Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

«Уральский следопыт». 1996. № 3-6.

Когда отсылал Симеон Евпраксию к отцу, похоже, была у него уже на примете другая невеста. Однако третья хозяйка в великокняжеском тереме – случай прескандальный. Русь православная держалась двубрачия, и разрешение на третью жену надобно было испрашивать у самого константинопольского владыки. Но Симеон закусил удила. Не ему же, право, одному были потребны сыновья-наследники, а и столу московско-владимирскому.

Кое-как уладив с митрополитом, заверив его, что без спроса под венец не пойдет, Симеон уже нетерпеливо наряжал сватов – именитых бояр Андрея Кобылу и Алексея Босоволкова.

И куда же, интересно знать, направили свои стопы третьи сватовья великокняжеские? А направили в Тверь – в дом самых заклятых врагов Москвы. Ибо третий выбор Симеона пал на княжну Марью Александровну, внучку тверского великого князя Михаила, через Москву и принявшего мученическую смерть в Орде.

Это была самая отчаянная и самая гениальная выходка Симеона – последняя попытка обзавестись потомством, но при этом помирить уже под сильной рукой Москвы два изначально враждующих великокняжеских дома.

Тоскливо жила-была Тверь в пору Симеонова княжения. Которами* заурядного удела. А уж в тереме вдовствующей княгини Анастасии было и того тоскливее. Младший сын ее Михаил безвылазно жил в Новгороде, другой – Всеволод – обретался в Холме, своей отчине, в Твери бывал наездами. И Анастасия с дочерьми Марией и Ульяной коротали дни втроем, в постельных своих хоромах. Одно радовало: по-доброму смотрели тверичи на вдову своего несчастного великого князя Александра, и дочерей его баловали  — в дни ангела дарам и сладостям не было числа.

*Котора – сора, смута.

Поделиться 
Перейти к верхней панели