось в двух километрах от детдома. Каждая группа имела свой участок капусты, картошки, гороха, репы и зерновых. Держали коров, свиней и кур. Продуктами почти полностью обеспечивали себя сами.

В столярной, токарной, литейной, слесарной, сапожной  и швейной мастерских принцип разбивки на рабочие группы менялся – каждый работал там, к чему «лежало сердце». Учитывались индивидуальные особенности всех детей и их желания. Но обязательно каждый воспитанник, начиная с двенадцати лет,  с начала учебного года и до летних каникул, кроме учёбы в школе, ежедневно работал в какой-либо мастерской по два часа в день. Кстати, в то время в Пассаже продавали венские стулья, изготовленные ребятами в столярной мастерской.

В 1940 году была проведена  Олимпиада детских домов Свердловской области. Четыре первых места за танцевальные и музыкальные упражнения занял Нижне-Исетский детский дом. В награду командующий Урал ВО  покатал победителей на военных автобусах. Воспитанники детдома с ликованием встречали победителей Олимпиады. К тому же, это резко подняло авторитет детдома перед жителями Нижне-Исетска, хорошо помнившими злодейские набеги детдомовцев на их сады и огороды.

Комната воспитанников детского дома

 

Ленинград прислал шестнадцать инструментов духового оркестра победителям Олимпиады. Воспитанники детского дома ознаменовали это событие трёхчасовым концертом для жителей посёлка, и потом ещё не раз устраивали для них спектакли и концерты. Кроме сплочения детского коллектива, это привело к тому, что воспитанники в общем порыве начали стремиться на сцену – в качестве чтецов, певцов, танцоров и музыкантов.

В 1941 году в Нижне-Исетск, на площадку  недостроенного Химмашзавода, был эвакуирован киевский завод «Большевик».  Детдомовцы помогали взрослым разгружать и устанавливать станки на территории завода, строили навесы и дощатые времянки для будущих цехов. При детдоме был создан отдельный цех Уралхиммаша, который изготавливал детали миномётов и бомб, упаковочную тару для снарядов. Старшие ребята днём стали работать в нём, а учиться – в вечерней школе. Все мастерские были переоборудованы под нужды фронта. Каждый воспитанник стремился «работать для фронта,  для победы».  Старшие девочки проходили курсы медсестёр, после чего работали санитарками в госпитале. С началом войны контингент воспитанников пополнялся детьми погибших на фронте. В детдом поступила и большая группа детей из блокадного Ленинграда, над которыми было организовано шефство старших товарищей, чтоб новички безболезненно приняли новые для них порядки.

Мальчики делают модели для завода

 

Выпускники детдома шли работать на завод, потому что рабочие специальности уже были освоены, сразу получая комнату в общежитии. При этом каждому выпускнику директор вручал сберегательную книжку, куда были отложены деньги, заработанные им в детдомовских мастерских. Наиболее способные юноши и девушки  поступали учиться в вузы, причём обучение там  тоже оплачивал детдом. Учёба в Нижне-Исетском детском доме была на таком высоком уровне, что абитуриенты поступали в высшие учебные заведения с первого раза. Среди них – и дети репрессированных родителей. В 1944 году этих  девочек, которые в это время уже вышли из детдома и учились в вузах, арестовали и выслали в исправительно-трудовые лагеря на пять лет по следующему обвинению: «Антисоветская агитация, направленная на дискредитацию мероприятий партии и советского правительства и распространении клеветнических измышлений против руководства советского государства». 

Подсобное хозяйство детдома

 

Несмотря на все горести и препятствия, дочери «врагов народа» «не сломались». Во время войны все, тогда ещё воспитанницы детского дома, окончили медицинские курсы и работали санитарками в Свердловском госпитале. Света Тухачевская в итоге закончила МГУ и работала редактором в издательстве «Воениздат». На основании архивных данных написала книгу об отце. Муж ее был строителем, дочка стала юристом. Вика Гамарник окончила наш УПИ, стала инженером. Работала в Министерстве нефтеперерабатывающей промышленности. Вместе с  мужем – офицером вырастила троих детей. Мира Уборевич окончила Московский архитектурный институт. Вышла замуж на поселении за ссыльного инженера. После реабилитации работала в научно-исследовательском институте Центромаш. Двое сыновей тоже стали архитекторами.

Гизела Штейнбрюк, единственная из девочек, избежала ареста, потому что на допросах Света Тухачевская, которую расспрашивали о подруге, настаивала на том, что она «никаких антисоветских высказываний не имела». И это было зафиксировано в протоколе. Возможно, это спасло Гизелу от ареста. Она окончила исторический факультет УРГУ и получила диплом с правом преподавания в школе.

Документальный роман Владимиры Уборевич

 

Успеваемость детдомовских воспитанников во время войны резко повысилась – учёба воспринималась как «наш ответ фронту». И недаром, потому что из детдома очень много старших ребят уходили воевать, и писали с фронта письма в детдом, рассказывая о боях, расспрашивая о работе и учёбе тех, кто оставался пока в стенах родного детского дома. Стыдно было осрамиться перед старшими товарищами! Переписка с теми, кто воевал на фронтах Великой Отечественной, велась постоянно.

.Девятое мая у бывшего здания детдома. Фото начала 1970-х г.г.

 

«Дорогие мои ребята! Если вы будете учиться и трудиться отлично, вы поможете фронту, вы сэкономите сотни миллионов рублей нашему Отечеству! На эти деньги государство выпустит на разгром фашизма сотни боевых самолётов, танков, пушек, миномётов. Вот вы чем поможете. Мои родные маленькие друзья, вас в стране миллионы, и вы можете дать государству огромную экономию. Итак, ребята, на полный разгром врага, за отличную учёбу, за дружную семью!» – писал с фронта  ушедший на войну одним из первых комсорг детдома Слава Петров.

у обелиска

 

Детский дом существовал на этом месте до 1962 года. Перед ним сохранилась стела. Когда-то давно, в 1882 году, здесь был воздвигнут памятник Александру II, установленный  на деньги, собранные жителями Нижне-Исетска. Наверху стелы был бронзовый бюст императора, под ним  надпись «Царю-освободителю императору Александру II». После 1917 года бюст царя-освободителя и надпись демонтировали, вместо него поставили временный гипсовый бюст Карла Маркса. Затем там была установлена звезда. На основе этой стелы был торжественно открыт обелиск «Воспитанникам Нижне-Исетского детского дома, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Встреча воспитанников д.д в центре Смирнягин В.К. в 1 ряду Заплатин В.Т и Мосин начало 70х

 

И сейчас на въезде в район Химмаш стоит именно этот памятник, увековечивший общий подвиг детдомовских ребят, отстоявших Победу в Великой Отечественной войне. На празднование пятидесятилетия Нижне-Исетского детского дома со всей страны съехались его выпускники.  Сегодня существует разработанный проект восстановления парка и комплекса зданий заводоуправления, где жили замечательные воспитанники этого совершенно особого детского дома.

План реконструкции набережной

 

Вернуться в Содержание журнала



Перейти к верхней панели