Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Павлик встал, глубоко вздохнул. Голова, вроде, просветлела. «Больше не буду! Люська позвонит, а я как свинья. Нет, не буду». Вступил в огромные сапоги, левой рукой снял со стены фуфайку и с трудом влез в нее. «Телефон! – подумал он, – и засунул его в карман. – Услышу, хоть как услышу!».
Машка стояла в углу и спокойно жевалась. Паша переступил порог, больно стукнулся об косяк и, шатаясь, подошел к корове: «Т-ш-ш! Не бойся! Это я!». И поставил ведро перед мордой. «Пей, Машуня!» и потрепал корову за ухо.
– М-м-м-м! – корове хотелось что-то промычать в ответ, но Машке не нравился чужой человек, и она замотала
головой.
– Ну, ладно, ладно, я уйду, – пробубнил Паша и вышел во двор.
Скоро вернулся Семен, довольный, хмельной. Он хлопнул Пашку по плечу: «Ну что, звонила Люська?». Павлик стоял у стены конюшни и шарил по карманам.
– Сема! Я телефон куда-то дел. Может, в сенях или у Машки. Вишь, во! – и он, просунув три пальца через дырку в правом кармане фуфайки, сделал фигу. – Давай, Сема, искать, а то она из меня Дездемону сделает!
Обшарили все: сени, галоши в сенях, двор.
– Съела, Сема, она его съела!
-Д а нуты че, Павлик, как она его съест, – Семен быстро
сбегал в дом и вынес графинчик. – Давай, Паша, по маленькой, и будем мыслить. Ты че, ей звонить давал?
Паша наморщил лоб, почесал ухо: «В ведро он выпал у меня, точно, в ведро! А она его заместо картошки сглотнула. Пойдем, глянем, Сема!».
Друзья зашли в конюшню. Машка узнала хозяина, подошла и ткнула носом в руку.
– Маша, Маша, ну что ты, как? – Семен обошел кругом, попинал навоз. Ничего, похожего на телефон, видно не было. Ведро стояло пустое и чистое.



Перейти к верхней панели