Рейтинг@Mail.ru
Краеведческая копилка

1989 11 ноябрь

Легендарная страница

Автор: Секрет Михаил

читать

В станице, а затем крепости Нагайбакской с давних времен селились разноязычные народы. В свое время,
здесь дружно жили персы и афганцы, каракалпаки и узбеки, хивинцы и даже аравитяне. В основном, это были беглые от среднеазиатских ханов люди, нашедшие убежище на русской границе, среди русского народа.
Известный путешественник Николай Рычков писал в 1769 году: «Здесь, принимая закон христианский и находясь в кругу постоянных русских владений, выходцы из азиатских стран занимались хлебопашеством и животноводством, добровольно причислились к казакам».
В 1736 году станица превращена в крепость. Дважды она подвергалась опустошительным пожарам и возрождалась из пепла. Известно, что нагайбакцы добровольно влились в пугачевский отряд атамана Торнова и в составе войска Салавата Юлаева сражались против правительственных войск. В 1773 году, объединившись с соседними селениями* они разгромили целое войско царских карателей. Об этом стало известно самому Пугачеву, и он прислал повстанцам награду-орден, образец которого можно ныне видеть в Оренбургском краеведческом музее.
Во всеоружии встретила Нагайбакская войну 1812 года. Губернатор Волконский разослал нарочных по губернии и приказал готовиться к отражению возможного нашествия врага. Заранее готовились строевые кони, амуниция, станичные и кантонные начальники искали средства на оборону, доносили губернатору о состоянии своих сотен. Молодежь, достигшую 18 лет, срочно производили в служащие казаки, а старых казаков выводили в отставку.
Однажды ударил над крепостью колокол. Люди за спешили на церковную площадь. Здесь их встречал атаман Серебряков, который пользовался у населения особым почетом. Он сообщил казакам, что начинается большая война с французами, и долг каждого идти спасать Россию. Кто не способен сидеть в седле, должен работать в тылу. Казаки молчали, раздумывая. Потом послышался чей-то голос:
— Мы готовы защищать Отчизну. Но мы — неимущие...
— После схода неимущие должны идти к правлению,— приказал атаман. .
Пришли человек двадцать отставных казаков и 33 малолетка. По своей бедности они не могли вооружиться. Писарь переписал всех поименно, а атаман молча решал нелегкую задачу. Наконец, он принял решение, которое вошло в историю Оренбургского казачьего войска:
— Буду вас сам вооружать!
Наутро Серебряков послал есаула Исаева в Уфу покупать ружья, копья, шашки на атаманские деньги.
Исаев шашки и сабли купил, а ружей не нашел. Помчался в Уфу сам Серебряков. Он продал свой дом богатому казаку, а сам вместе с немалой семьей переселился в дом отца. Вырученные от продажи дома деньги атаман забрал с собой. В Уфе он нашел перекупщика оружия. Загрузив подводу, Серебряков приехал в станицу. В этот же день он отправил на войну сразу трех своих сыновей.
Архивный документ свидетельствует: «20 августа атаман Серебряков доносил в войсковую канцелярию, что он всех казаков станицы, могущих действовать оружием, уже полностью «приготовил». Он поставил под ружье и посадил в седло 194 казака, 41 отставного и 97 казачьих малолетков, которых экипировал и вооружил самым лучшим образом...»

читать
Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Рейтинг@Mail.ru