Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Осталось более сотни общих тетрадей, исписанных бисерным почерком ученого, в которых день за днём записывалось всё, что происходило во «внешней» и «внутренней» жизни нашего земляка  известного исследователя сезонных циклов, влияющих на рост всего живого на Земле…

Копия страницы из дневника “Эго” за 1971 год. Ежедневные записи затраченного времени. Из книги М. К. Куприяновой и Т. И. Кузнецовой “Патриарх фенологии” (2010 год)

Многие ли из нас ведут дневники, ручкой на бумаге ежедневно фиксируя происходящие события, описывая свои впечатления и мысли? С развитием цифровых технологий появились интернет-дневники – блоги, с помощью которых их авторы ищут единомышленников, общаются с ними. Имена самых известных блогеров на слуху, ведение онлайн-журналов стало модным, а значит, популярным.

Владимир Алексеевич Батманов. Фото А. Грахова, 1960 год. Из архива М. К. Куприяновой

Но ни среди первых, ни среди вторых уж точно не найдётся человека, кто бы вёл хронометраж своей жизни с точностью до пяти минут! А ведь такой человек был почти нашим современником: уралец, ровесник XX века, выдающийся уральский фенолог Владимир Алексеевич Батманов.

фонд президентских грантов
при финансовой поддержке

 

 

Волны жизни

Он оставил более сотни общих тетрадей, исписанных бисерным почерком, в которых день за днём записывал всё, что происходило в его «внешней» и «внутренней» жизни, вплоть до физиологических отправлений организма. Трудно представить, какой гигантский объём данных о конкретном человеке хранят дневники «Эго» (так назвал их автор), ведь записи были начаты 5 ноября 1921 года, а последние относятся к 1979-му.

Копия страницы из дневника “Эго” за 1971 год с ежедневными текстовыми записями. Из книги М. К. Куприяновой и Т. И. Кузнецовой “Патриарх фенологии” (2010 год)

По аналогии с фенологической наукой – системой знаний о сезонных явлениях природы, сроках их наступления и причинах, эти сроки определяющих, – которой учёный посвятил всю долгую жизнь, хронометраж он называл фенологией человека. Это было глубочайшее многолетнее исследование: составлялись декадные, месячные, квартальные, годовые и пятилетние отчёты, в которых оценивалась продуктивность работы, а потом создавались планы на разные промежутки времени. В результате, В.А. Батманов выявил девятимесячные и шестилетние волны жизнедеятельности организма, что дало «возможность делать долгосрочный прогноз своей жизни».

Фенология природы

И всё-таки стремление к наиболее эффективному использованию отпущенного природой времени, потенциала организма и личности было подчинено главному делу, смыслу жизни, страсти В.А. Батманова – занятию фенологией природы. Его можно отнести к практически исчезнувшему ныне типу учёных-естественников со всеохватным взглядом на окружающий нас мир.

Недаром в конце жизни он выдвигал идею планетарной, глобальной, фенологии. Как вспоминал его ученик и последователь Валентин Григорьевич Рудский: «В.А. Батманов был исключительно целеустремлённым человеком. Он знал, что ему нужно, и шёл к цели, несмотря на жестокие жизненные условия». А какими они могли быть ещё у нашего соотечественника – ровесника прошлого века?

Родословная

Владимир стал последним ребёнком (из восьми детей), рождённым в семье екатеринбургского нотариуса Алексея Никифоровича Батманова и его жены Александры Владимировны, в девичестве Земляницыной. Произошло это знаменательное событие 11 декабря (28 ноября по старому стилю) 1900 года.

Семья Батмановых. Екатеринбург, 1915 год. Владимир – второй справа. Из книги Т. И. Кузнецовой “Батмановы” (2010 год)

Уклад жизни в доме русских интеллигентов-разночинцев был простой, царившая в семье атмосфера доверия, уважения и взаимопонимания сделала детские и юношеские годы детей практически безоблачными.

Известный просветитель

Начальное образование Володя получил дома. Отец – известный екатеринбургский просветитель, один из организаторов библиотеки имени В.Г. Белинского – брал сына на заседания Уральского общества любителей естествознания (УОЛЕ). Возможно, именно там младший Батманов утвердился в своём интересе – природа.

Дом в Екатеринбурге на 2-й Богоявленской улице, где семья Батмановых проживала в 1910-1965 годы, и где в начале XX века находилась нотариальная контора А. Н. Батманова. Иллюстрация из книги Т. И. Кузнецовой “Батмановы” (2010 год)

Первым серьёзным увлечением стала энтомология. В свободное от учёбы время в екатеринбургском Алексеевском реальном училище юноша исследовал насекомых и добился потрясающих для своего возраста результатов: определил, что на Урале обитает гораздо больше видов неприметных лесных клопов подкорников, чем было описано в специальной литературе, а у соснового подкорника открыл двухгодичный цикл развития. К сожалению, статья юного энтомолога так и не была опубликована, а открытие «переоткрыли» 40 лет спустя.

Так выглядит дом, где жила семья Батмановых, в 2020 году. Фото Н. В. Беляевой

 В армии Колчака

Тем временем в стране началась совсем другая жизнь, прогремели революции, началась гражданская война. Под одну из мобилизаций в 1919 году попал и Владимир. Восемь месяцев он «состоял в белой армии нестроевым рядовым», выполнял обязанности штабного писаря.

Владимир – добровольный сотрудник энтомологического отдела УОЛЕ. Июль, 1916 года. Из книги Т. И. Кузнецовой “Батмановы” (2010 год)

В декабре, когда армия Колчака потерпела поражение, был демобилизован, а точнее, брошен в Ачинске на произвол судьбы вместе с пятью тысячами товарищей-новобранцев. Впервые молодому человеку пришлось оспаривать у судьбы право на жизнь.

Путь домой

По пути домой заболел возвратным тифом, в Новониколаевске (Новосибирске) обморозил ноги, гангрену на правой остановить не удалось – ампутировали выше колена. Всю жизнь В.А. Батманов пользовался самодельным протезом – берёзовой развилкой, к верхней части которой приматывал тряпками культю. В первые годы после ампутации, чтобы натренировать ногу, в нижнюю часть протеза вставлял отрезок чугунной трубы.

Копия страницы из дневника “Эго” за 1971 год с отчётом за 3-ю декаду января. Из книги М. К. Куприяновой и Т. И. Кузнецовой “Патриарх фенологии” (2010 год)

В 1937 году снова трагический поворот судьбы: вместе с братом Игорем обвинён в хранении контрреволюционной литературы и контрреволюционной агитации. Их отправили отбывать пятилетний срок на Колыму. Брат погиб в лагере, а Владимир в 1942 году был освобождён и вернулся на Урал. Даже находясь в лагере, он проводил наблюдения за цветением иван-чая, а для своего основного места заключения под Магаданом составил трёхлетний календарь природы.

Высшего образования Владимир Алексеевич так и не получил, хотя в 1926-1927 годах у него была неудачная попытка определиться вольнослушателем в Ленинградский университет. Главным способом приобретения знаний до конца жизни стало самообразование. Его интересовало многое: биология, география, история, геометрия, математическая статистика, астрономия, французский язык…

Варнацкий кряж. Здесь В. А. Батманов проводил фенологические наблюдения. Фото Т. П. Нездолий

Но на возможность самообразовываться, заниматься любимым делом нужно было зарабатывать. Кем только он не был в разные периоды своей жизни: конторщиком в больнице, учителем в еврейской профтехшколе, состоял на службе в органах статистики; по возвращении из «мест не столь отдалённых» – сторожем в «мичуринском саду» и на лесной опытной станции; в тяжёлый период чисток и гонений конца 40-х – начала 50-х годов – безработным, получавшим нерегулярные гонорары за писательский труд.

Ученый-чудак

В относительно спокойные годы характер его служебной деятельности совпадал с научными интересами: работа в фенологической комиссии при УОЛЕ, после реорганизации – при Уральском областном бюро краеведения, в Уральском гидрометкомитете на должности специалиста по общей фенологии, младшим научным сотрудником в штате лесной опытной станции.

Обложка книги В. А. Батманова “О том, что не каждый знает”. Издание 1955 года

Но где бы он ни работал, как бы ни жил, В.А. Батманов продолжал оставаться естествоиспытателем. Многочасовые и многокилометровые экскурсии на природу он осуществлял до старости, а число наблюдаемых за день явлений доходило до тысячи! Он был из числа тех одержимых учёных-чудаков, что не стремятся к материальному благополучию, лишь бы можно было работать, а остальное – на уровне простого поддержания физических сил.

Календарь природы

Постоянные собственные наблюдения в природе, самообразование и совершенствование личности приносят свои плоды. Уже в 30-е годы Владимир Батманов – признанный фенолог, большой авторитет среди уральских краеведов, его знают в Москве и Ленинграде. Он автор большинства фенологических программ, научных публикаций, получивших одобрение не только у нас, но и за рубежом, признан одним из крупнейших специалистов по фенологическому картографированию. В 1934 году увидела свет «Биоклиматическая карта Урала „Весеннее развитие растительности”», в 1949-м – «Биоклиматический календарь Свердловска», а в 1952-м – «Календарь природы Свердловска и его окрестностей».

Обложка книги В. А. Батманова “Фенологические наблюдения в походе”

Эти обобщающие работы уникальны, аналогов у нас нет до сих пор, и специалисты пользуются ими и в настоящее время. Со второй половины 50-х годов коллеги относятся к учёному как к «патриарху». Он консультирует по фенологии во всесоюзном масштабе, а сам последние десятилетия жизни посвящает разработке теории методов фенологических исследований.

Фенологическая сеть

Надо отметить, что наряду с сугубо научными изданиями у него есть и научно-популярные. Например, книжка «О том, что не каждый знает», написанная для детей среднего и старшего школьного возраста, была издана дважды, в 1955 и 1958 годах. Её тираж, по нынешним меркам, был «умопомрачительным» – более тридцати тысяч экземпляров. Брошюра «Фенологические наблюдения в походе» также получила широкое распространение среди юных туристов в 60-70-х годах.

С Владимиром Александровичем Фришем на фенологической тропе. Варнацкий кряж, 1960 год. Из книги Т. И. Кузнецовой “Батмановы” (2010 год)

Ученый не создал свою семью, у него не было детей. Но в противовес личному одиночеству у него появилось много учеников и последователей, которых притягивал к нему не только профессионализм учёного, но и масштаб неординарной личности. Это студенты и преподаватели вузов, в основном Свердловского педагогического института, учителя школ, воспитатели детских садов, работники внешкольных образовательных учреждений, сотрудники гидрометеослужбы и научных институтов.

В. А. Батманов и М. К. Куприянова. 1960 год. Из книги Т. И. Кузнецовой “Батмановы” (2010 год)

А со сколькими людьми ему пришлось общаться как организатору и руководителю уральской добровольной фенологической сети!

10 Патриарху и человеку

В конце жизни ученый получал к каждому празднику до ста поздравлений. В знак глубокого уважения и признательности его учениками было опубликовано около 50-ти работ, посвящённых учителю, в том числе документальная повесть Маргариты Константиновны Куприяновой и Тамары Ивановны Кузнецовой «Патриарх фенологии».

Участники научно-парктической конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения В. А. Батманова. Екатеринбург, Музей истории камнерезного и ювелирного искусства, 16 декабря 2000 года. Из архива Н. В. Беляевой

Сегодня к его последователям и ученикам присоединяются новые поколения любознательных естествоиспытателей, которым передается эстафета интереса к науке о циклах и законах всего живого на Земле – фенологии.

 

Вернуться в Содержание журнала



Перейти к верхней панели