Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Тайный агент “Галактического Союза Братьев по Разуму” Ринат Барабуллин шёл по улица города Чашки Свердловской области. Он направлялся на первую встречу со связным. Глаза Рината излучали ровный поток света, изобилие которого пылало густыми жаркими лучами, исходящими от колесницы Феба, но иногда они вспыхивали резко, требовательно, как огоньки блуждающих в тумане фар. Вдруг самым краешком глаза, одним из шестисот глаз, усыпавших его малюсенький нос,  Барабуллин заметил свет исходящий из левого колена своих брюк.  Как раз из того колена, на которое опирался Ринат, когда утром сидел в засаде, охотясь на Бурятского Кучерявого Страуса, себе на лёгкий завтрак. Непорядок! Лишний свет может отпугнуть связного. Тот и так заметно нервничает, засовывает свои сизые щупальца во все окна частного сектора города Чашки Свердловской области. Ищет портал, ведущий в “Галактический Союз Братьев по Разуму”. Население реагирует спокойно. Точнее, не реагирует совсем. Привыкли. Думают, что это городские власти придумали очередную штуку, чтобы выкурить жителей частного сектора, а на месте их домов построить горнолыжный курорт мирового уровня.Так близко к провалу агент Ринат не был никогда. Необходимо остановить свечение. Либо срочно застирать брючину, либо отстрелить всю ногу бластером. Второй вариант показался Барабуллину более надёжным и лёгким в исполнении. За долгие годы своего агентства на планете Земля в городе Чашки Свердловской области Геннадий понял, что чем идиотичнее выглядит поступок, тем спокойнее воспринимают его чашкинцы. Можно даже заработать аплодисменты и народное ликование, волнами накатывающее на просторы города Чашки и окрестностей. Главное, не останавливаться на полпути. Творить, так творить бесшабашно!

Много лет назад, будучи ещё молодым неопытным агентом “Галактического Союза Братьев по Разуму”, Ринат ощутил в себе творческий позыв, переходящий в настойчивое желание создавать прекрасное. Чем ещё кроме творчества заняться молодому талантливому инопланетянину, чтоб его прикрытие было надёжно, как забзилоновое покрытие межпланетного корабля, на котором он прилетел? Вот и стал Ринат Барабуллин рекламщиком. Первый его успех на новом поприще была следующая ненавязчивая история для телевизионного ролика чашкинской компании “Беляши из Конины”:

 

<<Беляши из конины. В самых шикарных городах мира есть беляши. В самых лучших из них есть “Беляши из конины” – ресторан, где эти самые беляши делает при тебе машина, варит их, подаёт. Тебе лишь надо есть. Вкус – лучший в мире! Здания “Беляши из конины” в самых престижных местах, между сто-миллон – звёздочных отелей. И выглядят как эти отели. Солидное старое задание в прекрасном состоянии, ярко подсвеченное неонами Belyashi iz Koniny. Заходишь в этот Рай (так и скажу – Рай), берёшь тарелку (подогретую до нужной температуры), ставишь её в машину и выбираешь, какие беляши, с какой начинкой из конины и соусом, тебе приготовит это чудо чашкинской инженерной мысли. Нажимаешь всякие кнопочки. Машина заурчала, загудела, потом… П-П-п-плюх! И на тарелке твои беляши. Я всегда вздрагиваю, пытаюсь отпрянуть, отскочить, чтобы не обрызгаться. А не нужно! Всё так рассчитано, что мощный плюх никогда не расплёскивается. Точно в центр тарелки. Даже края тарелки чистые, ни капельки соуса на них. Поев, снова бежишь к машине. Хочется ещё понажимать кнопки, хотя уже не голоден. Трудно себя перебороть и остановить. В городе Чашки, когда едешь вечером из аэропорта на машине, въезжаешь в город… И вот оно слева – “Беляши из конины” – манит огнями. Не упусти своё счастье!>>

 

Заплатили за историю мало, но хорошо накормили беляшами. Успех Рината-рекламщика закрепился ещё несколькими удачными проектами. Здесь и фотоальбом-буклет для ресторана “Маленькое Сорренто”:

 

<<На утренней прогулке я иду по середину щиколотки в воде. Когда волна набегает на песок. Когда же она убегает, мои ноги не в воде, ступни тонут в мокром песке. Часто из просторов океана выплывают к берегу молодые талантливые борцы, толкающие перед собой столбы, брёвна, бочки, мачты, ящики всякие, обросшие мидиями. Иногда мне кажется, что эти столбы были взяты из Венецианской лагуны. Они должны показывать судам, где фарватер. По-немецки будет Fahrwasser, а как по-итальянски я точно не знаю, может быть Canale, а может Direzione. Борцы вытаскивают столбы прямо на берег дружно  собирают мидиии. Тренер уже ждёт в трениках, но с банкой сметаны и кастрюлькой спагетти. Кстати, идею спагетти завёз в Европу, вернувшийся из Китая венецианский купец Марко Поло. До этого никаких макаронов, паст у жителей Европы не было. Мне сразу же вспоминаются спагетти с мидиями, что я ел на Сицилии. В небольшом городке Лигата. Кроме это ресторанчика “Маленькое Сорренто” в городе и смотреть-то нечего. Никаких исторических или культурных ценностей в Лигате Вы не обнаружите.  А ресторан “Маленькое Сорренто” оказался очень даже неплохим. Владелец, как и следовало ожидать, родом из Сорренто. Жена его местная лигатская. Встретились они в Германии, где жили и работали (вот Вам и нам пригодился Fahrwasser). По-английски они не разговаривают, а я ни в зуб ногой по-итальянски. Общались по-немецки (слава советскому кинематографу!) и жестами рук, улыбками лица. После пары рюмок граппы, которой я угостил Николло (так зовут хозяина ресторана), он начал угощать меня. Вскоре ресторан закрыли (на спецобслуживание) и продолжили с граппой. Угощали все и всех. На утренней прогулке в Легате, я шёл по середину щиколотки в воде. После ночи дружбы и угощений вода приятно освежала ноги. Голова тоже почувствовала свежесть и больше не болела. Из просторов океана показались плывущие к берегу молодые талантливые борцы, толкающие перед собой столбы, брёвна, бочки, мачты, ящики всякие, обросшие мидиями.>>

 

Следует упомянуть и телесериал-детектив. где ненавязчиво рекламировалось туристское агентство, специализирующееся на турах в Италию:

 

<<Город Чашки Свердловской области известен своими компьютерными специалистами, гениями харда и софта. Одним из них является и наш герой-чашкинец Рифат Донченко. Он и программист и электронщик, изобретатель и … Да-Да-Да! Рифат – фюзеляжник! Он боевой друг Рината Барабуллина, Марата Мустафина и Шоколадкина. Служили вместе, а это многого стоит.

 

Сидит себе Рифат перед двумя (так и хочется написать “двумями”, звучит более музыкально) мониторами, каждый размером с маленькое футбольное поле. Работает. Код свой улучшает. Вдруг Балямблямблям! Всплыло окно Скайпа на одном из экранов. И звук вызова. Настойчивый звук, вызывающий. Чтобы пообщаться не только со звуком, но и с видео. Рифата вызывает на видеобеседу Ринат Барабуллин. Фюзеляжники поддерживают отношения, дружат сквозь годы. Ринат звонит по смартфону откуда-то, но  не из родного его города Чашки, Рифат видит за спиной Барабуллина древнегреческие развалины. Рядом стул, на котором то ли спящий, то ли уснувший навсегда старик с натруженными руками. Он выглядит, как итальянский крестьянин. Никак на чашкинца не похож.

 

Ринат слегка растерян, но держится молодцом. Новость об исчезновении Марата Мустафина ошарашила Рифата, но он тоже выстоял (высидел у компьютерных экранов). Едва компьютерщик и гидравлик закончили обсуждение, что дальше делать, чтобы найти Марата, как в окошке Скайпа Рифат увидел двух карабинеров, арестовывающих Барабуллина. Изображение дёрнулось и потухло.

 

Барабуллин успел передать по Скайпу, что до Шоколадкина в Москву он дозвониться не может, мафия его подставила, подстроив будто-бы убийство будто-бы деда-сицилийца, псевдо-фюзеляжники пропали с глаз долой и стёрли все следы своего существования, Маратом и не пахнет, а найти его надо. Рифат, как настоящий компьютерщик, питается только пивом и картофельными чипсами из ближайшего круглосуточного ларька. Марка пива и бренд чипсов неважны, главное – чтобы из ближайшего ларька. География торжествует, довлеет над всем остальным, приоритеты смещены ровно наоборот. Но в нынешник сложных обстоятельствах, когда свобода, а может и жизнь, товарищей-фюзеляжников висит на волоске, необходимо включить все резервы, даже нетрадиционные. Рифат достал из укромного места (серверной) непочатую бутылку водки Барабуллинка МустаFINNN, ту что на куринном бульоне с домашней, рубленой вручную лапшой.

 

Шоколадкин, как правильный следователь Петровки 38 (не путать с “хороший-плохой следователи”), никогда не общался в социальных сетях. Это ему не положено. Вот он и не общался. А как иначе его найти, если рабочий телефон не отвечает? Потребовалось полбутылки Барабуллинки МустаFINNN чтобы найти хитрый ход. Подробности не расскажу, это не положено. И вот в результате тщательной работы, поиска решения и вообще благодаря своему программистскому таланту, Рифат находит и набирает некоторый телефонный номер, которого нет ни в одном телефонном справочнике мира. Его знают наизусть лишь несколько человек. Кто они? Не скажу. Не положено. На другом конце линии отвечают. Рифат просит ответившего дать ему возможность поговорить с Бергхардтом по поводу его племянника Шоколадкина.  Ещё Рифат сообщает, что он друг Шоколадкина, которого ни он ни другие фюзеляжники иначе найти не могут. В ответ просят подождать. Ещё через пару минут Рифат едет в машине в наручниках с мешком на голове и кляпом во рту. Похоже, везут недалеко, но надёжно. Куда везут и зачем я вам не скажу, не положено.

 

Разобрались с Рифатом быстро, как будто он уже давно привлёк внимание спецслужб, а его телефонных звонок лишь был последней песчинкой бархана. Ещё часов через пять уставшего от приключений Рифата обнял Шоколадкин. Тот помог снять мешок с головы, наручники и наножники, вынул кляп. Встреча друзей-фюзеляжников состоялась. Светило яркое сицилианское солнце, освещающее оливковые поля, голубое море вдалеке между скал. Бутылка-другая свежекого холодненького пива Мессина (которое варят с 1923 года в городке с таким же названием).

 

Мессина – третий по величине город на острове Сицилия. Город был почти полностью разрушен во время землетрясения и цунами утром 28 декабря 1908 года. Тогда погибло около 60 тысяч жителей. Пострадали даже могильные камни. Несокрушенными остались только два здания: тюрьма и психиатрическая больница. По счастью, в гавани города находились корабли русского флота, моряки которого спасли тысячи итальянских жизней. Практическая эскадра Балтфлота зимовала и проводила учебные стрельбы на Сицилии, откуда и первой пришла в порт Мессины после получения известия о бедствии. В июне 2012 года был торжественно открыт памятник в честь русских моряков, оказавших помощь горожанам, пострадавшим от землетрясения 1908 года. В 1909 году город был отстроен, но пострадал снова в 1943 году от американских бомбардировок, приведших к гибели тысяч людей.

 

За пару первых часов их встречи Шоколадкин показал Рифату и тюрьму и психиатрическая больницу. Нужно было срочно вытаскивать Рината Барабуллина из этой тюрьмы. В москве было решено сначала под благовидным предлогом перевести Барабуллина  в психиатрическая больницу, а уж затем по верёвочной лестнице вывести фюзеляжника на крышу. Оттуда он должен был бы лететь в фюзеляже вертолёта домой на родину.

 

Рифат предложил свой план. Шоколадкин согласился. В случае неудачи Москва была бы сильно недовольна. В случае же успеха Барабуллин вместе с друзьями вполне официально оставался не в бегах, а на свободе. Именно в таком статусе, а не подпольщиком, он нужен был фюзеляжникам для поисков Марата.

 

Рифат взломал сервер полицейского управление Месины и поменял во всех документах, касающихся ареста Барабуллина две буквы на одну букву. С помощью редактора замены он везде заменил ЛЛ на Л. В документах полиции Барабуллин стал Барабулиным. Через пару часов местный адвокат Серджио Сидоретти, официально нанятый российским консулом, предъявил сицилийской полиции требование освободить Барабуллина на основании того простого факта, что разыскиваемый ими преступник носит другую, более короткую фамилию, Барабулин. Проверка книжки зачётов ГТО подтвердила, что Ринат имеет две буквы ЛЛ в своей фамилии. Рината выпустили, извинились, долго трясли руку, обнимали, пели народные сицилийские песни.

 

Теперь снова надо было заняться поисками пропавшего Марата. Следы его присутствия на Сицилии то появлялись, то пропадали то в Таормине, то в Чефалу (это другие два города солнечного мафиозного острова).

 

Здесь я прерываю рассказ о сицилианской части поисков Марата Мустафина и сразу же перескакиваю в Ламбардию. “Почему?” – спрОсите Вы. “Да потому!” – отвечу я. Я не успел описать Вам стрельбу из натовского автоматического оружия на веранде отеля “Вилла Грета” в Таормине. Оттуда открывается прекрасный вид на вулкан Этна и Таорминскую бухту, забитую под завязку супер-яхтами милиардеров всех мастей. Не было возможности рассказать о восхождении на гору Ла Рока в Чефалу и бессонную ночь у стен Храма Дианы. И было это сделано не из простых альпинистских желаний фюзеляжников, а чтобы оторваться от преследователей – тех двух псевдо-фюзеляжников сицилийцев, прикидывающихся женевцами. Не смог описать Вам чудесную дорогу-серпантин, карабкающуюся  в город Рагуза с его зданиями в стиле барокко. И наконец, я никак не успеваю посвятить Вас в тайну Шоколадкина, которого чуть не соблазнила на трисом пара из Швеции (на вид – самые обычные муж и жена) в небольшом ресторане в городке Терразини.

 

Я попытаюсь сделать все эти описания позже. Сейчас никак не могу. Моя жена требует, чтобы я писал о Ломбардии. А с женой я никогда не спорю, поэтому всё ещё жив и женат на ней. Поэтому перепрыгиваем в Милан на Центральный железнодорожный вокзал.

 

Центральный железнодорожный вокзал Милана (итал. Milano Centrale; Координаты: 45°29;10; с. ш. 9°12;13; в. д.) является одним из крупнейших вокзалов Европы. Вокзал выполнен в стиле Арт-деко, хотя и не выдержан в нём целиком.

 

Вокзал был торжественно открыт в 1931 году и заменил собой старый вокзал (1864 года постройки), который уже не справлялся в возросшим пассажиропотоком в связи с открытием туннеля Sempione в 1906 г. За реконструкцию вокзала принялся архитектор Ulisse Stacchini, который взял за образец «Union Station» в Вашингтоне. Строительство происходило довольно медленно из-за разразившегося в Италии экономического кризиса после Первой мировой войны. Так приход к власти Бенито Муссолини кардинально поменял облик вокзала, сам проект, изначально довольно простой, становился всё более и более сложным и запутанным. В планы нового премьер-министра входило сделать вокзал таким образом, чтобы он представлял мощь и силу фашистского режима.

 

Основным изменением стало строительство стального купола по проекту Альберта Фава. Купол имеет 341 метр в длину, а его площадь равняется 66.500 кв.м. Сам фасад вокзала имеет длину 200 метров и высоту 72 метра. Вокзал имеет 24 платформы. Примерный пассажиропоток в день составляет около 330.000 человек.

 

Кое-кто из моих читателей, кто сам своими глазами, ноздрями, губами, лёгкими и желудком изведал сладкий пьянящий вкус Ломбардии, попрекнёт меня, что я проскочил Милан и уткнулся в его вокзал. Я не поместил своих героев где-то рядом с великим модельером Джорджио Армани (род. 11 июля 1934 года в Пьяченце, Италия. После школы Джорджио поступил на медицинский факультет университета в Болонье, однако после двух лет учёбы он передумал становиться врачом),  не провёл их в беломраморный Дуомо, расположенный на главной городской площади рядом с королевским дворцом, и замок Сфорца, который, возможно, послужил образцом для ломбардских зодчих, возводивших в конце XV века стены Московского Кремля. Так не были они – мои уважаемые фюзеляжники – в Милане. Убедившись, что Марата Мустафина на Сицилии больше нет (и не будет, судя по найденным в порту Катания трупам двух псевдо-фюзеляжников),  а его следы ведут в континентальную Италию, Шоколадкин, Ринат и Рифат бросились туда. Сначала на пароме от Массены в Неаполь, затем – в Милан, который играл роль пункта пересадки, не центра мирового фасона или финансов. От Милано Централе их путь сразу же лежал в городок Бергамо, известного советскому телезрителю по комедии “Слуга Двух Господ” с Костей Райкиным в роли Трюфальдино:

 

– А я смогу

– А он такой

– А я упрямый

– Он такой

– Я Труффальдино из Бергамо, я такой.

– Он Труффальдино из Бергамо.

 

В Бергамо нашим фюзеляжникам лучше всего было ехать из Милана на поезде от Милано Централе. Поэтому и грустит 81-летний Джорджио Армани в своём шикарном центре моды и фасона. Поэтому и пусты залы Дуоме, если не считать полтысячи туристов из Японии, двух русскоговорящих австралийцев и комиссара Баничелли сицилийской полиции, который хотел перехватить фюзеляжников в Милане, улизнувших прямо из под его носа в порту Массена. Ничего страшного. Он навестит свою тётушку, живущую в Милане, что тоже хорошее дело.

 

К сожалению, комиссар Баничелли оказался плохим племянником, очень плохим. Выйдя из поезда на станции Бергамо, трое российских фюзеляжников были неприятно удивлены направленным на них пистолетом Беретта. Мы все знаем, что Beretta 93R — итальянский автоматический пистолет, разработанный компанией Beretta на основе самозарядного пистолета Beretta 92 в 1970-х годах для правоохранительных органов и военных. Так вот именно этим пистолетом встретил в Бергамо фюзеляжников плохой племянник комиссар Баничелли. В головах фюзеляжников одновременно пролетело крылатая фраза  “Финита ля комедия”. Всем нам, с детства привыкшим к этой фразе, было бы полезно узнать, что правильно будет произносить её как ” La commedia е finita “. Именно этими словами заканчиваются опера “Паяцы” композитора Леонковалло.

 

Так вот стоят у выхода со станции Бергамо Шоколадкин, Ринат Барабуллин и Рифат Донченко. Стоят они под дулом Беретты. И так им тоскливо и обидно стало, что Барабуллин вдруг заговорил по-итальянски: “Мама мио, комиссарио Баничелли! Уно моменто, пер фаворе! Фюзеляжники – Си! Бандито – Но!” И так выразительно показал на себя и своих спутников. Комиссар выкурил сигарету, выпил малюсенькую чашку кофе эспрессо, выпил побольше рюмку граппы, выпил неплохой полулитровый стакан пива Мессина, выпил три-четыре бутылки кьянти, заев пастой маринарой и ризотто фунги порчини,  и произнёс следующее (так и не опуская Беретты, продолжая целиться в троих друзей и не снимая пальца с курка) [фразу комиссара приводим полностью и по-русски, Барабуллин всё легко понял и перевёл]: “Мужики! О чём базар? Я сам – сицилийский фюзеляжник. Отслужил на секретной базе итальянских ВэВэЭс и рад нашему такому неожиданному знакомству в этом прекрасном городе Ломбардии.  Баста обижаться пер фаворе на доблестную сицилианскую полицию! Приглашаю вас всех отужинать со мной в ближайшей таверне с хорошей кухней!”

 

От него же русские фюзеляжники узнали, что настоящие швейцарские фюзеляжники, которых подменили в аэропорту Палермо, были найдены живыми и здоровыми в ближайшей к аэропорту таверне. Протрезвев через пару-тройку дней, они всё рассказали комиссару о важной миссии российских фюзеляжников, поэтому он и не стрелял. Хотя пострелять из Беретты любят все.>>

 

После успеха первого телесериал последовал второй (тактично рекламирующий мужские плащи из особо прочной ткани):

 

<< Кабинет начальника Убойного Отдела города Чашки неуютен, словно так и надо. Постучали в дверь, приоткрыли, говорят: “У нас трупешник новый появился, Макарыч! Но странный какой-то, может посмотрите одним глазком? А?” Нет, начальника Убойщиков не зовут Макарыч. Макарыч – это причина смерти, убитый получил пулю (или несколько пуль) из пистолета Макарова. Однажды в лесополосе Нашли трупешник, назвали Лукич, из спортивного лука застрелили. Весной по свежим протокам и запахам часто привозят Лопатиных или Кувалдиных. За многие годы работы сначал простым Убойщиком, а потом Главным Убойщиком накопилась целая коллекция кодовых имён трупов: Саблин, Подлёдкина, Бензон-Пилов, Наповалов-Охотничий-Дроббин, Табуреткин Младщий и Табуреткин Старший, Гнилов-Непонятный и Железнодорожная-Переездячина. Был ещё самоубийца Дубровский.

 

Начальник пошёл посмотреть на Макарыча, взяв с собой свой Макаров. Вы скажете, зачем? Там лишь по коридору, налево и вниз, и в морг? Раза три спасала Главного Убойщика эта дурная привычка таскать с собой Пушку всегда и везде. Да и бить в морду этой железякой со всей дури любому, кто неожиданно появился рядом с тобой. Все сотрудники-Убойщики знали про быструю реакцию своего руководителя и никогда не появлялись перед ним резко и без внятного предупреждения. Так и сегодня постучали в дверь, приоткрыли, объяснили причину визита.

 

Макарыч был необычный , правильно, что позвали на консультацию. Одежда его необычна. Особенно плащ. Кроме плаща на Макарыче ничего нет, даже носков. Русский человек без носков? Такого не бывает. Таких плащевых тканей Главный Убойщик никогда не видел. На ощупь как синтетика, жёсткая, трудно гнётся, блестит словно металлическая, словно новенький пистолет Макарова. “Он что, Шпионыч?” – спросил Начальник и получил ответ: “Рожа наша русская, не похож на Шпионыча. Есть этикетка на плаще, Шпионыч бы срезал.” Этикетка тоже была странная:

 

ООО Танкисты гор,

г. Чашки

Материал: Графен

Артикул … (Такой-то)

Не гладить утюгом,

Не выжимать в машине,

Ручная стирка в тёплой мыльной воде

 

“Графен-Карфаген!” – недовольно проворчал Главный Убойщик, подводя итоги. Любил он загнуть что-нибудь этакое из школьного учебника истории. Мало кто из его Убойщиков знал-помнил что-либо про Древний Мир, но уважали они такое знание у других. А нет их, итогов. Всё неясно. Нобелевку за такое знание не дадут. Стоп! “Графен, Нобелевка, наши два физика. Как их фамилии?” – теперь начальник знал, что делать и в какую сторону искать.

 

Пару дней помучился Главный Убойщик над разгадкой дела Макарыча, но понял, что его знания о Древнем Карфагене никак не помогают. Нужно было искать помощи специалистов по Графену. А где таких взять в городе Чашки? Это вам не Стокгольм с его Нобелевкой. Решил позвонить старому другу и просто умному сыскарю Шоколадкину на Петровку 38 в Москве. Тот выслушал вопрос о Графене и выдал два ответа, один за другим, как выстрелы из двустволки. Первый ответ был “Верною дорогой идёте, товарищи! Правильно сделали, что ко мне обратились, я смогу вам помочь!” Второй ответ несколько озадачил начальника Убойного Отдела “Это не разговор по мобиле. Перезвони по защищённой линии. Ну, ты знаешь, “красная вертушка” у вашего Самого Главного. Позвони прямо сейчас, а лучше через полчаса, я буду ждать у нашего Самого Главного у его “красной вертушки”. Дело важное, надо начальство ставить в известность”

 

Через полчаса разговор был более предметный. [Я изменил некоторые детали и имена, хотя гриф секретности сняли с Графена ещё при Ельцине.]

 

Шоколадкин сообщил всем Главным (все трое и Чашкинские и Московский слушали, присутствовали при разговоре):

 

У вас в Чашках живут двое бывших фюзеляжников (я с ними вместе служил) Ринат Барабуллин и Марат Мустафин. По специальности они гидравлики, но занимаются вне работы, в основном, изготовлением и поеданием беляшей с кониной и игрой на соковыжималке. Но это не важно. Главное, что во время нашей службы в фюзеляжных войсках их двоих прикомандировали к обслуживанию фюзеляжа нашего первого советского и первого в мире Штурмовика остронаправленного гидравлического удара Витязь-1. Сейчас он этом можно говорить, тема давно открыта, но проект закрыт. Недавно был даже документальный фильм на НТВ. Американцы и китайцы не смогли повторить наш успех, а мы растеряли квалифицированные кадры. Кто умер, кто спился, кто заделался бизнесменом и производит палёную водку. Одна тётка – мелкий техник-чертёжница в Конструкторском Бюро, она и не знала-то ничего, ей не поручали, сидела дура-дурой у стены и пила чай весь день. Она вышла замуж за Американца, уехала с ним в США, родила ему шесть детей, бросила здесь и мужа и мачеху. Сама она дочь профессора, но мозгов мало. Так наши пасли её в Америке и убедились, что утечки нет и не было.

 

Одно плохо… Или хорошо – не нам решать. Северные корейцы недавно заявили, что построили свой Витязь-1 и скоро вдарят им по Америке, но сначала по Японии. Как обычно, они врут, наверное – не нам решать.

 

Так вот, фюзеляж Витязя-1 был целиком свелан из Графена.

 

Самый Главный на Петровке 38 перебил Шоколадкина:

 

Отставить нести чушь! Графен только недавно обнародовали на Нобелевке. Наши учёные, временно в командировке на Западе. И там только опытные образцы под микроскопом на изоленте показали.

 

Шоколадкин вежливо поправил:

 

Графен для фюзеляжа Витязя-1 сделали ещё в 80-х годах на Южном Урале. Хватило бы на сто самолётов. Но программу закрыли. Согласно договору ПРО-2. Так и лежит Графен в рулонах где-то на складе. Только два микроскопических кусочка, приклеенные изолентой на брюхо, вывезли на Запад эти два будущих Нобельщика – так раскрыло НТВ. Много лет они боялись говорить о Графене, так как не могли самостоятельно повторить успех советских учёных. Энтэвешники считают, что предъявленные мировому научному сообществу пластинки Графена – это просто аккуратно расшиплённые те два ворованных кусочка.

 

Подвожу итоги. Ринат Барабуллин и Марат Мустафин работали с Графеном, освоили этот новый материал, знают его сильные и слабые стороны. Лучше консультантов и не найти. Да и проверить надо это таинственное ООО Танкисты гор, может у них доступ к бывшим секретным складам.

 

Так и порешили Главные.

 

После окончания телефонного разговора по “красной вертушке”, её снова отодвинули на край переговорного стола и перевели в режим ожидания. Лампочка РЕЖ ОЖ зажглась. Лампочка РЕЖ РАЗГ (режим разговорный) потухла. Самый Главный по Петровке 38 зычно осадил Шоколадкина, который дёрнулся было линять в свой кабинет или в столовку: “А Вас, гражданин Шоколадкин, я попрошу остаться”. Когда Самый Главный шутит, последствия бывают обычно очень плачевные. Лучше бы он не упражнялся со своим чувством юмора.

 

“Откуда Вы, Шоколадкин, знаете так много о славной авиационной истории советского Графена? Откуда Вы вообще это знаете? Ваши друзья финтифлюшники (или как там?) выдали Вам военную тайну? Придётся их и Вас наказать!” – Самый Главный уже не шутил. Минута-другая и Шоколадкина отведут туда, куда надо отвести.

 

Шоколадкин объяснил. что никогда никому ни под каким видом Ринат и Марат ничего не говорили о Графене. Именно для поверки этого возможного канала утечки информации Шоколадкин был в своё время командирован в ГДР в славный город Карл-Маркс-Штадт, куда он не прибыл. Не был он там никогда. Падение Берлинской Стены сыграло роль операции прикрытия. Конечно, это было простое совпадение, но, возможно, падению Стены помогли и из-за задания Шоколадкина. Более поздние по времени полёты Шоколадкина с друзьями в фюзеляжах в Женеву и другие города Европы принесли дополнительную уверенность, что Ринат и Марат – наши, и им можно будет в будущем доверять в разумных пределах. На нынешнем этапе это всё, что Шоколадкин имеет право доложить Самому Главному по Петровке 38.

 

По лицу Самого Главного было видно, что ему не понравилось такое развитие событий и особенно уверенная речь Шоколадкина.>>

Было ещё много взлётов и падений на тернистом творческом пути Рината Барабуллина. Все бы вспомнить и обдумать. Но времени на это нет. Тайный агент “Галактического Союза Братьев по Разуму” Ринат Барабуллин потянулся к бластеру, чтобы отстрелить себе ногу, что ярко светилась, словно она – вывеска ресторана “Беляши из Конины”.

Поделиться 

Публикации на тему

Перейти к верхней панели