Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Горы, тундры и метод длиною в жизнь

Те, кто ходил и регулярно ходит в горы Урала, хорошо знает, что «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал»! Но это еще не все. Эти люди также знают, что выше зоны леса в горах располагаются обширные безлесные пространства, занятые высокогорными лугами, курумами или нагромождениями камней и обширными горными тундрами

Арктоус арктический в горной тундре на хр. Зигальга.

Много чем, и в том числе этими уникальными природными объектами, горы привлекают большое количество людей. Прошел длинный маршрут, поднялся в горы, между делом уронил несколько (а, может, и не несколько) капель пота со лба, на открытых многоплановых участках налил кружечку чая из любимого термоса, полюбовался всей красотой и величием природы, а если попал туда осенью, то еще вдоволь наелся там ягод. Мало кто знает, но даже часть Национальных парков, расположенных преимущественно в южной части Уральских гор, образована, в том числе благодаря тому, что на охраняемых территориях располагаются горные тундры.

Седловина с горными тундрами между г. Лысая и г. Поперечная на хр. Зигальга.

Так, что же такое горные тундры, и в чем их уникальность с точки зрения науки? Это высокогорные безлесные пространства, на которых произрастают растения холодных и сухих типов местообитаний. Здесь  встречаются многие редкие и эндемичные виды травянистых растений, таких как золотой корень, арктоус арктический, овсяница Игошиной, голубика, шикша и многие другие, которых в обычных равнинных лесах умеренной зоны не встретишь.

А на всех ли Уральских горных вершинах есть горные тундры? Нет, не везде. Например, нет там, где вершина горы полностью состоит из крупноглыбового каменистого материала или там, где вершина полностью покрыта лесной растительностью. Таким образом, существование горных тундр зависит еще и от отсутствия леса и высоты расположения границы леса в горах. Если рассмотреть Уральскую горную страну с юга на север, то высотная граница расположения леса закономерно снижается: в среднем от 1250 м н.у.м. на Южном Урале до 650 м н.у.м. на Приполярном Урале и до 300 м н.у.м. на Полярном Урале. Отсюда вывод, что климатические условия, главным образом, определяют положение границы леса в горах.

 

Ученые считают, что, если климат будет меняться, то и с лесом на пределе произрастания должны происходить динамические процессы – соответственно, или граница леса будет опускаться или подыматься выше в горы. Например, на ряде фотоизображений, сделанных более 100 лет назад М.А. Круковским на хребте Большой Таганай, видно большое количество погибших деревьев

Вид на хр. Средний Таганай с хр. Большой Таганай. В 1909 г. снимок сделан М.А. Круковским.

Есть еще яркий пример – в районе хребта Рай-из на Полярном Урале значительно выше современной границы леса и в настоящее время существуют даже целые островки давно (от 10 до 5 столетий назад) погибшего леса. Но мы живем в другое время и в другом климате, нас интересует то, что происходит сегодня, сейчас.

В науке, как известно, есть разные доказательства тех или иных процессов или закономерностей, а также есть разные способы представления доказательств полученных данных и результатов: графики, формулы и т. д. Но есть и другое средство документирования природных процессов, о котором говорилось чуть выше – фотография. Но не одиночная фотография, а повторная (разновременная), сделанная с того же места спустя какое-то время. Наверняка многие видели разновременные фото больших городов, как было раньше и как стало – как изменились улицы и расстроился город. Так вот однажды в 1976 году выдающийся уральский ученый профессор Института экологии растений и животных УрО РАН Степан Григорьевич Шиятов (рис. 4) именно это и сделал, но только в Уральских горах. Из рассказов самого Степана Григорьевича, попали ему в руки фотоснимки, сделанные ботаником Людмилой Николаевной Тюлиной на массиве Иремель в 1929 году. Оставалось только доехать и получить повторное фото. Как рассказывал Степан Григорьевич, результат такого эксперимента привел его в небывалый восторг. Как выяснилось, современная граница леса на юго-западном склоне Малого Иремеля и северном склоне Большого Иремеля на момент съемки была значительно выше границы 1929 года.

Степан Григорьевич Шиятов

Главным достоинством нового метода была его наглядность . Полученный научный результат (выявленный сдвиг границы леса) мог увидеть и определить любой человек, не имеющий отношения к науке, даже ребенок.  В последующие годы, воодушевленными коллегами Степана Григорьевича вместе с ним, проводился поиск исторических снимков, сделанных и в других провинциях Уральской горной страны, находилось место, и велась повторная фотосъемка.

Вид с «Залавка» на северный склон г. Бол. Иремель: 1929 г. – Л.Н. Тюлина, 1957 г. – К.Н. Игошина, 1982 г. – С.Г. Шиятов, 1999 г. – П.А. Моисеев, 2012 г. – автором.

В общей сложности было получено около 1500 повторных фото, сделанных на Южном, Среднем, Приполярном и Полярном Урале.

Разновременные фотоснимки, сделанные в верховьях р. Пелингичей: в 1959 г. – автор неизвестен, в 2020 г. – автором.

Были получены повторные снимки даже в верховьях р. Байдарата (в 50 км от Карского моря). Повторялись не только фотоснимки, но и картины – например, известного уральского художника А.К. Денисова-Уральского

Разновременные картина Денисова-Уральского и современное фото, сделанные на вершине г. Откликной гребень.

Сейчас многие подумают, а ведь можно сравнивать разновременные спутниковые изображения (а именно так многие ученые сейчас и делают). Да, безусловно, можно. Но раньше их не было!

Вернемся к результатам использования метода ландшафтных фотоснимков. Сравнение полученных разновременных фотоснимков, сделанных в различных высокогорных провинциях Урала, убедительно показали, что на Урале, от его южной до северной части, повсеместно граница леса стремительно продвигается в горы. В связи с этим, площадей, занятых лесной растительностью становится больше. На некоторых снимках видно, что не только древесная растительность стремительно занимает безлесные пространства, но и кустарниковая растительность

Разновременные фотоснимки, сделанные на г. Сланцевая (Полярный Урал): в 1969 г. – С.Г. Шиятовым, в 2020 г. – автором.

В общем и целом можно подытожить таким лозунгом: Леса продвигаются в Уральские горы! Деревьев становится больше, увеличиваются такие важные функции леса, как воздухоочистительные, почвозащитные, водорегулирующие и др. Помимо всего, лес – это дом многих видов животных и растений, и дом очевидно разрастается стремительно быстро, особенно в южной части Уральских гор.

Из всех горных провинций Урала Южный Урал – самый доступный и самый часто посещаемый регион, а также регион, где граница леса имеет самое высокое положение в Уральских горах и, как следствие – самые наименьшие площади тундровой растительности. В настоящее время площади, занятые горными тундрами в относительно больших количествах существуют на хребтах Нары, Зигальга, Нургуш, Машак, массивах Иремель и Ямантау. Небольшие фрагментарные участки сохранились на хребтах Ягодный, Большой Таганай, Кумардак, Большая Сука, Уреньга, Зюраткуль. Общая площадь горных тундр на Южном Урале составляет не более 30 км2. Как показывают результаты исследований, площади, занятые горными тундрами стремительно сокращаются, а они являются домом для других видов растений и животных. И этот «дом», и, соответственно, уникальные виды, могут исчезнуть. На ряде вершин к настоящему времени горные тундры исчезли (г. Харитонова, Воробьевы горы, г. Уван, р-н «Долины Сказок» и Откликного Гребня на хр. Таганай, хр. Аваляк и др.).

Прогноз, конечно, дело не благодарное, но все же! Совершенно очевидно, что, если климат и дальше также будет меняться в сторону потепления, то на многих горных вершинах, высота которых не превышает 1000-1200 м н.у.м., горные тундры могут исчезнуть в ближайшие 30, а то и 20 лет. Например, на Дальнем Таганае, на многих вершинах хр. Машак, хр. Ягодный, хр. Зюраткуль, Уреньге…

 

Вернуться в Содержание журнала



Перейти к верхней панели