Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Буглак Т.-Случай в Районе Торжеств-16

Произведение поступило в редакцию журнала “Уральский следопыт” .   Работа получила предварительную оценку редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго  и выложена в блок “в отдел фантастики АЭЛИТА” с рецензией.  По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия

—————————————————————————————–

– Как он мог?!! Скотина, подлец, нищеброд!!!

В Зале Торжеств бушевал скандал. Взволнованные родные и гости, кто искренне, а многие лицемерно, пытались успокоить невесту. Она, вся в белом и воздушном, с красным от ярости лицом, распалялась всё больше. Причина была проста – в последний момент жених посчитал, что новая модель «облачного дома» на одного человека стоит намного меньше, чем стандартная семейная, и просто не явился на собственную свадьбу. Нет, он как честный человек, не исчез бесследно, а перезвонил, предложив оплатить неустойку, и даже сохранить прежние отношения, но только без официальных обязательств и связанных с ними трат.

– Доченька, успокойся, – мать пыталась утихомирить свою «принцессу». – Ну что здесь такого страшного? Небольшая неприятность, и всё.

– Неприятность?!! Да я ведь всем о свадьбе сказала, а теперь что? У Ленки «дом в облаках» новейшей модели и статья в «Прекраснейших парах месяца»! Сорок тысяч фанаток! У Катьки гоночное «счастье», фотки со свадебного путешествия во всех журналах напечатали! А я хуже всех, да?! Ни дома, ни поездки, ничего – сиди, как дура, никому неизвестная.

– Доченька, ну подумай сама, так даже лучше. Свадьба застрахована, «облачный дом» пока не выкуплен, деньги за него нам вернут. Ты сможешь в кругосветное путешествие поехать, твои фотографии и видео по всем новостям пройдут. Мы тебе самого лучшего писателя тур-поездок найдём.

– Да-а? А ехать одной, что ли? – начала успокаиваться неудачливая невеста.

– Ну почему одной? Женя – мальчик хороший, модный. И вы ведь не поссорились, а просто не поженились. Вы вместе – такая красивая пара, – всё настойчивее убеждали родные.

Вскоре зал опустел. Клэр вздохнула и стала медленно спускаться по когда-то парадной, а сейчас порядком запущенной лестнице. Над головой пронеслись несколько аэромобилей – родные и знакомые разлетались на своих «счастьях» по домам, а вот ей предстояло добираться до дома пешком. Впрочем, это обычная практика – заказчик не любит, чтобы непрезентабельные, или наоборот, слишком уж роскошные машины «свидетелей счастья» перегораживали вход гостям. Так что сюда её привезли родители невесты, уточняя по дороге последние вопросы предстоящей работы. Она же сидела, кивая и поддакивая в нужный момент, и разглядывая проплывавший внизу пейзаж: кипенно-белые, розоватые и золотистые крыши заводов, от которых плавно и торжественно отплывали то большие, то маленькие «облачные дома» разных моделей, стремительно взлетали новые гоночные «счастья» и «удачи», лебедями проплывали свадебные и семейные ладьи для путешествий. В этом «Районе Торжеств» она ещё ни разу не была, и теперь сравнивала его с новыми «Районами», где обычно работала, радуясь, что бывший друг так вовремя подкинул ей хороших заказчиков, планировавших заключить долговременный договор на несколько празднеств. Если всё пойдёт хорошо, то можно и пальто на зиму купить, а то старое уже протёрлось.

Теперь же она ругала себя за доверчивость, ведь ещё когда жених отказался прийти на собеседование, можно было предугадать, что свадьба расстроится.

– И где теперь брать лайки? – спрашивала себя Клэр, выходя по парадной лестнице на улицу и обходя рабочих, распаковывавших контейнер с «домом в облаках» эконом-класса. Вскоре он вылетит из упаковки и будет ждать у верхней площадки своих новых хозяев, какую-нибудь небогатую пару, отмечающую сейчас свадьбу или рождение первенца. В глянцевые журналы они, конечно, не попадут, но в местных «Счастливых новостях» станут темой дня.

Настроение у Клэр было подстать погоде, такое же серое и безнадёжное. Денег нет, заказов в ближайшее время не предвидится, хороший, розовато-терракотового цвета парадный костюм отсырел под сыпящей с неба мокретью, а пока она доберётся до остановки, и одежда, и обувь будут полностью испорчены грязью, что заполнила всю улицу, вернее – проезд для заводских машин.

– Интересно, как раньше люди обходились без рейтингов и фотоотчётов? – размышляла Клэр. Стремление людей быть известными и модными росло исподволь. Когда-то на свадьбах были профессиональные фотографы, чьи работы выкладывались на страничках молодожёнов и набирали какие-то рейтинги. Постепенно индустрия развивалась, и однажды пересеклась с фоторепортажами глянцевых журналов и рекламой новых моделей домов и машин. С тех пор жизнь людей изменялась всё сильнее. Все значительные события сопровождались фото и видеосъёмкой, статьями журналистов, рейтингами в газетах, журналах и инете. Чем больше был рейтинг события, тем быстрее росли продажи товаров, использовавшихся на нём. Индустрия «Создания счастья» развивалась. «Дворцы торжеств» появлялись повсюду, окружённые заводами, на которых производили «дома в облаках» и аэромобили моделей «счастье» и «удача», издательствами, публиковавшими репортажи с семейных праздников и путешествий. Когда-то все стремились быть похожими на «звёзд» кино и эстрады, теперь же образцами для подражания стали наиболее удачливые участники свадеб и юбилеев. Платья, причёски, праздничные блюда выкладывались в Интернет и копировались тысячами и десятками тысяч, «облачные дома» сотен типовых модификаций – от эконом-класса до сверхэлитных, штамповались, как пирожки. Все меряли свои успехи по лайкам, заработанным фотографиями и репортажами… Хотя далеко не каждая «звезда» догонит по популярности какую-нибудь кошку с рейтингами в миллионы посещений. Но с той стороной «рейтинговой» индустрии девушка не сталкивалась, хватало своих забот.

Задумавшись, Клэр спустилась с лестницы и, не обращая внимания на дождевую пыль, пошла по дороге, но вскоре очнулась, попав в лужу. Девушка огляделась, пытаясь сообразить, в какой стороне остановка, и невольно усмехнулась. Если сверху «Район Торжеств» выглядел прекрасным облаком, то с земли открывался совсем другой вид. Громады обшарпанных цехов сжимали улицу, превращая её в мрачное ущелье, по которому периодически проезжали промышленные мусоровозы, вывозя бракованные или ненужные фрагменты «облачных домов» и ладей для путешествий. Ошмётки и обломки устилали дорогу, расползаясь под ногами в скользкую кашу, в некоторых местах достигавшую щиколоток. Небо, и без того серое и низкое из-за дождя, казалось ещё мрачнее от низко натянутых проводов и маскировочных сеток, представлявшихся пролетавшим сверху прекрасными облаками. Контраст этих двух видов был для Клэр скорее забавным – летящий в «счастье» человек и не подозревает, в какой грязи делается его будущий «дом в облаках» или ладья «дольче вита».

Вот такую «сладкую жизнь» и вытаскивали сейчас из верхних ворот соседнего цеха. Бракованная ладья грузно плюхнулась в мусоровоз, куски обшивки, напоминающие пломбир в вафельных корочках, засыпали дорогу. Клэр поморщилась – даже очень качественная «дольче вита» её раздражала, будучи не просто сладкой, а неимоверно приторной, хотя именно такую модель сейчас вдруг захотели иметь все молодожёны, забыв даже о «медвяных снах», столь популярных несколько лет подряд. Мода на съедобные ладьи для свадебных кортежей ширилась, донимая Клэр, вынужденную по работе часто пробовать эти торты-переростки. Теперь же такая вот сладкая мерзость окончательно испортила ей настроение, потому что пришлось перебираться через кучу ошмётков, стараясь не попасть под машину – тротуаров здесь не было. Удача и на этот раз отвернулась от неё – расквашенные куски ладьи поплыли под ногой, и Клэр упала на колени, вконец испачкав костюм.

– Осторожнее надо быть, дамочка, – раздался насмешливо-презрительный голос. Клэр обернулась. На противоположной стороне дороги стояли несколько рабочих в старых заляпанных комбинезонах и явно потешались над ней. Клэр прикусила губу, чтобы не разреветься. Она привыкла к тому, что для заказчиков была просто статистом, заполнявшим пустое место, впрочем, и они для неё значили не больше. Но слышать насмешки от рабочих, таких же людей, как и она, было больно.

Впрочем, рабочие не собирались издеваться над ней, потому что смех прекратился, и несколько человек попытались перейти дорогу, но были вынуждены остановиться, пропуская мусоровоз. Но кто-то справа успел проскочить перед машиной и оттолкнуть Клэр из-под колёс.

– Вы в порядке? – Мужчина помог ей встать на твёрдом пятачке дороги. Подбежавшие люди накинулись на Клэр с упрёками:

– Чего вы попёрлись сюда?! Захотели острых ощущений?!

– Мне надо на остановку, а другой дороги я не нашла.

Поднявший её человек всмотрелся в лицо девушки и, улыбнувшись, протянул руку:

– Я вас провожу, мне тоже в ту сторону.

Остальные рабочие ушли в цех, а Клэр с добровольным провожатым медленно шли по грязной колее.

– Как вы вообще здесь оказались?

– Должна была быть статистом на свадьбе, но она расстроилась…

– И вас никто не подвёз?

– Нет, у всех свои дела. – Клэр присматривалась к новому знакомому. Высокий темноволосый мужчина, уже давно не юноша, но моложавый и с живыми тёмными глазами. Одежда на нём приличная, видно, что следит за собой, но небогат – такие костюмы были в моде лет десять назад.

– А вы здесь работаете? – осмелилась она задать вопрос.

– Да, можно и так сказать. Вон то здание, – он кивнул на небольшой цех, – было моей фирмой. Хотел делать индивидуальные дома, но… Оказалось, что счастье теперь всё типовое: «Столько-то процентов моды, столько-то – уюта, столько-то – стиля, всё смешать и распределить по формам, выпускать партиями не менее тысячи штук».

Мужчина усмехнулся:

– Так что никому сейчас не нужны дома для отдельного человека. Легче собрать его из фабричных модулей, выбрать по типовому каталогу. Вот я и прогорел. Теперь продаю цех, будут там «дольче виты» делать.

– А вы?

– Подумаю… Наверное, буду частными заказами для местных рабочих зарабатывать. Простите, забыл представиться. Патри́к.

– Клэр. – Она протянула ему ладонь, ощутив осторожное пожатие сильной руки. – У вас редкое имя…

– Да, моя мать увлекалась старинными фильмами и назвала меня в честь любимого актёра. А кем работаете вы? Статистом?

– Я писатель.

– Ого, – раздалось сзади. Их нагоняли переодевшиеся в чистое и спешащие к проходной рабочие. – Так у нас здесь настоящий писатель? И что вы пишете – рассказы, повести, любовные романы?

– Ни то, ни другое, ни третье. Я работаю писателем на торжествах. Разве вы о таком не слышали?

– Нет, – покачал головой идущий рядом пожилой рабочий. Патрик с сочувствием посмотрел на Клэр, но не перебивал. А она объясняла:

– Каждому человеку хочется похвастаться своим счастьем. Вот и приглашают на торжества таких «свидетелей», обычно любителей, готовых за угощение рассказывать потом о празднике, ну или безотказных интеллигентных друзей, желательно – не очень удачливых. Я же даже любителем не была. Училась на литературоведа, специализировалась по литературным сказкам. Так получилось, что приятельницы стали звать меня на торжества, потому что я ничего не требовала, и не завидовала. Зависть вообще часто мешает «свидетелям». Ну а я не завистлива, и умею хорошо писать. Вот мне и подкинули идею стать профессиональным «свидетелем счастья». Теперь меня приглашают на всякие семейные праздники, обычно на свадьбы и дни рождения. Потом я на страничке пригласивших публикую свои впечатления. Часто удаётся и в небольших глянцевых журналах издаваться. На это и живу.

– Поэтому и здесь оказались? Но вас что – не отвезли обратно?

– Да не было никакого торжества, сорвалось. Никому не нужны свидетели неудач.

– Значит, мало получаете?

– Мне хватает, но особо не роскошествую. Лайков семьсот в месяц выходит.

– Лайков?

– Да. Разве вы не знаете, что это такое?

– Нет.

Клэр смутилась. Она знала, что есть ещё не охваченные глобальной рекламно-глянцевой индустрией люди, но никогда прежде с ними не сталкивалась. Вроде, они за деньги работают, но об этом её клиенты если и говорили, то с брезгливым лицом и очень тихо. Кому нужны рабочие? Настоящие люди творят красоту, они дизайнеры, стилисты, модельеры. А рабочие – это что-то вроде крестьян и уборщиков, кому они в наше просвещённое время нужны? Клэр такие взгляды не разделяла, но, родившись в семье мелкого экономиста и продавщицы в магазине одежды, общалась или с коллегами родителей, или с людьми из «приличного общества». Теперь же ей пришлось объяснять самые обычные вещи.

– В мире всё оценивается в лайках. Это… Ну вроде единицы популярности. У меня примерно семьсот лайков в месяц, я могу на них приобрести что-то нужное. И отдать свои лайки магазину и производителю. Но мои лайки не очень ценные, они учитываются только в местных рейтингах. А вот у знаменитых людей… Один лайк певца с рейтингом в сто тысяч равняется почти ста пятидесяти моим. Потому что на его отзывы ориентируется много людей. И если он оставит свой лайк магазину, то в него пойдёт больше покупателей, а значит, повысятся рейтинги и у магазина.

Пожилой рабочий недоумённо покачал головой, и вдруг, побледнев, схватился за грудь и стал оседать на землю. Товарищи успели подхватить его, и даже посадить на лавочку у проходной. Клэр испуганно смотрела, потом сообразила, что происходит, и набрала номер «скорой».

– Служба помощи «Лайкни на здоровье» слушает, – раздался мелодичный голос. – Чем могу помочь?

Клэр стала быстро и сбивчиво объяснять, но диспетчер прервала её:

– Промзона? У проходной? Я посмотрю, что можно сделать, – в динамике послышался шелест набираемого на клавиатуре текста, заглушённый чьим-то восторженным голосом: «Ой, девочки, это сам Майки звонит. Он в прямом эфире, ушиб ногу. Просит, чтобы приехала бригада. Кто у нас самый красивый? Посылайте скорее! Майки и прямой эфир – это же сразу десятки тысяч лайков!»

Клэр попыталась вспомнить, кто же такой этот Майки? Кажется, звезда реалити-шоу. Кто-то ей говорил, что он в эфире на спор голышом ходил, потом дамы ему чуть не миллион лайков за красивое тело подарили.

В динамике снова раздался голос диспетчера, теперь уже не такой приветливый:

– У нас нет работающих в промзонах бригад, медицинское обслуживание начинается с рейтинга в тридцать лайков, а у вас там хорошо, если десять дадут. Обращайтесь к участковому. Ну или в центр города подъедьте, только оденьтесь поприличнее. – И динамик отключился.

Пока Клэр звонила, рабочий немного пришёл в себя и даже улыбнулся:

– Ну что, не дают мне лайков? Ну и ладно, я ж ведь не собака, чтобы лаять. Сейчас вот до дому доеду, там жена быстро на ноги поставит. Хорошая она у меня. Да и сосед раньше врачом работал, в поликлинике, пока не сократили. Говорят – внешность и возраст не соответствуют. Но врач он от бога. Так что не переживай. – Грузно встав, мужчина медленно пошёл к остановке автобуса. Клэр же осталась стоять, ошеломлённая разговором с диспетчером. Патрик дотронулся до её руки:

– Идёмте, а то уже темнеет. Скоро последний автобус пойдёт.

– Там ведь, наверное, деньги нужны, а у меня нет… – спохватилась девушка.

– Ничего, у меня есть. Давайте я вас провожу. – Патрик протянул ей ладонь и, помедлив, предложил:

– У вас ведь сейчас работы нет? Как вы отнесётесь к такому предложению: в местной школе нужен учитель литературы. И воспитатель на продлёнку, со знанием сказок. – Он светло улыбнулся.

Клэр посмотрела на старенький автобус, затянутую грязью дорогу и серое дождливое небо. И опёрлась на руку Патрика:

– Почему бы и нет? Могу и клуб вести по выходным. Мне такая работа всегда нравилась. Только без лайков, хорошо?

– Хорошо, – засмеялся Патрик.

На дороге сидел грязный и дрожащий щенок. Он очень боялся крыс, даже сейчас безнаказанно шнырявших по улице. И ещё боялся людей, которые то пинанут, то камнем кинут. Усталый и голодный, он не мог собраться с силами и убежать от этих страшных громадин, заметивших его. К нему потянулись две руки – мужская и женская. И столкнулись над головёнкой щенка.

– Как его назовём?

– Пусть будет Джеком.

В просвете туч на мгновенье вспыхнул яркий луч солнца.

____________________________________________

Рассказ в жанре научной фантастики, объём 15 525 знаков (0,4 а. л.). Рассказ был выложен на странице автора http://samlib.ru/editors/b/buglak_t/04sluchayvrayonetorjestv.shtml

________________________________________________________________________________

каждое произведение после оценки
редактора раздела фантастики АЭЛИТА Бориса Долинго 
выложено в блок в отдел фантастики АЭЛИТА с рецензией.

По заявке автора текст произведения будет удален, но останется название, имя автора и рецензия.
Текст также удаляется после публикации со ссылкой на произведение в журнале

Поделиться 

Комментарии

  1. Снова случай, когда автор не верно позиционирует жанр произведения – на НФ данный рассказ не тянет, поскольку его уровень фант.допущения явно «юморо-сатирический». Вообще «фантастичности» в иде не много – ну в чём тут фантастика? Цитата: «…С тех пор жизнь людей изменялась всё сильнее. Все значительные события сопровождались фото и видеосъёмкой, статьями журналистов, рейтингами в газетах, журналах и инете. Чем больше был рейтинг события, тем быстрее росли продажи товаров, использовавшихся на нём…» – что тут фантастичного? И чем событие в виде свадьбы какого-то обывателя является «значительным»? Крайне неубедительно. Или: «… Когда-то все стремились быть похожими на «звёзд» кино и эстрады, теперь же образцами для подражания стали наиболее удачливые участники свадеб и юбилеев…» – ОК, ну пусть меня убедят, чем «удачливый участник свадьбы и юбилея», если только он не кинозвезда и т.п., а простой обыватель может стать образоцм для подражания? Чтобы под него начали выпускать специальные товары? Да ничем! А как может быть такое, что рабочий, рабюотающий в системе «лайко-индустрии и слыхом не слыхитвал про то, что такое «лайки» (хотя кому-то в лайках даже зарплату платя!)
    В общем, и чисто «социально-экономически» даже для юморо-сатирического рассказа система обрисована неубедительно. Нет, замысел сюжета в какой-то мере понятен: показать, куда гипертрофировано развилась нынешняя система «лайков» в соцсетях. Но сделано это крайне невразумительно. Автор явно недодумала свой замысел, не довела его до уровня «достоверной убедительности» не то что уровня НФ-произведения, но даже для «юморно-сатирического».

Публикации на тему

Перейти к верхней панели