Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

– Вы ещё не определились с выбором клуба, хозяин, – напомнил Ардва, убирая со стола остатки завтрака.

– Возьму перерыв, – буркнул Стас и забрался в модуль симуляции реальности.

– Все доступные вам в этом месяце перерывы использованы: второго, третьего, пятого и седьмого июня, – с равнодушной дотошностью робота перечислил Ардва.

Стас выругался, комментируя так то ли ответ робота, то ли симулятор, который никак не получалось запустить.

– В соответствии с параграфом об ограничении медийного… – затянул Ардва, и Стас скрипнул зубами от досады – ясно, робот опять заблокировал прибор.

– Давай сюда список, всё равно ведь не отстанешь, – сдался Стас.

Тут же в воздухе засветилось голубое меню.

– Советую обратить внимание на новые клубы: «Гладящие короткошёрстных собак» и «Разбивающие хрустальные вазы».

– Разве новые? – несмотря на плохое настроение, удивился Стас. – Ведь что-то такое уже было, кажется.

– В клубе гладящих собак образовались партии, что и привело к созданию нового. А клуб коллекционеров хрустальных ваз решил кардинально изменить программу. Желаете поучаствовать?

Стас отрицательно покачал головой.

– Давай что-нибудь потише. И без животных.

Ардва потребовалась пара секунд на поиск.

– Что насчёт клуба трёх слов?

Стас презрительно фыркнул:

– Почему бы им не переименоваться в клуб «Привет – спасибо – пока»?

– Предложения по перемене названий могут делать только постоянные посетители клуба. Кроме того, выбор трёх слов совершенно свободен и не ограничен названными вами.

– А что насчёт клуба «Голосующих за улучшение чувства юмора у роботов»?

Лампочки на груди Ардва пару раз мигнули, последовал предсказуемый ответ:

– Такого клуба в моей базе данных не существует. Желаете стать основателем?

Стас заскучал.

– Нет.

– Что насчёт клуба «Ледовые скульптуры»?

– Чёрт с тобой, записывай. Только зрителем, слышишь?

– Творческая деятельность наверняка доставила бы вам удовольствие.

Стас не ответил. Подобные разговоры случались почти каждый день, и невозможно было объяснить машине, что принудительные развлечения не имеют ничего общего с удовольствием. Ардва неизменно возражал, что здоровые индивидуумы ценят такое времяпрепровождение больше всего. На этой аксиоме базировалась его программа, которую в свою очередь написали люди.

В конце концов Стас всегда соглашался, потому что был наслышан о клиниках, в которых лечили не способных радоваться жизни бедолаг. Одну выписанную он даже лично повстречал в клубе «Сто рецептов “Оливье”». С лица молодой женщины не сходила широкая улыбка, которая совсем не гармонировала с затравленным взглядом светлых глаз. В ответ на любое замечание несчастная громко и долго смеялась, пока из глаз не начинали течь слёзы. По сравнению с этим скучная вечеринка в очередном клубе казалась вполне приятной альтернативой.

Стас надел приготовленные роботом вещи – костюм-двойку платинового цвета с модным пиджаком без воротника и пару тяжёлых ботинок с хромированными каблуками. В вопросах гардероба на Ардва можно было положиться – он наверняка знал, что уместно в каждой конкретной ситуации. Увы, личные вкусы и предпочтения хозяина во внимание не принимались.

Беспилотный автомобиль доставил Стаса к входу в клуб. В воздухе парила молочно-белая голограмма неестественно большой снежинки. Створки двери разъехались, и робот-распорядитель, представившийся как Оспятнадцать, провёл гостя во внутренний двор клуба.

Две дюжины мастеров уже вовсю колдовали над большими ледяными кубами. Кто-то, по старинке, орудовал молотком и стамеской, присутствовали и поклонники пил. Другие предпочитали работать с лазерными резаками и строительными фенами.

Местами уже можно было рассмотреть узнаваемые детали будущих скульптур.

– Что вы думаете по поводу сегодняшнего мотто? – противным писклявым голосом спросила женщина в ядовито-розовой шляпе. Стас вздрогнул от неожиданности.

– Какого мотто?

– Вы не в курсе? – всплеснула руками незнакомка, шляпа поменяла цвет на фиолетовый. – Хомо натурал – человек… эмм… настоящий, естественный. Человек сам по себе, такой, каким его создала сама природа, свободный от следов цивилизации!

– Голые?! – осенило Стаса.

Женщина, кажется, обиделась, шляпа потускнела до сиреневого.

– Весьма пошлая и однобокая интерпретация, но если вам так понятнее, то – да, работы будут выполнены в жанре ню.

– Хм, – Стас просто не знал, что сказать.

– Такое равнодушие – неуважение к мастерской работе.

– Они всё равно растают! – невпопад ляпнул Стас.

– Но именно это так глубоко метафорично! Возвышенно!

Шляпа женщины на несколько секунд стала прозрачной, открывая взгляду Стасу мини-экран под полями. Прочитать маленькие буквы оказалось невозможным, но содержание не оставляло сомнения.

– Шпаргалка! – расхохотался Стас, и лицо женщины почти слилось с шляпкой, принявшей в это время красный цвет.

– Нахал! – отрезала незнакомка и поспешила затеряться среди других гостей.

Стас пожалел, что и сам не додумался до такого простого трюка. Впрочем, он не испытывал потребности казаться умнее, чем был. В любом случае встроенный в наручный браслет датчик зафиксировал всплеск позитивных эмоций. Ардва будет доволен.

Настроение стало ещё лучше, когда Стас обнаружил весьма солидный буфет и даже лёгкие алкогольные напитки. Браслет, естественно, отслеживал уровень содержания алкоголя в крови, так что по-настоящему напиться было невозможно, но, по крайней мере, немного расслабиться. Аргумент, который роботы понимать оказывались, неизменно предлагая более здоровые альтернативы вроде йоги и грязевых ванн.

Когда смутно знакомый брюнет подошёл к Стасу, он уже был слегка навеселе. Махнув рукой в направлении почти законченных скульптур – все как одна изображали обнажённых мужчин и женщин в разных позах, он спросил:

– Вы тоже считаете это метафоричным?

– Разве что женщин из льда, – вежливо пошутил брюнет.

– Они всё равно растают! – капризно повторил Стас.

Брюнет неопределённо кивнул и поменял тему.

– Есть занятия поинтереснее.

– Это точно.

– Что вы думаете о… – Брюнет осмотрелся по сторонам, наклонился к Стасу и быстро прошептал: – О настоящем деле?

Стас, мгновенно протрезвев, поперхнулся, но быстро взял себя в руки и тихо возразил:

– Вы о работе? О чём-то полезном? Но это же запрещено!

– Запрещено – не значит невозможно! – ответил брюнет.

– Да! – решился Стас неожиданно для самого себя, и его сердце бешено забилось.

– Мы встретимся в подсобном помещении, вторая дверь справа от мужского туалета.

И брюнет растворится в толпе гостей.

Стас старался вести себя как ни в чём не бывало, но ему казалось, что тайна светится на его лице, как рекламная вывеска. Толкнув одну женщину, наступив двум другим гостям на ноги и почти сбив с ног робота-официанта, Стас наконец-то добрался до подсобного помещения. Брюнет уже был там в компании двух незнакомых Стасу мужчин, которые вздрогнули при его появлении. В центре комнаты стоял неподвижный робот.

– Вот мы и в сборе! – довольно потёр руки брюнет. – Для начала давайте представимся. Я – Бернард.

Присутствующие послушно назвали свои имена, не отводя глаз от робота.

– Я думаю, что вам, как и мне, осточертели все эти бессмысленные вечеринки, пикники, приёмы и выставки. Поэтому мы здесь. Этот робот – сломан. И мы починим его сами, не дожидаясь робота-ремонтника!

У Стаса захватило дух.

– А мы сумеем? – неуверенно спросил он.

– На внутренней стороне приборной панели есть подробная инструкция по устранению самых распространённых неполадок. Так повелось ещё с тех пор, когда роботов чинили люди. Эдакий роботоидный атавизм.

Бернард оказался прав, и скоро четверо мужчин, толкаясь и перебивая друг друга, как дети, неуклюже принялись за ремонт робота.

К счастью, благодаря системе рычажков и кнопок не возникло необходимости в каких-либо инструментах. Стасу казалось, что они больше ломают, чем чинят, но это не играло никакой роли – «ремонт» доставлял настоящее, давно не испытанное удовольствие.

Знакомый неприятный голос застал мужчин врасплох.

– Вот вы чем занимаетесь! – протянула женщина в шляпе, сейчас – небесно-голубой. – Оспятнадцать! Оспятнадцать! Нарушение!

Стас прикрыл глаза, с ужасом ожидая последствий.

Робот-распорядитель прибыл быстро и, мигнув три раза зелёной лампочкой, вынес вердикт:

– Ложная тревога. Бернард, как основатель клуба «Чинящих вышедшие из строя машины», согласовал проведение этой небольшой рекламной кампании с организаторами.

Женщина задохнулась от возмущения, но быстро взяла себя в руки и запищала:

– И вы доверяете ремонт чувствительной электроники этим… дилетантам?!

– Ни в коем случае. Это было бы нарушением целого ряда параграфов о безопасности и контроле качества. После встреч клуба роботы-ремонтники займутся настоящим ремонтом или, в случае неисправимых повреждений, утилизацией машины.

– Хм. Всё равно. Дурацкое развлечение, – фыркнула женщина.

– Согласно параграфу о толерантности… – завёл робот-распорядитель, но женщина уже покинула комнату.

Немного смущённый Бернард протянул мужчинам три визитных карточки. Стас взял одну и вышел, не прощаясь, испытывая смесь облегчения и разочарования. Хотелось домой. На выходе он обернулся.

Выставка подходила к концу, гости понемногу расходились. Под завершёнными статуями блестели лужицы воды.

– Я же говорил – растают, – упрямо пробормотал Стас.

На душе стало тоскливо.

 

Вернуться в Содержание журнала



Перейти к верхней панели