Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Адам Мацкявичус вызвал такси за два часа до отправления поезда. Он рассчитал так: если такси опоздает минут на десять, еще накинул на возможные пробки и еще на всякий случай. По опыту он знал, что эти случаи всегда возникают именно в тот момент, когда опаздываешь. Вот и получалось, что у него еще должно остаться полчаса до отправления поезда.
Такси опоздало на двадцать минут. Он уже начал нервничать и звонить в другие компании, занимающиеся «извозом граждан». Позвонил по пяти или шести номерам, которые были у него в списке, но все диспетчера отвечали: «В данный момент свободных машин нет» или «Такси будет через полчаса». Он уже готов был ехать на общественном транспорте, как его домашний телефон зазвонил и подняв трубку услышал женский голос:
– Такси Вас ждет у подъезда. Белый «хундэй». Номер четыре шесть три.
– А извиниться за опоздание? – Раздраженно сказал Адам.
В трубке ничего не ответили, прозвучал только щелчок и короткие гудки влетели в ухо Адама.
– Хамы! – Крикнул он и в сердцах поставил трубку на базу.
Он быстро проверил, выключен ли свет в квартире, перекрыты ли водяные краны на стояках и газовый кран. Это была его привычка или, если так можно сказать, традиция. Он всегда все перекрывал, выключал, а потом еще раз проверял, когда уезжал больше чем на один день. Убедившись, что все в порядке, он обулся, одел черное пальто, повесил на плечо дорожную кожаную сумку, взял в руку сумку с ноутбуком и закрыв дверь на все замки пошел к лифту. На выходе из подъезда он сказал вахтеру «Приветствую». Тот слегка поклонился и ответил: «Опять в командировку?». Адам крикнул «Да» открывая подъездную дверь. Выйдя на улицу, он поискал глазами такси. Увидев белый «хундай», на крыше которого красовались черные шашки на желтом фоне, он подошел, убедился, что номер совпадает с заявленным, открыл заднюю боковую дверь, бросил на сиденье сумку с ноутбуком и сам плюхнулся рядом.
– На вокзал. – Сказал он.
Хорошо, что он еще накинул время на пробки и на всякий случай. «Всякого случая» не было, зато простояли в пробке сорок минут. В результате, когда такси подъехало к зданию вокзала, до отправления поезда оставалось десять минут. Адам бросил деньги и со словами: «Сдачи не надо», взял свой багаж, выскочил из такси и побежал в здание с надписью «ВОКЗАЛ».
Вбежав в помещение вокзала он, первым делом, нашел на табло номер своего поезда, потом путь отправления и бегом направился на перрон четвертого пути. До отправления оставалось пять минут. Проводники уже выгоняли провожающих. Стоявшие на перроне люди махали руками, им отвечали пассажиры из окон вагонов. Адам бежал вдоль поезда считая вагоны: «…седьмой, восьмой, девятый». Посмотрел в билет, убедился, что вагон тот самый, и протянул билет проводнице, стоявшей около входа в вагон, достал паспорт из внутреннего кармана пальто. Проводница проверила билет, сверила его с паспортом. «Четвертое место» – сказала она, отдала документы и закрыла дверь вагона за прошедшим молодым человеком. Запыхавшийся Адам прошел в свое купе, открыл дверь. Поезд дернулся, недовольно прошипел и тронулся.
Первым делом он переоделся и поставил сумку под нижнюю полку. Затем развернул матрац и застелил его бельем, взяв его с верхней полки. Немного посидев и посмотрев как в окне разогнавшегося поезда мелькают дома, деревья, гаражи, дороги, он вышел из купе, сходил и налил из кипятильного бака кипяток, заварил чай и достал ноутбук. Попутчиков у него не было, так как Адам, кроме своего, купил три оставшихся места. До вечера это купе было его собственностью. Он всегда покупал все купе, когда ехал в деловую командировку, что бы никто не мешал и можно было еще поработать. Хотя он всегда тщательно готовился к переговорам и заключениям новых контрактов, но надо было еще раз все проверить, подготовиться ко всяким неожиданностям.
Номер в гостинице «Лотос» он забронировал заранее. Ему показалось странным, что свободных номеров в гостинице было всего три. «Почему именно три, а не пять или шесть?» – подумал Адам, но подозрения рассеялись, когда администратор гостиницы сообщила, что все номера заняты делегатами съезда какой-то там партии, которые расплодились в последнее время, как грибы после дождя. Гостиница устраивала Адама еще и тем, что была рядом с офисом, где завтра он должен был подписать контракт на поставку мясной продукции своего завода в крупную федеральную сеть быстрого питания. Поэтому, по рекомендации администраторши, он забронировал двухкомнатный номер «238» с душем, туалетом, телевизором и телефоном.
Поезд прибыл без опозданий. «Хоть поезда приезжают во время.» – Подумал Адам и сказав проводнице «Спасибо», вышел на перрон Санкт-Петербургского вокзала. Теперь можно не торопиться. На выходе из вокзала было много людей, они ходил, стояли, что-то или кого-то высматривали. Двое полицейских несли свою службу около дверей вокзала, осматривая приезжающих, отъезжающих и провожающих. Несколько человек негромко говорили приезжим: «Такси, кому такси», один из них, с небольшими паузами, крутил ключи от машины на указательном пальце. Тучный мужик, кативший большой чемодан на колесиках, подошел к таксисту и перекинувшись несколькими фразами пошел за ним к машине. «Договорились.» – подумал Адам проводив их взглядом. Сам он пошел в метро, что бы доехать до улицы Седова дом номер пятьдесят восемь дробь «Б».
Через сорок пять минут Адам вошел в фойе гостиницы «Лотос». Сидевшая в кресле симпатичная девушка лет двадцати семи встала и с приятной улыбкой, цокнув высоким каблуком о половую керамическую плитку, шагнула навстречу Адаму. Он по достоинству оценил ее стройную фигуру в обтягивающей белой блузке и зауженной черной юбке чуть выше колен. Его взгляд скользнул на грудь, на которой висел бейдж, и прочитал: «Гостиница «ЛОТОС». Виктория. Администратор».
– Добрый вечер. – Приятным голосом сказала Виктория.
– Добрый вечер Виктория. У Вас забронирован для меня номер на имя Адам Мацкявичус.
– Одну секунду.- Виктория, цокая каблуками, прошла за стойку с табличкой «Администратор», Адам оценил вид сзади. Она села и набрав имя на клавиатуре, посмотрела в монитор.- Да, все верно. Номер двести тридцать восемь. Ваши документы пожалуйста.
Адам поставил сумку на пол, ноутбук положил сверху и протянул приготовленный заранее паспорт. Виктория открыла вторую страницу, переписала данные в журнал и вернула паспорт.
– На сколько планируете у нас остаться?
– На одну ночь. Но, если Вы оставите мне свой номер телефона… – Начал кокетничать Адам.
– Нам запрещено заигрывать с клиентами на работе. – Отрезала Виктория с той же приятной улыбкой. Она взяла калькулятор и посчитала. – С Вас три тысячи пятьсот рублей.
Адам достал портмоне из внутреннего кармана пиджака, вынул из него три тысячерублевые купюры, одну пятисотку и протянул Виктории. Она взяла деньги, положила их в кассовый ящик и выбила на кассе чек. По просьбе Адама выписала товарный чек и, приколов к нему кассовый, положила на поверхность стойки вместе с ключом от номера.
– Завтрак в ресторане на первом этаже с семи часов. Если захотите остаться подольше, то до двенадцати часов дня сообщите, пожалуйста. Если что-нибудь будет надо, звоните по номеру один три ноль. Приятного отдыха. – Прощебетала она.
– Спасибо. – ответил Адам. – И Вам работы поменьше.
– Спасибо. – Виктория улыбнулась в ответ.
Адам положил паспорт и чеки во внутренний карман пиджака, повесил сумку на плечо, взял сумку с ноутбуком, ключ от номера и пошел по лестнице на второй этаж.
Его поразила тишина гостиницы. В фойе никого, кроме администратора Виктории не было. Никого не было и в ресторане, мимо которого он проходил. Он посмотрел на часы, стрелки показывали без четверти девять. На улице уже стемнело. Проходя по первому этажу он насчитал двадцать номеров. «Значит на остальных двух этажах тоже минимум по двадцать номеров. В сумме получалось шестьдесят номеров. Ладно, если учесть, что большую часть гостиницы заняли однопартийцы, то они могли всем скопом уехать на свой съезд. Но кто-то все-таки должен был остаться. Хотя…- Адам пожал плечами, – может я с дороги устал.»
С этими мыслями он поднялся по лестнице на второй этаж, нашел номер «238» и вставив ключ в замочную скважину повернул его почасовой стрелке. Войдя в номер и закрыв дверь он включил свет и осмотрелся. Номер как номер. В подобных номерах он уже останавливался. Холл, он же зал с окном. Диван, кресло, журнальный столик, небольшая тумбочка с телефоном, тумба с телевизором в одном углу, небольшой холодильник в другом. Он открыл дверцу холодильника: «Так и есть, не одной бутылки со спиртным. Хотя холодильник работает. – Подумал Адам. – Ну и ладно, все равно не пью». Он закрыл холодильник и прошел в спальню. Окно, двуспальная кровать, прикроватная тумба, кресло. Туалет совместный с душем был рядом со спальней. «И что его так расхваливала администраторша? Ах да, борьба за клиента». Адам поставил сумку на кровать. Пальто и пиджак повесил в шкаф. Ослабив галстук и расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, он подошел к окну и открыл правую раму. Свежий воздух ворвался в спальню, донося звуки бьющихся о подоконник пока еще редких капель воды. На улице пошел дождь. «Во время я приехал.» – Подумал Адам. Он еще немного постоял у окна, вдыхая влажный воздух осеннего ночного Питера.
-Ладно, переодеваться и в душ. – Сказал он вслух и задернул шторы.
Приняв душ и переодевшись в спортивные трико и футболку он сел в кресло, и включил телевизор. Шторы немного двигались в такт играющего с ними ветра. Воздух в номере стал свежее и прохладнее. На телевизоре было настроено шесть каналов, поэтому не найдя ничего интересного он его выключил и небрежно бросил пульт дистанционного управления на стол. Встал с кресла, поежился.
– Смотреть нечего, читать уже неохота. Пойду-ка я спать, а то завтра день тяжелый. – Проговорил он потянувшись.
Он прошел в спальню, закрыл раму и задернул шторы. Адам не любил, чтобы в его окно заглядывали из дома напротив, считая это вторжением в его личное пространство, поэтому всегда задергивал на ночь шторы.
Подойдя к кровати он расстелил постель, поставил будильник на сотовом телефоне на шесть часов утра, положил его на прикроватную тумбочку. В это мгновение он краем глаза заметил, что-то не так. Он осмотрелся. Свет горел везде. Мебель была вроде та же, но… Штора на окне была отодвинута. Адам подошел к окну.
– Что за черт. – Только и смог сказать удивленный Адам. Вместо окна и города с дождем, за окном была черная дыра. Ни оконных рам, ни огней. Просто оконный проем и темнота — безмолвная, бездыханная. Адам быстро прошел к окну в зале. Одернул штору. Вместо окна была каменная стена. Он сразу вспомнил кадр из фильма, когда попавший в наше время царь Иван Грозный испуганно метался в закрытом лифте и говорил «Замуровали, демоны».
– Что за чертовщина. Я вроде еще не уснул. – Вслух подумал Адам.- Или я сплю и мне это сниться? Тогда надо проснуться. Боль. Во сне не чувствуешь боли.
Он начал себя щипать, но выходило не очень больно. «Не то, не то». Он пошел в ванну, включил кран горячей воды, подождал пока сольется и подставил руку. Боль тут же отдалась в мозг и закричав Адам отдернул ошпаренную руку. «Подставить обожженную руку под холодную воду» – промелькнуло в голове. Он закрыл горячий кран и открыл холодный. Подождал несколько секунд, сунул руку под воду и вскрикнул от боли. В кране текла такая же горячая вода.
– Да что же это такое. – Закричал он схватившись за дважды ошпаренную руку и поднял глаза к зеркалу. – Я чувствую боль, значит я не сплю и все это наяву.
Взяв полотенце, висевшее около умывальника, Адам вытер руку и обернулся. На противоположной стене появилась красная с подтеками надпись: «Теперь ты мой. Ты не уйдешь отсюда».
– Да хрен тебе. Я сейчас свалю отсюда и как ты меня остановишь?
Адам кинулся в спальню, начал собирать вещи в сумку. Взял сотовый, проверил связь. Нормальная. «Надо кому-нибудь позвонить и рассказать где я. – Промелькнуло в голове. – Но кому? Время почти десять. Михаилу? Нет, у него маленькие дети и наверняка уже спять. Виктору? Точно, Витька сейчас один дома. Жена с детьми уехала к матери, и он дома один». Одной рукой собирая вещи, другой он набрал номер своего друга. Тональные сигналы пропели свою обычную мелодию.
– Ну давай, давай. – Проговорил Адам. В трубке появился треск и… ничего. Он набрал номер еще раз. Опять треск и тишина. – Дьявол. -Выругался Адам и бросил бесполезный телефон в сумку. – Ладно. Дай только выберусь отсюда. Я Вас за эти шутки по судам затаскаю.
Он взял сумку и ноутбук в одну руку и, как был в спортивных брюках и футболке, подошел к двери, одел пальто, пиджак сунул в сумку, взялся за ручку, повернув ее резко дернул на себя дверь и, сделав шаг вперед, чуть не провалился в пропасть, зияющую за дверью. Инстинктивно бросив сумку с ноутбуком на пол он схватился за косяк двери. Уравновесив через несколько секунд свое тело ( он стоял на одной ноге, вторая висела над бездонной ямой), он, оттолкнувшись руками от косяка и двери, отпрянул назад, сделал несколько шагов и споткнувшись о ботинки, упал на спину. Не успев придти в себя, он почувствовал, что номер начинает крениться в сторону открытой двери. Адам попытался встать, что бы пройти вглубь комнаты, но номер тряхануло. Адам снова упал, а номер продолжил крениться все быстрее и быстрее. Сумка с ноутбуком вылетели за дверь, и полетели в пропасть. Ботинки полетели вслед за сумками. Адама оторвало от пола и с обезумевшими глазами и криком ужаса он полетел вслед за ботинками в открытый проем двери. Но внезапно дверь захлопнулась. Адам, упав на дверь, сильно ударился головой. Комната встала на место и, потеряв сознание, он упал на пол.
Сколько пролежал в таком состоянии он не помнил. Может несколько минут, а может несколько часов. Он открыл глаза и схватился за гудевшую колокольным звоном голову. Медленно приходя в себя он вспоминал, что с ним произошло за последнее время. Он быстро встал, но пульсирующая боль в голове заставила его сесть снова на пол. Адам потрогал лоб, на котором выросла приличная шишка и осмотрелся. Да, точно, это был номер гостиницы. Номер «238». Вместо окна была все та же стена. Вся мебель стояла на своих местах. Свет по прежнему горел. Он медленно подполз к спальне и заглянул в нее. Боль кувалдой ударила по всей голове и застонав он свернулся калачиком обхватив голову руками. Когда боль поутихла он заставил себя заглянуть в спальню еще раз. Так и есть, вид в окне не изменился, все та же пустота, то же черное пространство. Он опять застонал и отполз к стене.
– Так. Надо разобраться, что происходит. Администратор Виктория. Надо ей позвонить. Ах, эти прекрасные ножки. Я ей устрою аттракцион. – Со злостью сказал Адам.
Медленно он встал на ноги и превозмогая пульсирующую боль в голове подошел к телефону. На стене, над телефоном, висела табличка «Администратор – 130». Адам набрал указанный номер. Зуммер, еще, еще, еще. Трубку на другом конце подняли и приятный женский голос сказал:
– Добрый вечер. Гостиница «Лотос». Слушаю Вас.
– Алло! — Прокричал в трубку Адам. – Это говорят из номера двести тридцать восемь. Что тут у Вас происходит? За дверью пропасть. Мою сумку выбросило за дверь. Номер меня не выпускает. Вместо окон дыры со стенами. Что это за хрень тут у Вас.
– Не шумите пожалуйста. – оборвал его голос.- У нас нет двести тридцать восьмого номера. Вы ошиблись.
– Как нет?! – Изумленно прокричал Адам. – Я Адам Мацкявичус. Два дня назад я забронировал номер двести тридцать восемь. Сегодня вечером я въехал в этот номер. Вы меня еще записали в журнал. Посмотрите.
В трубке раздался шелест переворачиваемых страниц. Потом приятный голос произнес:
– Нет. Адам Мацкявичус номер у нас не бронировал и не въезжал сегодня вечером.
– Постойте. Вы Виктория. Администратор гостиницы. Так?
– Да я администратор, но меня зовут Мария.
– А где Виктория?
– У нас нет администраторов по имени Виктория. Наверное, Вы ошиблись гостиницей. – Голос в трубке был все также невозмутим и приветлив.
– Как нет? – Адам уже начал терять терпение. – Вы сегодня вечером меня вписали. Гостиница «Лотос». Я звоню из Вашего номера. Номер двести тридцать восемь.
– Я Вас уверяю, что с я Вас не заселяла, и номера такого у нас нет.
– Слушай меня. Это уже не шутки. – Адам окончательно потерял терпение.- Когда я выберусь отсюда, то…
Но договорить он не успел. В трубке раздался леденящий душу голос, словно из могилы.
– Ты не выберешься отсюда.
У Адама от страха все затряслось внутри.
– Кто это? – Произнес он еле шевеля губами.
– Ты теперь часть меня, часть номера. Ты не выберешься отсюда.
Адам бросил трубку и попятился назад. Ударившись об пол, трубка подскочила и перевернувшись на бок, осталась лежать на полу.
– Ты не выберешься отсюда. Ты не выберешься отсюда. – Повторял голос в трубке.
Пересилив страх, Адам подошел к телефону, схватил трубку и положил ее на рычаг. Он попятился, не спуская с телефона глаз, и почувствовал, что упирается во что то леденяще холодное и в этот самый миг погас свет. Адам ощутил, как холод проникает в него, проходит через него, и выходит из груди.
– Уйди! – Закричал он пятясь назад. – Оставь меня в покое!
Он уперся спиной о стену. Пульсирующая боль отозвалась в висках и усилилась от страха. Адаму стало казаться, что его мозг сжали тисками и он стал не больше грецкого ореха. Он схватил виски руками и сжал голову. Упав на колени, он застонал и повалился на бок.
– Милый. – Услышал он такой знакомый, но такой давно забытый голос.
Глаза Адама привыкли к темноте. Лежа на боку, он взглянул, откуда раздавался голос, и в дверном проеме спальни увидел очертания бледно-прозрачной женской фигуры с распущенными волосами.
– Милый, это я. Почему ты гонишь меня? Обними меня, мне холодно.
– Нет. Это не ты.- Боль придала безразличие голосу Адама.- Ты умерла. Тебя нет.
– Милый. Это я. Мне холодно. Подойди ко мне, обними меня.
Боль немного утихла. Адам смотрел безучастным взглядом, как призрак тянет к нему руки и паря в воздухе начинает медленно приближаться.
– Мне холодно. Почему ты не хочешь обнять меня? Я долго плавала и замерзла.
В памяти Адама всплыло воспоминание, как они с женой поехали отдыхать на черное море. В первый же день она так долго плавала, что Адаму пришлось чуть ли не силой вытаскивать ее из воды.
– Ты как маленькая девочка, – говорил он ей укутывая в махровое полотенце и обнимая,- а если заболеешь? Вон все губы синие.
– А ты меня тогда будешь лечить, – говорила она прижимаясь к Адаму. – Ведь будешь? Правда? – Она подняла на него глаза.
– Конечно буду. Я же люблю тебя.
– Я тоже тебя люблю. – Она потянулась своими губами к его губам. А потом шторм и большие волны. Она любила плавать в шторм. Волны поднимали и опускали ее, а она ныряя в них. Но из одной волны она так и не вынырнула.
Видение исчезло и реальность захлестнула Адама. Он оказался в темном номере с приближающимся призраком. Страх сковал его тело. Каким-то невероятным усилием воли он смог подняться и стал продвигаться вдоль стены к выключателю. Призрак был уже рядом. Адам чувствовал холод, исходивший от протянутых рук. Его глаза расширились от страха. Он закричал и почувствовал, как рука нащупала выключатель. Щелк. Загорелся свет. И все пропало. Призрак исчез.
Адам в страхе стоял у выключателя и не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Дыхание его было учащенным, сердце бешено билось, пытаясь вырваться из груди. Так прошло несколько минут. Боль в голове начала пульсировать с новой силой. У Адама начало возникать новое чувство — чувство обреченности. Начиная осознавать, что номер его не выпустит, он уже не знал жив он или нет. Реальность это все, что с ним происходит, или нет, а если нет, то что это и почему именно он. «Надо взять себя в руки. Нет безвыходных ситуаций. Я что-нибудь придумаю. Дверь. Попробовать еще раз выйти через дверь. Скорее это все воздействие на сознание. Иллюзия. И тогда сумка стоит сейчас за дверью».
Он подошел к входной двери, взялся за ручку и дернул ее. Дверь была закрыта. Он дернул сильнее. Не поддается. Еще сильнее. Не открывается. Сильнее. Сильнее. Сильнее. Он дергал ручку двери еще и еще, пока она не осталась у него в руке.
– Телефон. Позвонить еще раз этой долбанной администраторше.
Адам подошел к телефону. Положил руку на трубку и на глаза ему попалась табличка, с номером телефона администратора «130». Адам отбросил ноль и осталась цифра 13. «Ах вот вы как» – Подумал Адам и в памяти начали возникать цифры. Номер такси, 463. Он сложил получилось 13. Вагон номер 9, место 4. Он сложил, получилось 13. Номер дома гостиницы 58, в сумме тоже 13. И самое главное номер гостиницы «238». И он словно прозрел. У него в руках были знаки, они подсказывали ему, а он их не смог прочитать Все, с самого начала, говорило, что это был путь в никуда. Или это был путь в номер? Номер «238»?
Трясущимися руками он набрал на телефоне номер рецепшина.
– Добрый вечер. Гостиница «Лотос». Слушаю Вас.
– Алло. Это из номера двести тридцать восемь.
– Мужчина,- перебила Мария, – если Вы не перестанете хулиганить, я сообщу в полицию. Я вам еще раз повторяю, у нас нет такого номера, и вон, у вас ребенок плачет. – Послышался щелчок, короткие гудки, потом какое-то чваканье, вяканье и потом опять могильный голос — «ты не выберешься отсюда».
Адам судорожно повесил трубку. «Какой ребенок?» – подумал он. И тут же услышал в ванной детский плач.
Внизу живота что-то сжалось. Волосы на затылке зашевелились. Судорожно передвигая ватными ногами, он медленно пошел к ванной. Шаг, еще шаг. Плач не умолкал. Адам подошел к ванной и осторожно заглянул в нее. Он увидел плачущего ребенка, лежащего прямо на полу. Подойдя к голенькому ребенку, он поднял его и почувствовал, что он трясется не только от плача, но и от холода.
– Милый, – услышал он сзади женский голос, – это наш ребенок.
– Нет. – Затряс он головой не поворачиваясь.
– Мы же хотели иметь детей. Это наш ребенок.
– Нет. – Слезы застлали его глаза, комок встал в горле. – Нет.
– Повернись ко мне.
Он безвольно повернулся и в зеркале увидел отражение своей жены. Рыдания вырвались из горла Адама. Слезы покатились из его глаз. Призрак смотрел на него печальным взглядом.
– Это наш ребенок. Наш не родившийся ребенок.
Адам перевел взгляд на плачущего малыша. Он почувствовал, что его руки замерзли. Холод исходил от ребенка, который стал истерично плакать. «Он же замерз». – Подумал Адам и в ту же минуту увидел как ручки и ножки ребенка стали превращаться в пепел. Малыш захлебывался в плаче, а его тельце превращалось в пепел и рассыпалось у Адама на руках. Так продолжалось до тех пор, пока не подул ветер и не унес остатки пепла с рук Адама, а вместе с ним пропал крик ребенка и стало тихо. Очень тихо.
Адам поднял глаза на зеркало. На него смотрел мужчина похожий на Адама, только старше лет на тридцать. Волосы покрыла седина. Все лицо прорезали мелкие морщины. Он открыл кран с водой и умылся. Вода была холодная и приятная. Он закрыл глаза и зачерпнул еще одну пригоршню воды. Она стала теплее. Адам умыл лицо и в нос ударил запах железа. Он открыл глаза и увидел, что его руки окрашены в красный цвет. Адам посмотрел в зеркало. С лицо стекали красные струйки. Он понюхал руки и отшатнулся. Это была кровь. Адам посмотрел на кран. Вместо воды текла теплая красная кровь. Он судорожно закрыл кран. Вытер руки и лицо полотенцем и не глядя повесил его на вешалку. Полотенце упало на пол. Он пошел в спальню. В голове засела одна мысль: «Выбраться любой ценой». Встав посередине спальни, он окинул номер взглядом. «Окно» — промелькнула мысль. Он подошел к оконному проему, взялся левой рукой за стену и остановился глядя в темноту.
– Нет, я не стану частью тебя. Ты меня не получишь. – Сказал Адам с какой то тупой уверенностью и улыбнулся. – Не на того ты напал. Хотел оставить меня. Хрен тебе. – Он сжал руку в кулак и показал пустоте вытянутый средний палец. Он засмеялся безумным смехом. Он смеялся до тех пор, пока не услышал сзади быстрые шаги. Сначала отдаленные и он не придав этому значения смеялся. Потом шаги становились все отчетливее, все быстрее, все ближе. У Адама по спине пробежали мурашки. Он перестал смеяться. Страх вновь проник в самую суть его сознания. Он резко оглянулся и увидел, будто сам оживший номер толкнул его в пасть окна.

***

Приняв душ, переодевшись в спортивные трико и футболку, Адам сел в кресло и включил телевизор. Шторы немного двигались в такт играющего с ними ветра. Воздух в номере стал свежее и прохладнее. На телевизоре было настроено шесть каналов Он включил четвертый канал, на котором шли криминальные новости.
– Сегодня произошло чрезвычайное происшествие под Санкт-Петербургом.- Сообщал диктор в студии. Над его левым плечом появился маленький экран, в котором Адам увидел лежащего вниз головой человека в черном пальто с нереально запрокинутой за спину левой рукой и в луже крови. – Возле железнодорожных путей был найден труп мужчины. По данным следствия мужчина кончил жизнь самоубийством выпрыгнув из окна купе проходящего поезда. У мужчины были найдены документы на имя АДАМ МАЦКЯВИЧУС.
Телевизор погас и остолбеневший Адам услышал могильный голос из динамика:
– Ты не выберешься отсюда…

Поделиться 
Перейти к верхней панели