Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Пыльные Нижние Серги остались позади. Перейдя речку Бардым по «запаням», мы вступаем в душистый пихтарник. Дорога лезет круто в гору и внезапно обрывается. Мой проводник — местный житель Михаил Егорович Засыпкин — уверенно шагает впереди, обходя бурелом и колдобины.
Я стараюсь запомнить дорогу, но дороги нет. Мы идем по лесу, так кривуляя, что через несколько минут совершенно сбиваемся с взятого направления.
62 природа и охота 68Проводник, улыбаясь, обертывается:
— Примечай дорогу-то. В другой раз когда доведется пойти, так сам найдешь.
Я смеюсь.
— Какое уж там „примечай”! Сам-то смотри не сбейся.
— Не собьюсь. Не бойсь.
— А то мне вчера рассказывали, как недавно экскурсия курортников ходила. Целый день их проводник по лесу водил. Упарились по этакой то жаре, а «провала» так и не нашли.
— Да, это верно. Хоть и недалеко до него, да путь-то больно мудреный. Близок локоть, да не укусишь.
Наш путь лежит к так называемому «провалу». Это какое-то лигендарное место. Все о нем говорят как о чем-то удивительном, а видеть — мало кто видел своими глазами.
Понятно, что после таких разговоров я с большим интересом следую за своим проводником
— Ну, пришли. Побереги-ка лицо!
Михаил Егорович ныряет в чащу хвои. Я раздвигаю колючие ветки, с трудом продираюсь и… замираю от восторга.
Мы стоим на краю огромной воронки. Диаметр ее достигает метров семидесяти. Скалистые стены почти отвесно спускаются вниз. По трещине, цепляясь за редкую траву, мы долго спускаемся на дно.
Над нами, как в колодце, синеет клочок неба. Мы стоим на зеленой лужайке, стиснутой со всех сторон каменными стенами с высокими елями наверху.
Под нависшей скалой — дыра в землю. Из нее медленно струится белый, вязкий туман. Он тихо поднимается вверх, растворяясь в прозрачном воздухе. Внизу виден лед и черная зияющая пустота, из которой веет холодом и сыростью. Становится как-то жутко, глядя на этот «провал».
— Интересно бы вниз спуститься, — говорю я.
— А тут в котором-то году приезжала экспедиция, спускалась вниз. Давно уж теперь.
— Ну, и что же они нашли?
— Дыра-то круто вниз спускается. Метров на двести вниз спустились и там открылась пещера. Дно усеяно мелким песочком. В одном краю — озеро с прозрачной хрустальной водой. На берегу старый плот. Ну на плоту плыть не посмели. На этом и, оборвались их исследования… А кто плот построил — тоже неизвестно.
Я стою на краю провала. В туманном воображении возникает таинственный плот, недвижимый на зеркальной поверхности чудесного подземного озера. Кто его построил? Кто отважный проник в неведомую глубину? Злая ли неволя загнала его или жажда познания тайн природы? Кто знает, может, там, в прозрачных подземных водах, он нашел свою гибель.
Мне приходит на память «Путешествие к центру земли» Жюля Верна. Вот где путь к центру земли. Кто сможет сказать, как далеко он ведет и где его конец и как образовался он в земной толще?
Я стою неподвижно, зачарованный этой чудесной загадкой природы.
Сколько таит их Урал в своих дебрях?
Вот прекрасный материал для исследования молодым уральским следопытам-краеведам. Редакция журнала «Уральский следопыт» усиленно рекомендует заняться им разгадкой тайны «провала».
Много ли нужно времени, чтобы, сорганизовавшись в небольшую группу, забрав все необходимое для спуска под землю и заручившись содействием и помощью соответствующих организаций, двинуться к этой загадке уральской природы.
Для этого следует поездом доехать до завода Нижние Серги (там же бальнеологический курорт Нижнесергинский) и, взяв в поселке проводника, двинуться пешком к «провалу».
Прекрасного проводника можно найти в лице Михаила Егоровича Засыпкина, постоянно живущего в Н.-Сергах по улице Свободы, дом № 5.
Результаты своих исследований присылайте в редакцию «Уральского следопыта». Мы с удовольствием поместим их на страницах нашего журнала.



Перейти к верхней панели