Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Древнерусский Белгород не имеет ничего общего с нынешним областным центром, коего в ту пору еще не было и в помине. Летописный Белгород стоял чуть юго-западнее Киева, где сейчас находится село Белгородка. Ничего здесь не осталось от старины, кроме могучих валов, обозначивших прежние крепостные стены города Верхуславы.

Любопытную реконструкцию Белгорода дал в своей книге «По следам Добрыни» А.М.Членов. По его версии это была земельная столица древлянского князя Святослава Владимировича. Город и закладывался в 880-м как стольный, сразу после вокняжения Владимира в Киеве, и зачинателем Белгорода был, якобы, Добрыня, сын древлянского князя Мала. Мощью крепостей и размахом своим город древлянский изначально соперничал с Киевом и совсем не случайно стал позднее столицей соправителей княжества. Стоял здесь монументальный собор, не оставивший однако следов. Зато найдены остатки глубоких колодцев – не тех ли, из которых, по легенде, черпали кисель печенеги? (Однажды, по легенде этой, осажденные белгородцы решили обмануть печенегов. Из последних запасов сварили кисель, вылили его в два-три колодца и пригласили вражеских послов убедиться, что сама природа помогает осажденным, и что измором их не взять.)

Не одну осаду выдержали эти стены. Знали княжеские усобицы, видели дикую сцену ослепления Василька Ростиславовича, князя теребовльского; были, говорят, свидетелями появления на свет первого летописного свода.

В таком-то вот городе, мнящем себя столицей, предстояло Верхуславе стать из девочки женой, потом женщиной, потом матерью.

Вообще сказать, и не только город силился дотянуться до близкого Киева, но и всем его князьям-обитателям не давал покоя стол великокняжеский, ныне надежно оседланный Святославом. Тесть Верхуславы – Рюрик – спал и видел себя первым князем киевским. О том же начинал помышлять и муж – Ростислав. О том толковали и обитательницы женской половины детинца. Поверила мало-помалу в их честолюбивые мечты и Верхуслава. С этими помыслами и взрослела юная жена, по-детски радуясь мужниным удачам.

А молодому Рюриковичу явно фартило. История как-то замолчала тот факт, что именно Ростиславу и его дружине удалось загладить нелепую оплошность Игоря новгород-северского. Весной 1191 года молодой, но вовсе не безрассудный князь, взяв под свое начало дружину Черных Клобуков*, хладнокровно разгромил рать половецкую на реке Ивле. Не пришлось Верхуславе, подобно кузине ее Ярославне, плакать на городской стене, предчувствуя неудачу на Каяле. Напротив, радостно прыгала и хлопала в ладоши одиннадцатилетняя княгиня, когда принесли ей весть о победе Ростислава. А потом в тереме кинулась к мужу на шею и целовала еще не горячими детскими губами.

————————————————–

*Черные Клобуки – тюркское племенное образование, сложившееся к середине ХII века между Степью и Русью как буферное из торков, берендеев, печенегов и ставшее вассалом Руси. Черные Клобуки помогали русским князьям обороняться от половцев. Постепенно эти степняки-союзники слились со славянами и стали составной частью будущей украинской нации. (См. И.В.Можейко. 1185 год. М.,1980. С.283).

 

Через два с лишним года Ростислав еще раз предпочел защите от половцев нападение на них. Та же половецкая река Ивля стала свидетельницей новой и еще более добычливой его победы. Летописец услужливо пересчитывает взятых им в полон мужей, коней, колодников, скот и челядь.

И удачливому князю, и, чего греха таить, юной княгине захотелось похвастаться этой победой перед родственниками. Супруги совершают триумфальную поездку. Сначала к Рюрику в Овруч, потом к дяде Ростиславову в Смоленск. Везут богатые «сайгаты» (подарки).

Поделиться 

Перейти к верхней панели