Ежемесячный журнал путешествий по Уралу, приключений, истории, краеведения и научной фантастики. Издается с 1935 года.

Но дело у него не выгорело. Ополчения на основе веры католической собрать не удалось. Юго-западная Русь осталась православной, мало того, город Владимир Волын­ский, похоже, стал на какое-то время ревностным наса­дителем и утвердителем православия в юго-западной Руси и на соседних литовских землях. Он словно бы из­винялся за опрометчивую хитрость великого Даниила.

Ревность и усердие несомненно шли от княжеской четы — Владимира и Ольги волынских. Не на войны и усобицы расходовали они дань, собираемую с удельных крестьян — смердов, закупов, рядовичей, а — на возве­дение городов и храмов, на оснащение их духовными ат­рибутами.

Не свои только церкви обихаживал князь Владимир. Летопись сообщает, что в перемышльский собор послал он Евангелие, окованное серебром и украшенное жем­чугом. Такое же Евангелие в черниговский послал, а также Спаса с финифтью. В храм волости Луцкой — бра­та своего Мстислава — дал крест большой серебряный, позолоченный, с честным древом.

Князь Владимир явно покровительствовал христиан­ству на южной Руси и хотел, чтобы его удельный град стал центром церковного благочиния.

То и дело мелькает в летописных строках: «сам списа», «сам скова». То есть умелые руки волынского кня­зя, «князя Иванушки», согревали теплом любви, мирного семейного очага каждый от них исходящий предмет цер­ковного обихода.

Находим и о том известие, что сама Ольга Волынская переписала для себя Кормчую.

Не желая попадаться на глаза ханским наместникам, Владимир не засиживался подолгу в своем стольном городе, а, не расставаясь с женой и дочерью, постоянно менял места обитания. Так появились в облюбованных ими местечках сначала крепостцы, а потом и города с красноречивыми названиям — Любомль, Рай. Явно, что не для брани назначались сии крепостцы. Это были сво­его рода места уединения княжеской семьи, приноров­ленные для жизни нешумной и несуетной.

«Хотелось бы мне поехать в Любомль, — говорил князь Ольге (по словам летописца), — потому что погань эта (пришельцы) сильно мне опротивела; я человек боль­ной, нельзя мне с ними толковать, пусть вместо меня ос­тается здесь епископ Марк». И княжеские лубом обши­тые болховни (лубом обшитые сани) в очередной раз покидали Владимир Во­лынский.

Ставились крепостцы, селился рядом сторожевой от­ряд. Детинец возникал. Строили себе терема дружинники, бояре близкого князю круга. А дружину кормить-поить надо — дворский с челядью селился. Мастера-строители себе хоромы ладили. Поднималась церковь При ней — причт. Мастерские камнесечцев, древоделов, богомазов, же­лезных дел мастеров. Купчишки уже заглядывали…

Примерно так и ставился Любомль. Похоже, и князь никакой работы не боялся, а перевязав лентой Волосы,

 

брался то за топор, то за пилу. И в Любомле была у него мастерская, где ладились медные, серебряные, золотые сосуды и оклады, кресты и кадила, а также изделия из эмали. Ну и, конечно же, первое внимание храму — ка­менной церкви св. Георгия. Ей князь жертвовал с осо­бой щедростью.

Иконы дал он храму кованые, сосуды серебряные, платцы аксамитные, шитые золотом и жемчугами, индитью золотом же шитую всю, а другую из бельчатой паволоки. Евангелие, окованное золотом, с дорогими ка­меньями и жемчугом, деисус (три иконы — Спасителя, Богоматери и Предтечи) на Евангелии скован из золота, цаты (подвески у икон) большие с финифтью. Другое Евангелие волочено оловиром (т.е. покрыто пурпурной тканью). Два кадила дал — одно серебряное, другое мед­ное. Икона храмовая — св. Георгия — написана была на золоте. На икону ту положил князь гривну золотую с жемчугами.

Каменец, Любомль, Рай… Города с такими вот име­нами возникли на карте Волынского княжества усерди­ем князя Владимира. И едва ли можно усомниться, что возводились они и его любовью.

Уразумев к себе милость божию, повествует лето­писец, Владимир в 1276 году начал искать место, где бы поставить новый город-крепость на границе с Лит­вой, и нашел таковое за Берестием (Брестом) на берегу реки Лосны. Заложил город, названный Каменцем*, по­тому что почва под ним была каменистая. Башню ка­менную возвел в нем с зубчатым верхом, высотою в 17 саженей — значит больше 36 метров! И поставил цер­ковь Благовещения. Золотыми иконами украсил ее. Сосуды служебные сковал для нее из серебра. Еванге­лие серебром же окованное преподнес, Апостол… Сбор­ник отца своего — Василька Романовича, усердно в мас­терской переписанный, церкви подарил. И крест воз-двизальный. (Деревянный крест, употребляемый при священнодействии).

———————————————————————-

*Ныне Каменец — только поселок городского типа в Брестской области Белоруссии, районный центр. Но выстояла, дожила до нас с вами владимирова башня, воз­веденная величием любящей души русского князя. Ныне в башне «Белая Вежа» — памятнике архитектуры XIII века — разместился филиал Брестского краеведческо­го музея. А в 23 км от Каменца находится знаменитый музей природы «Беловежская пуща». Будете в тех краях, поклонитесь княгине Ольге волынской.

Поделиться 

Перейти к верхней панели