Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

В мире уже открыто и постоянно открывается множество новых пещер. Но, пока нет карт этих пещер, отважному спелеологу или просто любопытному туристу сложно определить, что же перед ним: возможное географическое открытие или уже известная достопримечательность.

фото Ярослав Мурзин

Для того, чтобы прояснить этот вопрос, можно заранее найти в интернете и изучить информацию о данном районе, можно расспросить местных старожилов, но можно и самому поискать следы предшественников в самой пещере или около неё. Это могут быть таблички с номером и названием пещеры, остатки факелов, лесенок, брёвен, по которым спускались в пещеру, надписи или фигурки из глины, мусор предыдущих посетителей или древние артефакты. В некоторых пещерах могли прятаться разбойники или жить монахи, а какие-то пещеры могли издревле использоваться как культовые объекты для совершения различных обрядов. Следы всего этого можно найти в пещере. Но есть и пещеры, где ещё не ступала нога человека – там ваши следы могут оказаться первыми.

Анна Яковлева (фото Бориса Голяшева)

Такие пещеры требуют топосъёмки и описания. Но не только они. Уже известные пещеры тоже требуют обновления своих карт. И всё потому, что с новыми технологиями точность карт увеличивается, возможность построения 3D-модели даёт хороший материал для анализа поиска и продолжения пещер, прогнозирования их развития, расположения опасных участков в них.

Первые планы пещер составлялись без использования инструментов, замеры длины хода были примерными, повороты отрисовывались как влево, так и вправо, а угол наклона хода тогда никак не учитывали. Позже для топосъёмки стали использовать линейки, рулетки, горные компасы, обычные компасы, эклиметры и транспортир с грузиком.

Карты стали более точными, стало возможным сопоставлять планы близко расположенных пещер для понимания – а не единая ли это система и где-то должен быть тот заветный ход, который сможет соединить полости в одну? Появились данные о длине и глубине пещер, масштабные линейки на их картах и разрезах.

Но технологии не стоят на месте, и теперь топографическая съемка осуществляется при помощи модифицированной лазерной рулетки и КПК. Теперь за одно нажатие на кнопку прибор делает замер длины, азимута и угла наклона хода и передаёт это всё по Bluetooth на КПК, где данные сразу собираются в пикетажную табличку и одновременно автоматически строится карта пещеры. Человеку остаётся контролировать процесс и рисовать абрис пространства, делать важные пометки об особенностях пещеры: наличие мокрых стен, запаха сероводорода, окаменелостей, песка, глины, сталактитов, тяги воздуха, перспективных направлений для будущих исследований и прочее.

Имени горного инженера

В июне 2021 года команда выпускников курса базовой подготовки спелеологов во главе с Юлей Устиновой из спелеоклуба СГС решила обновить карту пещеры Гебауэра. По данным информационно-поисковой системы Пещеры (https://speleoatlas.ru), эта пещера называется по имени первооткрывателя – горного инженера Фердинанда Гебауэра, обнаружившего её во время его экспедиции в 1878 году. Тогда во время раскопок в первой камере и зале Гебауэр установил следы пребывания человека в трёх разновозрастных слоях. Обнаружены были остатки костров, кости многих животных, в том числе череп медведя и лося, а также костяные и каменные орудия, среди них наконечники стрел. По крайней мере, часть найденных предметов относится к медно-бронзовому веку. О том, что пещера служила местом жертвоприношений, свидетельствовали находки черепов священного у древних обитателей Урала – медведя, а также наконечников стрел, которым приписывалось магическое значение. Пещера Гебауэра в 1989 году внесена в список памятников истории и культуры Свердловской области, находящихся на государственной охране.

фото Светлана Соловьева

К сожалению, близость пещеры к городу Сухой Лог и ее относительная доступность привели к постоянному паломничеству местных жителей и туристов и сейчас там уже вряд ли осталось что-то исторически ценное. Зато для начинающих топосъёмщиков ценность представляет сама архитектура пещеры. Два входа, окно, привходовые ниши, параллельные горизонтальные лазы: верхний и нижний, разветвленная сеть ходов – всё, что нужно для закрепления и совершенствования навыков съемки.

Пикетчик, съемщик и обрисовщик

Разбившись на три подгруппы по три человека, каждая начала детальную съемку своего участка пещеры. Роли в группе разные: пикетчик, съёмщик и обрисовщик.

Пикетчик устанавливает пикеты – значимые точки внутри пещеры, с которых удобно осуществлять съемку гротов, ходов, поворотов, разветвлений и любых объектов внутри пещеры. Как правило, на выбранную точку он укладывает небольшие листочки с указанием номера пикета, которые после съемки собирает и выносит за собой. Также пикетчик следит, чтобы лазерный луч с предыдущего пикета попал точно на нужный пикет, и даёт об этом обратную связь съёмщику. Если пещера достаточно сложная, протяженная и за один выезд ее невозможно отснять, то устанавливают зафиксированные пикеты – реперы, которые после топосъёмки остаются в пещере. Иногда они присверливаются к стенам, часто на светоотражающей подложке для того, чтобы последующие группы могли легко найти точку окончания съемки и продолжить с этого же места без потери точности.

фото Оксана Бердышева

Второй участник группы – съёмщик – занимается непосредственно замерами. Он с помощью лазерной рулетки от каждого пикета направляет лазерный луч во все стороны и делает замеры: на стены, пол, потолок пещеры, чтобы в программе зафиксировался объём участка, а затем делает три замера на следующий пикет и после того, как дождётся команды от пикетчика, что лазерный луч точно попал в цель, и команды от обрисовщика, что данные поступили в КПК, переходит на следующий пикет. Мы называем множество замеров на пикте «ёжиками», потому что на карте эти лучи из точки пикета выглядят как ощетинившийся ёж. Чем больше будет произведено таких измерений, тем качественнее и точнее будет 3D-модель и карта пещеры, но тем больше времени на это требуется. Нужно понимать, что строится модель, а не полная копия пещеры, и нужно найти эту золотую середину в количестве замеров.

фото Ольга Черепанова

Третий участник – обрисовщик – держит в руках КПК, куда поступают данные с лазерной рулетки по Bluetooth. Он контролирует получение данных, переименовывает пикеты при необходимости и отрисовывает первые контуры будущей модели, делает важные пометки о наличии тяги воздуха, воды, глины, песка и др.

В пещере Гебауэра одной из увиденных нами особенностей стали окаменелости, также мы почувствовали запах сероводорода в одном из ходов. Кроме того, ходы, ведущие вниз, были с глиной, а вверх – с песком.

фото Ольга Черепанова

Конечно, группа может состоять и из меньшего числа топосъемщиков, а порой один спелеолог и ставит пикеты, и проводит измерения, и тут же это все обводит абрисом на экране, но это менее комфортно и занимает в разы больше времени, чем команда из трёх человек.

Карты без ошибок

В пещере Гебауэра достаточно комфортные для съемки условия. Все три подгруппы быстро отсняли свои участки и привязали свои измерения к  реперам, чтобы при дальнейшей камеральной обработке соединить в единый план пещеры. Участники групп менялись между собой, и каждый успел побывать и пикетчиком, и провести измерения, и сделать абрис.

Карта пещеры Гебауэра из сборника “Пещеры” 1962 г.

После возвращения групп в Екатеринбург предстояла работа с отснятым материалом – преобразованием его в 3D-модель и построение карты пещеры на её основе. Всё это делается в специальной программе Терион, разработанной спелеологами из Словакии. Данные из КПК загружаются в программу, и все кусочки карты сшиваются в ней как паззл, сглаживаются неровности и запускается генерация объема. Обработка всех файлов может занять не меньше времени, чем сама съемка в пещере.

Что же было обнаружено при сравнении свежей объемной модели с планом 2011 г.? Увлекшись многочисленными измерениями объемов, все три группы пропустили боковой ход и нишу в окне. Необходима была новая экспедиция, так как план получался неполный. И в конце июня группа выехала для завершения съемки. Тут и пригодился стационарный пикет на стене пещеры, так как все бумажные были убраны. Недостающие элементы были сняты, загружены в Терион и соединены с остальными частями пещеры.

3D-модель пещеры Гебауэра 2021 год. скрин Яковлева

Получилась современная 3D-модель пещеры, а, по данным измерений, длина пещеры увеличилась на 15 метров по сравнению с планом 2011 года, но зато глубина уменьшилась на 2 метра. И с этой пропажей мы ещё будем разбираться. Возможно, отправимся в третью экспедицию для топосъёмки этой же пещеры. Очень важно научиться всё делать правильно на маленьких объектах, чтобы потом снимать большие пещеры и строить их многокилометровые карты без ошибок.

Вернуться в Содержание номера 



Перейти к верхней панели