Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Занятый обычной текучкой, он на целый день выбросил это из головы. Дел было много, в основном бумажной волокиты: уже семь лет Барт, получивший, вследствие ранения, ограничение по службе, числился  кабинетной крысой. Работенка не пыльная, хотя по-своему нервная и кляузная, но он привык. Перед уходом Барт заглянул на центральный пульт и узнал – все по-прежнему, убивать упорно не хотели. Барту сейчас было не до того. Он попросил Питера Бентона «прикрыть» его на случай, если Эмилии вдруг вздумается позвонить сюда. Питер понимающе подмигнул.
– Будь спокоен, скажу, что полминуты назад тебя вызвал шеф.
– Эх, Барт, – добавил он, – у тебя прекрасная жена. Какого же черта ты шляешься по девкам.
– Пит, я прошу тебя., – скорчив недовольную мину, начал Барт.
– Ладно, – ухмыльнулся Питер, – иди, старый греховодник. Ничего хоть девочка, а?
Барт виновато улыбнулся, смущенный, словно школьник, застигнутый за разглядыванием порнографического журнала. Каждый раз, уже два года подряд, отправляясь на свидания с Кити, он испытывал угрызения совести. Да, у него прекрасная семья: добрая, внимательная жена и умные, послушные дети. Вспомнить хотя бы, как выхаживали его, когда он провалялся три месяца с дыркой в животе и чуть было не отдал богу душу. Разумеется, Барт и в мыслях не держал оставить семью, но Кити. Он уже не представлял себе жизни без нее. Так втюриваются обычно солидные мужики, достигшие прочного положения, где-то за шестьдесят, становясь при этом жалкими и смешными.
Барту повезло: кусок свинца, извлеченный из него хирургом, опустил возрастную планку, сделав способным сойти с ума от молоденькой, смазливой мордашки в том возрасте, когда это еще не выглядит так нелепо. Связь с Кити не изматывала его, как тех старых дуралеев, а напротив, помогла обрести утраченную форму – в свои «под пятьдесят» Барт опять был молодец хоть куда. Эмилия, конечно же, не могла не заметить перемены и, вероятно, догадывалась о причине, но, будучи женщиной трезвомыслящей, предпочла, ради семейного благополучия, закрыть на это глаза.



Перейти к верхней панели