Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

«Уральский следопыт» 1995. № 1

В черниговской монастырской церкви Успения, что на Болдиной горе, шла торжественная обедня – поминали св. Феодосия, когда трапезница с кушаньями вдруг дрогнула, накренилась, упала чаша, стоявшая с краю, пол под ногами гостей и монахов задрожал, и великое смятение произошло под сводами. Испуганные голоса молящихся, торопливое коленопреклонение, толчея…

Только Феодулия не тронулась с места, не прервала молитву, обращенную к Пресвятой Богородице, а, напротив, посветлела ликом. Происшедшее она восприняла как чудо, явившееся ей в ответ на мольбу к Богородице сохранить ее в девстве, уберечь от замужества, ибо Христовой невестой решила остаться до скончания века. Даже голос услышала Феодулия, к ней обращенный, не заглушаемый возгласами и топотом ног. «Повинуйся, – прозвучало под сводами, – и скверна не коснется тела твоего…».

Дрожание тверди земной в мае 1230 года, наиболее ощутимое на юге, гигантской колесницей прокатилось по всей Руси. Феодулия могла только изумляться, что к ее тайне оказался приобщенным весь православный мир.

С того дня она уже не хмурилась отцу и не перечила матери, когда они заводили речь об обручении. Со светлым ликом приняла перстень, доставленный от князя, коего сосватали ей родители. А летом собрали невесту в дальний путь, и длинная свадебная кавалькада понесла ее от родных мест к жениху в северный город Суздаль.

«Повинуйся, – звучал в ней голос Пресвятой Девы, – и скверна не коснется тела твоего».

Феодулия была первой и долгожданной дочерью черниговского князя Михаила, внука того самого долгожителя Святослава, с которым Рюрик неприязненно делил киевский стол. И родилась она не в Чернигове, а в Киеве же в 1212 году, когда там короткое время княжил ее дед – Всеволод Святославович по прозванию Чермный. В киевском Печерском монастыре, в храме Пречистой Богородицы, приняла она святое крещение и получила имя Феодулии, что в переводе с греческого означает «раба Божья».

Михаил, князь просвященный и добродетельный, как отзывается о нем предание, сам, сколько позволял досуг, наставлял дочь грамоте, но в основном доверил ее попечению близкого ему боярина Феодора. Тот выделялся не только беззаветной преданностью князю, но и греческой ученостью.

В первоначальном «Житии» нашей героини, причисленной позднее к лику святых, находим уже и вовсе удивительные сведения: «А еще и не во Афинах учися блаженная, но афинейски премудрости изучи: философию же и риторию и всю грамматикию, числа и кругов обхождение и вся премудрости».

Чтобы написать такое о русской женщине XIII-го века три столетия спустя, а именно в пору царения Ивана Грозного, надо было чем-то достоверным располагать, а главное –набраться мужества, чтобы столь выгодно противопоставить княжескую дочь домонгольской поры современной автору теремной затворнице. Житийные страницы прямо перечисляют ученых мужей, книги которых, якобы, «познала» Феодулия: попов Вергилия и Гомера, философов Аристотеля и Платона, медиков Галена и Эскулапа.

Мнение о высокой образованности всей семьи Михаила Всеволодовича подтверждается и сведениями о другой его дочери – Марии, супруге ростовского князя Василька Константиновича. Современные историки считают, что эта княгиня была прямо причастна к составлению русского летописного свода той поры, когда Ростов на какое-то время стал духовным центром Руси. Академик Д.С.Лихачев эту часть свода так и называет -«летописанием Марьи». Оно буквально пронизано эмоциональным «культом» двух князей: ее мужа Василька Константиновича и отца – Михаила Всеволодовича, погибших мученической смертью от рук монгольских пришельцев. О Марье-летописице есть небольшой, но емкий очерк в книге Светланы Кайдаш «Сила слабых» (М.,1989).

Поделиться 
Перейти к верхней панели