Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Бояре галичские жили в вечной тревоге: семейные неурядицы князя соблазняли близких венгров, поляков и супротивную Волынь на легкую добычу. Война то и дело стояла на пороге Галича, и бояре виноватили в том «ведьму» Настасью, княжеву наложницу.

Однажды они взбунтовались, расправились с любимцами князя, Настасью пожгли на костре, сына ее Олега, ехидно именуемого «Настасьевичем», заточили в поруб *. А с униженного князя вытребовали клятву, что будет впредь с боярами считаться и не станет за сию расправу мстить. В этом беспримерном бунте богатого приграничного Галича княгиня Ольга была боярским знаменем.

_______________________________

* Яма со срубом, куда сажали провинившихся.

 

. Семейная распря потрясла все удельное княжество. Бунт грозил Ярославу потерей княжения, и он пошел с женой и боярами на мировую. Однако мир недолго длился. Снова начались у князя раздоры. Но на этот раз Осмомысл пустил в ход дипломатию и восстановил против боярской партии всех князей-соседей. Когда неуступчивая княгиня опять покинула Галич и явилась к брату во Владимир, Всеволод отказал сестре в помощи. Отчаявшись, Ольга ушла в стены монастыря и в самый год рождения Верхуславы там скончалась.

В женском тереме детинца ее вспоминать не любили, а вот Верхуслава с затаенным любопытством и симпатией ловила даже мимолетные слова о строптивой тетке из Галича. Ее супротивность была княжне по нраву.

С юга бесшумно летели дымы опять какого-то далекого пожара. Что-то горело за синеющим на горизонте лесом. Говорят, там, в многих десятках поприщ ** от Владимира, обретается ясская земля – родина матери ее Марии. Еще там живет горячий и своенравный народ – грузины.

___________________________

** В церковном обиходе поприще – путевая мера, суточный переход.

 

Так вот у тех грузин случилось небывалое: править народом была поставлена женщина, молодая, едва ли не двадцатилетняя царица Тамара. Отец ее, царь Георгий, в самый пик своего владычества решился короновать дочь, и феодалы, окружавшие трон, не посмели ему перечить.

Но мало еще того. По княжескому двору во Владимире пошли слухи, что объявился в Грузии с половецкой дружиной князь Юрий Андреевич, Всеволодов племянник, неудачливый наследник владимирского стола. Всеволод лишил его удела,  и он покинул Русь. Долго ничего не слышали о нем, думали, что сгинул. И этот-то князь-неудачник объявился ни много, ни мало мужем грузинской царицы! Мария считает, что «позаботилась» о том тетка Тамары – царевна Русудан. Та самая Русудан, коей довелось побывать великой княгиней на Руси Киевской: незадолго до кончины своей тогдашний князь Изяслав Мстиславович взял ее в жены. Замужество длилось каких-нибудь три-четыре месяца, князь умер, а Русудан вернулась на родину, но русского духа, видать, хлебнула.

Мария к выбору царицы Тамары относилась холодно. И не только потому, что пал он на князя-изгнанника, как бы в пику великому князю владимирскому, а потому еще, что на руку Тамары с большим основанием претендовал дальний  родственник Марии осетинский царевич Давид Сослан.

У Верхуславы так у той глазенки загорались, когда слышала она в женских покоях рассказы о  событиях в горной стране.

Недолго будет Тамара женой русского князя-кондотьера. Опершись на меч его и дружину, утвердится она на троне и отринет Юрия, как выпитый бокал, и протянет руку свою осетину Давиду, и будет четверть века самодержавно править Грузией. И станут поэты, вслед за первым и талантливейшим из них – Шота Руставели*, слагать ей величавые оды.

___________________________

*Существует мнение, что в поэме Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре» князь Юрий Андреевич стал прототипом  Нурадин-Придона, царя страны Мульгазанзар, который вместе с арабским воеводой Автандилом помог герою вновь обрести его любовь – Нестан-Дареджан (использован текст поэмы в переводе Ш.Нуцубидзе).

Поделиться 

Перейти к верхней панели